/ Пхенчхан-2018 / Биатлон
Газета № 7569, 21.02.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Тимофей Лапшин: "Удивляюсь, почему Фуркаду до сих пор никто не ввалил"»
Россиянин – о выступлениях за сборную Кореи, вопросах к Массимо Каррере, походах в барбершоп и 55 часах, потраченных на татуировку карпа.

Юрий ГОЛЫШАК
из Пхенчхана

Мы идем по олимпийской деревне. Тимофею хочется спать, но он терпит – интервью так интервью.

Минувшая ночь прошла возле телевизора – даже в Корее нашел возможность смотреть "Спартак". Куда ж без него.

***

– После такого матча заснуть непросто?

– Даже не в матче дело, – Лапшин наливает кофе. – Вчера еще была гонка, из-за нее трудно заснуть.

– Не спится после соревнований?

– Как правило, да. Перенервничаешь… Даже не в этом дело, неправильно говорю. Перенапряжешься! Ну и нервы тоже. Бывает, заснешь сразу – а вскакиваешь в 5 утра. Потом лежишь и ворочаешься. А кто-то вообще заснуть не состоянии.

– Ноги сводит?

– Вот этого у меня не бывает. А футбол, вы правы, бодрости не добавил. Хотя с Бильбао играли-то отлично! Не знал бы счет – подумал бы, что "Спартак" победил.

– Главная беда сегодняшнего "Спартака"?

– Нет завершающего паса. Хороших ударов.

– У меня другая версия, ну да ладно. Первый матч "Спартака", на котором побывали лично?

– "Спартак" – "Зенит" пару лет назад. Сыграли 1:1. Как раз новая арена только открылась. Меня все это поразило: столько народа, такая атмосфера! Стадион битком! Все это перевернуло мне душу. Еще долго был на эмоциях. Да и сидел я тогда на трибуне B.

– Это самая злая?

– Ну да. С фанатами. Вышел оттуда сам не свой. Очень понравилось!

– С тех пор ходите постоянно?

– В этом сезоне не получилось ни разу. Сначала травма, потом перебрался в Корею надолго. На матчи никак не попадал.

– Русский человек надолго попал в Корею. Все – чужое. Способ не сойти с ума?

– Интернет. Скайп. Вайбер. Но я честно вам скажу – особо не заморачиваюсь на эту тему. Прожил здесь два с половиной месяца после операции. Вот только после второго месяца тоска стала накрывать, потянуло домой.

– Лучший матч "Спартака", который видели своими глазами?

– Обыграли "Динамо" 3:0. Это было сильно!

– В моей душе оставил пробоину матч против "Антверпена" начала 90-х. У вас такой был?

– Играли с "Ливерпулем". Этот матч – огромная боль. Я понимал, шансы малы. Но думаю, если б не пенальти в самом начале, все было бы иначе…

– Что было для "Спартака" в этот вечер по делу? Поражение 2:3?

– Да хотя бы. Точно – не 0:7. Играли-то неплохо! Но у "Ливерпуля" самая быстрая атака, которую я видел. Саллах – это что-то…

– На каком голе бросили смотреть?

– Дотянул до конца. Будем считать, достигли дна – чтоб от него оттолкнуться.

– Вы еще бороду обещали выкрасить в красный цвет, если "Спартак" в Англии выиграет. Чувствую, любите споры.

– Вообще не люблю, не мое. Но тогда был особенный случай.

– Три вопроса Каррере?

– У меня вообще к нему вопросов нет, все устраивает. Нравится его подход, эмоции… Вот спасибо ему сказал бы за чемпионство, огромную радость мне доставил. Пожалуй, есть вопросик по Комбарову. Случается, тот "привозит". С другой стороны – кто не привозит? Хотелось бы, конечно, быстрого левого защитника.

– Как кто?

– Сразу Роберто Карлос перед глазами! Хотя я бы согласился на Марселу. Чтоб и туда, и обратно сновал.

– У вас даже винтовка украшена спартаковским ромбом.

– Не винтовка. Чехол. Это я сам придумал, а сестра руками нарисовала. Она дизайнер, рисует здорово. Все разглядывают, но никто и предположит не может, что это ручная работа.

