Все интервью

Газета № 7704, 10.08.2018
Закончив одну встречу в кафе на Новом Арбате, знаменитый футбольный агент Шандор Варга тотчас пересаживается за соседний столик. Где уже дожидается кто-то.

У официантов замешательство в глазах. Один всматривается особенно пристально в странного клиента, шепчет другому: "Знаешь, кто это? Игорь Ларионов!"

Мы, уловив, пригляделись – точно! Похож!

Нам казалось, мы в этой очереди последние – и Шандору торопиться некуда. Дело к вечеру. Но вскоре появилась жена Варги, прекрасная Лариса.

– Уже заканчиваем, – улыбнулся Шандор. – Подожди немного. Ребята, у нас 8 минут. Договорим по телефону.

Просидели еще часа полтора. Чувствуя спинами женский взгляд.

Надеемся, Лариса нас не запомнила. Излив гнев на супруга.

ЧЕРЧЕСОВ

Мы собираемся расспросить Шандора о количестве паспортов – и он смеется на все кафе. На всякий вопрос у этого человека заготовлена история.

Поднимает палец:

– У моей внучки Софии пять гражданств!

Мы не верим, переглядываемся – и Варга торжествует:

– Моя супруга Лариса – москвичка. Я – венгр. Значит, дочь – венгерка и русская. Уже два гражданства. Вышла замуж она за Тристана, у которого мама француженка, а отец – американец. Четыре гражданства. Ну а родилась внучка в Сен-Мари.

– Это Англия?

– Лондон. Там все Виндзоры рождаются!

– Круто.

– Но это не потому, что я такой богатый…

– Тогда почему же?

– Ту квартиру мы купили десять лет назад. До Сен-Мари пять минут пешком. Никто и не думал, что здесь появится на свет наша София. Понятно, англичане предложили ей гражданство. Вот, у меня фотография в телефоне – играет со всеми пятью паспортами. Ей 18 месяцев, уже побывала на чемпионате мира.

– Привозили с собой?

– Да. Потом в Лондоне усадили смотреть матч Франция – Аргентина. Никакого интереса. Полюбила Россию, болела только за нее!

– Вам 63?

– Да. Старый-старый…

– В какие моменты ощущаете, что 63 – это прилично?

– Когда дочери говорят: "Папа, тебе не 25!" Но вот приехал на чемпионат мира, пригласили в вашу редакцию. Я пришел в майке с олимпийским Мишкой, из 1980-го. Как раз в тот год работал в оргкомитете Игр. А в этой майке кажется, что мне минус 38!

– Когда чувствуете себя совсем молодым?

– Когда играю с внучкой. Смотрю футбол. Вокруг меня постоянно что-то происходит!

– Как аллергии-то на футбол у вас не появилось.

– Что вы! Футбол – это любовь. Футбол – это как Россия. Умом не понять. Сказал бы кто перед чемпионатом мира, что мы будем на волосок от полуфинала… Вы услышали, я говорю – "мы"?

– Еще бы.

– Я не болею за команды. Футбол для меня – когда Криштиану Роналду помогает травмированному Кавани уйти с поля. Вот это – святая идея Кубертена и древних греков. Положить оружие и соревноваться. Обнять победителя. Может, я романтик. Но я такой.

– Чемпионат мира для вас – трудовые будни. Самое полезное, что успели в Москве?

– Я очень плохой работник!

– Вот бы не подумали.

– Здесь меня окружала романтика. Я привез внучку на матч открытия. Рядом были дочь и зять, который сюда попал впервые. Человек из Америки и Франции. Страны, которые особенно наезжают на Россию. Но Тристан за день в нее влюбился!

– Что посмотрел?

– Мы были в Оружейной палате, Кремле, на балете в Большом, музеях… А я на время чемпионата мира забыл о работе.

– Среди его участников были ваши клиенты?

– С Черчесовым сотрудничаем давно. Он был в гостях у Base Soccer, где я сейчас работаю. Представляете, Станислав меня помнит дольше, чем я его!

– Это как же прояснилось?

– В 1980-м после института физкультуры меня определили в комплексно-научную группу при сборных СССР, писал кандидатскую. На каких-то сборах пересеклись и со Стасом. Ему было 17.

– Но уже с усами?

– Не знаю. Встреча-то в памяти не отложилась. А годы спустя после жеребьевки ЧМ-2018 мы прилетели в Лондон, провели там неделю, посетили несколько матчей. Он сказал: "Я тебя запомнил уже тогда". Стас – молодец. Лучший тренер чемпионата мира.

– Во сколько раз должен был вырасти его контракт после такого выступления, объективно?

– Я вам так скажу. Есть вещи, которые ему все равно не помогут. Вот был я у Станислава дома в Австрии. Алла, жена, испекла осетинские пироги. Вкус – божественный. Я до сих пор вспоминаю этот ужин! Один из лучших в моей жизни! Хотя посещал шикарные рестораны, с кучей мишленовских звезд. Но с духом домашнего пирога, приготовленного любящей женой, не сравнится ничто. А потом мы сидели на террасе с видом на Альпы, пили кофе, наслаждались закатом… Этого не купишь ни за два миллиона, ни за двадцать. Понимаете, к чему веду?

– Не вполне.

– Дали бы перед чемпионатом Станиславу контракт в десять раз больше – он бы отработал в десять раз лучше? Нет! Если вам предложат сто миллионов, сыграете на уровне Месси? Нет! Станислав оценивает все адекватно, знает, что такое настоящие ценности. Он заслужил уважение – вот что главное. Я и каждому своему футболисту говорю: "Не думай о деньгах. Играй! Тебе дадут даже больше, чем сможем попросить".

– Помните, когда предложили особенно больше, чем вы ожидали?

– Там была коррупционная схема. Лет двадцать назад привез в голландский клуб игрока из Венгрии. Цена – 300 тысяч долларов. В разгар переговоров генеральный директор внезапно понизил голос: "Можно миллион заплатим?" – "Это шутка?" – "Нет-нет, вы не ослышались. Миллион. Но половину – под столом".

– А вы?

– Отвечаю: "Такие вопросы не в моей компетенции. Я должен обеспечить игроку хорошие условия контракта". Звоню в Венгрию президенту клуба: "Здесь торгуются…" – "Так я и думал. Ладно, уйдем чуть-чуть вниз" – "Нет, вверх!" – "Как?!" Объясняю расклад: "По бумагам трансфер будет стоить миллион, половину надо вернуть голландцам. Если ты не против – они готовы подписать игрока".

– Согласился?

– Естественно. Вместо трехсот тысяч заработал полмиллиона. А еще говорят, будто агенты – коррупционеры… Не хочу себя ангелом рисовать, но в той ситуации моя совесть чиста. Переход был полезен игроку, тренер его ждал. Ну а если при оформлении трансфера гендиректор решил провернуть аферу, обворовать своего хозяина – это уже не ко мне.

КАДАР

– Как-то разговаривали с Паулу Барбозой. Тот произнес: "Я больше не ищу клиентов. Дорабатываю с теми, кто остался, новые мне не нужны". Вы новых ищите?

– Тоже нет!

– Они вас ищут?

– Вот приятно – сейчас ко мне обратился 17-летний игрок, очень одаренный. Наверное, будем сотрудничать. Красота моей работы – найти молодой талант и помочь раскрыться. Не я продаю футболиста, это он продает себя своей игрой. А я всего-навсего его обслуживаю. Мне повезло в жизни – был знаком с Эмилем Остерехером…

– Агент Пушкаша?

– Да. У него учился этой философии. Никаких лицензий ФИФА тогда не существовало. Но агенты самим футболистам были необходимы. Могу посоветовать любому игроку – если агент говорит: "Я тебя продам", беги от него поскорее.

– Вот как?

– Да! Еще страшнее, когда агент предлагает футболисту: "Ты мне ничего не платишь". Вот тут надо дать спринт!

– Есть примеры?

– Пожалуйста. Я стал агентом защитника сборной Венгрии Тамаша Кадара. Ко мне обратился президент федерации: "Помогите Тамашу, это самый ценный наш футболист…" Ладно, встречаемся. Узнаю, что когда-то он должен был перебраться в бундеслигу: "Тренер меня хотел, клубы договорились. Вдруг не прохожу медосмотр. Что-то нашли в колене, хотя никаких проблем с ним не было вообще". Я вас спрашиваю, ребята – как думаете, что случилось?

