Toyota


Статьи

Газета № 7476, 20.10.2017
Представительница России Бибисара Асаубаева недавно стала серебряным призером чемпионата мира среди игроков в возрасте до 14 лет. Однако по ходу турнира получила публичные обвинения в "читерстве", то есть использовании запрещенной техники для подсказок, и подверглась многочисленным обыскам. Почему же скандал не утихает, хотя ничего подозрительного у Асаубаевой так и не нашли?

Наталья МАРЬЯНЧИК

Вообще, тема "читерства" для шахмат не нова. В этом виде спорта даже одна вовремя данная подсказка может дать в плане результата больше, чем целый курс анаболиков в какой-нибудь легкой атлетике. К тому же, если спортсменов-олимпийцев на допинг регулярно проверяют, в шахматах подобные меры существуют только на турнирах самого высокого уровня. В "оупенах", то есть открытых соревнованиях, куда может заявиться обладатель любого рейтинга, а также в детских чемпионатах можно делать практически, что угодно. То есть формально судьи, конечно, работают, но в реальности проверить на металлоискателе несколько сотен участников просто невозможно. К тому же зрители зачастую располагаются прямо рядом с игроками: как тут застраховаться от подсказок?

До сих пор из гроссмейстеров высокого уровня публично высказывался на тему "читерства" разве что Александр Морозевич. Россиянин неоднократно подчеркивал, что "читеров" даже на высоком уровне довольно много, и искать их нужно куда тщательнее, чем сейчас.

"ОНА ПОШЛА В ТУАЛЕТ, И Я НЕЗАМЕТНО ПОСЛЕДОВАЛА ЗА НЕЙ"

И вот, первый реальный скандал на международном уровне. Причем его участницами стали две представительницы России – 13-летняя Бибисара Асаубаева и 14-летняя Елизавета Соложенкина. Дело было на недавнем первенстве мира в Уругвае, где Асаубаева в итоге выиграла серебряную медаль, а Соложенкина взяла бронзу. Но уже по ходу турнира Лиза публично обвинила соперницу в мошенничестве, а ее отец, также гроссмейстер Евгений Соложенкин, написал официальное письмо на имя главного судьи с требованием разобраться в инциденте. Приводим цитату из статьи Соложенкина на сайте chess-news.ru:

– В один момент Бибисара пошла в туалет. Лиза на определенном расстоянии пошла вслед за ней. Лизе удалось заметить, в какую кабинку зашла Сара (это была самая дальняя кабинка) и незаметно зайти в соседнюю. Через некоторое время Лиза услышала, как Асаубаева очень тихо спросила: "Как там оценка?" Видимо, получив ответ, сказала "хорошо" и покинула туалетную комнату.

История получилась по-настоящему детективная. В доказательство слов дочери Соложенкин опубликовал скриншоты с ее мобильного телефона, где она сразу по окончании собственной партии рассказала о случившемся маме. Перца добавил и факт, что в той самой партии Асаубаева, играя с заметно уступающей в рейтинге соперницей, в выигрышной позиции почему-то быстро предложила ничью. И случилось это как раз вскоре после того похода в туалет, во время которого ее якобы застукала Соложенкина.

Асаубаева обвинения категорически отрицает, а ее мать, Лиана Танжарикова, разразилась в соцсетях гневным комментарием. После той партии и до самого конца турнира Сару, как ее называют в шахматном мире, перед каждой встречей тщательно обыскивали с использованием металлоискателя. Ничего подозрительного так и не нашли, а девушка, напомним, в итоге выиграла серебряную медаль.

Тем не менее, Соложенкин нашел некого гроссмейстера, который заявил, что во время партии с ним заметил у Асаубаевой под одеждой очертания некого устройства, которое сам использовал для получения подсказок на экзаменах. Но почему-то этот молодой человек не стал жаловаться судьям и смирился с поражением. Ситуация парадоксальная: взрослый мужик проиграл 13-летней девочке, уличил ее в обмане, но промолчал и заговорил только спустя много месяцев, и то только инкогнито.

