/ Объединенный суперкубок

G-DRIVE ОБЪЕДИНЕННЫЙ СУПЕРКУБОК

Когда заиграет Витинью в России? Как уходил Вагнер? Что происходило с Хондой? Каковы принципы работы селекционного отдела ЦСКА? Об этом и не только в интервью "СЭ" рассказал бывший спортивный директор красно-синих Антон Евменов.

За последние пять лет Евменов был причастен почти ко всем трансферам ЦСКА. Летом Евменова повысили: глава селекционного отдела стал спортивным директором. А в начале 2014 года он неожиданно ушел.

– ЦСКА вы покинули с формулировкой: "Хочу учиться". Но с таких должностей ради учебы не уходят. Что произошло на самом деле?

– Решение, конечно, принял не спонтанно. Желание поучиться за границей было давно. Сейчас наступил самый благоприятный момент. У меня маленький ребенок – ему пока не важно, в какой стране жить. И жене тоже интересно поучиться по своей профессии. Друзья будут неподалеку. К Москве я не привязан. Живу в ней 15 лет, но город мне все равно чужой (Евменов родом из Красноярска. – Прим. "СЭ").

Хотя причин действительно несколько. Но спортивных директоров как назначают, так они и увольняются. Ничего криминального. Мы с клубом по-доброму расстались, и я доволен теми пятью годами, что провел в ЦСКА.

МНОГИЕ ГОТОВЫ ВЗЯТЬ ВИТИНЬЮ В АРЕНДУ

– За пару месяцев до вашего ухода в прессе написали, что "совет директоров ЦСКА недоволен трансфером Витинью" и лично вами. Я примерно представляю структуру управления ЦСКА и не очень понимаю, о каком совете речь. Тем не менее поговорим об этой версии: вас убрали из-за Витинью?

– Не слышал о существовании совета директоров ЦСКА. Не было и никаких разговоров типа: "Антон, мы нашли кого-то лучше тебя, уходи".

А что касается Витинью… Если все специалисты, болельщики, игроки ждали, что он заиграет сразу, то, наверное, мы не оправдали этих надежд. Любой трансфер молодого футболиста в какой-то мере – лотерея. В прессе звучало, что Витинью – новый Вагнер. Хотя он далеко не Вагнер даже по позиции на поле. Даже Халку, купленному за 60 миллионов, потребовалось время для адаптации в новой команде. Хотя признаю: мы заплатили за Витинью такую сумму, которая подразумевает – парень должен сразу заиграть.

Однако для адаптации должны пройти определенные процессы. Наберитесь терпения. Потенциал у Витинью есть. Надо сделать все, чтобы он адаптировался. Я понимаю, если бы возникли претензии к профессионализму, отношению к тренировкам. Тогда да – это была бы ошибка, причем грубейшая. Но футболист усердно тренируется.

Тем не менее перекладывать ответственность на других не собираюсь. Имя Витинью впервые прозвучало из моих уст. Мы инициировали переговоры. Показали его Слуцкому. Слуцкий сказал: потенциально это новая звезда. Мы согласились. Я вел все переговоры из Бразилии, координируя действия с Москвой. Верю, что с каждым новым матчем Витинью начнет оживать. Поверьте, он сам этого хочет больше всего на свете.

– "Анжи" купил Виллиана у "Шахтера" за 35 миллионов евро и потом за те же деньги продал его в "Челси". До какого ценника может дорасти Витинью?

– Как только Витинью проведет в чемпионате России 30-40 матчей подряд на уровне, как в Бразилии, и продолжит прибавлять, то, возможно, в два-три-четыре раза окупит свою стоимость. К сожалению, с ходу заиграть у него не вышло. Единственный молодой бразилец, проявивший себя в России с пылу с жару, это Вагнер. Но он уникальный человек и спортсмен. В первом же матче забил – и покатило.

ПЕРЕГОВОРЫ ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ

– Вы мне однажды сказали, что переговоры по Витинью – это очень крутая история. Что в них особенного?

– Да, это самые увлекательные переговоры в моей жизни.

Когда мы приняли решение, что игрок интересен и кто-то должен поехать в Бразилию поговорить с агентом и посмотреть в глаза футболисту, до закрытия окна оставалось дней десять.

В Бразилии распространенная практика: в контракте записывают сумму штрафа, выплатив которую игрок становится свободным агентом. Обычно есть цена для внутреннего рынка, а для заграничных клубов она раза в два выше. Мы эту сумму знали, а больше никто не знал. За неделю до нас "Порту" приезжал с 10 миллионами, но получил отказ, потому что клуб не в курсе был о фиксированной сумме.

Нам же следовало заручиться поддержкой игрока. Под покровом ночи вели беседы. Я рассказывал про ЦСКА. Подключили Вагнера и нашего бывшего тренера Пайшау, который работает в сборной тренером по фитнесу. Он говорил Витинью: "Езжай не задумываясь, за Россией мы тоже следим!" В итоге убедили парня.

