/ WTA

St. PETERSBURG LADIES TROPHY

Большое интервью двукратной финалистки турниров "Большого шлема"

Мария НИКУЛАШКИНА из Санкт-Петербурга

Вера Звонарева с апреля прошлого года снова профессионально играет в теннис. Она уже вернулась в тoп-200 мирового рейтинга, а на турнире St. Petersburg Ladies Trophy вышла во второй круг, где уступила чемпионке Roland Garros-2017 Елене Остапенко. Зато в парном разряде ее дуэт с Тимеа Бачински дошел до финала. Об этом успехе, совмещении карьеры и материнства, а также целях в теннисе она рассказала в интервью "СЭ".

ПОКА МЕНЯ НЕ БЫЛО, УРОВЕНЬ ТЕННИСА ВЫРОС

– В парном полуфинале вы обыграли первых "сеяных", что для вас это значит? Ведь и вы, и Тимеа Бачински возвращаются в теннис после перерыва.

– Это очень здорово. У нее не сложилось в одиночке, и я не смогла использовать свои шансы. Я вообще не думала, что буду здесь играть пару, но мы с Тимеа увидели друг друга, договорились и решили сыграть. Я думаю, это помогает. Конечно, мы обе концентрируемся на одиночке, но когда есть возможность поиграть матчи на крупном турнире против очень серьезных соперниц – это очень хорошая тренировка. Играть матчи на больших кортах – это совсем не то же самое, что работать на тренировке. Мы с Тимеа, думаю, похожи в каком-то плане, за счет этого у нас получается солидная парная комбинация. И мы друг друга очень хорошо понимаем.

– Финал вам предстоит сыграть против Аллы Кудрявцевой и Катарины Среботник. Они опытные, но в дуэте выступают впервые.

– Конечно, я прекрасно знаю их обеих. Катарина – отличный парный игрок, и раньше входила даже в тoп-30 в одиночке, Алла до своей травмы была игроком тoп-100. Простым финальный матч точно не будет.

– Уже прошло достаточно много времени с тех пор, как вы вернулись в тур. Много ли встречали удивленных лиц?

– Конечно, бывает. Я играю не полный график, потому что все-таки должна находиться дома с семьей. Выступаю на гораздо меньшем количестве турниров, чем раньше. Если бы я постоянно играла, может быть, мое лицо уже примелькалось бы. Но с некоторыми девчонками мы только здесь, в Санкт-Петербурге, встретились. Все-таки я начинала с более мелких турниров. Так что, да – многие удивляются.

– Какое было самое неожиданное и теплое приветствие?

– Сложно сказать. С теми девчонками, с кем играли в туре много лет, хорошо общаемся, обсуждаем, что произошло за все эти годы.

– А что произошло за все эти годы?

– У каждого по-своему. Я стала мамой и долго не играла. У них что-то другое.

– А как изменился теннис за эти годы?

– Появилось много новых лиц. И в целом уровень повысился. Если раньше игроки топ-100 разительно отличались от всех остальных, то сейчас девушки, занимающие и 150-е и даже 200-е места в рейтинге, очень прилично выступают. И если ты не будешь готов на сто процентов, матч не выиграешь. Это, пожалуй, самое главное. Очень высокая конкуренция, и из-за этого сложно играть стабильно. Очень много сенсаций. Вот даже на этом турнире: кто "сеяный", а кто нет, не играет никакой роли. Все матчи очень ровные. Наверное, это основное изменение.

ПОКА НЕ ХОЧУ ВОЗИТЬ ДОЧКУ С СОБОЙ

– Планируете ли вы стать путешествующей теннисной мамой и возить дочку с собой по турнирам?

– Пока это сложно. У нее еще такой возраст, что возить ее с собой проблематично. Если брать дочку, то, соответственно, нужно брать еще двух-трех человек, которые будут за ней смотреть. А это не так-то просто. Плюс я хочу, чтобы она была чем-то занята. У нее в Москве есть четкое расписание. Она достаточно активный ребенок, поэтому мы ее водим на разные занятия, и ей это нравится. Я не хочу постоянными перелетами и сменой часовых поясов сбивать ей график. Думаю, это не очень хорошо для нее. Может быть, если буду уезжать на более длительный период, пару раз в год получится.

– Вы сказали, что вам интересно посмотреть, сможете ли вы в своем возрасте и после длительного перерыва раскрыть свой потенциал. Что должно случиться, чтобы вы признали: да, это произошло?

