Газета № 7578, 06.03.2018
Они принесли России первую олимпийскую медаль в керлинге. Но вскоре из-за допинга эту бронзу забрали. Обозреватели "СЭ" встретились в Москве с супружеской парой и услышали откровенные ответы на сложные вопросы.

На фотографиях Саша хмурый, сосредоточенный. Настя – роковая красавица. Испепеляющая взглядом. Кажутся взрослее небольших своих лет.

Насколько ж они другие в жизни! Скромные, почти застенчивые. С юмором, ловящие любой вопрос на лету. Улыбчивые. Знали бы их раньше – болели бы за этих ребят в Пхенчхане в три раза горячее. Хотя куда уж горячее.

Жаль, что так все сложилось…

***

– Наверное, на некоторые вопросы у вас ответов нет. Но задать их обязаны.

Александр: – Задавайте, задавайте…

– Удается сейчас отключиться от грустных мыслей – или в голове до сих пор отнятая медаль?

– Когда даем интервью – естественно, думаем только об этом. Каждый разговор как напоминание.

– Когда остаетесь вдвоем – тоже?

– Нет, вот здесь удается отключиться. Понимаем, что жизнь-то не закончена. Немного спокойнее от мысли, что мы ни в чем не виноваты.

– Отдохнуть куда-то съездили?

– Нет. До лета никуда не поедем. Настя сейчас будет играть в женском чемпионате России, я – тренироваться в одиночестве. Добровольно принял отстранение, работать с профессиональными спортсменами не могу.

– На что же живете?

– В городе была ставка за результат прошлого сезона.

– Вы о клубе "Адамант"?

– Нет, с клубом все сложнее, к сожалению. Мы там состояли. Но оттуда уже попросили.

– Попросили написать заявление?

– Ага.

Анастасия: – Нет! Нас перевели на другие ставки.

Александр: – Это Настю перевели на другую ставку…

– А вас?

– Мне предложили поработать корпоративщиком. Тренировать людей, которые не умеют играть в керлинг.

– Для вас – унижение?

– Я с этого когда-то начинал. Сейчас, получается, вернулся назад. Кроме керлинга у меня не было источника дохода. Значит, остается только это.

– В клубе сыграли на опережение – понимая, что вас ждет дисквалификация?

– Наверное.

– История с допингом финансово тоже прибила вас прилично?

– Сильно. Пока есть ставки Центра спортивной подготовки Минспорта как у членов сборной, за этот месяц заплатили. Дальше – неизвестность.

– Ожидали, что клуб так с вам обойдется – не дожидаясь результатов?

– Честно говоря, нет. Надеялся, что поддержат. Обидно.

– Готовы остаться "корпоративщиком"?

– Посмотрим. Пока рассматриваем разные варианты. Если условия хорошие – почему нет? Я останусь на льду, буду чуть-чуть подрабатывать. Ничего ужасного.

– Объективно – лучшее, что может вас ждать?

– Вернут медали, снимут дисквалификацию. Еще что-то добавят за моральный ущерб. Ха…

– А если реально?

– Что ж тут нереального? Теоретически – шанс есть. Я надеюсь на лучшее, о сроках дисквалификации стараюсь не думать. Когда мне сказали про допинг, выпалил: "Вы что, не верю! Такого быть не может!" До последнего уверен был, что это какая-то ошибка и вот-вот все разрешится. Сейчас подойдут: "Ну ладно, держи свою медаль. Это была программа "Розыгрыш".

– Для себя разобрались – где и когда?

– Нет. До результатов расследования не узнаем никак. Лично мы ничего подозрительного не замечали – чтобы кто-то в плаще крался, подливал…

– Как узнали?

– Сначала в СМИ мелькнула информация – вроде у кого-то на Олимпиаде обнаружили допинг. Потом – звонок президента…

– Федерации?

– Да, Дмитрий Александрович Свищев позвонил Насте.

– Что говорил?

Анастасия: – Я дословно помню. "Настя, у нашего олимпийца нашли мельдоний" – "Какого олимпийца? Здесь много олимпийцев…" – "У нашего!" – "У Саши, что ли?!" – "Да" – "Не может быть!" Я еще думала, это какая-то дезинформация. Потом встретились с тренерами, все подтвердилось. В голове не умещалось, что все это правда. Целый день просидели в оцепенении.

– Что подсказывает интуиция – это было спланировано? Или случайность?

– Конечно, спланировано!

– Вот и мы так думаем.

– Случайно я не мог выпить никак. Даже у доктора нашего не может быть мельдония. Федерация давно не выдает. За месяц до конца 2015-го я перестал его пить.

– Прежде мельдоний вы употребляли – как и все остальные?

– Это пошло еще с Советского Союза. Все употребляли в качестве витаминки. Грубо говоря, таблетка с мелом. Рядовой курс для поддержки сердца.

– Эффект чувствовали?

– Я даже не знал, что пью мельдоний в 2015-м! Пришел в сборную в тот же год. Пил месяца два от силы. Доктор дает витамин – ну и дает. Всё. Что там? Мне было по фигу.