***

– Иван Новосельцев из "Зенита" мне рассказывал, как следит за своей рыжей бородой. Подписан на паблики "ВКонтакте", еще что-то… Вы тоже?

– Слежу немножко. Иногда в барбершоп хожу.

– Вот и добрались мы до истории с корейским гражданством. Когда вам предложили?

– В ноябре. Мне пришлось принять предложение. Не оставалось выбора. В России я был не нужен как спортсмен, предложили несколько вариантов с гражданством. Выбрал корейское. Надо было действовать!

– Не было бы этого паспорта – где бы сегодня были?

– Где-то в России. В команду вернуться было бы сложно, пришлось бы потратить год. Мимо Олимпиады точно проехал бы. Поймите правильно, я не боюсь конкуренции, никогда не боялся! Через столько прошел, что страхов не осталось. Просто возраст – годы уходят. Куда мне еще год терять? Да еще когда дают понять, что особо на меня не рассчитывают. Мягко говоря.

– Понимаю.

– А я не переношу, когда в меня не верят. Решил – тогда лучше отойти в сторону.

– Спорт не оставили бы?

– Ни за что!

– Выступали бы не за Корею – так за Украину?

– Ну да. Было предложение. Я выбирал. Что меня еще привлекло в Корее – здесь этот вид спорта вообще не знали. Это же безумно интересно – раскрутить, научить! Что у них было? Бейсбол, гольф, шорт-трек и все. Ну, знают еще стрельбу из лука. Вот в чем был мой главный интерес. А дальше открывается большая дорога.

– То есть?

– Можно здесь же работать тренером. Не исключаю такой вариант. Да и паспорт очень выгодный. Визы не нужны почти никуда.

– Даже в Америку?

– В Америку не нужна. 175 стран без виз!

– Куда ж нужна?

– В Белоруссию, точно знаю, нужна. В какие еще, пока не интересовался.

– Удалось заразить Корею биатлоном?

– Сейчас – все иначе! Я в спринте вышел под первым номером, трансляция на всю страну. Много корейцев пишут мне в Инстаграме: "Спасибо, благодаря тебе узнали про вид спорта". Чувствую, дали толчок. Хотелось бы результат показать повыше. Но сегодня это сложно.

– Почему?

– Из-за травмы. Потому что у меня вообще не было летней подготовки. Встал на лыжи только 18 августа, где-то в сентябре начал нормально тренироваться. Не было ни прыжковой работы, ни чего-то на выносливость. Мне трудно бежать длинные дистанции. На первую гонку в 10 километров меня еще хватает, со второй уже сложнее. Не восстанавливаюсь. Все из-за травмы!

– Вас не пускают мышцы – а не дыхалка?

– Так и есть! С сердцем проблем никаких. А в мышцах будто идет блокировка. Упираюсь в потолок, и не получается быстрее бежать.

 

Всем привет. Я немного потерялся, но это связано с очень неприятным обстоятельством. 1 мая, когда был дома у родителей, решил очередной раз поиграть в футбол, в игре оступился и был очень громкий двойной хруст, я сначала подумал, что это просто сустав вышел и встал на место, но когда боль не проходила долго, понял, что наверно не все так хорошо. Сделал МРТ уже в Москве. Доктор сразу сказал, что нужна операция, так как полный разрыв передней крестообразной связки. Я не мог поверить , что это произошло именно со мной! Ведь я столько лет играл в футбол и никаких проблем не имел.10 мая я полетел в Корею, а уже 12 числа сделали операцию. Операция прошла хорошо, сейчас прохожу реабилитацию и с каждым днем становится лучше, но к сожалению этот процесс не быстрый. Врачи говорят, что полная реабилитация составит от 4 до 6 месяцев,но бывает все протекает немного быстрее, будем надеятся, что все будет именно так. Скажу одно: что нас не убивает - делает нас только сильнее!👆Поэтому идем дальше, ни смотря ни на что!✊✊✊ Хочу сказать большое спасибо фирме Join Communication и Федерации биатлона Кореи( KBU), и лично @jongmin3000 и ген. секретарю mr. Park за помощь и поддержку, без Вас все было бы намного сложнее. А так же хотелось поддержать @zobnin47 и пожелать быстрого восстановления , ведь я понимаю его как никто другой. Держись братан @zobnin47 , сейчас самое тяжелое время и его нужно пережить!✊✊✊

Публикация от Тимофей Лапшин (@timo_lapshin) Июн 12, 2017 в 8:59 PDT

***

– На Олимпиаде мы увидали 70 процентов от настоящего Лапшина?