– Не представляем.

– Агент заплатил врачу, чтоб был такой диагноз. А Кадар не оказался в этом клубе.

– Чужой агент?

– Агент самого Кадара! Представлявший его интересы!

– Мы ушам не верим.

– Я вам объясню. Это иллюстрация к моим словам. От руководителей клуба агент требовал какую-то сумму – те не соглашались. И тогда он расстроил сделку.

– Каков.

– Игроку было хорошо, тренеру – тоже. Как и двум клубам. Лишь агент в стороне! Я Кадара спрашиваю: "Ты ему платил?" – "Нет" – "Вот поэтому надо было сразу давать спринт от такого агента. Тамаш, думать не запрещено…"

– Как вскрылась история?

– Мне рассказал Кадар. Как узнал он – не в курсе. С тем агентом, разумеется, расстался. К сожалению, в этой сфере много людей, которые любят не футбол, а деньги.

– Известный агент нам рассказывал: "Между мной и футболистом нет контракта, все на честном слове и рукопожатии".

– Я работаю точно так же. Да, в качестве директора Base Soccer по Восточной Европе уже приходится подписывать бумаги. Но принципы мои не изменились! Если ты не идиот, а Шандор делает тебе контракты лучше и лучше – почему ему не платить? Правда, для такой философии необходим успех, она хорошо работает на длинную дистанцию. Начинающие агенты на этом могут обанкротиться. Ты летишь, сидишь на переговорах, живешь в гостинице… Нет сделки – нет денег.

– Любого агента, работающего без бумаг, хоть раз, да "кинули".

– Конечно!

– Как "кидали" вас?

– Все то же самое. Забыли заплатить. Ничего страшного!

– Судились?

– Решил время не тратить.

– Хороший футболист?

– Средний.

– Русский?

– Можно сказать так – "Киевская Русь"…

– А кто-то расплатился спустя пять лет. Как Сергей Нагорняк.

– Да, да! Я обалдел. Вдруг звонок от футболиста, сообщает, что хочет вернуть деньги.

– Сколько?

– 30 тысяч долларов.

– Где задолжал?

– Я пытался устроить Сергея в "Шеффилд Уэнсдей". Дэвид Плит его просматривал.

– Платт?

– В России его зовут Платт, точно. У Сергея там не сложилось – вскоре уехал в Китай. Рассчитался уже оттуда. Но не все оказались такими, как Нагорняк.

– Сколько другой вам должен?

– А-а, ерунда! Я не люблю про негатив говорить. По-христиански к этому отношусь. Отпускаю грехи – как отпускают мне. Что зацикливаться на неприятностях? Слава богу, у меня столько позитива в жизни!

– Клиенты от вас уходили?

– Бывало.

– Обидно?

– Нет.

– Не верим.

– Мне говорят: "Один от тебя отказался, другой…" Да это их право! Вообще не обижаюсь! Вот история – Хачериди. Как-то сижу у Суркиса, заходит Женя с Головашем. Смотрю – прячется от меня!

– Головаш – это агент?

– Да. Мне смешно: "Женька, это же твой выбор. Желаю успеха, никаких проблем!" Пожал руку. Если ты думаешь, что другой агент тебе больше поможет – пожалуйста.

– Хачериди – довольно странный человек. Как мы слышали.

– Да. В том числе на поле. Но если футболист во мне разочаровался – я не имею права обижаться. Когда интересуются, кто мои клиенты, говорю: "Нет-нет, спрашивайте у футболистов, кто их агент".

– Самый неприятный для вас случай, когда ушел игрок?

– Не было. Не сможете вы меня развести на негатив. Не сможете!

ПЕНАЛЬТИ

– Еще немного о "Киевской Руси". На Украине на полном серьезе твердили о том, что Испания сдала России матч в 1/8 финала.

– Ха-ха-ха!

– Все понятно.

– Мне очень смешно! Это ведь и про Саудовскую Аравию говорили. Я десять лет там жил. Отвечаю: "Да, у русских есть нефть, деньги. Но все-таки у саудовцев больше и того, и другого". Слухи всегда будут, плюньте на них.

– Говорили-то уважаемые люди. Вроде бы разбирающиеся в футболе.

– Да, да, да! Эти уважаемые люди с серьезными лицами делают самые большие глупости на земле.

– Как для себя объясняете успех российской сборной?

– Что мне понравилось? В глазах ребят был позитив и отдача. Было написано: я готов сделать все для страны, своего народа.

– Плачущий Дзюба – это картина.

– Да! Потом смотрел разговор Станислава с Владимиром Соловьевым… Вы видели?

– Бог миловал.

– Стаса начали хвалить, хвалить… Пауза… Вдруг говорит: "Служу России". Это были искренние слова, я-то Черчесова знаю!

– Эх, если б не Смолов.

– Нельзя было так слабо бить! Но делать Федора крайним не хочу. Вспоминаю похожий случай. В 2003-м Шевченко играет в финале Лиги чемпионов с "Ювентусом". Серия пенальти – Андрей забивает решающий. Через два года "Милан" опять в финале, ведет с "Ливерпулем" 3:0 в первом тайме! Как завершился матч?

– 3:3.

– В серии пенальти Шевченко не забил – и "Ливерпуль" взял Кубок. Тут предыстория. В то время я жил в Монако. Часто приезжал в гости к Шеве, до него полтора часа на машине. Полуфинал "Ливерпуль" – "Челси" смотрели вместе в ресторане. Каха Каладзе, Шева, моя семья… Как Андрей болел за "Ливерпуль"!

– Что в нем нашел?

– "Какая симпатичная команда! Хочется с ней встретиться в финале. Джеррард – это же золотой игрок! А человек какой…" Дней через пять я увидел Стива, рассказал, как Шевченко его хвалил. Ребята!

– Что?

– Прошу вас – пересмотрите финал 2005-го. Вот Дудек отражает удар Шевы, игроки "Ливерпуля" бегут к вратарю, устраивают кучу-малу… А Джеррард разворачивается, подходит к Шевченко и обнимает.

– Мимо нас прошло.

– Да вообще мало кто заметил. Вот это для меня – футбол!

– Что-то про тот пенальти Шевченко вам говорил?

– "Шандор, разбежался и почувствовал – на каждой ноге по 100 килограммовой гире…" Пробил приблизительно как Смолов. Совсем слабенько! Так что не надо ругать Федора. Ошибался даже Шевченко. Пусть это будет стимул расти.

– Кто был лучшим в нашей сборной?

Игнашевич. Выбор позиции, мудрость, опыт и спокойствие важнее скорости. Вы приглядитесь, как он мяч отбирает. Другой уже кинулся бы на форварда – а Сергей стоит на месте. Вроде ничего не делает. Но этим "ничегонеделаньем" исправляет больше, чем два других защитника!

Еще Головина выделю. Видно, парень с головой дружит. Это не натренировать. На Черышева смотреть одно удовольствие. Как красиво говорит по-испански, что говорит…

– Что ж он такого наговорил?

– "Перед игрой всегда молюсь". У человека есть фундамент, святые вещи! Понятно, почему ему сопутствует успех.

– Вы же смотрите на футболиста – и сразу прикидываете, какие могут быть подводные камни в работе с ним?

– Безусловно. Этому Венгер научил. Когда-то предложил я в "Арсенал" Лужного. Арсен говорит: "Он же водку пьет!"

– Господи.

– Позже понял – просто проверял меня. А тогда я смутился, затих. Он продолжает: "Это твой клиент – и не знаешь?!" – "Нет" – "А с семьей его ты знаком?" – "Нет".

– Восхитительный диалог.

– Венгер поразился: "Что ж ты за агент?!" Так вот в Черышеве я увидел глубокие моральные качества. Это в наше время очень – три раза "очень"! – важно. В чем-то Месси или Криштиану Роналду он проигрывает. Но в этом побеждает.

– Игнашевич объявил о завершении карьеры. Правильно сделал?

– Ушел почти как Зидан. Мне хочется Сергея поздравить, обнять. Конечно, 14 июля, в свой день рождения, он должен был играть в финале чемпионата мира…

– Вы серьезно?