 

#olympicgames2018 #mixeddoubles#curling#family#team#bronze

Публикация от Alexcurl13 (@alexcurl13) Фев 14, 2018 в 11:11 PST

***

– Легендарный штангист Василий Алексеев говорил нам про Олимпиаду-1980: "Меня отравили свои же". Такое допускаете?

– Это самый последний вариант…

– Вы полагаете?

– Даже не хочется об этом думать!

– Подозрения упали на Горячева и Дуюнову, ваших спарринг-партнеров по сбору в Японии.

– Я такого никогда не говорил. Не знаю, откуда взялись подозрения. Хотя цепляются за все версии, но могу сказать – этих ребят ни в чем не подозреваю. Горячева я фактически привел в керлинг, выиграл с ним чемпионат мира. За счет меня он поднимался…

– Это как?

– Перешел в нашу команду – и все у него пошло. Мы друзья! Он на прошлой неделе играл международный турнир в Сочи – а мы с Настей за ним следили, переживали.

– Сильно удивитесь, если это окажется правдой?

– "Удивлюсь" – это мягко сказано.

– Еще говорили о каком-то подозрительном корейце, крутившемся вокруг вас.

– Да это был просто переводчик, живет в Японии. Насколько знаю, он же наших девочек сопровождал на молодежном чемпионате мира год назад. Ему нравится керлинг, сам занимается в японском клубе. Нас доводил до метро. Показывал, где каток. Всё.

– Ничего подозрительного?

– Абсолютно.

– Сейчас ощущение – любой в вашем окружении может оказаться врагом? Кроме, разве что, Насти?

– Ну… Да! Еще тренеров исключаем.

– Паранойя не разовьется у спортсменов после вашего случая?

– А у нас два года и было что-то на нее похожее. Следили за каждой бутылкой.

Анастасия: – Вспоминаю, Саша чуть отойдет от своей бутылки с водой, я в крик: "Где твоя бутылка?!" – "Да вон она" – "Что ты ее оставил?!"

Александр: – Честно говоря, я в этом плане был даже внимательнее, чем Настя. У нас были особые бутылки – назвали "соской". Металлические. Как покупаем воду – туда переливаем. Удобные и большие. На всех турнирах с нами.

– Говорят, МОК знал о положительной пробе еще до матча за бронзу. Но позволил вам сыграть. Это правда?

– Да. Нам казалось – странно. Уже 12 февраля стало известно, что проба Насти отрицательная. С моей же тянули и тянули. Потом нам объяснили, как собирают пробы, прогоняют через машину. Проверяют по всем запрещенным группам. Если одна вызывает подозрения, достают и проверяют тщательнее. Слишком ответственное дело – объявлять о проваленном допинг-тесте. Думаем, тут злого умысла не было. Сутки на пробу "А", двое – на пробу "Б". Затем CAS. Ну как не дать сыграть? Всё же взвешивают…

– Узнав про допинг, заснуть ночью смогли?

– Только под утро. Плохо было, что и говорить… Даже с трудом вспоминаю, всё как во сне.

– Слезы были?

– А вы как думаете? Конечно, были! Настя, что мы делали? Проклинали весь мир?

Анастасия: – Пытались понять, откуда это могло появиться… Всё перебирали.

– Никакой версии?

– Да версий – тысяча! Вот какая из них точная – не наша работа.

 

🇯🇵 #japan

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Янв 25, 2018 в 12:08 PST

– На телефонные звонки отвечали?

– Нет. Лишь с родственниками поговорили. Мне сказали выключить телефон – я и выключил.

– Кто сказал?

– Кто-то из начальства: "Пока не надо отвечать на звонки. Сейчас будут набирать все, кому не лень…"

– Говорили в качестве версии о бывшей девушке. О лекарстве от похмелья.

– Да столько нелепого наслушались!

Анастасия: – Еще была версия, будто мама мельдоний в пельмешку уронила. Но про похмелье – это совсем забавно…

Александр: – Нет, про бывшую девушку – смешнее. Будто она, никак не связанная с керлингом, вдруг приехала и начала вредить. Десять лет спустя. Ну, бред!

– Кстати! Мельдоний действительно помогает от похмелья?

– Откуда ж мне знать? Вообще не представляю, что помогает от похмелья. Даже не помню, когда оно было в последний раз.

– Неужели?

– Уже два с половиной года не было точно! Мы готовились к Олимпиаде!

– Вы говорите, не можете вспомнить, когда в последний раз было похмелье. После таких новостей напиться не хотелось?

– Ни в коем случае. Не привык я напиваться в сложных ситуациях! Это слишком! Был бы я один – может, так и поступил бы. Но рядом жена, которая всегда поддерживает.

– Часто именно женщина при больших испытаниях сохраняет мужество.

Анастасия: – В первый день мы оба раскисли. Потом начали вместе что-то придумывать, рассматривать версии. Старались не добивать себя сильнее. Вдруг проба "Б" что-то другое покажет?

Александр: – Да, все время надеялись на пробу "Б". Вдруг что-то изменится… А потом купили билет домой. Там уже стало отпускать, рядом с родителями.

Анастасия: – Я Саше говорила одно – если надо вернуть медаль, то вернем. Значит, пройдем через такое.