– Ну, не 70, это вы загнули… 80 – точно. Я все сделал, что мог. В спринте реально было показать результат получше. Чисто мои ошибки. Осечка по оружию, с лыжами не угадал. Иначе был бы в топ-5.

– Что не так с лыжами?

– Побежал на новых лыжах. Вот только-только их взял. А они просто не выдержали – снег очень агрессивный…

– Что такое "агрессивный"?

– Холодный. Сильно подъедает смазку. На последний круг лыж и не хватило. Прибежал не так быстро, как мог бы. Я чувствовал, что у них выкат медленнее. На каждом сантиметре теряю секунды. В спринте я шел просто отлично, лучшая гонка сезона для меня. Со вторым выстрелом тоже досадно вышло. Ушла концентрация.

– Почему?

– Сделал поправку на ветер, первый выстрел удачный. Понимаю, что должен о нем забыть, думать о втором. А все равно продолжал думать! Мыслями там, на первом: "Какой я молодец, как правильно рассчитал…" Ну и пожалуйста. Картинка не сошлась, а палец на автомате нажал. Так обидно получилось!

– Кто должен на Олимпиаде решать вопрос по лыжам?

– Я и сервисмен.

– Кто виноват?

– Я. Сам взял необкатанные. Понадеялся, что доработают до конца.

– Корейские девчонки вас уже забрасывают открытками и цветами?

– Да меня только узнали в Корее – после этой трансляции! Никто обо мне понятия не имел. Трансляций прежде в стране не было вовсе. А сейчас уже хотят медаль.

– Все-таки хотят?

– Еще бы! Просто надо понимать – после травмы это очень тяжело. Надо, чтоб много звезд сошлось разом.

– Они понимают, почему нет медали?

– Мне кажется, понимают. Я же все делал.

– Не каждый человек подсядет на биатлон, не всякая нация. Корейцам он понравится, как думаете?

– Должен. Очень уж непредсказуемый и красивый вид спорта.

 

Друзья! Теперь, когда­ наконец завершился п­роцесс получения граж­данства, я официально­ могу сказать о том, ­что с данного момента­ я буду представлять ­сборную Южной Кореи!!! Иногда жизнь поворачи­вается так, как ты да­же не мог предположит­ь. Ещё какое-то время­ назад я даже предста­вить себе не мог, что­ буду соревноваться н­е под российским флаг­ом. Для любого профессион­ального спортсмена гл­авное - это иметь воз­можность реализовать ­себя. Я благодарен вс­ем, кто приложил руку­ к моему становлению ­как спортсмена в Росс­ии, но в определённый­ момент стало понятно­, что на меня не расс­читывают. В этих условиях единс­твенным возможным вар­иантом осуществить св­ою мечту - выступить ­и постараться завоева­ть медаль на Олимпийс­ких играх, является п­ереход в другую стран­у. Я приложу все усил­ия, чтобы реализоват­ь свой потенциал уже ­в южнокорейской коман­де, в которой в меня ­верят. Я хотел бы поблагодар­ить руководство корей­ского биатлона за то,­ что в меня поверили ­и предоставили шанс, ­а руководство СБР за ­то, что в итоге не ст­ало препятствовать мо­ему переходу и настаи­вать на "карантине". Я благодарен болельщи­кам за всю ту поддерж­ку, которую я ощущал ­на себе будучи частью­ сборной России. Наде­юсь, вы отнесётесь с ­пониманием к моему пе­реходу!!!

Публикация от Тимофей Лапшин (@timo_lapshin) Мар 2, 2017 в 12:57 PST

***

– Вам в Корее наверняка не только паспорт предлагали, но и "подъемные".

