Фонбет
/ Чемпионат Европы
Газета № 7452, 22.09.2017
Через день после возвращения мужской сборной России из Стамбула, где наши баскетболисты заняли четвертое место на чемпионате Европы, гостями "СЭ" стали президент Российской федерации баскетбола Андрей Кириленко и главный тренер национальной команды Сергей Базаревич. В обстоятельном разговоре они подвели итоги турнира, оценили последствия конфликта Алексея Шведа и Андрея Воронцевича и рассказали о ненормативной лексике в тайм-аутах.

– Кто-нибудь из вас верил, что наша сборная способна дойти на Евробаскете до полуфинала?

Андрей Кириленко: – Я говорил об этом еще и год назад, когда мы только собирали команду. Глядя на имена игроков из нашего состава, понимал, что они претендуют на многое, ведь у них очень серьезный опыт. Ребята из ЦСКА играли в "Финалах четырех" Евролиги, Тимофей Мозгов выступает в НБА. Нам не хватало только слаженности – нужно было создать из хороших игроков коллектив. Самое сложное – сделать так, чтобы они захотели стать не просто командой, а чего-то достичь вместе.

Помню наше первое собрание, когда команда только начала тренироваться. Мой посыл был таков: если кто-то не хочет быть здесь – пожалуйста, не надо. Нет никакой обязаловки. Если у кого-то есть нерешенные вопросы, с ними надо разобраться, а потом уже приезжать в команду. И, мне кажется, это сыграло определенную роль. Ребят объединила более высокая идея, чем просто играть в баскетбол. Это и стало импульсом, который подталкивал нас эти два года.

Мы приняли решение играть дома – выступили в Перми и Краснодаре. Баскетболисты почувствовали, что эта сборная действительно нужна стране, что за нее болеют. Что есть не только критика, а что людям интересно следить за ними. А уже после первой-второй игры на Евробаскете ребята поверили в свои силы. Поверили, что при правильном настрое, при разборе соперника, при правильной атмосфере мы сможем обыгрывать сильные команды. Что есть шанс в каждом матче. И вот результат.

РАЗОЧАРОВАНЫ, ЧТО НЕ СТАЛИ ЧЕМПИОНАМИ

– Сергей Валерьянович, на что была настроена команда в начале турнира и как менялись амбиции по Евробаскету?

Сергей Базаревич: – У меня амбиции не менялись. Я с Андреем согласен практически во всем. Чемпионат Европы – самое сильное соревнование в календаре ФИБА. Этот турнир при такой конкуренции гораздо сложнее выиграть, чем чемпионат мира или Олимпиаду. Моими фаворитами были Испания, Франция, Сербия и Литва, у которых в последние годы выросли отличные поколения. У остальных – и у нас в том числе – должен быть правильный подход и удача. И поэтому игрокам я рисовал перспективы вплоть до чемпионства. Надо ставить максимальные цели, но идти к ним пошагово.

– Присутствует ли некое разочарование оттого, что не сумели выиграть Евробаскет?

Базаревич: – Да, присутствует.

– Вы перед турниром хотели, чтобы каждый игрок хотел что-то сделать для страны. Получилось?

Базаревич: – Знаете, это довольно пафосно звучит. Наверное, у каждого своя идентификация страны. Это очень абстрактно: "Вот, мы за родину играем".

Кириленко: – Раньше играли "за Родину, за Сталина". Кто-то, может, играет за свою маму или за свою семью.

Базаревич: – У каждого, наверное, есть свое, личное, определение родины. Думаю, каждый из игроков понимал, что у него есть болельщики. Пусть их было мало на трибунах, но они приехали, были в форме сборной. А дома их становилось больше с каждым матчем. По мере того, как мы двигались по турниру, рос интерес. Ребята это ощущали и понимали, что играют не только друг для друга.

