/ Академическая
Президент Федерации гребного спорта России объяснил, почему получение компенсаций за пропущенную Олимпиаду гребцами по примеру легкоатлетов невозможно, и рассказал, что все спортсмены, отстраненные от Игр-2016 снова могут принимать участие в международных соревнованиях.

КОМПЕНСАЦИЙ ДЛЯ ГРЕБЦОВ НЕ БУДЕТ

– В недавнем интервью "СЭ" вы говорили, что собираетесь пообщаться с министром спорта по поводу возможных компенсаций для спортсменов, которые пропустили Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Состоялась ли встреча?

– Да, мы пообщались с Павлом Колобковым. По сравнению с легкоатлетами, у нас есть ряд существенных отличий. Во-первых, наша сборная, по словам Минспорта, не была полностью отстранена. Кроме того, Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) провела свои специальные соревнования, где дисквалифицированные спортсмены показали определенные результаты, которые теперь можно сопоставить с олимпийскими. В нашей ситуации оба фактора неприменимы, соответственно и выплат Минспорт не планирует.

– Вы сами могли поехать на Игры-1984. Тогда могли помыслить о том, чтобы претендовать на какие-либо компенсации?

– Знаете, в те времена вообще было другое отношение к деньгам. Для нас тогда и впрямь это не было главным. Для меня лично отдушиной стало путешествие с олимпийцами по Черному морю, которую организовали для всей сборной. Та поездка дала глоток свежего воздуха, который позволил продолжить работу до Сеула-1988.

– Сейчас, оглядываясь на суды перед Играми-2016, можете сказать, что сделали все, что могли?

– Да. Уверен, из той ситуации выжали максимум. Скажу даже, что было сделано больше, чем изначально планировалось. Сейчас некоторые обвиняют меня в сложившейся ситуации, но ведь звучали советы вообще не обращаться в Спортивный арбитражный суд (CAS), а кое-кто из обвинителей просто устранился от проблемы, бросив все на произвол судьбы. Мы рассчитывали только на самих себя. Я за свои деньги оперативно нашел и нанял спортивных юристов, с которыми мы подали 20 исков. Результат едва ли можно назвать успешным для нашей сборной, тем не менее по двум искам – Анастасии Карабельщиковой и Ивана Подшивалова – мы получили положительный результат.

ДЕЛО ФЕДОРОВЦЕВА НЕ ЗАКРЫТО

– Многие после неудачи в суде решили закончить спортивную карьеру?

– Поначалу было много разговоров… Я и сам думал, что ребята захотят закончить, ведь столько усилий, эмоций отдано – и все впустую. Впрочем, на сегодняшний день все поехали на сборы, никто не отказался. Кроме, пожалуй, Сергея Федоровцева, который планировал закончить.

– А как в данный момент обстоят дела с его судебным процессом? Вы говорили, что будет заказан спектральный анализ его пробы…

– Пока официального ответа от Международной федерации гребного спорта (FISA) нет, и Сергей формально не дисквалифицирован. Мы с ним недавно созванивались, я предлагал помощь и от себя лично, и от федерации, но он ответил, что сотрудничает с юристом, и обратится ко мне в случае необходимости.

– Как получилось так, что FISA отстранила спортсменов от Игр-2016, а следом тем же атлетам разрешила участвовать во всех международных соревнованиях?

– Давайте смотреть правде в глаза: весь этот сыр-бор вокруг Олимпийских игр – история политическая. FISA подверглась определенному давлению, в том числе со стороны ВАДА и МОК, и, решая свои задачи, поступить по-другому в международной федерации не могли. Мы с ними встречались, созванивались, они напрямую нам говорили: "Ребят, мы сожалеем… Слышим и понимаем, вашу позицию. Но на нас давят, мы ничего не можем сделать. Оптимальное решение: идите в CAS и судитесь с нами…"

Сергей ФЕДОРЦЕВ (слева) формально не получал дисквалификацию. Фото Владимир ПРОШКИН
Сергей ФЕДОРЦЕВ (слева) формально не получал дисквалификацию. Фото Владимир ПРОШКИН

ИНОСТРАННЫЙ ТРЕНЕР НЕОБХОДИМ

– Сотрудничество с британским тренером – Майклом Спракленом, фактически благодаря которому сборная завоевала олимпийские лицензии, будет продолжено?