– Как возвращали медаль?

– Ее забрали в день отъезда из олимпийской деревни. Тогда же, когда сдавали аккредитацию. Ничего особенного – вытащили медали да положили в сейф.

– Неожиданностью стало, что пришлось отбывать из олимпийской деревни?

– Да мы могли остаться в деревне! Просто там бы дергали постоянно. Перебрались в гостиницу неподалеку.

– Ирина Коржаненко после афинской Олимпиады медаль так и не отдала. Вы такой вариант рассматривали?

Александр: – Нам объяснили: если не вернем, последствия будут скверные, а наказание – максимальное. Получишь самую большую дисквалификацию. Потом не сможешь выступать вообще. Когда возвращали медаль, больше терзала мысль о дисквалификации. Медаль-то еще можно заработать. А вот карьеру завершать не хотелось.

 

🥌#curling

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Янв 26, 2018 в 1:54 PST

***

– В аэропорту, самолете вас узнавали?

– Да. Сейчас узнают на улицах. Сразу: "О, керлинг!" Просят сфотографироваться.

– Доброжелательно?

– Очень. Понятно, никто в лицо не будет кричать плохое. Может, даже те, кто в интернете пишет гадости, подходят: "Давай сфотографируемся!" Так у нас устроено.

– В самолете тоже фотографировались?

– В самолете не подходили. Вот в Санкт-Петербурге началось прямо с аэропорта. Сейчас в Питере выходили из парадной, садимся в машину – женщина: "Вы в нашем подъезде живете? Рядом с нами?! Как здорово!"

– Еще месяц назад никто не узнавал?

– Нет, конечно…

– Наверняка смотрели кремлевский прием. С мыслью: "Я тоже должен быть там"?

– Конечно. Должен быть – но вот судьба по-другому распорядилась.

– После медали уже прикинули, на что будете тратиться?

– Да. Как только медаль образовалась – сразу и распланировали все, что будет. Мысленно все потратили!

– Что собирались купить?

– Квартиру в Питере – чтоб перевезти из Крыма бабушку с дедушкой. Живут в селе под Феодосией. Родителям хотели помочь. Но – увы…

– Сейчас люди пишут?

– Постоянно! Даже не успеваю все смотреть в соцсетях.

Анастасия: – Болельщики очень сильно поддерживают! Каждый день новые письма. Пишут, что верят нам: "Надеемся, вы еще вернетесь на Олимпиаду…"

– Был кто-то, кто не верит?

– Таких тоже много. Письма: "Из-за вас мы плакали, не надо было жрать мельдоний…"

– Из России?

– Да. Не все понимают. Даже кто-то то ли из спортсменов, то ли из чиновников выступил в таком духе.

– В лицо не говорили?

Александр: – Нет. Разве в лицо такое скажут. Только из-за спины доносилось… Норвежец дал очень некрасивое интервью. Мол, он долго готовился к Олимпийским играм, мечтал выиграть медаль – а русские нечестным способом ее увели. Вот такие мы нехорошие люди.

– Это те самые норвежцы Магнус Недреготтен и Кристин Скаслиен, которые потом вернулись в Пхенчхан за медалями?

– Да.

– Ожидали от них таких слов?

– От этих – ожидали. Единственная команда, с которой мы не общались. Даже нельзя сказать, что отношения "не очень". Просто никаких.

– Противные ребята?

– Ну… Да! Вот бывает – смотришь на человека и не принимаешь душой. Даже со швейцарцами, канадцами все доброжелательно. Да со всеми командами! Только эти выделяются…

– Обыгрывать таких – особенный кайф?

Анастасия: – Да!

– Интересные советы за эти дни получили?

Александр: – Недавно какой-то болельщик посоветовал – пусть, мол, Следственный комитет воспользуется услугами экстрасенсов. Может, это фантастический вариант, но…

Анастасия: – Начинаешь верить во что угодно!

Александр: – Есть же одаренные люди. Только не те, которые по телевизору светятся.

– Сталкивались?

– У меня в детстве был сильный испуг – в Крыму застрял между сараем и домом. Меньше трех лет, совсем кроха. Справа свинки на меня накинулись, слева петух. Ужасно потом заикался! Никакие логопеды исправить не могли. А сейчас хоть что-то осталось?

– Ни следа.

– А потому что отыскали в Ленинградской области бабушку-знахарку. Все ушло. Потом ни разу не заикнулся. Чудо!

 

Мама восьмерых🐻 #bear

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Фев 2, 2018 в 5:58 PST

***

– Новости от Следственного комитета когда будут?

– Без понятия. Сами в ожидании. Как и все.

Анастасия: – Даже чуть больше. На самую малость.

– В Следственный комитет вас вызывали?

Александр: – Нет. Пока даже не разговаривали.

– Жуков вам что-то сказал?

– Ничего не сказал. Мы с Жуковым не общались. Нас поддерживает Федерация керлинга России. Президент Дмитрий Свищев лично. Тренеры наши.

– Зато теперь вы можете давать совет людям, которые отправляются на Олимпиаду.

– Я бы посоветовал не пить и не есть! Нам порой кажется, что только так можно избежать какой-то подставы. Аккуратность – первое дело.