Дальше надо было убедить клуб, который продавать отказывался. А открыто говорить про сумму отступных мы права не имели. Этой информацией де-юре владеют только игрок и клуб. Решили пойти ва-банк. Наняли известного бразильского юриста. Мы вместе пришли на встречу. Я к тому моменту уже их достал по горло и просто сидел молчал, а говорил юрист. "Мы знаем все про его контракт, готовы идти через суд, игрок может сам себя выкупить". Витинью прислал в клуб факс: "Дайте реквизиты, я выкуплю себя". Мы дали ему гарантии.

При этом на Витинью оказывалось давление. К нему подходили главный тренер, ведущие футболисты, тогда еще выступавший за "Ботафого" Зеедорф: "Витя, не бросай нас!" Но он принял решение.

Потом Витинью улетел в Италию, чтобы уйти от давления. До закрытия окна оставалось пять дней. В "Ботафого" поняли, что дело труба. А мы знали, что там с деньгами проблемы, зарплату игрокам не платили месяца два. На клуб могли наложить арест, если бы деньги пришли позже. Следующей задачей было рассрочить платеж, но тут уже они взгрызлись, как собаки: "Либо все сразу, либо ничего и никогда!"

– Так а сумма какая была?

– Меньше 10 миллионов, которые привозил "Порту". И ведь после согласования трансфера проблемы не закончились. Думали уже шампанское открывать – а сертификат на игрока не приходит. Бразильская федерация футбола отказалась выдавать трансферный лист, сославшись, что у нее лежит запрос по "Ботафого" от общегражданского суда. Пришлось действовать через ФИФА. Наши юристы сработали прекрасно.

ГИНЕР И ПРАВИЛО ТРАМВАЯ

– За время вашей работы в ЦСКА во главе селекционного отдела могли какие-то переходы свершаться без вашего участия и согласия?

– Все последние трансферы, кроме Цауни, прошли через меня. Оба шведа, Муса, Витинью, Миланов, Цубер… Эти имена первыми озвучивал селекционный отдел. Хотя я не тот человек, кого надо ставить в известность и согласовывать, поэтому когда Цауня приехал на просмотр и приглянулся, это абсолютно нормально.

В ЦСКА четко выстроены все процессы. Каждый знает свой маневр. Селекционный отдел ищет игроков. Идет сбор информации и анализ, которые передаются тренеру и гендиректору. Потом составляем шорт-лист по горящим позициям. Предлагаем по три-четыре претендента. Слуцкий их расставляет по номерам: этот первый, этот второй, этот вообще не подходит. Когда тренер дает добро, начинаем вступать в переговоры. Там уже проясняется, какой переход реален, а какой нет.

– Роль Гинера в этой цепи какова?

– Она основополагающая. Он президент клуба. Все докладывалось гендиректору. Потом информация ложилась на стол Гинеру, который проводил спортивно-экономический анализ. За ним оставалось последнее слово.

– Какое количество или процент трансферов Гинер зарубал?

– Ни одного. Если трансфер проходил все стадии, и все участники сошлись во мнении, что футболист клубу нужен, ни разу не случалось, чтобы Гинер вышел из кабинета и сказал: "Не брать!"

– Будь у вас сейчас возможность повлиять на состав ЦСКА, какие позиции вы бы усилили?

– Никакие. Согласен с президентом клуба: для оставшихся матчей у команды достаточно игроков. Нельзя покупать ради покупки. ЦСКА так не работает. На одном совещании придумали "правило трамвая". Сначала люди выходят из трамвая, а потом уже новые заходят.

– Так Хонда ж вышел.

– Миланов зашел.

– А Витинью – вместо Вагнера?

– Да, да. Нужно четкое понимание, сколько необходимо игроков, чтобы уверенно пройти сезон. Если оставить за скобками травмы, которые нас преследовали. Мне кажется, на каждую позицию нужно два с половиной футболиста. Первый – железный игрок основы. Второй – чтобы был готов подстраховать в любой момент. А половинка – это игрок из молодежки. У нас так и получается.

ХОНДУ НАДО БЫЛО ПРОДАТЬ ДВА ГОДА НАЗАД

– Ваша самая большая ошибка?

– Я готов признать, что ошибся, летом настояв на продаже Вагнера. Президент и гендиректор поначалу восприняли вариант в штыки, но я сделал многое, чтобы форсировать переговоры с китайцами. Это была превосходная сделка с финансовой точки зрения, в этом я и сейчас убежден. Но со спортивной мы сильно потеряли. Прежде всего потому, что лишились маневра по Хонде.

– То есть, если вернуть время обратно, то…

– Да, я бы предпочел сохранить Вагнера до зимы. Он без проблем помогал бы команде, а Хонду можно было бы летом продать за 2-3 миллиона. И китайцы за полгода никуда бы не делись.