– Сложно сказать. Наверное, должно появиться какое-то чувство удовлетворения от своей игры. Когда я смогу ощутить, что показываю теннис высокого класса.

– Если удастся завоевать парный титул на St. Petersburg Ladies Trophy – это будет шаг в верном направлении?

– Безусловно. Я считаю, что финал на турнире такого уровня – это уже серьезное достижение. Мы же видим, что сюда приезжают первоклассные теннисистки, в том числе и на пару. Для меня это отличный опыт.

– При раскрытии потенциала ориентируетесь на одиночный разряд или готовы сконцентрироваться только на паре?

– В первую очередь, конечно, одиночка. Хотя у меня были успехи и в паре.

– У вашей дочки весьма необычное имя. Вы с детства мечтали, что вашего ребенка будут звать Эвелина?

– Нет. Просто мы не хотели имя, которое встречается достаточно часто. А Эвелина понравилось и мне, и мужу. Мы написали на бумажке несколько имен, которые нам нравятся, и решили, что выберем окончательно, когда она родится. Мы посмотрели на нее и вместе решили, что она должна быть Эвелиной.

– Эвелина дает высыпаться?

– Да. Тьфу-тьфу-тьфу, она очень хорошо спит. Мы смогли установить ей график.

ВОЗРАСТ – ЭТО ЛИШЬ ЦИФРА

– За время паузы вы были уверены, что сможете вернуться в тур?

– Нет, я даже не думала об этом. Мне просто хотелось после родов набрать нормальную физическую форму. Я все-таки всю жизнь в спорте и тяжело представить себя без всякой активности. И просто какое-то стечение обстоятельств позволило мне выступить на первых турнирах.

– Вы же еще и бегом увлекаетесь.

– Мой муж хоть и не спортсмен, но придерживается здорового образа жизни, и тоже подключился со мной к бегу. Мы с ним неоднократно бегали разные дистанции – и 5 километров, и 10, и полумарафон. Наверное, это одно из наших совместных увлечений, способ приятно проводить время. Да, пожалуй, это помогло мне набрать форму. Все-таки не очень хотелось отставать.

– Вы спокойно оставляете ребенка с мужем дома?

– Да, никаких проблем с этим нет. Конечно, дома ему помогают и бабушки, и няня. Все-таки он работает. Но утром и вечером он с ней и спит тоже с ней. И все может сделать сам.

– Есть ли у вас какое-то объяснение тому, что так много теннисисток стремится вернуться – те же Патти Шнидер и Марион Бартоли…

– Мне кажется, теннисистки начинают понимать, что возраст – это лишь цифра. Гораздо важнее, как ты чувствуешь себя физически. Да и в целом во всем мире тенденция меняется: становится все очевиднее, что ты можешь быть мамой, но при этом продолжать работать. Да, это тяжело, но возможно. Если до этого считалось, что если у тебя появился ребенок, то все, на этом карьера завершена и нужно сидеть дома с детьми. И в теннисе понимают – если есть здоровье, можно продолжать заниматься любимым делом.

– У вас несколько высших образований и крепкая семья, вы же могли и не возобновлять карьеру. Что для вас теннис сейчас?

– Наверное, это возможность ощутить те эмоции, которые сложно найти в простой жизни. Своего рода та работа, которую я люблю. Наверное, я могла бы заниматься чем-то еще, но не уверена, что другому делу уделяла бы столько времени и столько энтузиазма. И не факт, что когда ты работаешь в офисе с 9 до 18, ты видишь своего ребенка больше, чем когда профессионально играешь в теннис. Да, я уезжаю, не вижу ее неделю-две, но всегда возвращаюсь домой и строю свой график так, чтобы проводить как можно больше времени с ней. Утром я с ней, часть ее дневного сна провожу на тренировке.

– У вас спортивная династия – ваша мама призер Олимпийских игр, вы – тоже. Хотите, чтобы дочь продолжила традицию?

– Пусть она сама выбирает. Я же знаю, что, если любительский спорт добавляет здоровья, то профессиональный спорт точно нет. Если же у нее будут данные, талант к чему-то, связанному со спортом, и она захочет этим заниматься, я, наверное, не буду мешать. Но если явных спортивных качеств не будет, не стоит мучить ребенка. Ребенок должен найти то, что ему нравится. Тем не менее, приучать ее к спортивному графику я все-таки хочу. Пусть дочка попробует разные виды спорта просто для общего развития.

Все результаты и турнирная сетка здесь

Перейти к комментариям
1
Загрузка...
Новости по теме