– Да я вообще не из-за денег сюда пошел! Хотелось заниматься любимым делом. Просто выступать и все. Чтоб были в моей жизни Кубки мира, Олимпийские игры. Это моя мечта, а не деньги. А в России ничего этого не было бы. Сейчас год потеряешь, потом скажут: "Да ты в возрасте, извини…".

– Но остальные-то условия прилагались?

– Вы про "подъемные"? Даже не знаю. Система настолько сложная, что не знаю, сколько мне полагается.

– Не пожалели, что оказались здесь?

– Что вы! Ни разу!

– Вас можно только поздравить.

– Сегодня я выхожу на каждую гонку и получаю кайф. Удовольствие, что нет никакого груза. Никто не меня не давит, не голосит: "Плохо пробежишь – домой отправишься…". Даже если гонка провальная – все не так плохо. Значит, потом исправлюсь.

– Не страшно сказать лишнее слово. Никто за вами не подглядывает.

– Вот именно. Вы все правильно поняли. Хотя я и в России говорить не стеснялся.

– Я перечитал ваши интервью. Многие задавали вопрос: "Вас же родина воспитала, вложилась, а вы ей вон чем ответили…"

– Ха-ха! Да сколько было глупостей! Никто ж не знает, почему я перешел. Зато все говорят: "Ах, Родину оставил, променял…" Да ну, диванные эксперты. Кто знал мою ситуацию – все поддержали.

– Вас эти разговоры раздражали?

– У каждого есть своя точка зрения, и он вправе ее высказывать.

– Совсем-совсем не трогало?

– Раздражало. Неприятно было. Но я старался не читать и не слушать все это. Что еще могу сделать? В России немного не так пробежишь – уже чуть ли не предатель. А если еще за Корею выступаешь, так вообще.

– В какой момент поняли, что в России ловить нечего?

– "Момента" не было. Но дошло давно, года четыре назад. Просто надеялся, что будет у нас какая-то… Как бы это сказать…

– Справедливость?

– Ага, справедливость. Спасибо, что подсказали, это точное слово. Если буду показывать результат – окажусь в команде. Но у нас, к сожалению, не всегда так.

***

– Бывший вратарь "Торпедо" Валерий Сарычев для корейского гражданства сдавал экзамен. Вам тоже пришлось?

– По языку – сдавал.

– Как же сдавали, если вы его не знаете?

– Что-то выучил!

– Это возможно?

– Вполне.

– Этот язык – ультразвук.

– Не так сложно втянуться, поверьте. В июне начал учить, время было. Через месяц уже и читал, и писал. У корейцев не иероглифы, а буквы. Составляешь предлоги, а предлоги в слова. Это не Япония или Китай. Вот с разговорной речью у меня тяжелее. Сейчас немного забросил это дело, но скоро снова возьмусь.

– Имя свое написать сможете?

– Да запросто.

– Вручали вам паспорт на какой-то лыжне.

– Да вот прямо здесь, на стадионе. Пришлось немного позировать.

– Торжественно прошло?

– Не особо. Привезли, дали. Хотелось быстрее этот вопрос решить, эстафета начиналась. Хотелось успеть до личных гонок. Не хватило буквально одного дня, чтоб бежать уже за Корею в спринте, на предолимпийской неделе, что возможно мне бы помогло на Олимпиаде в этом году. Но увы.

– Что-то в этом паспорте понимаете?

– Там все на английском. Любой разберет.

– В Корее вам снимают квартиру?

– Да к чему мне квартира? Живем на сборах. Сейчас провел полгода здесь, но это исключение.

– Мне кажется, корейцы невероятно честные. Наивные. Подскажите третье?

– Импульсивные!

– Вот бы не подумал.

– Еще какие! Могут взмахнуть руками, психануть: "Нет!" – и все. Наивные – это правда. Встречаются и хитрые.

***

– Люди из кино говорят – нет ничего тяжелее озвучки. Что для вас самое тяжелое в биатлоне?

– Настроиться психологически. Форму можно натренировать, набрать. Натренировать психику сложнее. Хотя тоже можно. За счет психологии можно много дров наломать. Все от головы!

– В какой форме подвели себя к Олимпиаде?

– В хорошей. Наверно в лучшей форме за весь сезон. Самое главное – оставался очень спокойным.

