Уличная атлетика при поддержке Datsun Фонбет РБ

Статьи

/ КХЛ
Газета № 7324, 21.04.2017
Главный арбитр КХЛ рассказал в интервью "СЭ" об отношении к критике судей в финальной серии Кубка Гагарина и возможных нововведениях в будущем сезоне, а также поделился мнением о приглашении иностранных коллег.

НЕ ПОНРАВИЛАСЬ ВОЛНА КРИТИКИ СУДЕЙ ВО ВРЕМЯ ФИНАЛА КУБКА ГАГАРИНА

Глава судейства лиги встретил в своем небольшом кабинете. Справа – памятная фотография Рафаэля Кадырова, левая стена украшена рапортами от клубов лиги за этот сезон.

– К следующему сезону, может быть, в кабинете приберусь (улыбается), – начал Анисимов. – Письма выкидывать не буду, в папочку соберу. Ведь были интереснейшие вещи, которые редко встретишь в жизни.

– Слог красивый?

– Много интересных и правильных вещей. Вот мой номер один, из нашей лиги. "Показал мне жест оскорбительного сексуального характера", – говорится в рапорте судьи. Это же практически поэзия!

– По судейской работе уже не скучаете?

– Сейчас уже нет, а вот до Нового года было тяжело смотреть матчи. Гораздо легче отвечать только за себя, а руководителю обязательно нужно делать выводы. Ты не можешь объяснить чужие действия, но отвечаешь за все. Иногда переживаешь, но всегда стараешься понять, почему судьи пропустили момент и как это произошло.

– Что изменилось в КХЛ за год вашей работы?

– Радует, что у нас органично проходит смена поколений и омоложение. Из-за травм выпал сначала Роман Гофман, а потом Алексей Раводин. Мы стали больше доверять судьям из "второго эшелона", и они не подвели. Некоторые откровенно порадовали и вышли на новый уровень. Не понравилась волна критики, которая поднялась в финале.

– Не были готовы к такому уровню недовольства?

– Я понимал, обсуждать работу судей будут, но не ожидал, что этим будут активно заниматься псевдоспециалисты по всем фронтам. Никто не рассуждал об игре и комбинациях.

– Уже закончили разбор финальной серии?

– Да. Большие штрафы были только в первой игре. Думали, что все пройдет спокойнее, но команды вышли, как на последнюю битву, и получили много удалений, еще два больших штрафа пропустили. Именно по той игре в итоге получили официальный запрос – единственный за весь финал. А вот по удалению Зарипова в четвертом матче никто официально не обращался.

– Почему Эдуард Одиньш не судил встречи СКА с "Магниткой"?

– Одиньш вместе с девятью другими арбитрами был номинирован на финал, но получил небольшую травму. Он почти вылечился, и мы планировали его на шестую игру. Те, кто обслуживал серию, порадовали. Не обошлось без помарок, но гиперошибок не допустили.

– Вы даже вышли в эфир с комментаторами перед одним из матчей.

– Об этом попросили они сами. Я не собираюсь отмалчиваться, а, наоборот, иду по пути открытости и буду рассказывать и показывать. Я доволен, как ребята справились с психологическим натиском, ведь они так или иначе читают прессу.

– Запрещаете им читать новости?

– Да. Уверен, что в плей-офф этого делать не надо. В СМИ есть хорошие материалы. Но поражает, когда пишут про судейство, а мне напрямую или через пресс-службу не приходит ни одного вопроса. Предпочитают брать интервью у экспертов, даже не разбирающихся в правилах. Великий шахматист Тигран Петросян однажды заметил: "Чем отличаются шахматы от хоккея? В шахматы умеют играть все, но никто в них не разбирается. В хоккей играть никто не умеет, но разбираются в нем все".

– Речь о предрешенности исхода чемпионата в пользу СКА?

– Дело не в конкретном клубе. У нас свое хозяйство, и думать о клубах – не наше дело. Вместе с федерацией мы приняли стандарт судейства, который разослали всем арбитрам. Раньше нам предлагали прятать свисток "в одно место". Сейчас начали удалять и говорят, что такие штрафы не для плей-офф. Вы уж определитесь! Судьи отталкиваются от правил игры в хоккей. Когда в овертайме дают два удаления подряд, все забывают, какую команду наказали. Когда дают обычные две минуты, сразу начинаются обсуждения. Я понимаю, что это часть работы журналистов, но должна быть грань, которую нельзя переступать. Я читаю канадскую и американскую прессу, в которой пишут исключительно про игру.

– Судьи упоминаются только в статистике.

– И в международном хоккее так заведено. У нас все иначе. Я бы еще мог понять критику, если в конце матча оставляли "5 на 3" или давали удаления, которых не было. Тогда я бы не смог ничего ответить. Я ведь не защищаю судей, а рассказываю вещи исключительно с профессиональной точки зрения. Какой гол бы ни засчитали в НХЛ, в СМИ ни слова о его спорности.