– Вы-то были аккуратными.

– Вы бы знали, насколько! А все равно – не спасло…

Анастасия: – Если отпил из бутылки – все, выкидывай. Лучше в магазин ходи сам, покупай воду и еду.

– Вы – совсем молодые ребята. Перенесли такой удар. Держитесь из последних сил – чтоб не послать всех вокруг с их советами и интервью?

Александр: - Нет! Запас сил еще есть. Потихоньку выбираемся из ямы. Поначалу-то руки опустились. Продолжалось это дня три. Вообще не понимал, что творится. Ум отказывался принимать. А сейчас – полегче.

– Эти три дня на людях не появлялись?

– Съездили куда-то в магазин, купили еды. Готовили сами в квартире. За пределы олимпийской деревни не выходили. Понятное дело, ни на какие мероприятия не ходили.

 

🎂#25 #happybirthday

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Май 20, 2017 в 12:39 PDT

– К следующей Олимпиаде останетесь молодыми – и многое еще успеете привезти.

– Вот это мы прекрасно понимаем! Главное, чтоб все с дисквалификацией решилось. Чтоб ОКР не ущемляли в правах – можно было ехать под флагом всем спортсменам. Иначе после допинговой истории МОК "прикроет" нас в любой момент. Нам бы только шанс!

– Допустим, вам выписывают два года. Это перечеркивает следующую Олимпиаду?

– Нет. Мы к Пхенчхану фактически готовились два с половиной года. В 2016-м выиграли чемпионат мира. Поняли – есть шанс на медаль. На все оставалось два года. Оказалось – достаточно.

– Если случится дисквалификация, ни в сборной, ни в клубе тренироваться вы, Александр, не сможете?

– Да, не имею права.

– Что делать?

– Можно тренироваться одному. В моей жизни уже был такой период. В 2011-м работал инструктором на курорте под Санкт-Петербургом. Там горнолыжные склоны, несколько комплексов. Люди приезжают отдыхать.

– Сколько там прожили?

– Месяца полтора. Людей на керлинг приходило маловато, дорожка в моем распоряжении была всегда. Тренировался один. Соревновался – левая рука против правой.

– Реально после такого вернуться на уровень Олимпиады?

– Вполне. Почему нет? Многие говорят, что мы лучшие в стране. Одни из лучших в мире. Будем держаться. Тем более, у нас сейчас такая злость – на ней можно многое сделать.

– Выступать с другим партнером для Насти – немыслимо?

Анастасия: – Вероятность есть, что сыграю несколько турниров с другим партнером. Но пока буду играть с девочками. Пройдем чемпионат России – там уже посмотрим. Сезон заканчивается. Если будет большая дисквалификация – проведем время с пользой для семьи. Расширимся, ха!

– Возьмете паузу в карьере?

– Ну да. А чего время терять?

Александр: – Мы и рассчитывали на эту паузу. Правда, думали, обстоятельства будут приятнее. Настя собиралась года на два сесть дома. А я бы поиграл. А получается – наоборот…

– С кем играли бы?

– С мужской командой. Есть у нас хорошая. Мужской классический керлинг сильнее женского намного. Большая разница.

***

– В России интерес к керлингу растет?

– Конечно! Хочется верить, после нашей победы – а не после истории с допингом. Люди пишут – стали залезать в интернет, узнавать правила. Что-то понимают. Еще рассказывают – идут в секции, а там инвентаря не хватает.

– Правила часто приходится объяснять людям?

– Очень часто! Люди говорят: "Я ничего в керлинге вашем не понимаю – но прикольно… А какая там цель? В мишень попасть?" Ну да, отвечаю. Почти.

– Какие премиальные в вашем виде спорта?

Анастасия: – Это тайна!

– Есть же официальные премиальные от международной федерации за победу на чемпионате мира.

– Международная – ничего не выплачивает. За чемпионат мира получаем тысячи две с половиной евро. Это от нашей федерации. Приезжаешь на международные турниры, этапы Кубка мира – вот там есть призовой фонд.

– Максимум, сколько можно заработать?

– 3500 евро на турнире в Швейцарии. Сейчас в Сочи такой же.

– Чтоб зарабатывать в керлинге – надо выступать на вашем уровне. Кто ниже – тот не получает почти ничего.

– Да. У нас-то зарплата в сборной, есть коэффициент. Который зависит от результата.

Александр: – Но мы не жалуемся! Нам есть, с чем сравнивать. Еще два с половиной года назад получали 13 тысяч рублей на двоих. Как-то выживали.

– Долго?

– Полгода. Настю сняли даже с питерской ставки, один я получал 13 тысяч. Сборы выручали – там, во-первых, суточные платили. Во-вторых, кормили! Это было спасение.

Анастасия: – Работали за еду!

– Шли в магазин – высчитывали, что можете себе позволить, что нет?

– Разумеется.

 

🥈 #mixeddoubles #sochi

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Ноя 13, 2017 в 1:14 PST

– Не "Доширак" же вы ели?

Александр: – Не-е-т, слава богу! Но и не лобстеров.