ВИДМАР ВЫГЛЯДЕЛ КАК НАСТОЯЩИЙ ЗВЕРЬ

– Словенцы тоже не входили в число фаворитов чемпионата. За счет чего им удалась выиграть все матчи на турнире?

Кириленко: – В сборной Словении сложилась правильная атмосфера и на многих позициях оказалась масса хороших ролевых игроков. Кто, например, слышал до Евробаскета о Видмаре? Но этот человек нашел свое место в команде и лично для меня стал открытием турнира. Как он сыграл "пятого номера", по росту даже не дотягивая до этой позиции! Он был лидером словенцев наравне с Дончичем и Драгичем.

Но сюрприз преподнесли не одни словенцы. На Евробаскете мы вообще не увидели откровенно слабых команд. Даже Бельгия, которая была у нас в группе и с которой мы сыграем в отборе к чемпионату мира, оказалась в полном в порядке. Мы живем стереотипами десятилетней давности, когда ту же Бельгию или Финляндию никто не замечал. Но эти команды сделали огромный шаг вперед, у них есть исполнители, способные решить исход игры. И если ты не воспринимаешь их серьезно, будешь наказан.

Базаревич: – Вообще почти любая команда могла дойти до самого конца и выиграть Евробаскет. Словения отлично играла, у них замечательный тренер.

Кириленко: – А вот вспомните матч Словении с Латвией. Все могло сложиться иначе, и латвийцы могли пройти тот же путь, что и Словения! Это такая же талантливая команда.

Базаревич: – Без удачи ничего не выиграть. Матч Словения – Латвия был одним из лучших на чемпионате. Видмар выглядел на площадке как настоящий зверь. Плюс Дончич феноменально сыграл для 18-летнего парня. Вспомните символическую пятерку чемпионата. В ней же четыре защитника! Вот вам и тенденция. Хотя по позициям так играть не будешь.

ГОРЖУСЬ, ЧТО МЫ В КОМАНДЕ ГОВОРИМ ПО-РУССКИ

– Вы довольны тем, как игроки воплощали на площадке ваши идеи?

Базаревич: – В целом доволен. Хотя нет предела совершенству.

– Просто иногда выглядело так, что вы во время тайм-аута говорите одно, а игроки делают совершенно другое. Как вы реагируете на такие эпизоды?

Базаревич: – На такие – нервно (смеется). Но не согласен, что ребята делали совсем другое. Игра диктует некоторые вещи, которые ты не можешь нарисовать в планшете. Задача тренера состоит в том, чтобы помочь баскетболистам. Между игроком и тренером изначально заложен конфликт. Такие люди, как Швед, как Кириленко, как я когда-то, уже завоевали определенный авторитет. Большой игрок – это почти всегда большая личность. И, грубо говоря, они думают: зачем этот человек мне приказывает?! Какой бы тренер ни был, он стоит выше, и подчиниться для звездного игрока зачастую сложно.

– Тяжело ли вам было во время тайм-аутов не сбиться на мат?

Базаревич: – Если можешь решать проблемы без мата – хорошо. А иногда он просто необходим. Все зависит от того, как складывается ситуация.

Кириленко: – Уверен, что специально материться в прямом эфире не хочет никто.

Базаревич: – Горжусь, что мы общаемся в команде на русском языке. Некоторым ведь приходится говорить на английском. Теперь же все в стране могут обсудить наши тайм-ауты. Хотя все эти микрофоны и прочее – дополнительный стресс для тренера.

– Какое влияние на команду по ходу турнира оказывал Андрей Кириленко?

Кириленко: – Да как я мог влиять? Никак! Я могу быть просто болельщиком, ну и немного подсказать. Порой во время игры некоторая информация выпадает из головы баскетболиста. Не всегда успеваешь заметить время владения или когда кто-то из соперников "сидит" на четырех фолах... Уверен, что скамейка, вторые и третьи тренеры тоже это подсказывали. Была ситуация в матче с Латвией, когда у Порзингиса было четыре фола, я акцентировал на этом внимание, говорил Шведу – не бросай, иди в проход и ищи контакт. Правда, посадить Кристапса на лавку все равно удалось только на последней минуте.

