Могут ли обвинения в применении допинга в адрес биатлониста Евгения Устюгова привести к потере эстафетного золота Олимпиады-2014?

Олег ШАМОНАЕВ

Новые обвинения в применении допинга в адрес российских биатлонистов – это, как и прежде, нечто большее, чем просто попытка разобраться с конкретными спортсменами и их конкретными нарушениями. Международный союз биатлонистов (IBU) сегодня объявил о том, что открыл антидопинговые дела против четырех россиян. Имена официально не названы, но уже ни у кого нет сомнений, что это олимпийские чемпионы Светлана Слепцова и Евгений Устюгов, а также чемпионы мира среди юниоров Александр Печенкин и Александр Чернышев. Также с большой долей вероятности можно утверждать, что все четверо обвиняются на основании украденной базы данных Московской антидопинговой лаборатории. То есть им будут вменять в вину соучастие в сокрытии положительных допинг-проб в период с 2012 по 2015 годы.

Доказать их вину будет непросто, а главное – в этом мало практического смысла. Устюгов завершил карьеру более четырех лет назад, а Слепцова хоть официально и ушла из спорта в прошлом году, но не выступала на топ-уровне минимум пять сезонов, как и не оправдавшие звездных надежд Печенкин с Чернышевым. То есть возможная дисквалификации и даже отъем нескольких наград задним числом не станет для этих людей чувствительным наказанием – они давно нашли себя в том числе и вне спорта высших достижений. Можно, конечно, оперировать принципами неотвратимости возмездия за допинг. Но идеалы правосудия точно не оправдают тех усилий, которые придется потратить на новые разбирательства.

Так к чему же тогда весь сыр-бор? Возможно, кое-какие разгадки могут появиться, если взглянуть на медальную таблицу Олимпиады в Сочи. Наша страна остается победителем командного зачета Игр-2014 после всех решений как дисциплинарного комитета МОК по отъему медалей у россиян , так и Спортивного арбитража по возвращению этих самых медалей. Многие российские оппоненты не скрывали, что одной из целей грандиозной кампании с допинговыми разоблачениями против нашей страны было нивелирование положительного эффекта сочинской Олимпиады для России, в том числе в плане спортивных результатов. "Дело Устюгова" открывает оппонентам новый шанс убрать нашу страну с верхней строчки.

Евгений был участником эстафетной четверки (вместе с Алексеем Волковым, Дмитрием Малышко и Антоном Шипулиным), которая выиграла золото в Сочи. А значит, та медаль окажется под вопросом – даже если выяснится, что махинации с пробами (если они были) относятся к более раннему периоду. По данным "СЭ", олимпийский титулам Устюгова и Слепцовой, завоеванным в 2010 году в Ванкувере, ничего не угрожает. А вот вокруг результатов Евгения в период подготовки к Сочи-2014 развернется серьезная битва. Недаром ведь о существовании подозрений в адрес именно этого биатлониста объявлено отдельно и намного раньше, чем о расследовании в отношении Слепцовой, Чернышева и Печенкина. Более того, появление у Устюгова "подельников" делает данную проблему более значимой глазах публики. Теперь IBU и ВАДА разбирается не с нарушителем-одиночкой, а вновь с целой "системой".

Разбирать сейчас это дело выгодно и с точки зрения "искоренения наследия Бессеберга". Информация из украденной базы данных Московской лабораторией выгодно иллюстрирует слухи о том, что многие допинговые истории (в основном с участием россиян) при бывшем президенте IBU спускались на тормозах на коммерческой основе. Бессеберг сейчас находится под следствием, и отвечать критикам ему крайне затруднительно. Зато у тех, кто теперь управляет Международным Союзом биатлонистов и придет к власти в сентябре, есть отличный шанс показать, какой непримиримой к допингу стала новая власть. И с этой точки зрения сам факт показательного расследования смотрится очень выигрышно. А каким будет наказание – в принципе не так и важно.

Впрочем, особняком здесь следует выделить "дело Слепцовой". Информатор ВАДА Григорий Родченков давно испытывал к этой спортсменке особые эмоции и в частных разговорах предсказывал ей допинговые проблемы. Очевидно, что для придания глобальности "делу Устюгова" хватило бы подозрений в адрес Печенкина и Чернышева. Но "кейс на Слепцову" также оказался заботливо собран Григорием Михайловичем, как раньше это случилось с Ольгой Зайцевой и Ольгой Вилухиной. И игнорировать такие документы в IBU по нынешним временам просто не могут.

Значит ли это все, что мы имеем дело с наглыми инсинуациями против российского спорта, а наша биатлонная сборная перед Сочи была чиста от допинга как слеза младенца? Конечно, не значит, и многочисленные дисквалификации в нашей команде в тот период взялись не на пустом месте. Но проблема в том, что нынешние антидопинговые потуги не имеют ничего общего с попытками объективно разобраться, что на самом деле до недавнего времени происходило в сборной России, и не только в ней, а, например, в командах Украины, Норвегии, Германии и многих других. "Дело Устюгова" и его коллег, к сожалению, живет лишь потому, что оно политически мотивировано. Скорее всего, по его итогам мы понесем минимум медальных потерь, но они могут оказаться очень болезненными. И остатки репутации нашего биатлона стремительно летят в утиль.

опрос

Вы верите, что Слепцова и Устюгов могли нарушить антидопинговые правила?
Обсудить
Голосовать
Перейти к комментариям
15
Загрузка...
Новости по теме