– Что вам тогда очень хотелось – но не могли себе позволить?

– Машину хорошую.

– Какая-то у вас была?

– Да та же, которая и есть. Она, видимо, теперь и останется. "Пежо-206". Совсем маленькая, Настя когда-то покупала.

– Красненькая?

Анастасия: – Да, красненькая. Я с девочками ездила на молодежный чемпионат мира, заняли третье место. Премиальных хватило, чтоб купить маленькую машинку. Не новую, это понятно. Еще год копила. Пока ездит, хоть и десятилетняя…

– А за что вас, Настя, сняли со ставки?

– Результатов не было. Вот и отцепили.

– Тяжелое время?

– Мы так друг за друга взялись! – Настя смотрит на Сашу с нежностью. – Думали – если вот сейчас не прорвемся, придется идти работать. На 13-то тысяч не проживешь долго.

– Была в вашей жизни большая эйфория, чем от олимпийской бронзы?

Александр: – У меня – от первого чемпионата мира. Он был определяющим – чтоб больше не жить на 13 тысяч.

Анастасия: – А для меня большая эйфория – первый победный чемпионат мира. Это Казань, 2016-й. Получается, за полгода выиграли два чемпионата мира в разных дисциплинах. В Казани вообще было классно – все трибуны орут, болеют за тебя…

 

С чемпионами этой олимпиады🥇🥉 #olympicgames2018 #curling #mixeddoubles

Публикация от Alexcurl13 (@alexcurl13) Фев 16, 2018 в 3:30 PST

***

– Бронза в Пхенчхане была для вас пределом?

– С канадцами-то сражаться тяжело. Но выйти на них в финал – почему нет? Со швейцарцами играли здорово, только не везло страшно…

– Помните момент, когда в полуфинале стало что-то проваливаться?

Александр: – Да ничего у нас не проваливалось! Просто всю игру швейцарцам везло – даже если бросок идет не так, как надо, камень поворачивается в нужную сторону. Всегда! Не знаю, от чего это зависело. У нас – наоборот. По мелочам все не так. Сантиметры решали… Это сейчас я последний полуфинальный бросок не вспоминаю, а тогда он не отпускал. Потом до матча с Норвегией лежал – заснуть так и не смог. Все крутилось перед глазами.

– Что можно было сделать?

– Исполнить слабее. Не стоило мудрить в той ситуации. Не те соревнования, чтоб экспериментировать.

Анастасия: – Критики оживились после того матча! Говорили, что надо было выбивать камень соперника. Хотя выбить его было невозможно. На Олимпиаде нельзя рисковать! Мы старались все это не читать и не смотреть. Но как-то долетало.

– Неужели не продолжали обсуждать такую игру весь вечер?

Александр: – А играли-то поздно вечером. Потом сразу забрали на допинг-контроль. Домой приехали, перекусили – уже за полночь. На игру вставать в 6.

– Настя заснула?

– Настя спит отлично! Вырубается моментально! Только скажет себе: "Пора" – и все.

– На матч за бронзу собраться было тяжело после такой ночи?

– Ничего сложного. Перед всеми решающими матчами чемпионатов мира я не спал. Мне так даже легче. Прежде что только не делал, чтоб заснуть. Даже овец считал. Вроде отогнал мысли о керлинге, – вдруг снова накатывает. Мысленно играю, завожусь…

– Снотворное пробовали?

– Я вообще не любитель таблеток. Если б доктор не давал витамины – даже их не ел бы. Если поспал часа два-три перед игрой – вполне хватает. Могу потом днем прилечь.

– В дабл-миксте на Олимпиаде не было равных канадцам Джону Моррису и Кейтлин Лоус.

Анастасия: – Это уже их второе олимпийское золото.

– Они сильнее вас, объективно?

Анастасия: – Да.

– В чем?

Александр: – В керлинге ключевую роль играет опыт. Я за свою жизнь сделал тысячу бросков, а Джон – десять тысяч! Ну и кого вероятность ошибки выше?

Анастасия: – Но это не значит, что канадцев не можем обыграть. Если б действовали против них так же, как в матче за бронзу с норвежцами, думаю, до самого конца борьба бы шла камень в камень.

Александр: – Между прочим, Моррис до сих пор служит начальником пожарной части. Керлинг для него – хобби.

– Даже в Канаде на заработки в вашем виде спорта семью не прокормишь?

– Как раз там с деньгами проблем нет. Керлингом занимаются два миллиона человек, по популярности он уступает лишь хоккею. Полно спонсоров, солидные премиальные. Но многие все равно предпочитают кидать камни вечером. Днем же трудятся в офисе, у кого-то собственный бизнес. Ну а Джону нравится тушить пожары.

 

Боги олимпа🇨🇦 vs🇸🇪 #teamkoe #teamedin

Публикация от Alexcurl13 (@alexcurl13) Фев 16, 2018 в 9:13 PST

***

– Перед броском часто руки дрожат?

Александр: – Случается. Вспоминаю 2016-й, победный чемпионат мира по дабл-миксту в Швеции. Оставался решающий бросок. Ух, как меня колошматило!

– Что делать в такой ситуации?