– Это удивительно. Любой вам позавидует.

– Все вокруг знакомо. Я жил не в олимпийской деревне, но совсем рядом. Вся структура на стадионе как родная. Поэтому выхожу на старт – ощущение, что бегу в чемпионате Кореи. Даже сам себя так настраиваю, чтоб не тревожиться. А то накручивают себя люди: "Это Олимпиада, надо быстрее, себя показать…" Летом я так боялся, что это на меня навалится в последний момент!

– Так и не навалилось?

– В первое время что-то было – когда начались поздравления, подарки, значки. Потом резко спало. Я успокоился. Вышел на спринт – вообще не переживал. Чуть заиграли нервы после того, как получил первый номер – и тут же заглушил все это: "Что я тревожусь? Мое дело простое – пробежать как умею".

– Как засыпать перед важной гонкой – если даже снотворное принять не имеешь права?

– Почему это?

– Мне казалось, после мельдониевых дел спортсмены вообще от таблеток шарахаются.

– Да нет, что вы. Что-то с мелатонином то можно! Какой-нибудь "Мелаксен". Но у меня со сном проблем нет, редко использую. Мне обычно начинать сезон сложно. А сейчас много соревнований прошло, ритм выработан нормальный.

– Момент самого сумасшедшего куража, который испытали на трассе?

– Это я сразу вспоминаю – первый раз, когда ехал на Кубке мира. Бежал в третьей группе семидесятым номером, кажется, был сильный снегопад, я особо ни на что не рассчитывал. Поеду, думаю, как могу. Может, что-то покажу. Вдруг вижу – снег закончил идти, на трассе начал появляться глянец. А с ним лыжи едут быстрее. Вот это нормально, думаю! Может, шанс-то и есть!

– Так и вышло?

– Понимал – есть еще четвертая группа, которая вообще три круга будет в глянце. Так выворачивался, что пришел третьим. Это сезон-2011/12. Я вообще приехал на Кубок мира – ходил с открытым ртом.

– Из-за великих рядом?

– Ну да. Бьорндален! Ферри, Бергман! Я ж их только по телевизору видел. А тут еще обгоняю кое-кого на пасьюте. Ничего себе!

– Разрывало изнутри?

– Да! Для меня уже и результат мало что значил – просто обогнать кого-нибудь из них. Главная мотивация. Крутое было время. Я с детства смотрел их гонки. Бьорндален – это космос для меня. Кумир даже сегодня. А дома у родителей лежат кассеты с 88-го года – "Лыжи"… а потом и биатлон записывали.

– Пока не начался биатлон?

– Мечтал в него попасть – все отца дергал: "Давай, давай перейдем…" – "Подожди. Надо найти нормальную команду". Потом поступает предложение из Москвы от Лопухова, долго думаю. Отцу надоело – принес билет, положил на стол: "Через три дня вылетаешь". А там уж сразу понравилось. Через 4 месяца попал на юниорский чемпионат мира.

***

– Была в жизни гонка, после которой выворачивало? Отдали больше, чем в вас было?

– Да вот здесь на Олимпиаде была сложнейшая гонка. Наверное, как раз такая.

– Что за гонка?

– 20 километров. Я такую дистанцию три года не бегал. Да еще сейчас, после травмы. Вот я действительно, как вы говорите, вывернулся наизнанку.

– Критический момент?

– Последний круг. Понимал, что 16 уже проехал, самое сложное позади. Километре приблизительно на семнадцатом начало крутить, поддавливать…

– Что за ощущения?

– Крайне неприятные. Все сводило – и ноги, и руки! Руки-то вообще не толкали. В голове то свет тухнет, то вдруг все ярко-ярко становится. Надо было просто доехать.

– А сойти?

– Вот даже мысли не допускал. Ни на секунду! Думал, даже если плохо буду бежать – все равно доеду. Это ж Олимпиада. Умру, но останусь. Еще и отбор шел на масс-старт, надо было какие-то очки зацепить. Хотя часто бывает моменты, когда собственный организм сильно удивляет.

– Это как?

– А вот с утра плохо себя чувствуешь – кажется, и побежишь плохо. А выходишь – и все отлично. Да что далеко ходить? В этом году в Анси была гонка.

