Toyota


Олимпийский чемпион и чемпион мира в эстафете, ставший сегодня 27-м в индивидуальной гонке, признался, что не знает, по каким принципам будет формироваться состав на Олимпийские игры в Пхенчхане.

Владимир ИВАНОВ
из Рупольдинга

– Почему наша сборная сегодня столько мазала?

– Здесь коварный ветерок. Даже если флажки немного поднимаются – нужно моментально делать поправку. Это показала еще вчерашняя тренировка. Концентрацию терять нельзя вообще. Не знаю, как стреляли парни, но мой промах – исключительно моя ошибка, моя невнимательность.

– Все говорили, что сегодня момент истины для Бьорндалена. Это был его последний шанс отобраться на Олимпийские игры. Мне кажется, для вас эта гонка была тоже во многом определяющей.

– Не знаю. Мне кажется, у команды сейчас такие результаты, что вопрос стоит не только мне. По многим.

– Есть вообще понимание, по каким принципам у нас определяется олимпийский состав? У норвежцев, например, четкие критерии. Вы знаете, как нужно выступать, чтобы попасть в Пхенчхан?

– Не знаю. Моя задача – хорошо выступать, показывать результат, а дальше, насколько я понимаю, решать будет тренерский штаб. Если они посчитают, что я нужен на Олимпиаде, наверное, меня возьмут. Нет – так нет.

– Но конкретного разговора на эту тему у вас не было?

– Есть определяющие задачи, которые стоят перед каждым спортсменом, гонки на которых он должен выглядеть хорошо. У кого-то цель – сильно бежать в эстафете, у кого-то – не провалиться в спринте и быть близко в преследовании.

– Этап в Антерсельве будет иметь значение в плане отбора на Игры-2018?

– Думаю, все будет понятно уже после этого этапа. Может быть, даже после сегодняшнего старта.

– Что думаете относительно своих шансов?

– Завтра будет новый день – будет новая пища.

Матвей ЕЛИСЕЕВ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Матвей ЕЛИСЕЕВ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР

Матвей ЕЛИСЕЕВ: "ПОКА СЕЗОН НЕ ЗАКОНЧЕН, НИЧЕГО НА СТАРШЕГО ТРЕНЕРА СВАЛИВАТЬ НЕ БУДУ"

24-летний спортсмен об очередной неудаче сборной.

– У всей сборной были проблемы со стрельбой. Как думаете: почему?

– Ветра сегодня не было, я даже не представляю с чем это связать.

– Могло ли сказаться на стрельбе не самое лучшее функциональное состояние?

– У меня не было такого, чтобы прям голова кружилась. Я не задыхался, руки не тряслись.

– Не было мыслей поехать с Антоном Бабиковым и Максимом Цветковым на высоту, пропустить пару гонок?

– Нет, надеялся, что состояние улучшится. Похоже, этого не произошло.

– Некоторые считают, что в не самом лучшем состоянии спортсменов виноват старший тренер. Тоже так считаете или у вас есть какие-то претензии к себе, может, где-то недоработали?

– Что я недоработал – такого точно нет. Если только переработал. Что касается старшего тренера, то пока идет сезон, я не буду ничего на него сваливать. Он работает не один – у нас связка. И пока до главного старта есть какое-то время, будем работать до конца. Ведь за оставшийся месяц что-то глобально изменить невозможно. Была разработана большая проблема, почти на год. Надо дойти до конца.

– Но опасения, что вы переработали – есть?

– Возможно. Желание было слишком большое. Больше, чем надо. А это всегда мешает.

– Насколько сказывается неопределенность по поводу олимпийского состава? Это сидит в голове?

– Это немного давит. Но все-таки шансов поехать больше, чем не поехать. И потихоньку эти переживания отходят на второй план.

Загрузка...
Новости по теме