– Там все опасаются значительных штрафов.

– У нас они тоже есть. По регламенту штрафуется клуб, а не конкретное лицо.

– Резонансным стало наказание "Динамо" за высказывание трехкратного олимпийского чемпиона Виталия Давыдова.

– Без сомнений, Виталий Семенович – величайший хоккеист и суперпрофессионал, который разбирается во всем. В нашем департаменте его все уважают. Мы наказывали не лично его, а "Динамо" за высказывание вице-президента. Надо разделять эти вещи.

– Бурная реакция наверняка была вызвана прецедентом, с которым ранее не сталкивались?

– Наверняка. Все равно мы существуем для клубов, а не они для нас. По регламенту нельзя обсуждать судейство. Ошибки случаются, но когда начинают искать виноватых, ничего хорошего не выходит.

Главный арбитр КХЛ Алексей АНИСИМОВ. Фото photo.khl.ru
Главный арбитр КХЛ Алексей АНИСИМОВ. Фото photo.khl.ru

ПРО ФУТБОЛЬНЫХ КОЛЛЕГ ГОВОРЯТ СОВЕРШЕННО НЕПОНЯТНЫЕ ВЕЩИ

– Люди привыкли к разному формату судейства в регулярном чемпионате и плей-офф. Как будете менять эту тенденцию?

– Есть общие законы, и мы должны им следовать. Я говорил перед плей-офф, что правила не поменяются по сравнению с регуляркой. Мы ведь соблюдаем ПДД в любое время дня и ночи.

– Крайними остаются арбитры?

– Судьям же не объяснить, когда нужно начать смену этих стандартов. Практика показывает, что с каждой следующей стадией плей-офф хоккей становится чище, потому что уровень мастерства выше. Нас критиковали на первых стадиях, потом стали разжигать в финале. Ничего нового я не услышал. Я всегда анализирую критику, но обидно, когда она необоснованная.

– Порой не только со стороны общественности. Как наладить диалог судей с тренерами?

– К общению с каждым наставником подходим индивидуально и рассказываем об этом судьям на сборах. Особенно, как вести себя с проблемными специалистами. Арбитры знают, на каком расстоянии общаться. Надо строить нормальный диалог. Должна быть грань поведения, и когда ее переходят, это вызывает недоумение. Главный тренер может объяснить свою позицию, но не перегибать палку.

– Клубы еще влияют на рейтинг судей?

– С ноября после совещания с руководителями клубов мы отменили оценки судьям со стороны клубов. Раньше их доля составляла 40 %, на каждый клуб по 20%. Большинство команд сказали, что не вправе оценивать судей, потому что каждый профессионал должен заниматься своим делом. Я с ними полностью согласен.

– Как проходит ваша коммуникация?

– Дважды за сезон мы собираемся с руководителями. Я предложил им включиться в работу, поскольку именно они должны вносить предложения по изменению правил. За сезон я не получил ни одного. С нами начинают связываться, только когда с конкретным клубом что-то происходит. Если мы равняемся на НХЛ, то давайте посмотрим, как там работают генменеджеры. А у нас уже девятый год инициатива идет только от департамента судейства.

– Возможно ли создание независимой судейской организации, о чем вы ранее упоминали?

– Независимость означает отдельную организацию с другой юридической формой со своей бухгалтерией. Существуют определенные юридические тонкости. Конечно, мы будем предлагать свои наработки.

– Такая структура наверняка может стать примером для других видов спорта.

– Футбольных коллег иногда жалко, про них говорят по телевизору совершенно непонятные вещи. У хоккейных людей мировоззрение поменялось. Сейчас уже никто не говорит про домашнее или гостевое судейство.

– Получается, общественность стала образованнее?

– Конечно, никто не говорит о коррумпированности или продажности судей, это уже прогресс. Следующая ступень – чтобы люди спокойно воспринимали работу арбитров и не искали дополнительную подоплеку в их решениях. По сравнению с 90-ми поменялись правила, телевидение сделало существенный шаг вперед, и сразу видно, если человек неправильно дает удаления. Надо понимать, что мы наказываем судей деньгами и играми – но это наша внутренняя кухня.

– Думали о публикации этих наказаний и рейтинга?

– Выигрывает команда, проигрывает тренер, а виноват всегда судья. Мы стали публичными, и я не отказываюсь рассказывать об ошибках. Но от публикации штрафов судьи вряд ли будут лучше работать.

Болельщики на финале Кубка Гагарина. Фото photo.khl.ru
Болельщики на финале Кубка Гагарина. Фото photo.khl.ru

МОЖЕМ УМЕНЬШИТЬ ЧИСЛО ИНОСТРАННЫХ СУДЕЙ

– Развитием судейства сейчас занимается ФХР?