Соложенкин не успокоился и самостоятельно провел анализ последних партий Асаубаевой. Та за последний год заметно прибавила в рейтинге, выполнила норму мужского международного мастера и закрепилась в статусе явного лидера в России в своей возрастной категории. Тем не менее, в ее партиях практически идеальная игра на уровне мужского гроссмейстера чередуется с детскими ляпами. Является ли это следствием подсказок, или просто естественно для 13-летней девочки – большой вопрос.

Конфликт между Асаубаевой и Соложенкиной расколол российскую шахматную общественность надвое. Известные гроссмейстеры поддерживают и ту, и другую, а родители шахматисток поочередно в соцсетях поливают друг друга грязью. Дошло до того, что один из меценатов даже предложил организовать матч между девочками, чтобы те в очной борьбе выяснили, кто сильнее. Но мама Сары матч играть отказалась – мол, не того уровня соперница.

ДЕТИ НЕ ХОДЯТ В ШКОЛУ И ПЛАТЯТ ПО 100 ДОЛЛАРОВ ЗА ШАХМАТНЫЙ УРОК

Совсем недавно спортивная тусовка с негодованием обсуждала уход из спорта 19-летней фигуристки Юлии Липницкой. Мол, бедной девочке большой спорт сломал жизнь, отобрал здоровье, а потом выкинул на обочину в столь юном возрасте. О шахматах в таком контексте думать как-то не принято. Между тем, профессионалами здесь становятся чуть ли не раньше, чем в любом из олимпийских видов. Естественно, без малейших гарантий, что из талантливого ребенка потом получится столь же одаренный взрослый гроссмейстер.

Бибисаре Асаубаевой 13 лет, родилась она в Казахстане и до прошлого года представляла эту страну. Шахматами девочка занимается с четырех лет, а уже в семь (!) выиграла свой первый чемпионат мира. Сейчас Асаубаева является пятикратной чемпионкой мира в разных возрастах и уже со следующего года планирует выступать среди взрослых. В Россию спортсменка вместе с родителями перебралась в поиске лучших условий для тренировок и возможностей развития. За это семья получила ключи от квартиры в Подмосковье.

То есть уровень – профессиональней некуда. Уже сейчас Сара своими выступлениями заработала как минимум на жилье. При этом вкладывают в карьеру дочери родители едва ли не больше. По признанию матери, сейчас у Асаубаевой сразу несколько тренеров, час работы с каждым из них стоит от 50 до 100 долларов. Всего в день шахматами девочка занимается по 6-8 часов. Даже с учетом поддержки федерации, более 70 процентов средств родители инвестируют сами.

На самом деле, сейчас в детских шахматах крутятся огромные деньги и замешаны еще более значительные амбиции родителей, – заявил "СЭ" один из самых известных российских детских тренеров, гроссмейстер Дмитрий Кряквин. – Конечно, без таланта ребенок все равно не пробьется. Но конкуренция огромная, и чтобы кем-то стать, нужно вкладывать очень много сил и средств. Многие дети уже с 9-10 лет на домашнем обучении. Потом появляются стипендии, призы на турнирах. К 12-13 годам, как Сара или Лиза, лучшие дети уже стоят на пороге того, чтобы стать профессионалами, способными зарабатывать деньги.

– Что можете сказать по поводу конфликта между Асаубаевой и Соложенкиной? На чьей вы стороне?

- Я знаю обе эти семьи, и обе – только с хорошей стороны. Жаль, что получилась такая некрасивая история. Мне кажется, сейчас пришло время подключиться Российской шахматной федерации и античитерской комиссии. Нужно объективно разобраться, что на самом деле случилось в Уругвае. Плюс жестко регламентировать нормы проведения детских турниров, чтобы в будущем такие истории больше не возникали.

– Вы верите в приведенный Евгением Соложенкиным анализ партий Асаубаевой? Ее игра действительно вселяет сомнения, что ребенок может выступать на таком уровне?

Есть объективный инструмент, чтобы это оценить. Имею в виду программу профессора Ригана, которая была специально разработана для выявления нечестной игры. Дело в том, что в отдельно взятой партии любой шахматист может совершить серию ходов по "первой линии" компьютерной оценки – просто потому, что он сильный игрок, например. Но с помощью программы можно определить, когда на протяжении нескольких партий процент этих "компьютерных" ходов зашкаливает. На мой взгляд, если провести такую работу и проверить партии Сары, в конфликте можно будет поставить точку. Недавно программа Ригана проверила партии Мемориала Алехина в Воронеже, где случилась проблема с "читерами", и четко обозначила нарушителей.

