Статьи

/ КХЛ
Газета № 7728, 07.09.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «"Мы хотели подписать Умарка и Азеведо. Но...". Фастовский и Юрзинов - в гостях у "СЭ"»
Генеральный менеджер и главный тренер "Сибири" Кирилл Фастовский и Владимир Юрзинов – о клубе, КХЛ, здоровье Самвела Мнацяна и многом другом
Владимир Юрзинов и Кирилл Фастовский. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Владимир Юрзинов и Кирилл Фастовский. Фото Федор Успенский, "СЭ"

Из-за двухочковой системы третьи периоды не будут скучными

– Теперь в КХЛ дают два очка за победу в основное время, а не три. Чем вы руководствовались, когда голосовали за переход на двухочковую систему?

Кирилл Фастовский: – Мне кажется, что эта тема раздута, в ней нет ничего грандиозного.

– Зачем тогда вообще было переходить?

– Чтобы увеличить плотность в таблице, и сохранить шансы на попадание в плей-офф до максимально дальнего тура регулярного чемпионата.

– На "Востоке" в том году была и так нешуточная борьба.

– На "Востоке" это не так актуально, а для "Запада" – вполне. Это способствует увеличению конкуренции и соответственно увеличению интереса к каждому матчу.

– Та концовка, которую выдала "Сибирь" в прошлом сезоне, при двухочковой системе помогла бы не сильно, отрыв был бы даже больше.

– В прошлом сезоне это бы не помогло, а в позапрошлом мы бы попали в плей-офф.

– Если измерять все в победах, то разница по плотности будет отрицательная.

– Разница по плотности будет абсолютно положительная, просто не будет такого отрыва между первым местом и шестнадцатым.

– Но при этом условное рижское "Динамо", как ни на что не претендовало, так и не будет.

– Но все равно, такого разрыва не должно быть и не будет.

– Тогда может стоит убирать этот разрыв не настолько искусственно? "Пол" зарплат установить.

– Пока разговора о "поле" не получается.

– А вы "за"?

– Да, сейчас мы идем к тому, чтобы установить жесткий потолок, это уже давно прописано в стратегии КХЛ.

– Только откладывается.

– Пока ничего не откладывается. Есть предложения некоторых клубов перенести это на сезон, но есть и альтернативные варианты. Возможно, речь пойдет о том, чтобы сдвинуть жесткий потолок.

– Все мы знаем эти "некоторые" клубы.

– Может быть, речь пойдет о каких-то преференциях для определенных игроков, которые были важны для сборной России на Олимпийских играх.

– Достаточно спорно.

– Здесь нет ничего спорного, все достаточно прозаично. Если игрок вернулся из НХЛ, подписал долгосрочный контракт на серьезные деньги и отрабатывает эти деньги, то никаких вопросов к нему быть не должно.

– Вопрос Владимиру Юрзинову как тренеру. Зная, что вы можете заработать одно очко вместо того, чтобы потерять два, и потом еще иметь шанс заработать второе в овертайме, вы будете менять план на игру, например, при ничьей по ходу третьего периода?

Владимир Юрзинов: – Несомненно, в зависимости от того, как складывается игра. Сейчас хоккей убыстрился, вероятность дополнительной заброшенной шайбы возросла. В любом случае будешь держать это в уме, лучше одно очко, чем ничего.

– Вот это меня и пугает.

– Я не думаю, что это станет проблемой, но это один из факторов, из-за которого команды будут стараться проводить концовки вничью.

– С точки зрения хоккея это плохо?

– Давайте посмотрим этот сезон, на практике будет видно.

– А вы допускаете, что через год будет обратный переход?

Фастовский: – Конечно! Я уже говорил, что это не тема для такого бурного обсуждения. Никто, кроме журналистов, серьезной разницы не заметит. Ну, будет процент овертаймов не 22 процента, а 30, никто не обратит внимание.

– Третьи периоды станут скучными.

– Они не могут стать скучными! Любая команда в любом случае хочет выиграть! Всем нужны два очка, а чтобы их получить – надо выиграть, и не важно, в овертайме или нет.

– У нас почти все команды стараются с первых минут игры быть как можно осторожнее. Разве не так?

