Газета № 7710, 17.08.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Александр Мальцев: "Я уже не единственный - но я первый"»
Как живется первопроходцу в этом виде спорта в России?

Российский синхронист Александр Мальцев на недавнем чемпионате Европы выиграл два золота в миксте вместе с Майей Гурбанбердиевой. В интервью "СЭ" он рассказал, сколько команд сейчас входит в мировую элиту, почему не стоит ждать появления чисто мужских дисциплин и как реагировать, если судьи занижают оценки.

– Смешанные дуэты постепенно перестали быть диковинкой. Как вам кажется, достаточное ли сейчас количество мужчин-синхронистов на международном уровне и насколько высока конкуренция?

– С годами, естественно, и число участников, и конкуренция растут. Почти на каждом крупном турнире выстреливает кто-то новый. Например, на ЧМ-2017 было видно, как заметно подросли японцы – в Казани в 2015-м они еще не были сильны, а в Будапеште вполне могли бороться с американцами за третье место. Вообще, на мире было 13 дуэтов, тут еще есть, куда прогрессировать, но самое главное – за медали на примерно одинаковом уровне боролись примерно пять из них.

НУЖНО РАСТИТЬ МОЛОДЫХ СИНХРОНИСТОВ

– В чем сейчас главные проблемы развития этой дисциплины?

– В России все идет немного с запозданием – только через два года после включения микста в программу официальных соревнований у нас начали набирать мальчиков в спортшколы, появились нормативы для них. А ведь в перспективе в синхронном плавании могут появиться дисциплины, где будет больше мужчин – например, смешанные группы. И нужно, чтобы у нас уже подрастали ребята, которые могут попасть в сборную. В той же Японии тренируются целые мужские группы, которые существовали и до 2015 года.

– Вас до сих пор часто называют единственным мужчиной-синхронистом в России – сколько сейчас правды в этом определении?

– У нас уже есть и юниоры, и совсем маленькие дети, которые начинают заниматься в миксте. Так что я теперь уже не единственный, а первый мужчина-профессионал в синхронном плавании. Я, конечно, слежу за тем, как выступают ребята, но пока они все в более юном возрасте, и среди взрослых конкуренции нет.

– На улицах вас когда стали узнавать?

– Еще на чемпионате мира Казани. Случается, узнают и в Москве, подходят в метро. В Санкт-Петербурге тоже бывает.

– У вас не так много официальных стартов, хватает ли соревновательной практики?

– Хотелось бы больше выступать в рамках Мировой серии. Там 10 этапов, из которых мы в нынешнем сезоне выступали только на двух. Надеюсь, в следующем году мы будем выезжать на Мировую серию чаще. Ведь чтобы попасть в общий зачет и претендовать, например, на призовые, нужно стартовать как минимум на четырех этапах.

МУЖСКИЕ ДУЭТЫ ВЫГЛЯДЕЛИ БЫ НЕЛЕПО

– Синхронное плавание – очень субъективный вид спорта. Как реагируете, если видите, что арбитр поставил вам не ту оценку, на которую вы рассчитывали?

– Стараемся максимально быстро среагировать и получить ответ от судьи – почему поставлены именно такие баллы. Конечно, такие случаи бывают. В нашем виде спорта большое значение для оценки имеет опыт спортсмена, его имя. Многие атлеты высокого уровня не сразу могут пробиться на самый верх, сначала нужно биться головой об стену, чтобы судьи заметили и поставили на ступеньку выше.

– С этой точки зрения то, что Россия давно считается законодателем мод в синхронном плавании – больше в плюс или в минус для спортсменов?

– Перед крупными соревнованиями всегда обсуждается – нужно менять лидера, да сколько уже можно. Про смешанные дуэты в Казани так прямо открытым текстом говорили. Но когда участники только приезжают, у них есть так называемые тренировки под музыку – когда команда в соревновательном бассейне получает определенное время, чтобы пройти свои программы. Без музыки-то можно работать сколько угодно. И вот когда российская сборная начинает такую тренировку – собираются буквально все, начинают смотреть, оценивать, и сразу видят, что мы подготовили что-то новое и борьба снова будет только за второе-третье место (улыбается). А когда уровень намного выше, судьи с этим ничего не могут сделать.

– На ваш взгляд, сможет ли когда-нибудь чисто мужская команда в синхронном плавании победить чисто женскую?

– Мне кажется, соревноваться мужчинам и женщинам между собой вообще неправильно. Критерии у них должны быть другие. Думаю, если когда-то в нашем виде спорта появится мужская группа, то это будет, скорее, акробатика. Ведь мужчины могут делать интереснее, выше и сложнее именно акробатические элементы.

– А, например, чисто мужские дуэты – это полная утопия или вполне определенное будущее?

– Думаю, утопия. Вряд ли они появятся. Как отдельный номер, в программе какого-нибудь шоу это может быть интересно, и это практикуется – сложная программа, опять же с акробатическими элементами. Но, учитывая, что в синхронном плавании не так много настоящих постановщиков, которые могли бы это как следует обыграть, на соревнованиях чисто мужские дуэты смотрелись бы смешно и нелепо.

ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ – ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ

– Если говорить о глобальной задаче по развитию смешанных дуэтов, то какова она?

– Наша главная цель на международном уровне – олимпийское признание. Для популяризации нашей дисциплины это очень важно.

– Огорчились, когда микст прокатили мимо Токио-2020?

– Не скажу, что сильно, но, конечно, расстроился. Тем более что в программу Олимпийских игр вошло много смешанных дисциплин, и политика МОК сейчас как раз на это направлена.

– Если вдруг это произойдет даже не в Париже в 2024-м, готовы ждать до Лос-Анджелеса-2028?

– Так далеко пока не заглядываю (смеется). Вопрос с Парижем пока ведь еще открыт.

Газета № 7710, 17.08.2018
Перейти к комментариям
10
Загрузка...
Новости по теме