– Абсолютно! Вот ехал на могилу Льва Яшина вместе с Николаем Толстых. Тот спрашивает: "Ну, как с Испанией?" – "Выигрываем у них – и мы в финале". Смотрит изумленно: "Шандор, ты-то специалист…" Да, отвечаю, специалист. Но – сумасшедший! Одно другого не исключает! После Испании Хорватию реально было проходить. А дальше ждала Англия. Которая еще слабее.

14 июня 2018 года. Москва. Россия - Саудовская Аравия - 5:0. Сергей ИГНАШЕВИЧ.

– Вы действительно романтик, Шандор.

– Это логика футбола и любви! Вот расскажите, мои друзья, "Сказка о рыбаке и рыбке" – о чем?

– О жадности.

– Ошибаетесь!

– О возможностях?

– Нет! О любви.

– Где ж вы там любовь разглядели?

– Я такой довольный – двух русских поймал! (отставляет чашку) Как сказка начинается? Жил старик со старушкой на берегу синего моря. Старушка была жадная, плохая. Потом у нее вообще крыша съехала – захотела уже и золотой рыбкой управлять. Жадность, глупость – ужасные качества. Но рыбак-то эту вредную старуху любит! Это сказка про любовь! Именно любовь движет миром. Вы хотели про негатив? Давайте!

– Не будем.

– Нет, будем, вы же хотели. Я считаю, футбол движется в очень плохом направлении. Страдают тренеры, футболисты. Из игроков выжимается больше, чем могут дать. Не в силах Месси, Неймар и Криштиану Роналду каждые 3-4 дня делать чудо! Нельзя столько играть на этом уровне, убивается футбол! Начинают матчи в 12.00: "Телевидению выгодно". Все деньги, деньги, деньги. "More, more, more!" Думаете, Месси не любит свою страну? Да он все бы гонорары отдал – только бы стать чемпионом мира!

 

КАПЕЛЛО

– Кстати! Вы с Месси близко сталкивались?

– Пару раз с ним и его папой. Лео – очень добрый человек. Я сужу по мелочам – как он общается с официантом, например… Есть еще негативная тенденция в мировом футболе. Вы слышали, как Карамбе хвастался, что никогда не пел гимн Франции?

– Нет.

– Хвастался, хвастался. Потому что кого-то из его предков показывали в клетке.

– При царе Горохе?

– В 1931 году.

– Наших бы дедов показывали – мы бы тоже не пели гимн Франции.

– Еще в 1956-м в Брюсселе был зоопарк – клетки для африканских аборигенов. Теперь посмотрите – сборные Бельгии, Франции и Англии в четверке лучших. Сколько парней будут петь гимн? Сколько болельщиков от них приехало в Россию?

– Совсем мало.

– Вот. Должно же быть что-то святое! Чтоб меня не записали в расисты – я очень люблю африканцев, арабов, евреев. Но пропадает своя культура. Если ты ненавидишь гимн как Карамбе, потом обязательно проговоришься. Всякий подумает: стоп! Ты же мог играть за свою африканскую страну? А Карамбе отвечает: "Да, но для моей карьеры и банковского счета это было бы хуже". Так есть у тебя принципы или нет?

– Вы против натурализации?

– Категорически! Игроки не чувствуют, что служат своему народу. Я по духу – русский. Пушкина знаю. Говорю – "наша сборная". Влюбился в русскую и женился на ней. У меня особенная ситуация. Но бразильцев-то приглашают за деньги – те не выдерживают! А сердце одно. Родина одна. Я всегда был против тренеров-иностранцев в сборной. Хотя Капелло мой друг, представьте ситуацию: финал чемпионата мира, Россия – Италия. Он должен свою страну, сборную, за которую играл сам, сейчас утопить.

– Капелло – хороший человек?

– Добрый и приятный. Когда я работал в техническом комитете УЕФА, общались регулярно.

– Наша девушка-фотограф рассказывала – Капелло может начать орать в любую секунду. Повод ему не слишком нужен.

– Я таким Фабио не видел. Ну, это психоз просто… Вот вы сейчас со мной разговариваете – я самый добрый человек на свете. Но близкие могут столько про меня рассказать! Я могу что-то разбить без причины. Смотрите (заворачивает левый рукав)… Нет, не здесь (поднимает правый рукав, и мы видим жутковатый шрам). Вот! Разбил стекло. Дети в такой момент говорят: "Папа, мы тебя на видео запишем". Может, у Капелло – то же самое?

– Наверняка.

– Зато он невероятно принципиальный. Выиграл чемпионат с "Ювентусом", начались какие-то наезды – сразу ушел. В "Реале" что-то не так – разворачивается и уходит. В сборной Англии скандал с капитанской повязкой Терри – и Капелло пришел в ярость: "Вы что, охренели?"

– Это прекрасные слова.

– Приблизительно так и высказался: "Вы хотите вмешаться? До свидания!" У него четкие понятия добра и зла. Хотя мне очень неприятно слышать, что он мог на девочку накричать.

– Мог-мог.

– Это некрасиво! Негативно!

– Самая живописная ваша вспышка ярости из последних?

– Исключительно по моей тупости!

– Что ж случилось?

– Больше всего раздражает непонимание меня близкими людьми. Вроде ерунда, а на самом деле… Вот была у меня игра с младшей дочкой: она падает назад – знает, что поймаю. Как-то у моих родителей в Закарпатье забралась на чердак. Говорю: прыгай! Я же точно знаю – поймаю! Ну и поймал. Мы упали на траву, ничего с ней не было. Но как же я получил по ушам от жены и своей мамы! Не знаю, понимаете ли вы меня. Но когда говорю: "Прыгай!" – а кто-то рядом добавляет: "Может, ты не прав?", я не переношу.

ВЕНГЕР

– Игнашевич рассказывал – летом 2007-го вы его предупредили: "Венгер за тобой внимательно следит".

– Да!

– "Настроен серьезно, готовится трансфер в зимнее окно". А меня эта фраза расслабила – думаю, ну раз Венгер во мне заинтересован, значит, точно уеду. Сначала сборная проиграла в Лондоне 0:3, потом неудачно ЦСКА выступил в Лиге. Венгер посчитал, я не сильнее тех защитников, которые уже есть в "Арсенале". Все так и было? Или Сергей чего-то не знает?

– У Игнашевича прекрасная карьера в ЦСКА. Я слышал его слова, что хочет стать хорошим тренером – думаю, получится. Что касается "Арсенала"… Такие клубы следят за сотней футболистов. На Игнашевича Арсен обратил внимание не в ЦСКА. Еще в "Локомотиве".

– Вот это новость.

– Очень ему приглянулся, говорил: "Наверное, куплю этого игрока". Сергею было 23. Я даже Семину позвонил: "Юрий Палыч, заберем твоего Игнашевича". Арсену обычно хватает пяти минут, чтоб все понять о футболисте. Помню, смотрит он Лигу чемпионов U-19. Хватается за телефон, мне: "Зинченко!" Говорю: "Сорри, Арсен, я перезвоню". Начинаю лихорадочно выяснять, что за Зинченко такой. Набираю Венгеру спустя пять минут, он рассказывает: "Стою у поля, "Шахтер" нас возит мордой. Такой парень там в составе! Я вижу, ему еще нет восемнадцати. Можешь найти и сказать, что его хочет "Арсенал"? Обязательно добавь – Арсен зовет не в юношескую команду, через неделю будет играть у меня в основе".

– Что ж Зинченко не в "Арсенале"?

– Вокруг него было, к сожалению, много агентов и советников. Они и затормозили переезд в Англию на три года. Но Арсен тогда прислал приглашение на всю семью! У меня это письмо есть, могу показать.

– Зинченко бы показали.

– Показывал. И ему, и родителям. Саша-то был бы рад уехать уже тогда. Не дали.

– Папа был против?

– Не папа, а "папы". Сплошной негатив вокруг.

– На вашей памяти агенты хоронили карьеру футболиста?

– История с тем же Кадаром. Которого пять лет назад ждала яркая карьера в бундеслиге. Полтора года назад он переходил в киевское "Динамо" – и это было непросто. Говорю: "Вот телефон Реброва. Звони!" Кадар оторопел.

– Так не принято?

– Не то слово! Больше всего агент боится прямого контакта футболиста с клубом. Потому что сам может остаться ни с чем, они договорятся без него. А я даю игроку телефон главного тренера!