– Стиснуть зубы. Постараться успокоиться. Вернуться из Швеции с золотой медалью было очень важно. Мы ведь поехали туда против всей воли человечества!

Анастасия: – Выгрызли путевку! Вопреки всему!

– Ждем подробностей.

Александр: – Давай, рассказывай.

Анастасия: – Привезли на сбор две вторых команды – мужскую и женскую. Формировать дуэты для дабл-микста. Мы с Сашей, конечно, хотели играть вместе. Тренеры запретили.

– Почему?

– Сказали: "Вы – пара в жизни, в игре это будет мешать. Саша, ищи другую партнершу".

Александр: – А я ответил: "Нет! Только Настя!"

Анастасия: – Не знаю, почему тренеры заранее поставили на нас крест. В мировом керлинге немало успешных пар – и муж с женой, и брат с сестрой… При этом никаких ультиматумов я не выдвигала: или со мной играешь, или ни с кем. Наоборот, уговаривала: "Ну, появится другая девочка, не беда. Это же сборная! Нельзя упускать такой шанс…" Но Саша проявил фантастическое упорство. Почему-то был уверен: если будем вместе, порвем всех!

– А дальше?

– Мы пролетели мимо сборной. Начали пробиваться через чемпионат России. Выиграли отбор, попали на "мир". Но все равно в нас никто не верил.

– В какой момент отношение изменилось?

Александр: – После того, как выиграли отбор.

Анастасия: – Нет – чемпионат мира. Хотя даже победу в Швеции многие восприняли скептически. Отмахивались, мол, да им просто повезло. Приехали черные лошадки…

Александр: – Темные лошадки.

Анастасия: – А я что сказала?

Александр: – Черные лошадки.

Анастасия: – Разве?

– Да, Настя. Ничего страшного.

Александр: – О, теперь хоть свидетели есть. А то обычно как? Скажет что-нибудь, поправлю – и слышу: "Я такого не говорила!"

Анастасия: – Ха-ха… В том же 2016-м мы выиграли в Казани чемпионат среди смешанных команд. Вот тут все всколыхнулись. Когда запахло олимпийской медалью, тон сменился сразу.

– И разлучить вас больше не пытались?

– Нет. Бывало другое. Если в прошлом сезоне на каком-то турнире занимали второе место, начинались разговоры: "Да, маловато у вас потенциала для Олимпиады, в 2016-м играли лучше…" Но мы старались не обращать на это внимания.

Александр: – Главное, чувствуем – с каждым годом прибавляем. Прежде были молодые, зеленые, победы вырывали на азарте и характере, не особо углубляясь в тактику. Теперь же совсем иной подход. Спокойнее стали. Мудрее.

– В жизни у вас друг к другу претензий меньше, чем на льду?

– Да в жизни у нас все прекрасно! А в игре… Раньше действительно могли задурить, завестись на пустом месте. Но поняли, что это неконструктивно, заканчивается всегда плохо. Либо поражением, либо никакого удовольствия от победы. Одна усталость.

– Самый живописный случай, когда у вас полыхнуло?

Александр: – Ой, какой бы выбрать…

Анастасия: – Берн помнишь?

Александр: – Не-а.

Анастасия: – Этап Кубка мира, стартовый матч. С первых минут все наперекосяк. Слово за слово – эмоции захлестнули, про микрофоны забыли. Так до конца игры и собачились. А потом в телефоне сообщение от родителей: "Вы с ума сошли?!" Болельщики в соцсетях тоже писали: "Ребята, только не подеритесь!" Ну и тренер, разумеется, напихал.

– Матч-то как закончился?

– Выиграли. Негатив выплеснули – и дальше уже играли спокойно. В итоге за весь турнир ни одного поражения!

– О чем думаете, когда пересматриваете такие матчи?

– Стыдно… Я и Олимпиаду пока не могу себя заставить посмотреть. Психологически тяжело.

Александр: – А я наткнулся в интернете на матч с норвежцами – и переключать не стал. Я-то знаю, что эту бронзу выиграл честно.

– Впечатление?

– Сыграли мы хорошо. Пожалуй, единственный матч, который в Пхенчхане оба провели на высоком уровне.

– Настя свое падение в четвертом энде прокомментировала емко.

– Да? Не заметил. Что сказала-то?

Анастасия: – (смущенно, шепотом) Ж…а болит.

Александр: – Хм… (закрывает лицо руками.)

Анастасия: – В пылу борьбы про падение забыла сразу. Лишь наутро почувствовала боль. Но это ерунда. Хуже, когда коленкой ударишься об лед. Или локтем.

Александр: – Брэд Гушу, канадский скип, олимпийский чемпион-2006, года два назад рухнул в "доме". Вытирал камень, щетка ушла из-под тела. Надо было отпустить ее, сгруппироваться, упасть на руки. А он завалился вместе с ней. Разбил лицо в кровь, получил сотрясение. Целый сезон восстанавливался.

***

– Тренировки у вас каждый день?

Анастасия: – На сборах-то? Конечно. Утром и вечером, по полтора-два часа. Плюс ОФП.

– Сколько длится отпуск?

– Весь июнь. Обычно уезжаем в теплые края.