Кстати, и когда Вагнер возвращался из Бразилии, я не верил, что это даст эффект. Вот так.

– Кем для вас останется Хонда, самый неоднозначный игрок в современной истории ЦСКА?

– Человек, пришедший из клуба со смешным названием "Фи Фи Фи" – он сделал себе имя, выступая за ЦСКА, стал лидером сборной и лучшим футболистом Азии. Два года назад было неплохое предложение от "Лацио". Но мы решили, что надо оставить и попытаться продлить контракт.

Хонда клялся и божился: я вас уважаю, вы на мне еще заработаете, я японец, для меня это святое. Ага, ну да. А когда летом Евгений Леннорович принял личное решение не продавать его в "Милан", то Хонда перешел в режим наибольшего благоприятствования. Брат, он же агент, названивал мне: "Вы лишаете нас мечты!"

В последние месяцы нахождения в ЦСКА Хонда играл процентов на 60 своих возможностей. Его поведение оставлю без комментариев. Хонда мог сделать больше и уйти по-другому. Задним умом все герои, но я бы два года назад его продал. Предлагали в два раза больше, чем мы за него заплатили.

– Почему Гинер осерчал на "Милан"?

– Потому что они пришли с позиции силы. Мы "Милан", а вы… Я в переговорах не участвовал, но, наверное, тоже остался бы недоволен подобным отношением. Предлагали смешную сумму и двух дублеров. Вели переговоры через непонятных людей. Если бы Галлиани приехал лично и они бы выпили с Гинером по чашке зеленого чая, то, думаю, Евгений Леннорович мог бы растаять. Такие жесты ценятся в большом футболе. Но "Милан" повел себя иначе.

ПОЧЕМУ УШЕЛ НЕЦИД

– Слуцкий рассказывал про прайс-лист игроков "Анжи", ходивший в кулуарах. Вы его видели?

– Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Да мы и не пытались даже кого-то забрать, потому что летом уже сделали покупки. По сути, из всей плеяды "Анжи" ЦСКА мог рассмотреть двух человек с серьезной стратегической перспективой: Кокорина и Траоре. Возможно, еще Логашова. Но там запредельные зарплаты и трансферные суммы. Впрочем, раз их кто-то заплатил – значит, оно того стоит. Но ЦСКА так не работает.

– Никто не понимает, почему ЦСКА отдает в аренду Нецида, когда налицо проблемы в атаке.

– Это пример спортивного решения, нацеленного на то, чтобы молодой футболист получил свой шанс.

– Речь про Базелюка?

– Да. Базелюк начал забивать сумасшедшие мячи за дубль, за молодежку. Видя его прогресс, мы решили дать ему возможность вспыхнуть за первую команду. А оставайся в команде Нецид, первым на замену выходил бы он.

У чеха другой статус и зарплата, с которой некомфортно сидеть на лавке. И гол Кости "Ростову" – один из самых приятных моментов моей карьеры в ЦСКА. Это нормально, когда клуб осознанно и порой искусственно создает благоприятную среду для молодого футболиста.

Что касается Нецида, то, как и в случае с Марком Гонсалесом, надо отдать должное их профессионализму. Оба ради игровой практики согласились на десятикратное понижение зарплаты.

– Десятикратное?!

– Да. Марк вообще джентльмен. Он пошел играть в Чили за копейки, чтобы вернуться в футбол и, возможно, поехать на чемпионат мира. В кино Гонсалеса мог бы играть Пьер Ришар. Он постоянно попадает в передряги. Только не смеяться хотелось, а плакать.

Однажды Марк выступал за сборную, выпрыгнул в борьбе за верховой мяч, столкнулся с защитником и получил сотрясение мозга. Падая, уже будучи без сознания, повредил крестообразную связку. А в больнице, когда делали томографию, обнаружили еще одну травму колена. Однако из всех ситуаций Гонсалес выходил как настоящий мужик.

БУДУ ВСПОМИНАТЬ РАБОТУ СО СЛУЦКИМ

– Вернуться в ЦСКА однажды хотелось бы?

– Почему нет? Я же не уходил с войной. Буду нужен – в клубе знают мои амбиции, чем я хотел бы заниматься и за что отвечать.

– Правда, что осенью между вами и Слуцким пробежала черная кошка?

– Многие считают меня человеком Слуцкого, но это не так. Я и в "Москву" пришел чуть раньше, и в ЦСКА.

Недопонимание возникло, да. Не знаю, была ли черная кошка. Чем черт не шутит – вдруг еще когда-нибудь пересечемся? Наше сотрудничество мне многое дало. Я с огромным удовольствием буду вспоминать время в ЦСКА и работу со Слуцким.

Перейти к комментариям
96
Загрузка...
Новости по теме