Базаревич: – После одного из матчей я разговаривал с Сашей Волковым в холле гостиницы, и он восхитился Андреем. Говорит, все вокруг недовольные, и только он всегда на позитиве. В нашей ментальности этого очень не хватает. И Андрей пытается ситуацию менять. Кругом все думают только о результате. Выиграли – молодцы, и не замечают недостатков. Проиграли – все плохо, не сражались. Но это неправильно!

Кириленко: – Вот мы сейчас четвертые, а про нас все говорят так, как будто мы выиграли. Я не к тому, что нужно быть четвертыми, просто играть можно по-разному. Можно так, что все видят – вы отдали всю душу. Все, что у вас было. И тогда вами гордятся – все понимают, что вы боролись и старались. Только так может расти команда.

Базаревич: – От этого у нас, на мой взгляд, проблемы и в клубном баскетболе. Никто, кроме ЦСКА, не играет вдолгую. Все крутится вокруг сиюминутного результата – выиграли, проиграли, деньги кончились, все ушли… Поэтому и баскетболисты не развиваются. Никто не хочет рисковать. Как, например, "Барселона", которая, борясь за высокие места, тем не менее вырастила Наварро. Или взять того же Дончича – два года назад его, 17-летнего, ставили на площадку в самые критические моменты. Я смотрел и думал: "Ничего себе!"

Кириленко: – Там есть такое внутриклубное правило, пусть и неофициальное: каждый год они стараются наиграть хотя бы одного молодого баскетболиста. Конечно, мы не можем приказывать нашим клубам поступать так же. Но мы их к этому призываем. И еще нужно понимать, для чего и для кого мы играем в баскетбол. Для меня такое четвертое место равнозначно победе. Сборная показала пример в том числе и нашим юношеским командам, которые в этом году выступили неудачно, – пусть они смотрят и думают: "Мы хотим так же". Можно проиграть, занять последнее место, но при этом бороться до конца. Нельзя опускать руки. И в этом смысле национальная сборная в этом году отлично себя проявила.

НАПРЯЖЕНИЕ МЕЖДУ ШВЕДОМ И ВОРОНЦЕВИЧЕМ – ВНУТРЕННЕЕ ДЕЛО КОМАНДЫ

– Конфликт Шведа и Воронцевича отразился на результате игры за третье место?

Базаревич: – Возможно. Но есть вещи, которые важнее баскетбола. Какие? Подумайте сами.

– Ждут ли этих игроков какие-то наказания, штрафы?

Базаревич: – Я считаю, что это внутреннее дело команды. Да, случившееся, может, и не нормально, но это эмоции.

Кириленко: – Значит, команде не по фигу.

Базаревич: – В "Красных Крыльях" я как-то вообще разнимал своих игроков, которые пытались подраться в ходе матча. Тогда пришлось тайм-аут взять, чтобы все улеглось. Это сейчас легко говорить, сидя здесь с пульсом 60 ударов. А на площадке он гораздо выше – всякое случается.

Кириленко: – Было бы гораздо хуже, если бы ребята сидели с отрешенным видом, словно им все равно. В таких матчах подобные ситуации говорят о неравнодушии. Они чувствуют, что игра уходит, что-то не получается, и на этом фоне все происходит. Я тоже был свидетелем разных конфликтов, происходивших во время матча – это знак того, что люди болеют за свое дело. Другое дело – что происходит дальше. И, как все видели, между Шведом и Воронцевичем все закончилось нормально. Они вышли вдвоем на площадку и играли. Я знаю их обоих со времен ЦСКА – они в очень хороших отношениях. Наверное, пресса обратила на этот момент больше внимания, чем стоило.

– А были конфликты на победном Евробаскете-2007?

