Уличная атлетика при поддержке Datsun Фонбет РБ
/ НХЛ
Газета № 7324, 21.04.2017
Российский нападающий "Филадельфии" прошлым летом отказался от контракта с ЦСКА и уехал в НХЛ на двусторонний контракт. Он провел 47 матчей за "Флайерз" и пытается объяснить, почему получал мало игрового времени, а в конце сезона чаще всего оставался в запасе.

ТРЕНЕРЫ НЕ ДАВАЛИ НИКАКОГО КОНКРЕТНОГО ОТВЕТА

– Вы вернулись домой, тренируетесь в составе сборной. А где проведете следующий сезон?

– Этого я не знаю. Вообще ничего не могу ответить, так как мой агент ведет переговоры. Даже не могу сказать, Россия или Северная Америка.

– В НХЛ не понравилось?

– Все понравилось, кроме моего игрового времени. Я провел 47 матчей, играл в третьем или четвертом звеньях и часто оставался в запасе. Кому такое понравится? Но во всем остальном у меня только положительные впечатления.

– Да, я тоже был удивлен, что вы не попадали в состав команды даже в конце регулярного чемпионата, когда у "Флайерз" уже не было шансов на плей-офф.

– На протяжении всего сезона я пытался узнать у тренера, почему происходит так. Чаще всего говорил с тренером по нападающим, так как постоянно с ним работал. Но мне не давали никакого конкретного ответа.

– Дайте угадаю: "Мы тобой довольны, нам все нравится, продолжай работать"?

– Да. Именно эти слова.

– Были матчи, в которых вы действительно сыграли плохо?

– Один. Это было в игре против "Торонто", я отдал пас по диагонали, шайбу перехватили, и нам забили гол, который принес канадской команде победу. После этого я на семь встреч угодил в запас. Но ни до этого, ни после серьезных ошибок не было.

– Внимательно смотрел матчи "Филадельфии". Вас даже в самое трудное время не переводили в первое или второе звено.

– Провел во втором звене одну смену. Причем, она длилась минуту, и уже во время нее мне махали со скамейки, чтобы я скорее менялся.

– Да уж.

– Я ждал свой шанс весь сезон, но мне его так и не предоставили. Это, в принципе, единственное, что я просил у тренеров. Мне нужна была возможность проявить себя.

– Проблема и в том, что в "Филадельфии" было слишком много людей на односторонних контрактах.

– Вероятно. Но были травмы, однако мое положение оставалось прежним. Даже когда я выглядел неплохо, забил "Калгари", а после этого мы победили в десяти встречах подряд, ничего не менялось.

В "ФИЛАДЕЛЬФИИ" ИГРАЛИ, КАК В ЦСКА

– Злились из-за всей ситуации?

– Я все равно не опускал рук и работал. Но положение было довольно непривычное. Достаточно сказать, что я сел на диету в конце сезона.

– Почему?

– Обычно во время сезона я вешу 85-87 килограммов, но только, когда постоянно играю. А тут представляете – все время в запасе. Тренировки же короткие и больше ничего делать не надо. Я уже не думал, что такое возможно в моем возрасте.

– Если опустить то, что вы мало играли, есть ли еще какое-то недовольство прошедшим годом?

– Как это "если опустить"? Кроме этой проблемы других у меня не было. Но эта была основной. Но сейчас я ни о чем не жалею. Провел год в сильнейшей лиге, получил опыт, подучил английский язык. Но я способен на большее.

– Знаю, что летом у вас были разные варианты. Почему выбрали "Филадельфию"?

– Так получилось. У них был самый конкретный интерес, и они сразу предложили контракт. Если вы о том, что я ошибся с выбором, то это не так. Не было такого, чтобы я отказался от шикарного предложения в пользу "Филадельфии".

– Вы поехали туда без знания английского языка. Это сильно мешало?

– Очень. Но я старательно его учил. Скачал себе несколько программ на мобильный телефон, слушал, пытался говорить. Сейчас все гораздо лучше, хотя с речью все равно проблемы. Точнее не с речью, а со скоростью.

– Например.

– Идет диалог. Пока я в голове строю фразу на английском – тема меняется. Обидно. Но я все равно произносил про себя свою речь. Надо практиковаться, но я особо не стесняюсь. Стараюсь говорить, даже если неправильно. Пусть поправляют. Худшие дни были в самом начале лагеря.

– А что там?