– Это начало сезона, команды друг к другу присматриваются, естественно никто не будет бежать вперед сломя голову.

В межсезонье команду пришлось строить заново

– Мы помним "Сибирь" образца прошлого сезона, которая перерабатывала и переигрывала соперника. Что пока идет не так?

Юрзинов: – Большие изменения в составе – ушли лидеры, пришли иностранцы без опыта игры в КХЛ. Плюс многие ребята должны выйти на новые роли, у клуба есть своя стратегия развития игроков. Да и выездная серия довольно непростая, некоторые игроки вливались только в августе, есть травмы, но это, наверное, у всех.

– Уход такого количества игроков стал для вас неожиданностью?

– Нет, я принимал это как данность, я знал, что так будет, но психологически меня это разозлило. У нас был очень хороший костяк, мы выиграли в концовке прошлого сезона 13 матчей из 17. Это были хоккеисты, на которых мы строили команду, а они в один момент ушли, мы потеряли систему игры, все пришлось строить заново.

– Как вы успокаивали своего разозленного тренера?

Фастовский: – Да не было никакой злости, у нас в "Сибири" каждый сезон так, поэтому я к этому привык, а Владимир Владимирович на новенького, немного тяжело это воспринял (смеются).

– С 2015 года у вас осталось только два игрока. Для такого клуба, как "Сибирь", вообще возможно сохранять состав?

– Мы сохраняем, насколько можем, несколько человек получилось оставить. Ну а тех, кто становится неограниченно свободными агентами, удержать очень тяжело, особенно если они на ведущих ролях.

– А таких, как защитник Иван Верещагин?

– Та же ситуация.

– Но он же не был неограниченно свободным агентом.

– То предложение, которое ему сделал "Металлург", для "Сибири" повторить нереально.

– У вас кто-нибудь получает такие деньги?

– Нет.

– По вашему мнению, он не стоит этих денег?

– Он стоит таких денег, речь о другом, ведь есть же еще вторая сторона – кто может сколько дать. Мы очень хотели его сохранить, очень долго его уговаривали, придумывали различные варианты увеличения зарплаты, какие-то бонусы, но он выбрал этот путь и попросил, чтобы мы ему не мешали строить свою карьеру.

– А что за туманная история с Андреем Сигаревым? Его выставили на драфт отказов?

– Да.

– А что случилось?

Юрзинов: – Его выставили на драфт отказов. (Смеются.)

– Он вам не понравился? Что пошло не так?

– В каждом клубе принимаются определенные решения, иногда они бывают популярны, иногда нет. Команда – единый коллектив, где-то срастается, где-то нет, так бывает.

– Раньше ведь срасталось. Я слышал, что он – человек тонкой душевной организации.

Фастовский: – "Раньше срасталось" – это о чем речь?

– Человек играл и достаточно результативно.

– Ну, полсезона отыграл, потом стал не очень хорошо себя проявлять.

– Он в итоге отправится в "Кузню"?

– Да. Еще летом задумывались, оставлять ли его вообще.

– Контракт же продлили…

Сигарев – ограниченно свободный агент, мы сделали ему предложение, причем сумма была меньше, чем раньше. История с Андреем непростая и очень длительная, я считаю, внесение в список отказов – логичный финал наших с ним взаимоотношений.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от ХК Сибирь (@hc_sibir) 13 Авг 2018 в 7:57 PDT

Преображение Красикова удивило всех

– Вопрос об Алексее Красикове. Как человек, который в 2015 году весил за 100 кг, стал одним из самых…

– Мелких? (Смеются.)

– … одним из самых перспективных вратарей?

– Он похудел за одно лето на 20 кг, сделав фантастический шаг для себя и для того, чтобы запустить свою карьеру. "Запустить" в хорошем смысле слова, конечно. Владимир Владимирович этого не видел, все происходило на моих глазах, поэтому я отвечу. Алексей совершил невероятное превращение. Каким он уходил на межсезонье и каким вернулся после лета на сборы, шокировало всех – это стало главной темой для обсуждения в раздевалке, среди клубного персонала, тренеров и вообще всех окружающих. Мы страшно радовались за Красикова, потому что видели – у парня очевидный талант, но он губит его отсутствием желания работать. Здесь же он всем доказал, что работать готов. Именно после этого он получил приглашение в сборную и стал развиваться дальше.

