/ Рио-2016 / Бокс

РИО-2016

Наставник сборной России объяснил ситуацию со своей отставкой и ответил на обвинения в свой адрес со стороны президента Чечни.

Владимир РАУШ
из Рио-де-Жанейро

Скандал, разразившийся вокруг сборной России по боксу, затмил даже происходящее на ринге. После нескольких неудач на старте главный тренер команды Александр Лебзяк жестко раскритиковал собственных подопечных, заявив, что многие из них приехали на Олимпиаду в качестве "туристов". В контексте прозвучала фамилия Адлана Абдурашитова из Чечни, что тут же вызвало ответную реакцию главы этой кавказской республики Рамзана Кадырова. В соцсетях он написал, что туристом на Игры приехал сам Лебзяк. Спустя несколько часов появилась информация, что главный тренер намерен покинуть свой пост. Федерация бокса России вскоре опровергла это сообщение. Обозреватель "СЭ" в интервью с Александром Лебзяком попытался выяснить, что происходит с нашими боксерами.

 

Мы с нетерпением ждали боя между нашим младшим БРАТОМ, боксёром Адланом Абдурашидовым и алжирцем Реда Бенбазиза. К сожалению, поединок проигран. По всеобщему мнению спортивных специалистов, Адлан достойно бился, до последней секунды проявлял характер. Но спорт есть спорт. В нём на конечный результат влияют многие факторы. И они не всегда связаны с тем, что происходит непосредственно на ринге. Я с огромным удивлением ознакомился накануне днём с интервью главного тренера сборной России Александра Лебзяка российским СМИ. Тональность разговора свидетельствует, что тренер чувствует себя на Олимпиаде в роли туриста. Иначе он не стал бы обзывать российских боксёров туристами, пассажирами, людьми, в глазах которых не видит желания победить, ребятами, жалеющими себя... Это что же происходит? У нас вся огромная страна переживала за олимпийцев, приложила большие усилия, чтобы убрать заслоны на пути в Рио, а главный тренер, выставляет боксеров в качестве детей из детсада или туристов на бразильском маскараде. Я ответственно говорю, что поражение Адлана это - явный проигрыш тренерского состава, ибо подобных заявлений не следовало делать ни при каких обстоятельствах! С каким настроением должны выходить на ринг ребята, которые вместо пожеланий победы, слышат вслед оскорбительное в данной ситуации слово "турист". Адлан ещё сумеет доказать, что способен побеждать! Мы его не считаем туристом, и встретим достойно, как бойца и воина! #Кадыров #Россия #Чечня #Рио2016

Фото опубликовано Ramzan Kadyrov (@kadyrov_95) Авг 9 2016 в 4:04 PDT

КАДЫРОВ ЛЮБЯТ ПОГОВОРИТЬ О СПОРТЕ

– За последние сутки атмосфера вокруг боксерской сборной сильно накалилась. Какая обстановка царит внутри команды?

– Сейчас все более-менее нормально. Я поговорил с ребятами, предложил отложить в сторону все претензии и обиды. Сказал им: "Мы в одной лодке, не надо ее раскачивать". А то были моменты: кто-то с кем-то здоровается, с кем-то – нет. Такая обстановка вредит всем. Нам надо сейчас объединиться, а разбираться будем уже после Олимпиады. Понятно, что в случившемся виноваты обе стороны. Где-то они повели себя не так, где-то я высказался чересчур жестко.

– Вы жалеете о резких словах, сказанных в адрес некоторых членов сборной?

– Нисколько не жалею. У меня нет никаких претензий, например, к Володе Никитину. Каждый раунд он буквально выцарапывает. Нет претензий ни к Васе Егорову, ни к Адлану Абдурашитову. После своих боев они ушли с ринга абсолютно пустыми. Отдали все, и перед своими болельщиками им не должно быть стыдно.

– Получается, к остальным есть претензии?

– Есть, конечно. И в соответствии с ними мы будем делать выводы.

– Вы знаете о жестких словах Кадырова в ваш адрес?

– Да, мне передали их. Что сказать? Если бы Кадыров был тренером боксерской сборной, думаю, он бы держал ребят еще в более жестких рукавицах.

– Тон его слов не задел?

– В принципе, ничего обидного он не сказал.

– Считаете, федеральный чиновник такого уровня вправе обсуждать спортивные вопросы?

– Кадыров же любит поговорить о спорте. Вот и о футболе он часто высказывается.

– Президент Чечни вступился за Адлана Абдурашитова, которого вы раскритиковали. Вы успели поговорить с самим боксером?

– Как раз к Абдурашитову, как я уже говорил, у меня нет никаких претензий. Он проиграл, но оставил на ринге все силы. Кадыров немного не понял: я говорил не конкретно про Адлана, а про других. Да, у меня был с ним разговор, я просил его не бросать бокс. В шутку договорились: он останется на ринге, а мы вместе с Кадыровым будем его тренировать.

НЕКОТОРЫХ МНЕ ХОЧЕТСЯ ПРОСТО ЧЕТВЕРТОВАТЬ

– Проясните ситуацию со своим уходом из сборной. Вы писали заявление об отставке или нет?

– Нет, в отставку я не подавал. Журналисты вытащили историю месячной давности. Тогда весь тренерский коллектив сборной попросил встречи с министром спорта Виталием Мутко. Мы пришли и сказали: если нам не доверяют, если все делается не так, то мы готовы уйти. Министр выслушал нас, потом сказал: "Идите работать. Разбираться будем после Олимпиады".

– Заявление пущено в ход или нет?

– Нет, я его пока не подавал. Просто показал написанную бумагу министру и директору Центру спортивной подготовки Александру Кравцову.

– В чем выражается то, что вам не доверяют?

– Что бы ни делал Лебзяк – все плохо. Был даже такой случай. Мне говорят: "Ты неправильно тренируешь". "А как правильно?" – интересуюсь. "Пока не знаем", – прозвучало в ответ. За эти слова мне хочется их четвертовать. Они не знают… Зато я знаю! Доверяете мне? Тогда дайте поработать, отойдите в сторонку. А дальше будем разбираться. Если хорошо выступим на Олимпиаде – поздравьте. Если нет – скажите до свидания. А начинать раздрай до Игр – последнее дело. Мол, это мне нравится, а это – нет…

– Насколько я понимаю, на вас оказывалось давление при формировании состава олимпийской сборной?

– Я не хочу сейчас это комментировать. Вот отгремит Олимпиада, тогда и дам интервью, в котором расскажу, как все было.

– Как вы видите дальнейшее развитие событий?

– Вернемся в Москву, там посмотрим. В ноябре у нас должен пройти чемпионат страны, перед ним должна состояться конференция Федерации бокса России. На ней должны быть проведены определенные изменения. Надо посмотреть, что и как будет складываться. А дальше – решим.

– То есть вы можете и изменить свое решение об уходе?

– Изменять пока нечего. Решение же еще окончательно не принято. Но я не будут терпеть, чтобы люди, не имеющие никакого отношения к боксу, указывали мне, как надо работать.

– Исполнительный директор ФБР Евгений Судаков сказал, что он абсолютно не в курсе происходящего.

– Правильно, его я в курс дела не ставил. Рассказал ему обо всем уже потом, задним числом.

– Какие у вас отношения с ним?

– Прекрасные. На данный момент это единственный человек в федерации, кто разбирается в боксе.

Перейти к комментариям
13
Загрузка...
Новости по теме