– Что случилось?

– За день я вообще думал – как бежать? Сил никаких, ноль! В день гонки вдруг отпускает – прихожу восьмым. Или наоборот. Но если наоборот, это психология вступает. В Эстерсунде погнался за всеми великими, вдруг понимаю – весь первый круг прошел с ними наравне. Ну, куда?! Это не моя скорость!

– И что?

– И все. Приехали. Сошел.

***

– В Москве у вас своя квартира?

– Да, в Одинцово. Хотя мечта о другом.

– Своем доме?

– Да. Я хочу дом на берегу озера чтоб вокруг тишина. Выходить на землю… Я же все детство провел в крохотной деревне. Мне на землю выходить важно, чувствовать ее. Чтоб был большой сад. Покопаться в грядках, дров наколоть. Печку растопить. Я простой деревенский парень, который очень это любит. А в квартире мне тесно. Замкнутое пространство на меня давит. Будто воздуха не хватает. Ну и семью, конечно, хочется.

– Когда все это будет?

– Надеюсь, скоро.

– Уже знаете, где строиться?

– Нет.

– Подмосковье для вас?

– Еще недавно я бы сказал – "нет". Сейчас отвечу – "возможно".

– Что изменилось?

– Мы с товарищами уже открыли свой клуб для любителей биатлона и лыжных гонок. Планируем его развивать. Популяризировать пневматический биатлон, с ним меньше заморочек, чем с боевым. Должно пойти!

– Где-то в Переделкино, недалеко от вас?

– Ага, там. Еще что-то будет в Химках и Одинцово, надеюсь. Хотим охватить всю Московскую область и Москву. Посмотрим, как пойдет. Значит, мне надо быть неподалеку. Сейчас мало любительских соревнований, но будет становится все больше и больше. Будем готовить любителей к этим стартам. Да и просто людей, которые не гоняться хотят, а хорошо провести время на свежем воздухе, укрепить здоровье.

– Вы говорили, жили в крохотной деревне.

– Поэтому мне легко дается любой сбор. Ничем не удивить. Чем жестче условия, тем лучше результат. Когда-то казалось, наш Маринино Красноярского края – такая здоровенная деревня, ничего больше не надо! А сейчас смотрю – ну совсем мелко…

– Вас туда тянет?

– Тянет. Но бываю крайне редко.

***

– Сколько стоит хорошая винтовка в биатлоне?

– Тысяч двести. Но это только металл. К этому нужно ложе – деревянная часть винтовки, которую каждый делает под себя. Я уже сделал 10 таких. В этом году не хватило времени сделать новое. Вернее, сделать-то сделал, но не успел точно подогнать. Пришлось стрелять с прошлогоднего.

– Зачем?

– Каждый год появляется новые идеи – как сделать стрельбу быстрее. Нужно прогрессировать!

– Последняя идея?

– Вы что, действительно думаете, что я скажу?

– Это настолько секретные вещи?

– Вы же сами видите, скорострельность все время растет. Как и точность. На самом деле, больших секретов нет. Нужно во всем разобраться, лично попробовать. Понять, что именно тебе годится. Будем в нашем клубе помогать людям разобраться. Самому докопаться сложнее.

– Значит, никто в биатлоне не даст подержать в руках свою винтовку?

– Могут. Почему нет?

– Что-то у меня не сходится.

– Просто процентов девяносто биатлонистов вообще не заморачиваются по этому поводу – что-то доделывать. Им не нужно.

– Берут что есть?

– Не совсем так. Что-то им навязывают или советуют. А я перфекционист со своей точкой зрения, очень дотошный. Мне нужно, чтоб все было точно. Ни одной зазубрины. Люблю в этом ковыряться. Вот такой я человек, ничего не поделаешь.

– Перфекциониста может вывести из себя любая мелочь.

– О, да. Это про меня. Хотя по-настоящему меня вывести очень сложно. Но если удалось, то можно получить.

– Кулаки пускаете в ход часто?

– Последний раз – лет пять назад. Сошлись на футболе. Подаю человеку руку – а тот не дает в ответ, начал толкаться. Ну а я сразу засадил. Мне красная карточка досталась, ему – хорошие такие синячки.