– Что стало причиной такого сброса веса?

– Мы просто ему сказали: "Либо приводишь себя в норму, либо надо заканчивать".

Юрзинов: – Если человек хочет чего-то добиться, если у него есть такие качества, как работоспособность и злость, то все получается. Или не получается, но он прикладывает максимальные усилия для достижения цели. Уважение тем спортсменам, которые не сдаются и пытаются выжать из себя максимум.

– У вас в карьере были примеры подобных превращений?

– Да. Сейчас уже не вспомню конкретно, но многие ребята за счет самоотдачи, будучи не самыми талантливыми игроками, добивались результата. Проще ведь помочь спортсмену, который очень хочет чего-то достичь. Кто стремится – тот обычно чего-то достигает. Сколько примеров мы видели, когда талантливые люди искали причину в других, перекладывая ответственность с себя на кого-то еще. Много таких пропало.

– Как я понимаю, вас злит, что то, что раньше работало, теперь не работает и приходится выстраивать команду заново.

– Да, меня это злит. Меня злит, что ушли игроки. Понимаете, это моя личная злость, она не должна передаваться команде. Многие ребята не имеют опыта, у меня и других тренеров задача – помочь им раскрыться, почувствовать уверенность, переварить предсезонную подготовку. Сейчас идет процесс становления, мы заставляем игроков верить в себя. Это сложно, но мы это делаем ежедневно. Спортсмен, имея определенные хорошие навыки и способности, должен верить в себя, потому что если он будет бояться – то не будет играть.

Богатого выбора игроков все равно нет

– Вы уже говорили, что из-за исключения двух клубов из лиги стало проще работать на рынке.

Фастовский: – Я так не говорил. Я сказал, что появился рынок.

– В том-то и дело, предложений стало больше.

– Проще работать не стало. Появились предложения. Их раньше не было вообще, а сейчас появились. Это здорово. Честно могу сказать, что "Сибирь" этим воспользовалась. Как минимум два игрока с этого рынка были взяты в последний момент, в августе – Дугин и Савченко. Именно когда мы поняли, что есть проблемы по позициям. У нас всегда была точечная селекция. Решили, что эти ребята нам помогут. Впрочем, им еще нужно влиться в коллектив, они не проходили предсезонку. В клубе сейчас есть дисбаланс по подготовке. Кто-то начал с прошлого сезона, кто-то – с лета, кто-то пришел только что.

– С точки зрения тренера перенасыщенный рынок повлиял на игроков?

Юрзинов: – Сложно говорить, что рынок переполнен, но каждый хоккеист – это определенные материальные затраты. Весной мы вернули практически всю молодежь, которая играла в ВХЛ, посмотрели на состояние ребят, проверили их в товарищеских матчах. Им пока еще нужно поиграть в Высшей лиге. Переход из молодежного хоккея, из ВХЛ в КХЛ занимает определенное время. Для меня лично нет разницы, возрастной игрок или нет, главное, чтобы он соответствовал уровню. В первом звене может играть и лимитчик, как, например, в "Салавате" было со Слепышевым.

– Дополнительное количество предложений наверняка упрощает работу в плане поиска того, кто мотивирован?

– Думаю, что нам – нет.

Фастовский: – Игроков не так много, как вам кажется.

Юрзинов: – Мы в очереди стоим далеко не первыми, такого уж богатого выбора нет.

Фастовский: – Это же своеобразный драфт свободных агентов.

– По поводу игроков ЦСКА. Вы говорили, что очень хотели оставить и Вячеслава Основина

– Очень хотели, но совместная жизнь не сложилась, к сожалению.

– У вас каждый год появляется кто-то из ЦСКА. В этом сезоне – Владимир Пешехонов, и это, снова, насколько я понимаю, аренда?

