Статьи

Газета № 7691, 26.07.2018
Лучшая российская бегунья на 800 м Екатерина ЗАВЬЯЛОВА – о возвращении из допинговой дисквалификации, разводе и судебных тяжбах.

Еще под фамилией Поистогова Екатерина сотворила одну из главных сенсаций лондонской Олимпиады-2012. Тогда всего в 21 год она умудрилась с личным рекордом завоевать бронзовую награду на 800-метровке, уступив только двум весьма неоднозначным бегуньям – соотечественнице Марии Савиновой и южноафриканке Кастер Семеня. Савинова теперь дисквалифицирована, Семеня со следующего сезона сможет выступать в женских соревнованиях только после курса гормональной терапии.

Правда, Завьялова впоследствии тоже проблем не избежала. Она стала одним из главных персонажей, кого сбежавшая заграницу информатор Юлия Степанова снимала скрытой камерой. Аудиозапись их разговора, где Екатерина якобы признается в применении запрещенных препаратов, после долгих судебных разбирательств привела к двумя годам дисквалификации. Таким образом, Завьялова оказалась единственной спортсменкой, кого по факту "убили" именно Степановы – никаких других улик против нее не существовало.

Победой стал разве что тот факт, что лондонскую бронзу Завьяловой сохранили. И теперь она возвращается на дорожку спустя три года, с новой фамилией и другим тренером, но прежним титулом призера Игр за плечами.

"ИНОГДА ДУМАЛА, ЧТО СМЫСЛА БЕГАТЬ БОЛЬШЕ НЕТ"

– Вы выиграли 800 метров на недавнем чемпионате России в Казани с приличным результатом 2.00,80. Можно сказать, что возвращение удалось?

– Чемпионат России сложился для меня максимально удачно. Даже не ожидала, что в финале все будет настолько хорошо: с самого старта сумела занять удобную позицию, побежала в нужном темпе, и на финишной прямой уже не сомневалась, что буду первой. Подготовка из-за травм была скомканной, нужных тренировок я сделать не сумела. Поэтому победа, да еще и с лучшим результатом в сезоне – это приятная неожиданность.

– Откуда у вас травмы, если вы почти три года не выступали?

Я же все равно тренировалась во время дисквалификации, пусть и не в таком ритме, как раньше. Этой я зимой я хотела выступить на чемпионате России в помещениях, так как дисквалификация как раз закончилась. Поехала осенью на сбор в Кисловодск, но там у меня настолько сильно заболела стопа, что три месяца я вообще не могла бегать. То есть зимний сезон пришлось пропустить полностью, в марте я начала готовиться к лету, но стопа не давала толком ускоряться, больно было даже надевать шиповки. Только к маю эту травму удалось залечить, но тут же, в июне, получила микронадрыв ахилла.

– Это невезение, или просто организм оказался не готов к серьезным нагрузкам?

– Я сама виновата, что не щадила себя и не обращала внимания на признаки усталости. Очень хотела вернуться уже зимой и показать серьезный результат. Но практика показала, что нужно все-таки внимательней относиться к своему организму.

– Я правильно понимаю, что сомнений, стоит ли возвращаться на дорожку после дисквалификации, у вас изначально не было?

Срок тянулся очень долго, и мысли посещали самые разные. Были моменты апатии, когда я думала, что смысла больше бегать нет. Особенно в те моменты, когда судебные заседания постоянно переносились и я даже не знала, когда мне снова разрешат выступать. Месяц я тренировалась, потом опускала руки и бросала, потом снова начинала... Было очень тяжело, потому что тренер находился в другом городе и я была вообще одна. Заставляла себя бегать в парке, хоть как-то двигаться.

– На момент дисквалификации вы работали с Владимиром Казариным, который сейчас тоже отстранен. Сейчас вас тренирует Матвей Телятников. Как удалось восстановить отношения с прежним наставником, от которого вы в свое время ушли как раз к Казарину?