– Почему?

– Для меня самое важное – чтоб футболист услышал от тренера, нужен он ему или нет. Если тренер тебя не ждет, каким бы хорошим бизнесом не казался переход – тебя в этой команде загубят. Ни в коем случае нельзя туда идти! Кадар на меня смотрит: "Я таких сумасшедших агентов еще не встречал…"

– Позвонил?

– Да. Кадара часто ставили левым защитником. Ему не нравится эта позиция. Ребров сказал – будешь играть в центре. Вот это был самый важный разговор! После него в работу включился уже я. Хотя внезапно начались звонки других агентов – из Израиля, России, Германии, Эстонии…

Воскресенье. Лондон. Арсен ВЕНГЕР прощается с болельщиками.

– Что хотели?

– Заработать на этом переходе. Один мне заявил: "Даю 10 тысяч долларов, только исчезни". Ха-ха!

– Вам, элитарному агенту.

– Сейчас, говорю, кофе попью на твои 10 тысяч – и сразу исчезну. Дальше новая сложность – "Лех", за который играл Кадар, не может договориться с "Динамо". Тамаш уже волнуется: "В чем проблема?" Ему хочется в Киев после беседы с Ребровым!

– Как разрулили?

– Отвечаю: "Вот тебе телефон Игоря Суркиса. Передай президенту "Леха". Пусть напрямую пообщаются. Опять же – никакой агент так не сделает! А я знаю одного и другого. Эти люди договорятся за пять минут. Если футболист будет доволен – он же заплатит мне, правильно?

– Так и вышло?

– Да. Вопрос решился моментально.

– С Игнашевичем у Венгера был второй заход?

– Был – Арсен его действительно хотел, раз следил много лет. Команды уровня "Арсенала" взвешивают все настолько тщательно, что пара неудачных игр для футболиста ничего не решает. Могла проигрывать сборная, ЦСКА – Игнашевича все равно купили бы. Но таких как Сергей в блокноте у Арсена было человек пять-шесть. Я часто посещал утренние тренировки, слышал, как к Арсену подходил скаут, докладывал по 10-15 футболистам: "Этот за свой клуб сыграл так, тот иначе". Каждый день!

– Сколько у "Арсенала" таких скаутов?

– 8 в штате и еще 30 по всему миру… Сергей, прости, я виноват! Так и не выяснил, почему "Арсенал" не сделал предложение!

– Оно точно не поступало?

– Нет. Какие бы у меня ни были отношения с Венгером, никогда я не смогу подойти со словами: "Возьми футболиста, я тебе заплачу". Но игра Игнашевича в 38 лет на чемпионате мира – это подтверждение: интерес "Арсенала" не был ошибкой.

– Вы наверняка знаете – Акинфеев мог уехать?

– Думаю, да.

– Почему остался?

– Я никогда не видел большой необходимости Акинфееву уезжать. С ЦСКА он выиграл Кубок УЕФА! В чем его профессиональный неуспех? По вратарским качествам Акинфеев может играть в любой команде мира.

– Кто-то нам говорил: за границей при выборе вратаря прежде всего обращают внимание на рост.

– Неправда! До такой, извините меня, тупости, там не доходят. Рост важен, но люди знают: футбол – интеллектуальная игра. Акинфеев сделал один правильный шаг и вытащил мяч, который не достанет двухметровый вратарь.

СЛУЦКИЙ

– Давайте тогда обсудим Леонида Слуцкого. Это же вы помогли ему устроиться в "Халл"?

– Да. Леонид пришел ко мне: "Шандор, я готов к работе в Англии". Через неделю подписал контракт.

– Все получилось так легко?

– Да, легко и просто. Я наблюдал за Леонидом с того момента, как он делал первые шаги в ФК "Москва". На сборах в Барселоне пробыл рядом с ним неделю. В футбол вместе играли после тренировок, ходили по магазинам.

– Подружились?

– Он вызывал огромную симпатию! Не только у меня – даже у моей жены. Лариса сказала: "Я не встречала таких интеллигентных футболистов". Мы дружим по сей день, мне нравится его подход к жизни. А тут он пришел в Base Soccer – и я увидел в нем какую-то потерянность.

– То есть?

– Вот он все делает, чтоб получить хорошую команду. Встречается с важными людьми из клубов, ему оказывает помощь друг Роман. Но когда англичане говорят "no" – это значит "may be". Если говорят "may be" – это значит "no".

– Ясно.

– Мне приятно, что Слуцкий подписал с Base Soccer двухлетний контракт, который по-прежнему действует. С владельцами "Халла" дружу не я, а наш коллега – Кристиан Эмиле. Который стал очень близок к Леониду. Это тоже такой момент…

– Профессиональной ревности?

– Как-то мы в компании обсуждали, что происходит. Кто-то спросил – не ревную ли я? Да я рад! Если Леонид чувствует к этому агенту доверие – какие проблемы? Тем более, Кристиан из нашей же компании. Даже если б он был чужаком – я точно так же радовался бы за Слуцкого.

– В "Халле" решение приняли мгновенно?

– После первой же встречи хозяина с Леонидом. Прозвучала фраза: "Этот человек нам нужен".

– Быстро взяли – быстро выгнали.

– Когда Слуцкого уволили, я в компании говорю: "Давайте сядем, проанализируем". На меня поднимают глаза: "Ты что, дурак? Тебе непонятно? Команда на 20-м месте!"

– Этого недостаточно?

– Для болельщика – достаточно. Но я не болельщик, а агент. Мы как менеджеры Слуцкого должны понять, почему не пошло. Может, Леонид – конфликтный человек, и лучше нашей компании с ним не связываться? Может, он набил морду футболисту или оскорбил религиозные чувства хозяев "Халла", двух египтян? Мне отвечают: "Клуб нам заплатил, мы заработали. О чем ты вообще говоришь?" Вот так у меня случился первый конфликт с партнерами.

28 января. Лондон. "Челси" - "Ньюкасл" - 3:0. Леонид СЛУЦКИЙ на трибуне "Стэмфорд Бридж".

– Мы на вашей стороне, Шандор.

– Это мои друзья. Говорю: "Если мы не собираемся проводить анализ – я с вами расстаюсь…" – "Ну ладно! Хочешь анализ – давай" Начали выяснять: сколько в "Халле" было футболистов Base Soccer? Четыре. Отлично – надо поговорить с каждым, потом снова собраться.

– Что выяснили?

– Футболисты говорят – занятия были интересные. Тренер – супер! В раздевалке настроение отличное. О'кей, этот пункт вычеркиваем. Дальше. Отношения с хозяевами. Я познакомился с президентом клуба и его папой. Большая симпатия к России, к Леониду. Тоже все хорошо! Может, с болельщиками не сложилось? Но "Халл" уже был внизу – а зрители хлопали и пели имя тренера. Мы сами туда ездили, это видели. Между прочим, чемпионшип – даже круче, чем премьер-лига…

– Не может быть.

– Там реально 15 команд претендуют на выход в премьер-лигу. Где уже 150 миллионов от Sky Sports гарантированы. Конкуренция бешеная. Мы пришли к выводу: Леониду просто не хватило классных игроков.

– Главная его ошибка?

– Селекция!

– Он мог что-то изменить?

– На некоторых игроков не стоило соглашаться. Хозяева "Халла" не горели желанием тратить много денег на селекцию. Можно было вести себя чуть жестче, сказать им: "Тогда, ребята, я ухожу…"

– Подействовало бы?

– Я знаю арабов! Они напугались бы. И что-то поменяли бы. Думаю, Слуцкий вынес хороший урок. Мы гордимся, что он наш клиент. Помогаем ему и дальше. Знаю, с Кристианом он общается каждый день.

– "Витесс" вы ему нашли?

– Нет-нет, этот вариант возник, кажется, через его дружбу с Романом.

– Дзюба мог оказаться в "Халле"?

– Был разговор. Рассматривали.

– Артем объяснил, как проехал мимо Англии: "Я согласился на понижение зарплаты, но выяснилось, что в аренду нельзя брать футболиста, чья сборная в рейтинге ниже 50-го или 60-го места. И все заглохло". В самом деле, есть такой пункт?

– Как интересно! Почему все русские олигархи судятся в Англии? Ну-ка! Второй вопрос вам на засыпку!