– Аренды в КХЛ нет, и я ратую за то, чтобы ее никогда не было. По поводу Пешехонова – два года назад, когда мы продавали Шумакова  с Шалуновым в ЦСКА, смогли получить оттуда Александра Шарова. Именно тогда мы очень просили, чтобы нам дали возможность вместе с ним забрать Пешехонова. Были близки к договоренности, но в последний момент вариант с Владимиром сорвался. Тем не менее, мы продолжали попытки, и в этом году удалось его забрать. Очень надеюсь, что еще не поздно, важно, чтобы Пешехонов не пересидел лишний год в ВХЛ, иначе процесс станет необратимым, и мы не сможем вывести его на уровень КХЛ. Этот год по нему – пробный, с опасениями, что может сложиться неудачно.

– Права на Пешехонова у вас окончательные?

– Права на него есть, но дальше – "но". Вопрос теперь только в том, сможет ли Володя преодолеть уровень Высшей лиги. Два года назад мы имели стопроцентную уверенность, что он, как и Шаров, заиграет в КХЛ. Сейчас – посмотрим. Дается пока, честно говоря, тяжеловато. Многие навыки невосстановимы, но мы верим в лучшее. Владимир – хороший парень, и подход к делу у него тоже верный.

– Вы давно и плотно сотрудничаете с ЦСКА, в ВХЛ у вас еще очень много людей, пришедших из этой команды.

– Непонятно, откуда возникла иллюзия, что "Сибирь" сотрудничает с ЦСКА. Никаким боком мы с армейцами не сотрудничаем.

– Но хоккеисты переходят оттуда к вам и в обратную сторону довольно часто.

– Переходы – это продажа игроков. Если нашему клубу предлагают очень существенные деньги, при этом давая самому игроку такой контракт, который "Сибирь" не потянет, то, естественно, мы реализуем свои права на хоккеистов. Взамен просим армейцев не бросать нас на произвол судьбы, потому что у них есть люди, которые интересуют нас. В этом году, кстати, нас никто из ЦСКА не интересовал.

– Даже условный Макеев?

– Нет. Не общались с красно-синими ни по одному хоккеисту в этом сезоне, был только Пешехонов. Больше ни о ком речи нет, да и, собственно говоря, у нас нет никакой взаимной любви и сотрудничества. ЦСКА – далеко в Москве, и слава богу. Мы к ним никак не относимся.

Предполагал, что с Шумаковым может случиться то, что случилось

– Могли предположить, что с Сергеем Шумаковым могла приключиться подобная история – нарушение режима, забастовка в ЦСКА с последующим разрывом контракта?

– Мог. Дело в том, что я знаю всю историю Шумакова, а не только последние два года. Зная его характер, я вполне предполагать, что в его карьере может быть такой эпизод. Он склонен к таким вещам, при этом будучи невероятно талантливым хоккеистом. Будет очень жалко, если такие эпизоды помешают его карьере. Это очень одаренный мальчишка и есть некоторые моменты в его характере, на которые надо влиять. Но у "Сибири" и ЦСКА разные подходы. У армейцев мало сантиментов, это клуб, который решает самые серьезные задачи. Это машина, которая должна все время выигрывать, и нянчиться с отдельным игроком там не собираются. Наверное, это правильно. По крайней мере я – за профессиональный подход. Просто у нас в "Сибири" есть возможность чуть потоньше работать с игроками.

– В продолжение темы Пешехонова. Как, цитируя Андрея Назарова, выбить из игрока высшую лигу?

Юрзинов: – И не только из него. У нас еще есть пара клиентов. Постоянно говорим, что им надо не только поиграть и показаться в КХЛ, но и проявить себя, закрепиться. Это разные вещи.

– Как бы вы сформулировали ментальное состояние хоккеиста высшей лиги?

– Мне сложно сказать. Я работал всего один сезон там, когда вышел в суперлигу с "Торпедо". Тогда у нас была сильная команда.

Фастовский: – В ВХЛ не только ниже скорость принятия решений, но и сами решения другие. Другой стиль игры. Вообще.

– Хотя говорят, что скорости в "Вышке" в последнее время подросли.

– Мы недавно играли с новокузнецким "Металлургом". И они выглядели против нас очень достойно.

– Почему хоккейная школа "Сибири" в последнее время дает так мало воспитанников?