На момент дисквалификации я уже вернулась к Матвею Марковичу. Спасибо Казарину за работу, но я поняла, что его методика не совсем мне подходит. Я виновата перед Телятниковым и знаю, что в свое время поступила неправильно. Но еще когда уходила, Матвей Маркович сказал: "Кать, если надумаешь вернуться, я буду ждать". Спортивная жизнь очень короткая, и в ней надо использовать все шансы. Я получила определенный опыт, убедилась, что методика Телятникова подходит мне идеально. И в психологическом плане нам очень комфортно работать. Это лучший тренер лично для меня, но к сожалению, чтобы это понять, мне пришлось сначала допустить ошибку.

"НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ ВИНОВНОЙ В ДОПИНГЕ"

– Почему в России настолько упали результаты в женском беге на 800 м?

– Я так не думаю. Например, в прошлом году Александра Гуляева выиграла чемпионат страны с отличным результатом 1.58,35. Сейчас я пробежала не так быстро, но и сам финал был тактическим, мы не рвались с первых метров. Скорее тут можно говорить о том, что сейчас просто меньше людей занимаются нашим видом. Некоторые теряют мотивацию и завершают карьеру.

– Вы собираетесь обращаться за разрешением международной федерации, чтобы получить право выступать на зарубежных соревнованиях в нейтральном статусе?

– Да, я отправила заявку еще в декабре, но ответа до сих пор нет. В любом случае, надеюсь, что в следующем году ситуация с нашей федерацией в целом разрешится. Ну или, даже если придется пропустить еще один чемпионат мира, хотя бы к Олимпиаде-2020 в Токио все будет нормально. Мне сейчас главное набрать былую форму, вспомнить все ощущения в беге. А потом уже думать о международных соревнованиях.

– Почему после расставания с бывшим мужем Степаном Поистоговым вы решили сменить и фамилию тоже?

Завьялова – это моя родная фамилия, я под ней начинала бегать, начинала выигрывать в юношеском и в юниорском возрасте. Просто захотелось вернуться к ней.

– Все перипетии с дисквалификацией как раз наложились для вас на семейные проблемы...

Конечно, в тот период было тяжело. Я очень старалась отвлекаться, занялась самообразованием. Закончила профессиональные курсы фотографов и попробовала себя в этой сфере. Параллельно ходила на тренерские семинары, узнала много нового и полезного. Все это помогало не думать о своих проблемах.

– Финансово наверняка тоже было непросто?

Я уже не получала зарплаты и не могла ничего зарабатывать в спорте. Слава богу, оставались кое-какие сбережения, и их хватило, чтобы прожить эти годы. Возвращать призовые в ИААФ мне тоже было не нужно.

– Насколько для вас было важным сохранить бронзовую олимпийскую награду?

Мне было важно в целом ответить на все обвинения. Я не считаю себя виновной в допинге, и получить дисквалификацию на два года на основании столь косвенных доказательств – это несправедливо. Та запись, за которую меня отстранили, очень плохого качества, до сих пор даже в официальных расшифровках там остается много неясностей. И даже если где-то прозвучало название определенного препарата, это вовсе не означает, что я его употребляла. К сожалению, суд посчитал по-другому.

– Вы общались с вашей бывшей соперницей и автором той самой записи Юлией Степановой?

Она давала показания по "Скайпу" во время заседания в Спортивном арбитражном суде. Мы с адвокатом задали ей несколько вопросов, она ответила. Дальше общаться с ней нет никакого желания.

– Какие цели вы сейчас глобально перед собой ставите?

Бегать и реализоваться в спорте. Когда выигрывала медаль в Лондоне, я была еще совсем молодой и неопытной. Сейчас мне уже 27 лет, у меня совершенно другая психология. Я гораздо осмысленней отношусь к тренировкам, лучше ориентируюсь в тактике по ходу бега. Это должно привести к настоящим результатам.

Газета № 7691, 26.07.2018
Перейти к комментариям
3
Загрузка...
Новости по теме