***

– Вижу, под рукавом у вас прячется татуировка. Глубоко идет?

– Когда-то услышал японскую легенду о карпе, который плывет вверх по течению. Преодолевает все трудности, все преграды. Поднимается по водопаду вверх и становится драконом. Прямо про меня! Постоянно какие-то проблемы – но я все равно иду против течения. Хотя можно просто проплыть. С кем-то согласиться, где-то промолчать. Но я так не могу!

– Хорошо вас понимаю.

– Я такой человек, что свою точку зрения буду отстаивать всегда. Как и высказываться. Но вот эта легенда меня зацепила. Татуировку такую сделал, чтоб напоминала – вот волна, вот карп. Вот поднимается в район плеча – и обращается драконом… Чтоб напоминала – я тоже все смогу. Раз карп смог.

– Какая красота. Непросто найти такого мастера.

– Да, у меня хороший мастер, Юрец-Удалец. Можете его в интернете найти. В Москве живет, мы подружились. 55 часов заняла работа.

– Долго ходили?

– Пять с половиной дней. Как-то в 9 утра зашел – в 8 вечера ушел. Больно на тех местах, которые близко к кости. А уходит картинка к плечу. Вот, могу отодвинуть ворот. Смотрите.

– Невероятно.

– Думаю, это только начало.

– Что в планах?

– Думаю, спину буду делать. Не скажу, что конкретно. Тоже японская тематика.

– Это не так дешево.

– Я считаю, если делать – то точно не маленькую безделушку, которую потом все равно будешь перекрывать другой…

– Это мой случай. Путь ошибок.

– Да все так делают, все на этом прокалываются! Мне же мастер сразу сказал: "Если делать – на всю руку. Если на спину – то во всю ширь, а не половину…"

– Так сколько стоил карп с драконом?

– Сеанс – 3 часа. 13 тысяч за каждый. С мазями и пленкой. Вот и считайте. 150-200 тысяч. Это мой принцип: если делать – то делать круто.

– Родня, наверное, разделилась на две части – кому нравится и кто не понял?

– Маме заикнулся – мол, собираюсь сделать. "Нет-нет, ничего не надо!" А потом уже все было сделано – показал. Присмотрелась: "А неплохо получилось". Это мое решение. Мне с этим жить. Пока ни разу не пожалел, что сделал. Сейчас подруга делает дракона во всю спину.

***

– Возвращаясь к спорту. Самый талантливый для вас лично человек в сегодняшнем нашем биатлоне?

– А мы никого не обидим?

– Точно не обидим.

– Тогда Шипулин. Лидер команды.

– Кто вас поражал способностью выдерживать нагрузки?

– Я.

– Легко дается?

– Тяжело – но терплю. Умею себя перебарывать. Что такое – летний день биатлониста? Июньский, например? Это длинная, медленная работа. Тренировки по 3-4 часа. А если кросс-поход – это часов 5-6. Вечером – силовые.

– По-настоящему мучительные сборы в вашей жизни были?

– Когда только пришел в биатлон, первые сборы у Николая Петровича Лопухова. Никогда так прежде не работал. Тогда приходилось задом по лестнице спускаться – иначе никак. Ноги не разгибались.

– Как же бегать?

– Перед кроссом пять минут пытаешься разойтись. Побежать сразу не получалось. Очень жестко было.

– Так и порваться можно.

– Мы были на грани, думаю. Замеряли КФК – у меня как-то выходило 12 тысяч. Это запредельная норма. А было на тех сборах еще хуже!

– Когда подолгу сидишь на сборе, начинаешь смотреть и слушать все подряд. Ваши открытия?

– Я залип на дрифт. Очень нравится!

– Что это?

– Недавно это стало автоспортом. А раньше были просто уличные гонки. Заносы, вход в поворот… Меня эта тема заинтересовала. Все видео пересмотрел, всех блогеров. Даже автомобиль себе особый купил.

– Subaru?

– Нет, "Toyota Mark 2".

– Это ж древняя модель.

– Ну, старая. Сделана конкретно под соревнования. Очень конкретная машина. Буду тренироваться, убивать ее. Пока не было возможности хорошо покататься, дожидается меня в Москве.