– Спасибо за очень хороший вопрос. ХК "Сибирь" юридически никак не связан со школой, но физическое отношение имеет самое прямое. С самого первого дня моей моего трудоустройства в нынешнем клубе я пытаюсь влиять на ее работу, на подбор тренеров, методики работы с детьми. Сейчас мы активно работаем в направлении смены такого подхода. У нас наметились интересные шаги, которые дадут результат. А пока школа слабая. Причем слабая именно в подготовке детей.

Нам удалось наладить работу в молодежной команде. Но многие навыки, которые закладываются в детстве, прививать уже поздно. Эти пробелы мы восполнить не можем. Именно из-за этого у нас большая проблема перехода из детской школы в молодежную команду и дальше, из МХЛ в КХЛ. Ребята – лидеры команды МХЛ ничего не могут сделать в КХЛ. Это моя больная тема. Я никогда этого не скрывал. Мы сломаем эту систему, я это гарантирую. И школа "Сибири" станет одной из ведущих в нашей стране.

– Владимир, вам часто приходится учить игроков элементарным вещам?

Юрзинов: – Да. Постоянно. С этим ничего нельзя сделать. Это часть нашей профессии.

– В НХЛ тренеры этим не занимаются.

– В НХЛ из 1000 кандидатов на место попадают двое. Европейская система построена по-другому. В России и других странах Европы тренеры занимаются технической, тактической системами подготовки, стараются из минимального количества игроков выжать максимальное качество. Именно поэтому они хорошо подготовлены и в большом количестве играют в НХЛ: шведы, финны и мы. По развитию детей и юниоров европейская система лучше.

– Когда Хартли пришел в "Авангард", он буквально за руку водил игроков по льду, рассказывая, где, когда и кто должен находиться во время того или иного игрового эпизода. Вы что-то подобное практикуете?

– Конечно. И это не только у нас, но и во всех клубах. Особенно, когда у тебя новая команда.

Верим, что Мнацян справится с недугом

– Можно было предвидеть или предусмотреть ситуацию с Самвелом Мнацяном, у которого обнаружили рак?

Фастовский: – Как такие вещи можно предусмотреть? Когда мы проходили тестирование, все было отлично. Все показатели были великолепны. Не за что было зацепиться. Обследование, которое выявляет такие болезни – сильно специализировано. У Самвела – невероятный случай, когда все развилось до таких размеров.

– Как он сейчас себя чувствует?

– Мы с ним постоянно в контакте. Наш доктор все время общается с ним. Мы разговариваем с его семьей, с агентом. Сейчас он проходит курс химиотерапии, который определит его дальнейшую судьбу. Она продлится два месяца, до середины октября. Прогнозы абсолютно разные. Но я надеюсь, что все будем нормально. Очаг заболевания будет погашен, после чего состоится операция и стандартное лечение. Самвел держится молодцом. Настроение у него отличное. Говорит, что ничего плохого не чувствует. Он ходит в тренажерный зал. Самвел – отличный спортсмен и замечательный человек. Верю, что он справится с недугом.

– Какие мероприятия планируются на открытии сезона в Новосибирске?

– Будет неправильно, если я все расскажу. Будет красочная церемония, гарантирую, и, конечно, благотворительные акции – "Сибирь" этим славилась и будет продолжать в этом направлении работать.

– Оцените Максима Сушинского – новичка в менеджерском деле. Такие деньги в "Авангарде" были и раньше, а состава – нет.

– Молодец. Сработал затратно, но очень эффективно. Но результат будет только в конце сезона. Другое дело, что история с дворцом ненормальная, и преодолеть негативную сторону не удастся. Надо компенсировать. Не могу сказать, что это подвиг, как у Мюнхгаузена, но что-то героическое в этом есть.

– По сути 62 выездных матча.

– Очень тяжелая тема, и как "Авангард" с этим справляется – честь и хвала.

– Кто фавориты "Востока" и кто будет играть в финале конференции?

– Одну команду мы точно знаем – "Сибирь", а вот вторую пока еще нет. Пусть поборются. (Смеется.)

– Правильно понимаю, что легионеров выбирали именно главный тренер?

– Неправильно. Все было совместно.

Юрзинов: – Всегда при подписании легионеров надо отталкиваться от своих материальных возможностей.