– Знать бы. Наверное, думают – здесь-то все будет честно.

– Вы полагаете? Рассказываю. Прихожу консультироваться к очень почтенному судье. Мы давно знакомы. Спрашиваю: "Слушай, этот вопрос можно решить?" – "Можно. Все зависит от аргументов. От размера аргумента".

– Ничего себе. Вот это Англия.

– У таких вещей нет национальности, просто у нас это называется "коррупция", а в Англии или США – "лобби". Одна из самых высоких демократий в мире – это Англия, да? Всем рассказывают, как жить. Настоящая западная культура. Ребята, у них нет конституции!

– Ну да. Прецедентное право.

– У них нет базы. Есть правило – чтоб играть в Англии, нужно провести 70 процентов матчей за сборную. Если ты не из Евросоюза, конечно. Венгер мне звонит по поводу Зинченко. Я говорю: "Он же не может играть в Англии!" – "Шандор, ты же знаешь, где мы живем. В Британии прецедентное право. Если я на суде докажу, что парень заслуживает контракта с "Арсеналом", он получит разрешение. В любых правилах есть исключения. Доказать – мои проблемы!" Вот почему все наши олигархи судятся там. "Аргумент" большой – значит, есть исключения. Так же мог попасть в "Халл" и Дзюба.

– Удивительно.

– Если кто-то Артему сказал другое, пусть знает – Дзюба, тебе наврали! Видимо, "Халл" не так сильно его хотел. А мы, возможно, недостаточно этот вопрос контролировали.

– Дзюба потянул бы в чемпионшип?

– Сто процентов. Это как раз его футбол. Он и в премьер-лиге не затерялся бы.

СТАКАН

– Общались мы тут с Борисом Игнатьевым. Вспомнил он, как работал в Саудовской Аравии. Привезли вы ему из ЦСКА Татарчука и Сергеева. Первое, что они сделали, сойдя с трапа, это сообщили: "Очень хочется выпить".

– Ха-ха. В Саудовской Аравии!

– В итоге на следующий день напились самогонки с каким-то американским летчиком. Мало того, еще и попали в местную тюрьму.

– Действительно, было. То, что я умудрился привезти в "Аль-Иттихад" моего хорошего друга Бориса Игнатьева и двух звезд российского футбола – это огромный успех! Хотя в Саудовской Аравии все строится на эмоциях. Вот мой клиент Сергей Ребров сейчас закончил чемпионат на втором месте, отстав на очко от первого – уволили!

– Не только Бескова выгоняли за второе место.

– В сборной Саудовской Аравии за два месяца сменили трех тренеров. Там это нормально. А скандал с Татарчуком и Сергеевым разруливал я, кто же. Жаль, что так получилось.

– Успели себя проявить?

– До сих пор эпизод с участием Татарчука считается самым фантастическим в истории местного футбола – показывают регулярно. Бьет вперед – никто не может понять, зачем и куда. Вдруг мяч по немыслимой дуге огибает всех защитников, ложится точно на ногу Сергееву – тот забивает гол! После этого я был уверен, что нас ждет феноменальный успех. Но тяга русского человека оказалась сильнее…

– Петржела столкнулся с Татарчуком в пражской "Славии". Был поражен двумя моментами – тем, что у Владимира все зубы металлические. Второе – сколько он курит.

– Если брать все таланты мира, с которыми сталкивался, первым будет Татарчук. Гениальный парень! Не было бы курения и выпивки – играл бы в любом топ-клубе.

– Татарчук ворчал: "Приукрасил Варга: "Хорошо сыграешь, шейху понравишься – ключи от машины бросит…" Брехня. Шейхи, как выяснилось, жадные. Какие там ключи – зарплату не давали!"

– Это не сказки. Своими глазами видел, как за гол в важном матче шейх подарил игроку "Роллс-ройс". Да, негатив присутствует. Например, до сих пор выбиваю из арабов деньги для Сергея Реброва. То же самое было в Стамбуле, когда он еще за "Фенербахче" играл. Ничего, через два года турки полностью расплатились. Это уже мои заботы. Задача футболиста – выйти на поле, отыграть как надо, а не хлопнуть стакан водки накануне. Но Татарчук, выбирая, образно говоря, между миллионом долларов и бутылкой, предпочел второй вариант.

– Когда?

– В Дубае перед финалом Арабского кубка чемпионов. Говорил ему: "Выигрываем Кубок – и я гарантирую тебе "Майбахи", "Роллс-ройсы", премии…" Он выбрал стаканчик.

– Напился?

– Да! В гостинице, вместе с Сергеевым.

– О чем они думали? Где логика?

– Логики нет, к сожалению. Ребята подвели всех – клуб, Игнатьева, меня. Финал мы проиграли, после матча подошел шейх: "Шандор, лучше им не лететь в Саудовскую Аравию. Давай прямо отсюда в Москву отправим". Помолчал и добавил: "Тебе тоже в аэропорту у центрального входа появляться не стоит". Все же знали – я позвал русских в "Аль-Иттихад". Оба с первого матча произвели фурор. И тут срыв. Глупый, необъяснимый, позорный.

– К игре не очухались?

– Нет. Но как не выпустить лучшего футболиста команды? Хотя Татарчук, выходя на замену во втором тайме, пошатывался… Конечно, после этого отношение к ним в Саудовской Аравии было уже совершенно другим. Вот и не задержались.

– Сорвались в Дубае из-за того, что получили наконец доступ к алкоголю?

– Да они и в Саудовской Аравии ни в чем не нуждались! Американский летчик мог достать самогон. В русском посольстве тоже было. Выпить-то в этой стране – не такая уж большая проблема. Просто места надо знать. На улице, понятно, ничего не продается. Но если приходишь к принцу во дворец – пожалуйста, угощайся. Все, что хочешь, на любой вкус. А в посольство через дипломатическую почту, которую досматривать нельзя, присылали польскую водку. Сотрудников там предупредил – ни в коем случае не выпускать Татарчука и Сергеева за ворота поддатыми. Наручники – и в кровать.

– Прямо в посольстве?

– Была там гостиница. Так что банкетом я их обеспечивал. О, случай вспомнил! Кройф рассказывал, что каждый раз перед важными матчами "Барселоны" Стоичков и Ромарио убегали со сборов.

– Какая милота.

– В ночной клуб Up and Down. Все это Кройф знал. У Ромарио и Стоичкова был общий агент – Хосе Мария Мингейя. Его задачей было отправиться туда же – и забрать их вовремя. Что значит "вовремя"?

– Что?

– Не слишком рано – и не слишком поздно. Чтоб все-таки успели немножко накатить, посидеть в джакузи. Понятно, не одни. Но! Вовремя! Чтоб расслабились – но не напились.

– Играли при этом здорово.

– На следующий день выходили – и делали три-четыре гола на двоих! Потому Кройф на их проделки закрывал глаза, агент же все контролировал. Но это считалось маленькой тайной.

БОЛЬШОЙ

– Вашим клиентам по поводу загулов руководители клубов предъявляли?

– Был момент с Ребровым.

– Так-так.

– Сергей приехал в Казань, игроки на него смотрели как на икону. Забивал важные мячи, "Рубин" стал чемпионом. Все отлично! Но вот как-то обыграли "Зенит" 3:1. Может, даже на выезде. Отметили победу. Вдруг страшный наезд на Реброва!

– Странно.

– Меня вызывает руководство: "Ваш футболист разлагает коллектив, своим примером спаивает молодого…" Был там нападающий, как же его – Александр…

– Бухаров?

– Точно, Бухаров!

– Что ответили?

– "Ребята, если все будут пить как Ребров – доиграют до 38". Я много раз сидел с ним за столом – Сережа может позволить себе бокал вина. Или пива. Все! Пьяным ни разу в жизни его не видел. Что хотели эти начальники? Чтоб футболисты, обыграв "Зенит", пошли по номерам плакать? Я так и сказал: "Пусть гудят до утра. Гарантирую, все будет хорошо".

– Бердыев вам высказывал?

