Новости
Меню
Легкая атлетика

28 мая, 19:00

«Хочу выиграть Олимпиаду в бобслее и выбежать 100 метров из 10 секунд». В российском спорте появился уникум

Обозреватель
Алексей Лаптев показывает высокие результаты и зимой и летом.

В Сочи проходит командный чемпионат России по легкой атлетике. Громких имен немного, но они есть: Сергей Шубенков, Мария Ласицкене, Владимир Никитин. Но самым необычным атлетом первого соревновательного дня стал Алексей Лаптев. Нет, он не сокрушил какой-то феноменальный рекорд. И даже не стал призером. Алексей с результатом 10,69 финишировал восьмым на стометровке.

Парадокс к том, что зимой он выступал на... Олимпийских играх в Пекине. В бобслее. И в четверках, и в двойках. Причем был близок к медали. В марте выиграл бобслейный чемпионат России. А теперь вернулся на дорожку, с которой когда-то начинал, и с ходу пробился в финал. Причем на этом останавливаться и не думает.

Хочу совмещать два вида

— А у меня цель такая: успешно выступать в легкой атлетике и в бобслее, — объяснил Лаптев. — Ну а что? И там и там крайне важна скорость. Буду прогрессировать на 100 метров, будет все хорошо и на эстакаде. Вот, правда, пока тяжеловато на дорожке. Ангиной болел. Чемпионат России в бобслее у нас был в марте, не набеган. Плюс вес в новом виде набрал. А когда ты больше 100 килограммов, бежать тяжеловато. Но к середине сезона подскину, разгонюсь. В призах на чемпионате России быть должен. Для этого нужно бежать хотя бы 10,30.

— В легкой атлетике семь лет железный занавес. А в бобслее вы с ходу начали гонять на этапы Кубка мира. Стало шоком?

— Выступать внутри и выходить на арену с лучшими в мире — абсолютно другой экспириенс. Просто несопоставимо.

— Может, вам с легкоатлетами и собрать спринтерскую банду и найти туда пилота?

— А мы так и хотим! У нас уже есть Александр Ефимов — многократный чемпион России на 200 метров. Он был запасным в Пекине. Поэтому осталось найти третьего. И у тренеров есть такой план. Сейчас в бобслее актуальна не столько сила, сколько скорость.

— Вы сейчас одновременно в списках сборной в бобслее и в легкой атлетике?

— Да. Но что это дает?

— Наверное, двойную зарплату.

— А вот нет. В легкой ничего не платят. Знаете, какое отношение к нам в моем регионе? Они здесь даже тренера, Владимира Ясникова, не записали. А когда узнали о переходе в бобслей, просто перестали пускать в манеж.

— Что за регион?

— Свердловская область. Нас просто гнобили, звонили, чтобы никуда не пускали.

— А в чем смысл?

— Вот и я не пойму. Сейчас приносим пользу региону на командном чемпионате России, говорил бы слова благодарности, а не вот это все. Наоборот же, круто, что спортсмен выступает на Олимпиаде, а потом еще закрывает вид на легкой атлетике. Но у нас до нее совсем нет дела. Как только закрыли международные старты, закрыли и интерес к легкой атлетике. Все загнулось. Ни зарплат, ни поддержки. Никому ничего не надо.

Ростислав Гайтюкевич и Алексей Лаптев. Фото Global Look Press
Ростислав Гайтюкевич и Алексей Лаптев.
Фото Global Look Press

Феномен Джейкобса

— У российской легкой атлетики вообще есть будущее?

— Конечно. Особенно с появлением вот таких стартов. Если бы нашу Деревянную, ой, Бриллиантовую лигу запустили не только сейчас, а еще в 2016 году, все было бы гораздо лучше. И теперь, если инициативу будут продолжать, все придет в норму. Нужно время.

— Сейчас африканцы и азиаты бегут 100 метров из 10 секунд, на Олимпиаде побеждает итальянец. Когда будет прорыв в российском спринте?

— А у нас есть ребята, которые могут менять 10 секунд. Тот же Владислав Доронин. Да и я никуда не пропаду. У нас на бумажке есть продуманная технология, нужно лишь пару лет.

— Интересно.

— 100 метров — технически очень сложный вид. Тут важен каждый шажок, каждый миллиметр. Вот вы упомянули олимпийского чемпиона Джейкобса. Так у него в Италии специальная дорожка, которая замеряет время шага, длину, частоту, время опоры ноги, скорость — абсолютно все. У него все данные! И он знает над чем работать.

— А у нас?

— Появилась подобная дорожка в Москве. Мы ее опробовали с тренером Антоном Новиковым. Правда, у нас не 100 метров, а только 30, но это уже что-то. Данные с нее дают огромную пищу для размышлений. На глаз этого не увидишь. А для того чтобы бежать из 10 секунд 100 метров, нужны технологии.

— Или хорошая фарма?

— Если говорить о доступной, разрешенной фарме, то в России с ней действительно беда. За всем следит тренер, работа часто идет вслепую.

— Ваша глобальная цель — поменять 10 секунд?

— Да, сначала приблизиться к рекорду России — 10,10, — а потом и выбежать из 10 секунд. Это будет не сразу, но в течение пары лет возможно. Спасибо бобслею, который поддерживает этим мои начинания. К сожалению, в легкой атлетике меня так не поддерживают. Даже на сборы не берут.

Ростислав Гайтюкевич и Алексей Лаптев. Фото Global Look Press
Ростислав Гайтюкевич и Алексей Лаптев.
Фото Global Look Press

Милан-26

— Какие перспективы в бобслее?

— Все мысли об Олимпиаде-2026.

— Троечка?

— Желательно золото.

— Так сразу?

— А у нас суперталантливый пилот Ростислав Гайтюкевич. Он — огромный фанат и талант. Об этом даже немцы открыто говорят. Он пилотирует всего три года, а уже в топе. Все, кто обошел нас в Пекине, выступают минимум по 10 лет. Тот же Фридрих. Так что к Милану мы будет боеспособны.

— Вы и в Пекине могли медаль зацепить.

— Вот именно. Особенно в двойке. После двух заездов шли третьими. Казалось, вот она — бронза. И тут пошли ошибки... Не хватило как раз опыта.

— Больших побед в бобслее не было со времен Зубкова. Что про него говорят в команде сейчас? Гений или обманщик?

— Да кто как. Кто-то — гений, кто-то — обманщик. Я лично с ним не сталкивался. Но как пилот и стартер — он точно гений. Про его человеческие качества или про федерацию при нем ничего сказать не могу.

— Почти наверняка этой зимой международных стартов не будет. Насколько это ударит по результату?

— Прогрессировать при таких раскладах крайне тяжело. У нас есть трасса в Сочи, но фишка бобслея как раз в накате разных трасс. И прогрессировать без этого просто невозможно.

— А у вас нет тренажеров по типу «Формулы-1»? Там ведь можно проецировать любую трассу.

— Не-а. А вот у немцев, кстати, есть. И это один из факторов, почему они в бобслее впереди планеты всей. Много трасс, тренажер, известный автопроизводитель занимается тестированием бобов — о чем тут говорить? Но даже при этом мы можем с ними конкурировать.