/ Пхенчхан-2018
Газета № 7563, 14.02.2018

ОЛИМПИАДА-2018. Лыжные гонки

Удивительная история российского героя, завоевавшего бронзу в спринте, несмотря на перенесенное в январе тяжелое заболевание

Лыжные гонки. Пхенчхан (Корея). XXIII Олимпийские зимние игры. Мужчины. Спринт (К). Финал
1. Йоханнес Клебо (Норвегия) - 3.05,81
2. Федерико Пеллегрино (Италия) - 3.07,09
3. Александр БОЛЬШУНОВ (Россия) - 3.07,11
4. Поль Гольберг (Норвегия) - 3.09,56
5. Оскар Свенссон (Швеция) - 3.13,48
6. Ристоматти Хакола (Финляндия) - 3.26,47

Владимир ИВАНОВ
из Пхенчхана

– Еще дней 10 назад все думали, что вы приедете сюда только 16 февраля. Но вы сейчас стоите перед нами, да еще с медалью. Чего вам это стоило?

– Все правильно. Скиатлон я смотрел по телевизору, в Австрии. Только четыре дня назад решение ехать на спринт было принято. Мы были на ужине, и я сказал своему тренеру: "Юрий Викторович, медали на дороге не валяются – надо ехать. Либо я борюсь сразу, со спринта, либо вообще не еду"! Мысль о том, что я могу пропустить эту гонку, не давала мне покоя.

– Вы сейчас полностью готовы?

– Нет, конечно. После такой болезни за 10 дней не восстановишься. Но сегодня я вработался и дальше должно быть лучше.

– Расскажите о болезни.

– Лежал в больнице неделю, температура была под 40. Слег сразу после "Тур де Ски". Мы улетали оттуда в день последнего старта. Не надо было так делать. На фоне недовосстановления и "прибило". Выписался, кажется, только 27 января.

– Сколько килограмм потеряли?

– Не знаю. Но все, кто меня видели, были в шоке.

– Седьмой день лежите в больнице, температура под 40, а через две недели Олимпиада. Какие мысли?

– Думал только о том, как просто стать здоровым человеком, выписаться и жить, как раньше. В какой-то момент уже не мечтал об Олимпиаде, хотел просто вернуться в строй. Так хреново было.

– Тяжело было лечиться с учетом того, что многие лекарства под запретом?

– Да каждую таблетку пробивал по интернету через специальную программу, боялся.

Йоханнес КЛЭБО (в центре), Федерико ПЕЛЛЕГРИНО (слева) и Александр БОЛЬШУНОВ. Фото AFP
Йоханнес КЛЕБО (в центре), Федерико ПЕЛЛЕГРИНО (слева) и Александр БОЛЬШУНОВ. Фото AFP

СИЛЬНЕЙШИХ ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО. ВЫСТУПАЛ КАК НА ПЕРВЕНСТВЕ ВОДОКАЧКИ

– Как восстанавливали форму?

– Приехал на сбор и несколько дней просто спокойно катался. А 4 февраля мы потихоньку начали делать ускорения. Счастлив, что мы с тренером за такое короткое время сумели вернуть меня к жизни.

– Когда смотрели скиатлон по телевизору, локти кусали?

– Понятно, что в нормальной форме я боролся бы. Но рад за Дениса Спицова. Жаль, тактическая ошибка с выбором позиции в конце ему помешала. Уверен, если бы он не шел в конце – поддержал бы темп Крюгера и они убежали бы вдвоем.

– Пролог поднял настроение?

– Я был третьим, но не понимал, то ли соперники фигней занимались, то ли на полную бежали.

Йоханнес Клебо настолько крут?

– Мог бороться за победу, но ноги в конце подъема сильно закислились. Могло быть все иначе. Но Клебо готовился, а я лежал в больнице – вот и вся разница.

– Думали сегодня о товарищах по команде, которых не пустили сюда?

– Безусловно. Сильнейшие спортсмены сюда не приехали – ни Сергей Устюгов, ни Глеб Ретивых. Я пытался себя сегодня завести, но мне перед стартом было как-то по фигу. Вообще никаких эмоций! Выступал, как на первенстве водокачки сегодня. Даже на этапах Кубка мира – совсем другое настроение.

– Белорукову иностранные журналисты сегодня пытались спровоцировать. У вас такого не было?

– А я не обращаю внимание. Правда, в интервью придерживаю себя. Все время хочется сказать одно слово. Только начинаешь, а потом оп… Вспоминаешь, что нельзя нам. Обрываю себя.

Александр БОЛЬШУНОВ. Фото REUTERS
Александр БОЛЬШУНОВ. Фото REUTERS

ТРЕНИРОВКИ В ЛЕСУ

– Многие видели ролики, как вы играете на пианино. Где научились?

– По интернету. Можно было бы выучить еще что-нибудь.

– Ваш первый тренер – отец?

– Да. Он привил мне любовь к этому виду спорта. Мы скорее игрались, а не тренировались. Помню, как-то прибежал на одной контрольной тренировке плохо. Так расстроился, что заплакал. Хотел все бросить. Но отец сказал заканчивать с этим. Если так переживать – делать в спорте нечего.

– Сколько вам было?

– Лет 10.

– Вы из поселка Подывотье. Что за место?

– Это в Брянской области. Небольшое село в 6 км от Украины. 500 км от МКАДа. Родители до сих пор там.

– Сколько там жителей?

– Сейчас, может быть, человек 200. В какой-то момент перебрался в Тюмень. Область никаких условий не предоставляла, и я понял, что нужно дергать оттуда.

– Сергей Устюгов тоже из небольшого поселка. Как думаете, в этом есть какая-то связь? Может, вся сила нашего спорта в людях, которые выросли в не самых простых условиях, много помогали по хозяйству?

– В тех, кто далеко от МКАДа? Если честно, до сих пор, когда приезжаю домой, работы полно. Нужно прокосить большой участок, поколоть дрова, помочь бате перекидать какие-нибудь доски. Когда дома – даже на тренировки времени мало. Бывало, приходилось бегать кроссы в 10 часов вечера. Как-то убежал примерно в это время в лес. Круг – около 10 км. Подбегаю уже ближе к селу, батя едет на "УАЗе", светит мне. Так и добежал. Оказалось, отец поехал искать меня, все-таки темнота на улице, не видно было уже ничего. Волновался.

Олимпийский календарь // Медальный зачет Олимпиады-2018 //
Расписание и все о лыжных гонках на Олимпиаде - здесь

Газета № 7563, 14.02.2018
Перейти к комментариям
3
Загрузка...
Новости по теме