– Нет. Он-то понимающий. Или такая история. Кантона после перехода в "МЮ" первое время не вылезал из ночных клубов. То напьется, то мордобой устроит. Когда Фергюсону доложили, вызвал Кантона перед тренировкой. Тот приготовился к худшему. Либо выгонят, либо оштрафуют. А Фергюсон чаем напоил, поговорил по душам: "Понимаю, тяжело тебе, Эрик. Живешь один, семьи нет, скучно вечерами в чужом городе. Есть у нас отличный клуб. Кормят вкусно, программа хорошая, публика интересная. Сходи, не пожалеешь". Неделю спустя снова вызвал: "Был там? Понравилось?" – "О, да! Все супер – и кухня, и бар…" – "Так прекращай шляться по своим притонам!"

– Тонко.

– Вот это – искусство тренера. Не рубить с плеча, а найти подход к игроку, который тебе нужен.

– Говорят, чем гениальнее человек, тем он проще в общении. Убеждались?

– Неоднократно. Два маленьких примера. Привез из Венгрии на просмотр в "Арсенал" 15-летнего игрока. После тренировки сидим в ресторане на базе. Венгер встает за чашкой кофе, оборачивается к парню: "Тебе что-нибудь принести?" Тот чуть в обморок не упал. Не каждый тренера так поступил бы. Для Арсена же в порядке вещей. Уникальные человеческие качества!

– Пример номер два.

– Приехал в Манчестер по своим делам, перед игрой с "Арсеналом" звоню Фергюсону. Извини, говорит, не могу с проходом на матч помочь, у самого билетов не хватает. В том году на шахте в Чили произошла авария, 33 человека заблокировало в забое. Два с лишним месяца там провели. Когда спасли, Фергюсон пригласил всех на "Олд Траффорд". Отвечаю: "Алекс, нет проблем. Завтра заеду на базу, пообщаемся. Футбол по телевизору посмотрю". Сижу в отеле, вдруг звонит Фергюсон. Смотрю на часы – до матча, в котором решается судьба чемпионства, 35 минут! Слышу в трубке: "Шандор, я достал билет – приезжай!" В такой момент величайший тренер вспомнил обо мне. Хотя кто я – пылинка в футболе, заблудившийся венгр…

– С Венгером по-прежнему на связи?

– По телефону говорим постоянно. Во время чемпионата мира он работал на французское телевидение, трижды прилетал в Россию. Должен был идти со мной на балет в Большой, но рейс чуть опоздал.

– Кресло осталось пустым?

– Я целый бокс купил, ходили всей семьей.

– Ложа в Большом – это ж сумасшедшие деньги.

– Не так страшно. Хотя часто вижу людей гораздо богаче меня, которые никогда бы столько не заплатили. А сам думаю: раз я тут – как не показать родным русский балет? Это еще большее преступление, чем пропустить матч открытия…

– У Венгера собственный самолет?

– Нет. Зато большая очередь из людей, которые мечтают дать ему свой: "Пожалуйста, лети моим!"

– В мае с кровоизлиянием в мозг Фергюсон загремел в реанимацию, несколько дней был в коме. Как сейчас себя чувствует?

– Ситуация была критическая, но выкарабкался, слава богу. После операции звонками я не докучал, разговаривал с сыном Фергюсона. Сообщил, что отец потихоньку идет на поправку. На футболе пока не появляется. Если увижу там – обязательно к нему заеду. Привезу в подарок его любимое венгерское вино.

– Он же виски предпочитает.

– Это было раньше. Десять лет назад перешел на красное вино. Приезжал в Венгрию, дегустировал. Знаменитые токайские вина не впечатлили. Слишком сладкие. А вот от сортов, которые производят в регионе Виллань, Фергюсон в восторге. Здесь наши вкусы совпадают.

КАЗНЬ

– Канчельскис в Саудовской Аравии тоже в историю влип. Рассказывал нам: "Я знал, что туда запрещено провозить спиртное, но рассуждал как? Не ящик же самогона приволок. А бутылку хорошего красного вина в подарок шейху, который был президентом моего клуба "Аль-Хиляль". Но вино на таможне отобрали, заставили писать объяснительную…"

– При мне было. Андрей – мой клиент, вместе в Эр-Рияд прилетели. О том, что вино везет, ни словом не обмолвился. Узнал я об этом лишь в аэропорту, когда его задержали.

– Надолго?

– Нет. "Аль-Хиляль" – королевский клуб. Одним из тренеров там работал Сами Аль-Джабир – местная легенда. Участник четырех чемпионатов мира, провел за сборную 163 матча. С королем был на "ты", мог решить любой вопрос. Тогда с ним сразу связались, приехал в аэропорт – и Андрея отпустили.

– Повезло.

– Рядового пассажира за подобное нарушение моментально выслали бы из страны. Законы там суровые. О чем говорить, если каждую пятницу на центральной площади наркоторговцам прилюдно отрубают головы.

– Канчельскис однажды ходил там на казнь.

– Я – нет. Не тянет. Хотя приглашали много раз.

– Игнатьев до Саудовской Аравии работал в Эмиратах, где столкнулся с проблемой. Два местных игрока его команды оказались геями. Борис Петрович описывал, как после тихого часа пошел футболистов по номерам будить и застукал парочку в самой похабной позе. Помчался руководству. А в ответ: да не переживайте, это нормально.

– Что ж нормального, если и в Эмиратах, и в Саудовской Аравии у гомиков, как и у торговцев наркотиками, головы летят?!

– Почему же Игнатьеву так ответили?

– Это другое дело. Называется человеческий фактор. Но вообще-то в странах, живущих по законам шариата, гомосексуализм карается смертной казнью. Чик – и нет головы.

– В мире футбола с этой публикой сталкивались?

– Одно время ходили слухи про Криштиану Роналду. Вроде бы он даже признался в нетрадиционной сексуальной ориентации. Сегодня разговоры на эту тему утихли. У меня была история году в 2000-м. Мой клиент, защитник сборной Венгрии Ласло Боднар перешел в киевское "Динамо". Когда тренер разрешил взять на сбор жен, все игроки так и сделали. Кроме Ласло, который почему-то приехал с другом. В команде всполошились.

– Немудрено.

– Тут же звонок: "Шандор, беда. Боднар привез друга на сборы…" На самом деле это действительно был приятель, не более. Но чтоб успокоить народ, окунулся я как-то раз с Ласло в ночную жизнь. Потом динамовцам рассказал: "Парни, ко мне не приставал. Домой аж трех девочек привел, все в порядке, сам видел". Сейчас он женат, дочка подрастает. Говорит – счастлив.

Кто-то считает, что гомосексуализм – болезнь. В Священном Писании сказано, что это – смертный грех. Лично я против откровенной пропаганды однополых браков. Вроде фотографии с прошлогоднего саммита НАТО в Брюсселе. Где на общем снимке рядом с первыми леди – то ли муж, то ли жена премьер-министра Люксембурга, открытого гея. Если такие и в футболе есть, но на поле к человеку претензий не возникает, свои обязанности выполняет четко, не пытается соблазнить главного тренера или товарища по команде – какая разница, с кем он спит?

РОЙ

– Вы обмолвились, что у внучки пять паспортов. Сколько у вас?

– Один. Венгерский. Получил, когда в 80-е перебрался из Союза в Будапешт. В СССР двойное гражданство было запрещено. В отличие от России, Венгрии, США, Англии и Франции. Вот почему у внучки пять паспортов. У жены и дочерей два гражданства – венгерское и российское. Я бы тоже с удовольствием оформил российский паспорт.

– Что мешает?

– Время нужно выкроить, собрать бумаги. Я действительно люблю Россию, меня многое с ней связывает.

– В Англии у вас вид на жительство?

– Да. Сейчас большую часть времени провожу там. Из-за внучки. Кстати, дома придерживаемся правила: я говорю с ней по-венгерски, Лариса – по-русски, Тристан – по-французски. Английский пока исключаем, все равно будет доминировать.

– Вырастет полиглотом – как дедушка?

– "Полиглот" – громко сказано. Знаю три языка – русский, венгерский и английский. Арабский – похуже.

– В Саудовской Аравии освоили?

– Да. В "Аль-Иттихад" приехал с Кальманом Месэем, бывшим тренером сборной Венгрии. Указания игрокам он давал на родном языке. Я переводил на английский, а местный ассистент – на арабский. Когда увидел, что футболисты бегут в другую сторону, делают совсем не то, что я просил, понял – надо как можно быстрее выучить язык и общаться с ними напрямую.