– Поначалу я занимался с ребятами из АХЛ, а там в основном молодые парни без семьи. Мне же нужно было узнать, где в Филадельфии есть какие-то развивающие кружки для ребенка, врачи и прочее. Ох, как я это пытался объяснить. Смесь жестов и каких-то английских слов. Сейчас представляю, насколько жутко это выглядело.

– Не помогли?

– Говорю, молодые парни были, у них не было таких забот. Когда приехали ветераны, то они быстро меня поняли и помогли.

– С тренером в это время вообще не общались?

– Меньше, чем ближе к концу сезона. Помню тоже, пытался спросить, в составе ли я на какую-то игру. Подошел, но все слова забыл и осталось только: "Yes". А он мне: "No".

– Были ли какие-то хоккейные моменты, к которым вам пришлось привыкать?

– Особенно не было. Мы в ЦСКА играли именно так, как во "Флайерз". Бежать, втыкаться, бросать. В смысле стиля вообще ничего не было нового. Была другая проблема, к которой пришлось привыкать. В России ты входишь в зону, можешь развернуться и у тебя есть время. В НХЛ – времени нет. Если остановился, то вокруг тебя клюшки: свои, чужие.

СБОРЫ МЕНЯ НАСМЕШИЛИ

– Многие наши ребята очень разочарованы вот этим подходом со стороны тренеров НХЛ. Показная вежливость, но при этом ты не понимаешь, в чем проблема.

– Как же я скучал по другому. В ЦСКА тренеры обругают, накричат, но ты точно знаешь, в чем именно виноват, что надо исправить. Я приехал на сбор в Новогорск, увидел Игоря Никитина и так обрадовался, что даже обнялись. Он сразу же меня в Россию вернул. Типа, иди работай, акклиматизация прошла.

– А она не прошла?

– Мы с вами говорим через три дня после моего возвращения из-за океана. Акклиматизация в самом разгаре. Но я не жалуюсь. Тут сразу включился в работу, тут сразу говорят, что не так.

– И опять сборы, сборы.

– Расскажу смешную историю про сборы. Мы с "Флайерз" поехали на короткий сбор. Меня хоккеисты предупреждают, ох сейчас тяжело будет, огромные нагрузки. Я руки потираю, думаю, давайте проверим, что это такое. Прошло дней пять, мы уезжаем. Я говорю, а когда нагрузки-то будут? Мне сказали, что уже все было.

– А что было?

– Поиграли немного "два в два", каждый день был обязательный зал по часу. Я уж парней не стал расстраивать рассказами про сборы в ЦСКА. Впрочем, многие и так наслышаны.

– Могли бы рассказать, как в ЦСКА вас заставляли после тренировок ехать на велосипеде до отеля в крутую горку.

– Зачем парней расстраивать? Но я знаете, что хочу сказать. Даже без таких сборов все очень физически крепкие ребята. Очень сильные. Значит, дело не в сборах.

РЕБЕНОК ЗАГОВОРИЛ ПО-АНГЛИЙСКИ

– Ваша супруга Екатерина Донич понимает, что вы потеряли деньги? Грубо говоря, вы могли заработать в КХЛ больше за этот сезон?

– Да, мы с ней это обсуждали. Она сразу сказала: "Я с тобой до конца. Какое решение бы ты не принял, я его поддержу".

– Она ведь тоже английский особо не знала.

– Да, поначалу ей было непросто. Но потом, когда мы уже обжились, то у нее было занято шесть дней в неделю из семи. Водила ребенка в кружки, сама ходила в зал. Не было такого, чтобы она сидела дома и не знала, чем заняться.

– Куда все-таки водили дочь?

– Ой, много кружков и секций. Там даже есть спортивный зал для детей. В нем происходили удивительные вещи. Моя Саша бежит, ей кричишь "замри", она ничего не делает. А говоришь "фриз" – замирает. Кажется, она знает английский лучше, чем ее родители.

– Жить в Филадельфии удобно?

– Очень. Даже не знал, что настолько комфортно. Мы же не про хоккей сейчас говорим?

– Да-да, про хоккей закончили?

– Оказалось, что очень много всего для детей младшего возраста, есть чем заняться. Мы сейчас вернулись домой и Катя снова стала искать, куда бы отдать ребенка. И поиски пока проходят впустую.

– Когда вы определитесь с будущим в карьере?

– В самое ближайшее время. Вы скоро все узнаете, как, впрочем, и я.

Газета № 7324, 21.04.2017
Загрузка...
Новости по теме