– Финский чемпионат не сильнейший даже в Европе, где-то четвертый по уровню.

– Были бы другие возможности, вероятно, легионеры были бы из другого чемпионата.

– Кстати, Кори Эммертон приехал из Швейцарии, что удивило – он играл в КХЛ за "Сочи" и ничего особенного не показал.

– Это было давно. Конечно, мы бы хотели, чтобы у нас играли Хартикайнен, Умарк и Азеведо.

Фастовский: – Не только "Сибирь" берет хоккеистов из финской лиги, не такая уж она слабая, тем более ее лидеры. Мы же приглашаем лучших оттуда, а не кого-то там.

Новую арену в Новосибирске начнут строить весной

– Есть ли у вас скаутское направление?

– Профессионально организованное, как оно должно быть, – нет.

– А нужно?

– Вопрос. Если бы количество легионеров в команде могло быть больше пяти, то, безусловно, нужно было бы. Сейчас мы справляемся своими силами. И, кстати, спортивный директор "Сибири" Сергей Климович просматривал игроков из чемпионата Финляндии в прошлом сезоне еще до прихода Юрзинова в команду, так что дело не в том, что Владимир Владимирович хорошо знает этот рынок. Смотрели не только финнов – был большой перечень хоккеистов, которых мы просматривал весь год.

– А другие рынки? Ведь можно шерстить АХЛ, студенческую лигу за океаном.

– Вы даже себе представить не можете, что значит найти игрока, подобрать, уговорить, подписать и привезти в Россию. Вы думаете, что взял, как на рынке, и купил. Картошечка – за пять рублей, раки – за три. И, если честно, они не сильно хотят ехать в Россию. Американцы, канадцы.

– А финны?

– С удовольствием в 90 процентах случаев. Финны, шведы. Но все равно только те, которые не едут в НХЛ.

– Само собой.

– Это не само собой. Это важно, что это уже второй слой хоккеистов. Так что "шерстение" рынка – байки и легенда. Трудно угадать, как человек будет себя вести в новой стране, даже не понимая, что купить в магазине, потому что на английском языке у нас ничего не написано. Хорошо, когда крупные города или вообще Москва – а если мелкие? Другая жизнь, менталитет, сумасшедшие перелеты. Вот мы еще никуда не слетали, а наши финны уже … Это тяжело, это другой мир. Какой бы ты ни был звездой, это влияет.

Юрзинов – Кто-то вообще не обращает внимания, а кого-то любая мелочь может выбить из колеи.

Фастовский: – И теоретически это не определишь – только на практике. "Выживет" хоккеист или нет. А мы хотим, что он еще в хоккей играл, и лидером стал в команде.

Юрзинов: – И чтобы после хорошего сезона еще на три года продлил контракт без увеличения зарплаты (смеется).

– Расскажете о зарплатном бюджете "Сибири"?

Фастовский: – Нет, не могу это сделать без разрешения владельцев клуба.

– К нам приходил Валерий Шанцев и назвал показатели "Динамо".

– Валерию Павлиновичу можно все.

– Но это примерно 500 миллионов рублей?

– Примерно, да. Не больше.

– Как обстоят дела с новой ареной?

– Идет процесс проектирования. До конца года, думаю, закончится. Как только снег начнет сходить, можно будет приступать к работе.

– А вы не курируете этот проект со стороны ФХР?

– Нет, я вообще не имею к нему отношения. На стадии проектирования только консультирую по спортивной части. Вот все мое участие.

– Какой будет вместимость арены?

– Официально – 10500 зрителей, но в связи с уменьшением размера площадки и оптимизацией в расположении сидении, чем я скрупулезно занимаюсь с проектировщиками – около 11 тысяч выйдет.

– Не маловато для Новосибирска? СКА хочет арену на 22 тысячи.

– Молодцы. Питер – второй город в России, Новосибирск – третий. Так что все нормально, соотношение правильное.

– Как дела с финансированием команды?

– С финансированием стало чуть лучше, но до идеального состояния далеко.

Все о чемпионате КХЛ. Положение команд и календарь

Газета № 7728, 07.09.2018
Перейти к комментариям
6
Загрузка...
Новости по теме