– Среди тренеров полиглотов встречали?

– Рой Ходжсон. Не забывайте, он англичанин! Представители этой страны не утруждают себя изучением языков, поскольку весь мир говорит на английском. А Ходжсон работал в "Мальме" – выучил шведский. В "Интере" – итальянский. В сборной Швейцарии – немецкий. В сборной ОАЭ – арабский. В сборной Финляндии – финский. Ну а французский еще со школы знал.

– Силен.

– Рой – невероятно интересная личность. Настоящий джентльмен, Шейлу, жену, обожает, до сих пор с ней за ручку ходит. Помню, сидели большой компанией – Венгер, Фергюсон, Ходжсон. Зашел пожилой мужчина, один из футбольных деятелей. С супругой, лет на сорок младше. Рой задумчиво произнес: "What language are the talking?" Дескать, на каком языке они говорят? О чем? Что у них общего? Такая разница в возрасте… Венгер усмехнулся: "Body language. Only body language". ("Язык тела. Только язык тела" – Прим. "СЭ"). Вы знаете историю, как Ходжсон едва не возглавил киевское "Динамо"?

– Нет.

– В 2007-м мы вели переговоры с Григорием Суркисом, Рой уже одной ногой был в Киеве. И тут предложение от "Фулхэма", который стоял на вылет. А Ходжсон давно мечтал поработать в премьер-лиге. Согласился сразу. Говорю: "Ты сумасшедший! Зачем тебе это надо? "Динамо" предлагает великолепный контракт, клуб выступает в Лиге чемпионов. А здесь шансы спасти команду минимальны…" – "Нет, пойду в "Фулхэм".

– На меньшие деньги?

– Гораздо! Условия несопоставимы. В "Фулхэме" Рой сотворил чудо. Из пяти последних матчей выиграл четыре и остался в лиге, опередив по разнице мячей "Рединг", который и опустился в чемпионшип. В следующем сезоне пробился в Лигу Европы, где потом дошел до финала. Когда дома разгромил "МЮ" 3:0, я был на игре, сидел рядом с Шейлой. После третьего мяча шептала: "Пожалуйста, не забивайте больше!" Переживала за Фергюсона, друга семьи. Сам Фергюсон перед тем матчем сказал в интервью: "Рой провел в "Фулхэме" фантастическую работу, это главный претендент на звание "Лучший тренер года".

– Его в 2010-м и признали.

– Совершенно верно. Дальше сборная Англии остается без тренера. Во время ужина спрашиваю Роя: "Из федерации к тебе уже обращались?" – "Что ты! Подобные вопросы не они решают…" – "А кто же?" – "Sky Sports. Кого там захотят, тот и будет главным". Причем говорил об этом спокойно, воспринимал как данность.

– В итоге назначили Ходжсона.

– Да. Но зависело все не столько от руководства федерации, сколько от Sky Sports. Влияние нефутбольных людей на такие процессы – это ужасно! Как и то, что на первый план в футболе выходит принцип: "More, more, extra money…"

УЛОВКИ

– На прошлой неделе Олегу Лужному стукнуло 50. В чем его феномен? Как в 31 год удалось в "Арсенале" заиграть?

– Да, четыре сезона в премьер-лиге провел. Хотя многие уже списали Олега, говорили, старенький… А ответ простой – отношение к делу. Как у Игнашевича.

– Игнашевич – режимщик. А Лужный, как уверял Венгер, водочкой балуется.

– Стоп. Я же выполнил наказ Арсена. Поехал к Олегу домой. Пообщался с женой, бывшей фигуристкой, познакомился с мамой. Увидел – семья спортивная, верующая, позитивная. Водку никто не пьет. Но Венгер перед подписанием контракта настаивал на личной встрече в Лондоне. Хотел посмотреть Лужному в глаза. Говорю: "Да он по-английски ни слова не знает…" – "Ничего страшного. Все, что надо, я увижу. Выпьем по бокалу вина и пойму, какие у него предпочтения". Когда в Лиге чемпионов "Динамо" играло с "Арсеналом", отправились на ужин к Венгеру.

– Инструктаж с Лужным провели – как себя вести, что говорить?

– Зачем? Какая разница, что он говорит? Перевожу-то я. Ха! Есть на эту тему две истории. Напомните – расскажу. А пока про Лужного. Запорожье, один из его последних матчей за киевлян. Контракт с "Арсеналом" уже подписан. Игра ничего не решает – "Динамо" давно чемпион, да еще ведет 3:1. 88-я минута. Неожиданно Лужный делает затяжной рывок по флангу и орет: "Па-а-ас!" В самолете на обратном пути Лобановский произнес: "Может, правого защитника вместо Лужного мы и найдем. Но такого капитана у "Динамо" не будет больше никогда". Имея в кармане контракт с "Арсеналом", многие побереглись бы, думали бы о том, как бы травму не получить – но только не Лужный.

– Красавец! Теперь две обещанные истории.

– Я, конечно, не святой. В интересах дела порой приходится лукавить, прибегать к разным трюкам, уловкам. Вспоминаю, как организовывал трансфер Реброва в Англию. Звоню Григорию Суркису: "Вы просите очень много!" Следом набираю Алану Шугару, президенту "Тоттенхэма": "Вы даете слишком мало!" И так по кругу. Дочки услышали, всплеснули руками: "Папа, ты врешь?!"

– Смутились?

– Улыбнулся: "Просто хочу, чтоб сделка состоялась…" Или долгие переговоры в Голландии. Тренеру игрок нужен, парень тоже хочет перейти – но руководители никак не могут сторговаться. Прошу помощника: "Набери мне в какой-то момент, представься президентом греческого клуба. Разыграем спектакль".

– Позвонил?

– Ага. Достаю еще старенькую Nokia, будто бы случайно включаю громкую связь. На весь кабинет: "Шандор, мы принимаем ваши условия. Прилетайте в Грецию, будем подписывать контракт. Вечером ждем в аэропорту".

– Сработало?

– Да. Маленькая хитрость подтолкнула двух баранов поскорее найти общий язык. Но как на духу – использую такие фокусы, когда сто процентов уверен, что это всем на пользу. И футболисту, и клубу.

– Самый памятный подарок вашего клиента?

– Vertu. Андрей Гусин приехал с женой, вручил красивую, со вкусом оформленную, деревянную коробку. Я открыл – там телефон за десять тысяч евро.

– Повод?

– В том-то и дело, что не было повода! Ахнул: "Андрюша, зачем?" – "Вы же мой агент…" И не дал мне шанс отказаться. Вот Криштиану Роналду подарил своему агенту Жорже Мендешу остров в Греции. Не по условиям контракта – по велению души. Для меня это равноценные подарки – остров и Vertu. Потому что лучше любых слов говорят об отношении игрока к собственному агенту.

– Сохранился телефон?

– Да, дома лежит. Однажды в Киеве забыл в такси на заднем сиденье. Когда спохватился, набрал номер без всякой надежды. Вдруг слышу: "Алло" – "Здравствуйте, я владелец Vertu…" – "Да-да, он у меня. Я – таксист. Куда подъехать?" Рассказал потом: "Повезло вам. Взял следующих пассажиров, они и увидели: "О, Vertu! Кто-то обронил". Отдали мне. А я – вам".

– Гусин был не только вашим клиентом, но и другом.

– Это правда. Андрюши нет уже почти четыре года, но с семьей продолжаю общаться. Вот папа его вчера звонил…

– Последний разговор с Андреем?

– По телефону – за день до гибели. Я был в Закарпатье, у меня там фазенда. Говорю: "Андрюша, приезжай, отдохнешь, на лошадке покатаешься. Дались тебе эти мотоциклы…" Но он обожал скорость. В Киеве с Каладзе гоняли по городу, соревновались, кто первый на базу приедет. Меня как-то на своем "Мерседесе-Макларене" в аэропорт повез. Глянул на спидометр – 330! В кресло вжался: "Андрюша, я никуда не спешу. До самолета еще три часа…"

– Эта страсть Гусина и погубила.

– Андрюшу безумно жаль. Гаджиев видел в нем громадный тренерский потенциал. Когда Гаджи Муслимовича в "Анжи" назначили, на полном серьезе сказал мне: "Иду помощником Гусина. Уверен, из Андрея будет классный тренер". Недавно был в Киеве, пошел на Байковое кладбище. Все рядом лежат – Лобановский, Баль, Чанов, Белькевич, Гусин…

– Вы же и с Балем дружили?