Кириленко: – Конечно. Серега Быков вообще у нас был король провокаций. Никита Моргунов и Леха Саврасенко в какой-то момент аж кипели. Но, с другой стороны, это напряжение их подстегивало, показывало, что игроки готовы к матчу. Чтобы эти эмоции выплескивать на площадке. В экстремальные формы это не переходило, но в какие-то моменты взрывались, рычали друг на друга: "Надоел мне!" Это нормально. У Виктора Хряпы был как-то небольшой конфликт на скамейке с Сергеем Таракановым. Но это часть игры. Было бы странно, если бы люди никак не реагировали и сидели как овощи.

– Почему Фридзон сыграл в Стамбуле слабее, чем в ЦСКА? Ожидали ли вы от капитана команды большего?

Базаревич: – Не считаю, что Виталий сыграл слабее, чем в клубе. Журналисты слишком любят эти вопросы – конфликты, кто сыграл, кто не сыграл. А у нас же командная история. Например, мы в 1995 году ехали выигрывать Евробаскет, а ваши коллеги развили тему противостояния меня и Василия Карасева. На ровном месте. Я до этого вообще не знал, что у нас конфликт, что я с ним борюсь за лидерство. А журналистам так понравилась это сюжетная линия, что история вдруг начала обретать очертания прямо во время чемпионата. Возможно, это было одной из причин, почему у нас не получилось. А Фридзон – он делал то, что было нужно. Иногда это получалось, иногда – нет. Тут много можно обсуждать, но, на мой взгляд, когда команда выступает хорошо, от этого хорошо всем.

– То есть Фридзон принес максимум пользы?

Базаревич: – Надеюсь, что все выложились по максимуму. Но должны стремиться к большему. Мог ли Фридзон в каком-то эпизоде сыграть удачнее? Мог, вспомните его трехочковый в матче с Испанией. Виталий мне потом прислал эсэмэс: "Тренер, я извиняюсь, что смазал этот бросок".

Кириленко: – А за попадание в игре с Бразилией на Олимпиаде он не извинился? (Смеется.)

Базаревич: – Я ему ответил – зачем ты извиняешься, это же игра. Один ваш коллега после матча с Испанией спросил, что я почувствовал в тот момент. Е-мое, я и не почувствовал ничего, игра еще продолжалась. Наверное, должен был сказать ребятам, чтобы они сдавались.

АРГЕНТИНЦАМ ВСЕ РАВНО, КТО У НИХ ТРЕНЕР И ПРЕЗИДЕНТ

– Возвращаясь к Сергею Быкову – он летом завершил карьеру и сразу вошел в штаб сборной. Как оцените его работу?

Базаревич: – Думаю, это было правильное решение с нашей стороны. Он помог, сделал то, чего я от него и ожидал.

Кириленко: – В целом все получилось удачно. Хотя на будущее мне бы хотелось, чтобы наши лидеры брали инициативу в свои руки, объединяли команду вокруг себя: "Ребята, это наша сборная. Давайте!" Как, например, аргентинцы Ману Жинобили или Луис Скола. Им никто не говорит, что надо собрать ребят. Они приходят и говорят: "Будет вот так. У нас команда, едем!" Мне кажется, они даже не интересуются, кто у них тренер, кто президент. Посыл идет от самих игроков: "Мы должны быть вместе, нам предстоит крупный турнир".

– Вам нравится система, на которую переходит ФИБА: четырехлетний цикл чемпионата Европы, стремление сделать чемпионат мира более важным турниром, чем Олимпиада?

Кириленко: – Конечно, чемпионат мира никогда не станет более престижным, чем Олимпиада. Но здорово, что мировое первенство теперь не будет проходить в один год с чемпионатом мира по футболу. Потому что во время футбольного чемпионата никто в мире не думает ни о чем другом, и это девальвирует важность баскетбольного турнира.