– С этого года мы выбираем судейскую элиту из списка, который предоставляет ФХР. Вопросами подготовки ведают в федерации, которая с этого сезона запустила судейский учебно-методический центр. Сейчас мы совместно готовим программу по развитию и подготовке кадров. Вероятно, туда может войти пункт о перемещении судей между Высшей лигой и КХЛ. Надо понимать, что они не вырастут в одно мгновение.

– Готовы реабилитировать отстраненных судей Вячеслава Буланова и Якова Деева?

– Кто-то из прессы запустил "утку" об их отстранении. Вопрос решало предыдущее руководство. Яков Деев никогда не был ведущим арбитром – он был в конце второй десятки и сейчас уже работает инспектором. По Буланову – согласен, что он был одним из топовых судей. Никогда не говори "никогда".

– Как оцените уровень иностранных арбитров, работающих в КХЛ?

– Наших хватает, поверьте. Сейчас ведем переговоры со многими иностранными арбитрами, но они складываются нелегко.

– Высокие запросы?

– У них возникает много бытовых вопросов, как и у игроков-легионеров. Кстати, Юри Ренн возглавил судейский корпус в финской лиге, Петер Гебей после года в КХЛ стал главой судейского департамента в Венгерской федерации хоккея. Это признание заслуг нашей лиги.

– После Пола Стюарта не планируете приглашать иностранных экспертов по судейству?

– Ничему новому он не научил. Были интересные вещи, которые потом передал Александр Поляков. Иностранные специалисты требуют большой зарплаты – на эти деньги лучше воспитать десять своих. В этом году их работало достаточно, и в следующем количество можно уменьшить, потому что по качеству они были не лучше наших молодых. В этом вопросе я все-таки националист, скажу честно. Считаю, что нужно собирать лучшие кадры в Европе, в Америке – пока нет, но будущее – только за своими судьями.

Евгений Ромасько – наш шпион в НХЛ?

– Нельзя его так называть. Просто он нам рассказывал, как устроена система судейства за океаном.

Василий КОШЕЧКИН и Роман ГОФМАН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Василий КОШЕЧКИН и Роман ГОФМАН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

МОЖЕМ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ МАТЧ-ШТРАФОВ

– Появятся ли в лиге слушания по серьезным нарушениям правил?

– В ближайшее время обсудим эту идею. Когда с хоккеистом разбирают эпизод и выслушивают его разъяснения, это может его дисциплинировать. Надо уложить идею в правовое поле, чтобы понимать, кто будет платить за перелет игрока на заседание в Москву. Все же наши расстояния отличаются от североамериканских. Новшества будут и в самих хоккейных правилах, сейчас общаемся по их поводу с ФХР.

– Раскройте секрет, какие именно.

– Мы можем отказаться от матч-штрафов. В этом году у нас не было ни одного. Людям сложно понять, что 5+20 – это большой и дисциплинарный, а 25 – матч-штраф. По сумме одно и то же, по факту – разные вещи. Наша идея: рассматривать любой большой штраф в СДК, и не важно, пропустили его судьи или нет.

– Планируете ли сделать максимально оперативным разъяснения по запросу тренера?

– Ответственные сразу связываются с пресс-службой, и в этом году все "челленджи" мы выкладывали. Конечно, информация выходит через час-два по окончании матча. С этого сезона мы запустили видеобиблиотеку для команд, куда загружаем видео со спорными ситуациями по матчам. В будущем, если бюджет позволит, хотим все изменения в правилах доносить до команд в виде визуального контента.

– Часто сталкиваетесь с интересными прецедентами?

– На предсезонных турнирах возникали моменты, не описанные в правилах. Игрок вышел "один на один", сзади его зацепили, а он забил гол. Соперник просит "челлендж" на "вне игры", и судья подтверждает офсайд. Давать ли две минуты или штрафной бросок?

– Наказания за драки претерпят изменения?

– Все останется по-прежнему, и руководители клубов довольны, что, даже если в потасовке участвовали хорошие хоккеисты, они максимально получат по пять минут, если нет зачинщика и агрессора.

– Появятся ли технические новинки в следующем сезоне?

– Надеемся, что установим камеры на всех синих линиях. Мы также планируем в тестовом режиме поместить их на верхние планки ворот и посмотрим, во сколько это обойдется клубам. Хотелось бы улучшить качество трансляций из некоторых городов. Порой качество картинки не позволяет увидеть какие-то вещи. Нужно увеличивать количество камер.

– Каковы сейчас ваши рабочие планы?

– В конце июля проведем сборы для судей, сейчас готовим списки и планируем фонд зарплаты судей. Хотелось бы сделать определенный шаг вперед. Все зависит от бюджета, в стране непростая финансовая ситуация.

Газета № 7324, 21.04.2017
Загрузка...
Новости по теме