– Да. Андрей – светлый человек, юморной. С обостренным чувством справедливости. Помню, когда в "Москве" в штабе Блохина работал, на моих глазах в ресторане чуть американцев не поколотил.

– За что?

– Вели себя нагло, русскую девочку оскорбили. Баль услышал, вступился. Если б я не удержал – кинулся бы на них с кулаками. Кричал: "Чего вы сюда приехали?! Кто вам позволил наших обижать?!" Видите – "наших". Бред, который сейчас между Россией и Украиной творится, не укладывается в голове. Киевский князь Юрий Долгорукий основал Москву. Княгиня Ольга, родом из Пскова, первой из правителей Киевской Руси приняла христианство. Русские и украинцы – даже не братские народы. Это один народ! И вот такое…

– Блохин еще будет тренировать?

– Не знаю, давно не общались. В киевском "Динамо" у Олега возникли серьезные проблемы со здоровьем. Микроинсульт, операция. Когда вернулся, руководить командой было очень тяжело. Неудивительно, что после ухода из "Динамо" он уже четыре года без работы.

МЕРКЬЮРИ

– Сарсания много лет хранил в телефоне прощальную SMS от Кержакова, бывшего своего клиента. Вы чьи-то сохраняете?

– Как раз от Кости Сарсания. Незадолго до смерти прислал мне фотографию внука, приписал: "Записываемся в женихи к твоей внучке". Я очень уважал Костю. Знакомы-то были давно, но когда он вернулся в "Зенит", начали тесно сотрудничать. Его безвременная кончина стала для меня трагедией. Приехав в Москву на чемпионат мира, первым делом отправился в Ракитки. К Косте на могилу.

– Свой недолгий опыт работы с Кержаковым вы прокомментировали так: "Саша сам позвонил мне из "Севильи". Талантливый футболист попал в сложную ситуацию, я был рад ему помочь. Но когда приехал в один клуб на переговоры, мне заявили, что я уже четвертый, кто пожаловал к ним от имени Кержакова. На этом все закончилось…"

– Было. Пускай останется на совести моего клиента.

– Поступил как Хачериди?

– Да. Обижаться глупо. Но еще глупее – раздать права на ведение переговоров разным агентам и ждать, что все будут на тебя хорошо работать. Впрочем, в истории с Кержаковым вины с себя не снимаю.

– Почему?

– Моя ошибка в том, что не сумел для него ничего быстро сделать. Мы познакомились, когда Саша мечтал поскорее уйти из "Севильи". Я должен был устроить его в какой-нибудь английский клуб. Оптимальным вариантом казался "Тоттенхэм", который возглавил Хуанде Рамос, экс-тренер "Севильи". Он хотел пригласить Кержакова.

– Ну и?

– Мне нужно было действовать немножко активнее. Как и в случае с Игнашевичем. Свои минусы знаю. Иногда не хватает настойчивости, иногда лень просыпается… Вот поэтому я не самый лучший агент в мире.

– Самокритично.

– Был еще один нюанс.

– Какой?

– В российском футболе я уже стал набирать вес. С Игнашевичем начал работать, Кержаков ко мне обратился. Тут пригласили в ресторан уважаемые люди. Агенты и те, кто крутится возле них. Фамилии называть не хочу. Сидим, мило беседуем, приятная компания. Один из них между делом говорит: "Что-то слишком бурную деятельность ты здесь развил, Шандор. Игроки к тебе тянутся. А что с Тишковым произошло, помнишь?" Смотрит в упор. Вот такой дружеский обед.

– Ваша реакция?

– "Ребята, намек понял". Конечно, был в шоке. Сразу вспомнил Джона Кеннеди, которого застрелили вскоре после того, как заявил, что хочет национализировать доллар. Я почувствовал, что тоже стою у черты. И свернул активность в России.

– Здравый смысл возобладал.

– Это с одной стороны. А с другой – считаю теперь себя трусом. Неправильно тогда поступил. Надо было быть посмелее.

– Зачем? Из-за денег?

– Нет-нет-нет. Они вообще ни при чем. Вопрос в игроках, Игнашевиче и Кержакове, которые в меня поверили. Не я же звонил им – они ко мне обратились. А я помочь не сумел. Хочу сейчас перед ними извиниться.

– Прежде в агентском бизнесе с угрозами сталкивались?

– Нет. Ни до, ни после.

– "В "Вашаше" Варга обещал золотые горы, но когда я прилетел в Будапешт, он исчез, и я остался один на один со своими проблемами". Догадываетесь, чьи слова?

– Нет.

– Олега Ширинбекова.

– Да что вы! Хотя… Пожалуй, в чем-то он прав. Его контракт с "Вашашем" в 1991-м организовал я. Официально агентом еще не был, работал в тренерском штабе сборной Венгрии. Затем уехал в Саудовскую Аравию. Но Лариса, моя жена, оставалась в Будапеште, помогала Олегу и его семье. Каждый день заглядывала к ним домой, маленького сыночка на руках носила. Была как ангел вокруг них. Сохранились фотографии, видео… В клубе от игры Ширинбекова на первых порах все были в восторге. Сложности начались после смены тренера. Олегу что-то пообещали, не выполнили. Меня же рядом не оказалось. Что ж, приношу извинения.

– В 1986-м в Будапеште Фредди Меркьюри дал потрясающий концерт. Может, были?

– Конечно! "Непштадион", 80 тысяч зрителей. О, ребята, вы тронули мое сердце. Тогда никто даже подумать не мог, что это одно из последних выступлений группы Queen. Вспоминаю – мурашки по коже. Особенно, когда Фредди исполнил народную венгерскую песню. Мою любимую!

– На венгерском?

– Да. Стадион взорвался! Это очень душевная песня. В России тоже такая есть. (напевает) "Степь да степь кругом, путь далек лежит…"

– Когда-то мы спросили Арсена Найденова: "В чем секрет вашего успеха?" Он улыбнулся: "Я очень добрый и честный". Как ответите вы?

– Не знаю, успешный ли я, но счастливый, это точно. Говорю же: если случается что-то плохое – сразу отпускаю. Прощаю, забываю. Не зацикливаюсь на негативе. Мир прекрасен! Все зависит от того, каким ты его увидишь. Например, показываю товарищу фотографию на телефоне. Тот поражается: "О, какое чудо! Где это?" – "Возле дома твоего!" А он живет там, каждый день проезжает мимо – и не замечает.

– Вы про Будапешт или Лондон?

– Про Закарпатье. Счастье – внутри тебя. Важно помнить об этом. Есть знакомые, владеющие роскошными яхтами, самолетами. Но ходят грустные. Делиться ни с кем не хотят. А у меня в Закарпатье уже давно благотворительный фонд. И я больше радуюсь, когда вижу, что кто-то перечислил 100 гривен, а не 100 долларов. Понятно же – 100 гривен дал бедный человек. Значит, считает, мы делаем что-то хорошее.

– Четко помните момент, когда стали миллионером?

– Лет 25 назад. В Венгрии зарабатывал мало. А в Саудовской Аравии зарплата была уже семь тысяч долларов. По тем временам – сказочные условия. Сразу купил свою первую квартиру в Будапеште. В футбол тогда хлынули большие деньги, это и позволило разбогатеть. Но в моем сознании абсолютно ничего не изменилось.

Напоследок еще одна удивительная история. В свое время за право провести ЧМ-2006 боролись Англия, Германия, Бразилия, Марокко и ЮАР. Дэвид Дин, вице-президент "Арсенала" и другие члены британского оргкомитета навели справки, выяснили, что в Саудовской Аравии, где я тогда жил, есть человек, который может отдать свой голос Англии. Попросили посодействовать. Принц Чарльз даже письмо мне прислал.

– Не помогло. Чемпионат мира достался Германии.

– Да. Зато письмо сохранилось. Привез в закарпатское село Вышково, где родился, показал маме: "Могла ли ты представить, что к твоему сыну, которого в детстве посылала на речку пасти уток и гусей, обратится с просьбой наследник трона?!"

Газета № 7704, 10.08.2018
Перейти к комментариям
52
Загрузка...
Новости по теме