– Лучший отпуск в вашей жизни?

– Медовый месяц, Испания…

Александр: – Египет.

Анастасия: – Ты что, какой Египет?!

Александр: – А мне там было классно.

Анастасия: – Значит, медовый месяц ты грустил?

Александр: – Нет, не грустил. В Египте что понравилось? Был отдых в прямом смысле слова. Купались, загорали. Когда все время в движении, хочется иногда просто поваляться на пляже.

Анастасия: – А в Испании на одном месте не сидели, постоянно мотались то в горы, то по музеям.

Александр: – Горы я обожаю. В Крыму поднимались на Ай-Петри, в Сочи – на Ахун, в той же Испании – на Монтсеррат.

Анастасия: – В монастырь на Монтсеррат ездили с экскурсией, а на самую высокую точку уже вдвоем полезли. Ступенек нет, карабкались по скалам… Восторг!

Александр: – В детстве каждое лето я проводил у бабушки с дедушкой в Крыму. Там все горы и бухты облазил, да не по одному разу. Когда родители приезжали, брали палатки, могли рвануть куда-нибудь дня на три. От нашего села до Черного моря тридцать километров, до Азовского – сорок.

– Плаваете хорошо?

– Нормально. Однажды Андрея, младшего брата, вытащил из морской пучины. Разница у нас пять лет. Он был совсем крохой, попал в волну, испугался, начал задыхаться. И тут появился я.

Анастасия: – Спасатель Малибу.

Александр: – Ага, в черном плаще. Причем эпизод, как вытянул брата из воды, у меня вообще не отложился в памяти, представляете? Может, не думал, что он тонет? Если б Андрей недавно сам не рассказал, я бы так и не узнал об этой истории.

Анастасия: – А Сашу потом отблагодарил. Подносил ремень заботливо.

Александр: – Ну да, любил, когда меня дома наказывали.

Анастасия: – Даже если Саша его не трогал, просто мимо шел, – тот поднимал крик. Из вредности. Когда родители начинали ругать Сашу, маленький Андрюша на цыпочках заходил в комнату, вешал на ручку двери ремень и убегал.

 

🏝#honeymoon #spain

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Июн 19, 2017 в 9:08 PDT

– Как прошло ваше первое свидание?

Анастасия: – Ой, так давно это было!

Александр: – Шесть лет назад.

Анастасия: – Вспоминай, куда меня приглашал.

Александр: – В кино же отправились, да? А-а, нет, сначала был турнир в Питере. Церемония закрытия, банкет, танцы. Это можно назвать первым свиданием?

– Вам виднее.

– Мы сидели в баре, разговаривали.

– Танцевали?

– Я – не любитель. Но Настя вытащила. Разве мог ей отказать?

Анастасия: – Ты же не танцевал!

Александр: – Ну… Двигался… Уже что-то.

Анастасия: – Да, не танцевал он, а ходил под музыку. Наш единственный танец был на свадьбе. Два дня репетировали. Кстати, это идея Саши. Я-то предлагала импровизировать, а он: "Нет, нам нужен профессионал!"

Александр: – Без него бы не справились. А так все получилось отлично. Кружились, четыре поддержки было. Настя меня даже поднимала!

– Ого.

– Вы что, поверили? Шучу!

– А мелодия какая?

– Не помню. Настя выбрала, я не возражал. Если честно, мне было все равно.

 

Счастливы👰🏽🤵🏽💍#wedding #happy #june13th

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Июн 14, 2017 в 4:24 PDT

– У Константина Зырянова на свадьбе выступал "Цирк дю Солей". Если б у вас был неограниченный бюджет – кого позвали бы?

Анастасия: – Андрея Малахова – на роль ведущего. Вчера были у него на программе, 10 марта должны показать. Андрей нам понравился. Добрая душа.

– Как на первых порах вы удивляли друг друга?

Александр: – Я был очень милый. И быстро завоевал сердце дамы.

Анастасия: – Когда только начали встречаться, Саша срывался ко мне со сборов, которые проходили где-то далеко за городом. Приезжал на электричке. Смотрю в окошко – идет ухажер, букет красных роз. А я письма ему писала.

– От руки?

– Конечно. Покупала открытки, наклеивала стразики, фотографии – и вручала в конвертиках. Помнишь?

Александр: – Еще бы! Все сохранилось, лежит дома рядом с важными документами.

– Вы из тех петербуржцев, кто никогда не смог бы жить в Москве?

Анастасия: – Питер – уютнее. Роднее.

Александр: – Москва – город красивый, но шумный. Народу слишком много, не протолкнуться… А вообще мечтаю поселиться на каком-нибудь острове. Лес, природа. Красота! Мог бы жить там даже в палатке.

Анастасия: – Это мне нужны магазины, развитая инфраструктура. А Саша по натуре отшельник.

– Если б в Петербурге могли жить где угодно, какое место выбрали бы?

– Крестовский остров.

Александр: – Не согласен!

Анастасия: – А что? Сосновая Поляна?

Александр: – Нет! Набережная на насыпном острове, где строится новый жилищный комплекс. Там вид очень крутой.

Анастасия: – Да на Крестовском лучше!