– Мне бы хотелось его продолжить, но пока не определен формат этого сотрудничества. Понимаете, ему 79 лет – серьезный возраст. Работать в том же режиме, с той же самоотдачей ему, откровенно говоря, тяжело. Он предлагал себя в роли консультанта, но говорить о конкретном решении можно будет по результатам отчетно-выборной конференции 12 ноября.

– Вы – сторонник привлечения иностранных специалистов, или попросту не видите перспективы ни в ком из доморощенных тренеров?

– В конечном итоге нужен, конечно, наш специалист. Приглашение иностранцев – не панацея. Но за годы, что наш вид спорта увядал, мы потеряли тренерские традиции. Да, есть молодые люди, которые любят вид спорта, хотят работать, но у них недостаточно знаний и опыта. Поэтому в контракт с иностранцами мы обязательно включали требование "по наставничеству минимум двух российских специалистов". Так же, с FISA мы проработали возможность проведения в России международной тренерской конференции, семинаров, которые были бы направлены на развитие наших специалистов. Важно не терять темп, набранный за последние три года. Сегодня приглашение иностранца – необходимая мера.

– Из молодых тренеров кто-то проявил желание поучиться у Спраклена?

– Желание перенимать опыт было, и многие рядом со Спракленом работали и впитывали его опыт. Другое дело, что британский специалист настолько многогранен – он не только рассказывает какие-то тактические вещи, но еще и невероятный психолог. Он всегда умел найти нужные слова для каждого спортсмена: кто устал, у кого спад в результатах. Освоить это даже за три года сложно.

– Другие, кроме британского специалиста, рассматриваете?

– Да. Есть, к примеру, Джованни Постиглионе – один из лучших мировых тренеров. Который сотрудничает с многими ведущими командами: Грецией, Италией Литвой. Кстати, мы его уже приглашали на семинары в начале этого Олимпийского цикла. Он готов к сотрудничеству.

– Иностранный тренер – это ведь серьезные расходы для федерации.

– Со Спракленом нам помогал последние два года Олимпийский комитет России (ОКР). Но в принципе деньги это абсолютно реальные. Разумеется, иностранные специалисты получают больше, чем российские, но они и результат дают.

– В ближайшие полтора месяца отчетно-выборные конференции пройдут сразу в нескольких спортивных федерациях. Во многих из них на руководящий пост претендуют именитые спортсмены, не так давно завершившие карьеру. В частности, в ВФЛА – это Елена Исинбаева и Андрей Сильнов, в ФГСР – Алексей Свирин. Какой опыт нужен бывшему спортсмену, чтобы стать успешным чиновником?

– Убежден, что кандидату полезно поработать и состояться в бизнесе. Понимаете, мы все как бывшие или действующие атлеты любим и понимаем свой вид спорта. Но работа в федерации – это не только организация сборов и соревнований, не только адреналин и азарт. Это еще и кропотливая работа, в которой нужен и управленческий, а зачастую и дипломатический опыт. Действительно, известное имя в спорте – большой плюс, но как показывает практика, для успешной работы в роли чиновника, этого не всегда достаточно. Помимо прочего, по опыту нашей Федерации, зачастую появляется необходимость срочно задействовать ресурсы, которые государство не может или не успевает предоставить по ряду причин… Как, к примеру, в ситуации с привлечением спортивных юристов. В таких случаях, способность взвешивать риски, оперативно реагировать и финансировать работы из личных средств – является обязанностью руководителя Федерации.

Перейти к комментариям
1
Загрузка...
Новости по теме