/ Рио-2016 / Вольная борьба
"СЭ" рассказывает об Аниуаре Гедуеве, проигравшем из-за стечения обстоятельств олимпийский финал в Рио-де-Жанейро.

Для одних олимпийское серебро – предел мечтаний. Для других – тяжелейший удар. А бывают вторые места, которые вводят в ступор. Вроде бы и огорчаться неправильно, но и радоваться не получается. Именно в таком состоянии сейчас 29-летний борец-вольник Аниуар Гедуев.

Изначально на его победу в Рио почти никто не ставил. Безусловным фаворитом в весовой категории до 74 кг был 28-летний Джордан Барроуз. Американец с ходу победил на дебютном чемпионате мира-2011 и с тех пор крушил на своем пути всех и вся. За пять лет он потерпел одно лишь поражение на крупном турнире – в полуфинале мирового чемпионата-2014 его одолел россиянин Денис Царгуш. Однако после этого Барроуз, как утверждали специалисты, стал только злее и сильнее.

Джордан БАРРОУЗ и Денис ЦАРГУШ. Фото REUTERS
Джордан БАРРОУЗ и Денис ЦАРГУШ. Фото REUTERS

Вопреки ожиданиям борцовского сообщества, в Рио Гедуев лишил американца второго олимпийского золота, сенсационно победив его в тяжелейшем четвертьфинале. Это довело Барроуза до такого отчаяния, что тот, уже после остановки времени, дал нашему спортсмену пощечину. Аниуар на провокацию не поддался.

После этого уже россиянину поспешили приписать итоговую победу. И все шло к ней. В полуфинале Гедуеву рассекли бровь, однако он сумел завершить схватку в свою пользу. Затем было яркое начало в финале с иранцем Хассаном Яздани – Аниуар повел 6:0. Вот только во втором периоде то ли случайно, то ли специально соперник головой несколько раз угодил в поврежденную бровь Гедуева, чем вызвал усиление кровотечения. Схватку пришлось остановить для новой перевязки. А затем снова. И снова. После еще нескольких раз было принято решение забинтовать россиянину всю голову и крепко обмотать ее жгутом.

Пробовали наложить жгут на палец? Через минуту он начнет неметь. А тут голова! Любые попытки ослабить его тут же пресекались судьями. Прекрасно понимая ситуацию, иранский тренерский штаб тянул время любыми возможными способами. Например, требуя повтора в ситуациях, где все было совершенно очевидно. На ковер то и дело летела игрушка. Каждая пауза – отдых для иранца и ухудшение состояния россиянина. 2:6, 4:6, 6:6. По правилу последнего результативного действия победа досталась Яздани.

Гедуев уходил с ковра с заплывшим, уже ничего не видящим глазом, кровоподтеками и синяками от жгута на шее и камнем на сердце. Он не испытывал ни малейшего удовлетворения и не искал причин для оправданий. С опущенной головой вышел к журналистам. Тогда ему было совсем не до разговоров.

Спустя 10 дней после того финала мы снова связались с Аниуаром.

19 августа. Рио-де-Жанейро. Хассан ЯЗДАНИ. Фото REUTERS
19 августа. Рио-де-Жанейро. Хассан ЯЗДАНИ и Аниуар ГЕДУЕВ. Фото REUTERS

ЖГУТ

– Легенда мировой вольной борьбы Бувайсар Сайтиев назвал вас настоящим мужиком и героем. Сами свое поражение в финале воспринимаете уже не столь остро, как в Рио?

– Да сейчас-то уже что сделаешь? Это спорт. На пути к финалу я победил всех основных претендентов. В решающем поединке с первой же секунды почувствовал, что сильнее. Должен был выигрывать! Но больше я расстроился даже не из-за поражения, а по причине того, что из-за этого рассечения не смог продемонстрировать всего, на что способен. А мне очень хотелось сделать это именно в финале Олимпийских игр.

– Эта повязка…

– Я не хочу много о ней говорить.

– И все-таки. Когда вы ее сняли, у вас вся шея была в кровавых следах, как после удушения.

– Боль – это не страшно. Куда хуже, что из-за туго затянутой повязки было невозможно нормально думать. Кровь в голову поступала с большим трудом.

– Вы же пытались ослабить жгут?

– Да, хотел хотя бы палец просунуть, но мне запретили. Я сразу попытался объяснить врачу, что он затягивает чересчур туго. Мне даже дышать было тяжело. Но в ответ услышал, что если буду мешать перевязке – снимут. Такие прецеденты были.

– Слышали, что этот врач был американцем иранского происхождения?

– После финала узнал об этом. Но какая сейчас разница? Главное, что я чист перед собой. Знаю, что в любой день обыграю этого соперника. И сам он это прекрасно понимает.

– Отматывая пленку назад, как думаете, при всех тех обстоятельствах победить в финале было возможно? Постараться еще в первом периоде досрочно завершить схватку?

– Я и хотел. Не получилось. Сразу знал, что нормально отбороться мне не дадут.

– Почему?

– Потому что, например, перед схватками меня выводили в проход ждать за 15 минут до выхода. Из-за кондиционеров там было холодно. Приходил, а соперников не было. Они еще переодевались. Хотел тоже уйти, но говорили, что в таком случае получу дисквалификацию.

– С иранцем после финала не общались?

– Иранцы – дисциплинированные люди. И они всегда уважительно относятся к соперникам. Если в этот день ему повезло – значит, так и должно было произойти.

19 августа. Рио-де-Жанейро. Джордан БАРРОУЗ и Аниуар ГЕДУЕВ. Фото REUTERS
19 августа. Рио-де-Жанейро. Джордан БАРРОУЗ и Аниуар ГЕДУЕВ. Фото REUTERS

БЫЛО ПРИНЦИПИАЛЬНО ПОСТАВИТЬ БАРРОУЗА НА МЕСТО САМОМУ

– Насколько вас утешает тот факт, что на пути к финалу вы победили Барроуза?

– Не секрет, что именно его я считал основным соперником. И он, и я оставили все силы в том четвертьфинале.

– Он подошел к этому поединку с серией в 25 побед при одном лишь поражении. Это не давило до выхода на ковер?

– Наоборот, вдохновляло. И для меня было принципиально, чтобы его на место поставил именно я. Конечно, тактически готовились и к другим соперникам, по-другому нельзя, но на американца я прямо-таки целился.

– С учетом этой победы серебро, согласитесь, все-таки не самый плохой итог.

– Конечно, хотелось принести стране и Кабардино-Балкарии золото. Хотя глава нашей республики Юрий Коков сказал, что они и восприняли мое выступление как победу.

– Еще одной локальной победой до Игр для вас стала сгонка веса. Сколько все-таки пришлось сбрасывать?

– 12-13 кг.

– Я правильно, понимаю, что теперь вы собираетесь на повышение? В категорию до 86 кг?

– Больше я точно не смогу гонять столько. Поэтому придется.

– Не пугает, что в этом весе выступает Абдулрашид Садулаев, который кажется вообще непобедимым?

– Конкуренция есть везде. Но всегда надо бороться с лучшими и выигрывать у лучших. Чем труднее победа, тем она слаще.

– Есть вероятность, что такое серебро придаст вам мотивации остаться до Токио-2020?

– Далеко загадывать не хочу. Годик поборюсь в 86 кг, а там уже будет видно. Посмотрим, как пойдет.

Перейти к комментариям
11
Загрузка...
Новости по теме