Мне нравится, что в календаре появляются "окна", когда болельщики могут увидеть свою сборную. Хотя пострадают спортсмены, играющие в НБА и на других континентах. Представляю того же Брокхоффа, которому нужно будет летать в Австралию из Краснодара, а потом обратно. Но нельзя вспоминать о своей сборной раз в год, в августе. А то зрители увидели команду в сентябре, узнали, что Леша Швед хорошо играет в баскетбол, Тимофей Мозгов умеет забивать сверху, и на 11 месяцев – провал. В футболе в "окна" для матчей сборных у людей происходит вспышка интереса, когда все болельщики могут объединиться и вместе болеть за команду своей страны.

Но мне не нравится, что Евролига действует по своему коммерческому плану. Мы слышим обвинения в том, что федерация всегда за сборную, против клубов. Но ведь в противостоянии национальной команды и клуба последний никогда не выиграет. Мы не хотим, чтобы клубы страдали, хотим выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. Уже никто не поменяет календарь. Поэтому нужно решать вопросы с клубами, идти на уступки, договариваться. Это будет сложно. Мы уже сейчас ведем беседы с менеджерами команд. Но речь-то всего о двух днях. Клубам можно чуть-чуть подвинуться, представить, что их игроки травмированы или взяли отпуск. Можно пойти на такую жертву ради национальной команды.

Базаревич: – Мне кажется, тут включились личные амбиции. Все должно быть обговорено между ФИБА и Евролигой. И это не является неразрешимой проблемой.

ШВЕД – ЛУЧШИЙ БАСКЕТБОЛИСТ ЕВРОПЫ

– Шведу стоит возвращаться в НБА?

Кириленко: – Он уже был в НБА. Ему 28 лет, и он прекрасно чувствует себя в "Химках". Леша – лидер команды. Сейчас все это менять ради непонятных перспектив? Будет ли он играть за океаном, попадет ли в правильную команду? Он находится на своем месте, ему комфортно и удобно. В НБА Швед уже был и знает, какой там уровень. А наш чемпионат выигрывает от присутствия Алексея. Он как вспышка – может выиграть матч, а может и "похоронить" команду (смеется). Но чаще, конечно, делает первое. Болельщики именно на таких баскетболистов и ходят смотреть.

– Для сборной не было бы полезнее, если бы Швед играл в НБА?

Кириленко: – А если бы он не играл? Не уверен, что для сборной было бы хорошо, если бы у него была та же роль, что в "Хьюстоне" или "Филадельфии", да даже во второй сезон в "Миннесоте". Неужели это лучше, чем играть в "Химках", где он проводит на площадке по 30 – 35 минут за матч и является лучшим баскетболистом Европы? Ответ здесь очевиден.

– Он – лучший игрок Европы?

Кириленко: – А как иначе, если он получил приз одного из лучших игроков Евробаскета? Все остальные, попавшие в символическую пятерку турнира, выступают в НБА. Ладно, Дончич пока только на пути за океан.

– Если Швед уедет, то не сможет играть в сборной, потому что есть договоренность, что баскетболисты из НБА не будут выступать за национальные команды.

Кириленко: – Вернее, они смогут играть только в два "окна" – в июле и сентябре. Так что говорить, что совсем не будет, – неправильно. Того же Тимофея Мозгова и в июле, и в сентябре мы обязательно увидим в сборной. Естественно, если он сам захочет.

– Уже известно, где сборная будет проводить домашние матчи в отборе на ЧМ-2019?

Кириленко: – Да. В ноябре с Бельгией сыграем в Нижнем Новгороде, в феврале с Боснией пока не решили, но, скорее всего, это будет Москва или Московская область. Летом с французами встретимся, наверное, в Краснодаре.

НАС И ИСПАНИЮ ПОСТАВИЛИ В НЕРАВНЫЕ УСЛОВИЯ

– Три самых крутых игрока Евробаскета?