Александр: – Чем? И квартиры дорогущие, по 80 миллионов…

 

Наш особенный день👰🏽🤵🏽 #13июня #weddingday

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Авг 12, 2017 в 1:05 PDT

***

– Саша, вы любите футбол, болеете за "Зенит"…

Анастасия: – Я тоже! И люблю, и болею!

– Вместе на стадион ходите?

– По возможности. Правда, на новой арене из-за бесконечных разъездов еще ни разу не были.

Александр: – Ничего, теперь свободного времени будет много.

– Самый памятный поход на футбол?

Анастасия: – Как-то "Зенит" играл в Москве с ЦСКА. Мы здесь были на сборах. Друзья, которые за ЦСКА болеют, предложили с ними матч посмотреть. На армейской трибуне.

– Для дамы из Петербурга это испытание.

Александр: – Да уж. Файеры, кричалки, мат-перемат…

Анастасия: – Хотелось всех побить, но сидели тихонечко, не подавали виду, за кого болеем. Мы ж хотели живыми уйти.

– В "Зените" был у вас любимец?

Александр: – Кержаков и Аршавин.

Анастасия: – А у меня – Малафеев. Люблю вратарей. К тому же Слава отыграл за "Зенит" всю карьеру. В современном футболе нечасто встретишь такую верность клубу. Мне потому и Акинфеев нравится. Тоже никуда из ЦСКА не уходит.

– Как вам нынешний "Зенит"?

– Аргентинцы – хорошие ребята. Быстрые, техничные. Особенно Паредес, Дриусси и… Как же его… А-а, Ригони!

Александр: – Начали-то они неплохо. Но сейчас из них разве что Паредес выделяется.

– В Манчини верите?

– В таких случаях говорят – надежда умирает последней. Летом "Зенит" здорово укрепился, прекрасно стартовал. Даже Кокорин начал забивать. А потом что-то сломалось – и никак не ладится.

– Три вопроса к Манчини.

Анастасия: – То, что Дзюбу в Тулу отдали – уже минус один вопрос. Никто не понимал, что такой игрок делает в "Зените".

Александр: – А я рад, что Лодыгина из ворот убрали. Многовато ошибок допускал. Лунев понадежнее. Ну а вопрос… Почему Ерохин? Человек абсолютно ничем не выделяется – но на поле выходит регулярно. Впрочем, рассуждаю как дилетант.

 

👻 #happytogether

Публикация от Anastasia Bryzgalova (@a_nastasia92) Июн 27, 2017 в 1:34 PDT

– Вы же сами когда-то играли на первенство города.

– Всего год. Да и то, совмещая с керлингом.

Анастасия: – У Саши великолепная реакция. Поэтому и в футболе, и в хоккее на воротах стоял.

Александр: – Вот хоккеем занимался серьезно – с четырех лет до двенадцати. Сначала на позиции защитника. Как-то перед матчем с мальчишками из школы СКА все наши вратари слегли с температурой. Я сказал, что готов отправиться в рамку. Денег на качественную экипировку не было, форму выдали допотопную. Потрескавшиеся щитки из коричневой кожи – до сих пор валяются в моем гараже. А ловушка была жесткая, несгибаемая, шайбу не ухватишь. Но если попадала туда – застревала. Наша злая дворовая команда победила СКА – 9:3. С того дня я играл только в воротах.

– Почему закончили?

– Команда держалась на энтузиазме тренера. Классный был мужик. После его смерти все развалилось. Я на биатлон переключился. Ненадолго. Освоил коньковый ход, и интерес угас. Затем был настольный теннис, волейбол, футбол. А лет в пятнадцать учительница физкультуры, она же классная руководительница, привела меня в керлинг.

– Не самый очевидный выбор.

– У нее дочка занималась, вот и мне предложила. Попробовал, понравилось, втянулся. Теперь без керлинга свою жизнь уже не представляю. Чем он хорош – играть можно хоть до семидесяти.

– Даже на Олимпиаде?

– Там предел – лет сорок. Так что, надеюсь, у нас в запасе еще ни одна Олимпиада.

Анастасия: – Даже если сбудутся худшие прогнозы, и мы не попадем в Пекин-2022, продолжим готовиться к Играм-2026. Нам будет 33. Для керлинга – пора расцвета. Когда есть и опыт, и практика, и железное спокойствие. Мы столько пережили, что нам уже ничего не страшно. Надо просто выходить и играть. Да?

Александр: – Да!

– Настя, как изменили Сашу последние события?

– Более разговорчивым стал. Раньше был скованный, не любил давать интервью. А сейчас вошел во вкус! Ну и, конечно, теперь мы никому не доверяем.

– Саша, а Настя изменилась?

– Я убедился, что она очень сильный человек, с внутренним стержнем. Стойко перенесла все испытания, еще и меня поддержала, ни в чем не упрекала. За это ей благодарен. С женой мне повезло, это точно.

Газета № 7578, 06.03.2018

опрос

"Я никогда не использовал допинг". Вы верите Александру Крушельницкому?
Обсудить
Голосовать
Перейти к комментариям
42
Загрузка...
Новости по теме