– Насколько вообще часто встречаются случаи "читерства" в детских шахматах?

– Эта проблема действительно очень актуальна. Увы, мне приходилось с этим сталкиваться самым непосредственным образом. Один нечестный игрок из Азии когда-то встал на пути нашей главной юной звездочки Андрея Есипенко, которого я готовил… Сейчас меры против "читеров" предпринимают – например, на чемпионате Европе в Минске действовали специальные правила. Но если у судей и организаторов особого желания затевать проверки нет, можно выйти и в туалете проанализировать партию хоть до победного конца.

"ДЕТСКИЙ СКАНДАЛ – ПОВОД ЗАДУМАТЬСЯ"

Исполнительный директор Российской шахматной федерации Марк Глуховский подвел черту под конфликтом между Асаубаевой и Соложенкиной.

- Порой у шахматистов после партии берут анализы мочи на предмет допинга, как происходит в остальных видах спорта, - сказал Глуховский. - Это абсолютно бессмысленная история, так как настоящий аналог допинга в шахматах – это читерство. Здесь я имею в виду получение игроком любых подсказок: от просто ситуации, когда подмигнул тренер, до использования телефона и прочих устройств.

Это давнаяя проблема, но за последнее время технические средства, позволяющие осуществлять подсказки, шагнули далеко вперед. Теперь не нужно быть супер-шахматистом, чтобы дать квалифицированную подсказку. Достаточно просто включить компъютер, и тогда даже не умеющий играть человек сможет вовремя оказать огромную помощь.

Мы пока только в самом начале пути и поиска, как с этим бороться. Возможно, первый большой скандал в детских шахматах должен дать нам всем повод задуматься. Например, о том, что возможно предпринять меры по поиску радиосигналов в зале во время партий, что позволит поймать читеров с поличным. Думаю, несколько пожизненных дисквалификаций за подобное мошенничество отбили бы охоту у многих экспериментировать с этой темой.

Как и в прочих видах спорта, в шахматах в отношении любых обвинений по отношению к игроку действует презумпция невиновности.  Я изучил статью Евгения Соложенкина, и никаких реальных доказательств против Асаубаевой там не нашел. Мы имеем ситуацию "слово против слова", то есть показания одной девочки против показаний другой. Все остальные аргументы косвенные, и без наличия прямых аргументов приниматься в расчет не могут.

Как можно, например, обвинять ребенка в том, что он в классические шахматы играет гораздо сильнее, чем в блиц или рапид? Не спорю, для взрослого игрока такая разница была бы показателем. Но дети растут в шахматах неравномерно, и особенно девочки при коротком контроле времени нередко не справляются с нервами. Это абсолютная норма. 

Асаубаевой нет смысла публично оправдываться, потому что ее никто и не обвиняет. Это личное мнение Евгения Соложенкина, которое вполне может привести его даже в суд. В принципе, я не считаю корректным сам факт публикации гроссмейстером этой статьи. А шахматный талант Бибисары никто и не думал подвергать сомнению.

Изначально Евгений Соложенкин ничего не сказал о своих подозрениях Михаилу Кобалия, который был руководителем делегации на первенстве мира в Уругвае. Кобалия оказался в очень сложном положении, так как достоверной информации о том, что происходит, у него не было. Так, мы до сих пор наверняка не знаем, действительно ли Бибисару Асаубаеву обыскивали на предмет наличия технического оборудования перед каждой партией. Об этом известно только со слов ее мамы Лианы Танжариковой, опубликованных на одном из сайтов.

Уже после возвращения в Москву, мы неоднократно приглашали маму Бибисары в федерацию, чтобы просто поговорить. Но она ответила отказом, почему-то решив, что мы поддерживаем Соложенкина в его подозрениях. Это абсолютно не соответствует истине. В результате, мы не имеем диалога и вынуждены питаться информацией из холиваров в Интернете.   

Газета № 7476, 20.10.2017
Загрузка...
Новости по теме