Кириленко: – Самые крутые – Горан Драгич, Алексей Швед и, как ни странно, Кристапс Порзингис. Самые сложные – братья Газоли, они играли в очень умный и зрелый баскетбол. Меня даже раздражало это, хотелось, чтобы они уже наконец допустили какую-нибудь детскую ошибку, и мы смогли вернуться в игру (смеется). Причем они когда нужно включались, а когда нет - летели на бреющем полете.

Базаревич: – Они на бреющем, честно сказать, провели большую часть чемпионата… Но словенцы опустили их с небес на землю. А вот игру с Россией они провели лучше всего, потому что это был матч за медали. Испанцы рассчитывали на золото, а с нами им все-таки нужно было достойно проводить Наварро и Поу Газоля из национальной команды. Но считаю, что ФИБА нужно сделать так, чтобы все были в равных условиях. Сербы и мы проиграли медальные встречи, имея на сутки меньше времени на восстановление. Такую команду, как Испания, нужно было чем-то удивить, а нам сделать это было нечем.

Кириленко: – Но мы их все-таки удивили! Немногие команды могут "вернуться" в игре с Испанией, отставая на 20 очков.

Базаревич: – С этим я согласен. Но тактически за столь короткое время что-то придумать было невозможно. После игры с Сербией мы посчитали, что психологическая свежесть будет важнее тактической подготовки, и уделили внимание первому. Времени, чтобы подготовить сопернику сюрприз, у нас не было.

Кириленко: – В некоторых командах есть сильные игроки. Например, Драгич. Но даже он ошибался! В финале его в концовке убирали с площадки. А вот испанцы в матче с нами, такое ощущение, не ошибались вообще. Их лидеры не делали лишних движений. Пауза – и либо пас, либо точный бросок. Это дорогого стоит. И, на мой взгляд, испанцы – самый сложный соперник, с которым мы играли на этом турнире.

Базаревич: – С испанцами было тяжело еще и из-за того, что они и индивидуально очень сильные, и сыграны невероятно. Плюс у них было на день больше, чтобы подготовиться к игре с нами. А в полуфинале с Сербией пришлось крайне непросто еще и потому, что два раза за турнир обыграть одного соперника всегда тяжело. Первых матчей на турнире мы, конечно, боялись и показали там все, что у нас было. А перед полуфиналом я сижу и думаю: "А что мы еще можем им предложить?"

Кириленко: – Не хватило козыря.

Базаревич: – У нас не было запаса прочности, мы не могли позволить себе экономить силы в группе.

Кириленко: – Иначе было нельзя. Могли бы вернуться из Турции раньше.

– Испанию и Сербию вы назвали. Третий соперник, с которым было очень тяжело?

Базаревич: – Латвия. У них сейчас суперпоколение. Молодые, бегущие, бьющие, высокие!

Кириленко: – Но им не хватило дисциплины. Они очень много распылялись – разговаривали с судьями и так далее. Если нам удалось сосредоточиться на игре, то они тратили много энергии впустую.

Базаревич: – Думаю, они могли бы пройти Словению в четвертьфинале, если бы не разговоры.

– Спасибо, что пришли к нам в редакцию. Ждем снова и в следующий раз – уже с медалями.

Кириленко: – Не концентрируйтесь так на медалях, концентрируйтесь на правильной обстановке и подходе. Когда это будет – придут и медали, и совсем другое отношение к команде. Обращаюсь с этим посылом ко всем тренерам, которые есть в нашей стране, особенно к тем, кто воспитывает резерв. Мы стремимся любой ценой быть первыми везде и всегда. Но нам нужны личности, игроки с правильной головой. Необходимы примеры, на которых можно растить следующее поколение.

Газета № 7452, 22.09.2017

результаты опроса 12015 чел.

Как вы оцените выступление сборной России на Евробаскете-2017?
10.5% Фантастика. Такого не ждали
49.8% Прорыв. А если бы еще вышли в финал...
21.3% Нормально. Именно то, что ждали
18.4% Могло быть лучше. Не меньше бронзы
Обсудить
Загрузка...
Новости по теме