– Думаете, получится?

– Уверен. Это мое. С траекториями все в порядке.

– Стоит такая столько же, сколько татуировка?

– Нет, это не просто машина. Корч, гоночная! С каркасом, 600 лошадей. Вы представляете, что за аппарат? Нет, это дорого…

***

– Как-то на трассе вы схлестнулись с Фуркадами. Помните?

– Еще бы.

– Что было?

– Очень некрасивая ситуация в отношении меня – со стороны Мартена. Мы боролись за топ-10. Шли с Симоном, его братом, примерно одинаково. Это был пасьют перед прошлой Олимпиадой. Должны были просто разобраться между собой, кто сильней. Тут вмешался Мартен.

– Что сделал?

– На повороте перед последним подъемчиком начал меня зажимать. Я отодвигаюсь, отодвигаюсь… Он жмет и жмет! Уже все, у меня не осталось трассы. Я вообще останавливаюсь.

– Он что?

– Брат его уходит вперед – сам Мартен резко стартует. Почесал вперед, остановив меня. Оттер просто! В итоге его брат стал девятым, Мартен восьмым. Меня еще кто-то обогнал. Пришел одиннадцатым. Очень некрасиво!

– Не то слово.

– Я считаю, спортсмен мирового уровня не должен опускаться до таких фокусов. Если ты сильнее – обгони! Зачем подлые вещи делать?

– Так что вы ему сказали?

– Пару резких словечек.

– В морду хотелось дать?

– Еще как. Была мысль – вот сейчас подъеду и двину. По палкам-то я ему дал.

– Почувствовали – Фуркад ждал, что кинетесь на него?

– Он так встрепенулся, типа – "а что, что такого?" У него такие фокусы – обычное дело. Некрасиво себя ведет. Думает, чемпионов не судят.

– Все знают Фуркада – но никто не готов к его трюкам?

– Ну да. Знаю за себя – я такого никогда бы не сделал. Но вот такой человек.

– Еще какие есть подлые приемы в биатлоне?

– Да вот тоже случай с Фуркадом. В Анси масс-старт, он впереди. Мы за ним толпой. Набрали скорость. Мартен на самом крутом подъеме берет и резко останавливается!

– Как мило.

– Вся толпа налипает друг на друга. А Мартен в эту секунду ускоряется. Вот красиво это? Или ситуация – лежат коврики. Мартен резко тормозит, чтоб все они покрылись льдом и снегом. Удивительный человек.

– Что ж ему до сих пор никто не врезал?

– Вот и я удивляюсь – почему до сих пор никто ему не ввалил?

– Последний случай, когда убеждались в собственной сентиментальности?

– Смотрел фильм "Дорога в Корею". Как раз про мою травму, как я все это пережил. Тяжелейшая ситуация. В этот момент поджимало. Да и сейчас, если слышу про травмы у кого-то, меня слегка подкашивает…

– Мне кажется, вы умеете раскрасить собственную жизнь. Самое удивительное путешествие?

– Вот это – нет! Я вообще не путешественник. Так насидишься на сборах, что ничего не хочется. Только лежать на пляже. В Таиланде вот побывали. До этого в Египте.

– Если б можно было вчерашнюю олимпийскую гонку бежать в наушниках – что в них звучало бы?

– Баста. Поражаюсь ему. Столько делает для рэп-культуры!

– Были бы вы журналистом, к кому первому отправились бы на интервью – из участников нынешней Олимпиады?

– Первым делом – к корейцу, который выиграл в скелетоне. Герой!

Тимофей ЛАПШИН, родился 3 февраля 1988 в Красноярске
С 2011 по 2017 год выступал за сборную России, затем перешел в команду Кореи.
Дебютировал в Кубке мира в 2011 году. Дважды становился победителем этапов в составе нашей эстафетной команды.
Двукратный призер чемпионатов Европы (2011, 2013)
На Олимпиаде-2018 стал 16-м в спринте, значительно опередив российских биатлонистов. В остальных гонках финишировал в третьем десятке.

Газета № 7569, 21.02.2018
Перейти к комментариям
23
Загрузка...
Новости по теме