Акимова попала в точку

Биатлон 
0
101
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
Обозреватель

ЧЕМПИОНАТ МИРА

В пятницу лидер женской сборной России Татьяна Акимова подвела черту под выступлением нашей команды на чемпионате мира в Хохфильцене. 26-летняя биатлонистка провалила последний этап эстафеты, финишировав на десятом месте. На дистанции Акимова упала, сломав палку с винтовкой, а затем прямо в микрофон жестко охарактеризовала свою стрельбу нецензурным словом из шести букв. С учетом провальных результатов наших девушек в предыдущих гонках, этот вывод, к сожалению, стоит признать абсолютно точным. Россиянкам осталось выступить в Хохфильцене только в масс-старте, и шансы на медали здесь вновь практически отсутствуют.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Хохфильцена

Иногда чтобы добиться каких-либо перемен нужно довести ситуацию до абсурда. После женской индивидуальной гонки в среду, где лучшей из российской четверки с 26-м результатом стала Ольга Подчуфарова, казалось, что все идет именно к этому: Светлана Слепцова, ставшая 71-й, прямо в микст-зоне сказала о том, что считает себе недостойной бежать эстафету, Подчуфарова же заметила, что возможно вообще пропустит следующий сезон.

Эти два вполне корректных на первый взгляд комментария говорили на самом деле об одном: если бы у Ольги и Светланы была возможность выбирать, они обе с громадным облегчением вообще отказались бы от эстафетного старта. Просто выбирать не приходилось: отнимите от пяти заявленных на чемпионат спортсменок двоих и попробуйте занять четыре эстафетные вакансии теми, кто остался. Получилось? То-то и оно…

А ведь ей-богу стоило хотя бы раз прилюдно поставить весь российский тренерский штаб, включая подъехавшее в Хохфильцен руководство СБР, в то самое безвыходное положение, название которого емко сформулировала на первой стрельбе своего эстафетного рубежа Татьяна Акимова, совершенно, правда, не рассчитывая на то, что коротенькое, в шесть букв словцо подхватит и унесет в эфир стадионный микрофон.

На заключительном этапе Акимова не стартовала в эстафетах никогда в жизни. Так долго ждать старта спортсменке просто не позволяла нервная система, о чем прекрасно знали все российские тренеры. Первый, максимум – второй. Но тем не менее Татьяна оказалась на завершающем этапе. Ответственном, страшном и совершенно для нее незнакомом.

Удивительно, но даже в реалиях предельной усталости и давно ушедшей формы девчонки были близки к тому, чтобы завершить гонку достойно: эстафету у Ирины Старых Акимова приняла четвертой с отставанием в 26,7. Но почти сразу упала, сломав палку и повредив винтовку.

Все, что происходило потом, было лишь следствием. Тренерской стратегии – в том числе.

– А что вы от меня хотите? – сказал мне в четверг президент СБР Александр Кравцов, когда мы стояли на бирже в ожидании начала мужской гонки. – Что вообще можно сделать за три года?

За три года можно сделать многое. Например, собрать команду, где люди объединены общей целью, а не решают в рамках сборной свои личные задачи. Можно отобрать костяк спортсменов и работать с ними с несколько более дальним прицелом, нежели на один сезон – как это сделали немцы в 2010-м после Игр в Ванкувере, когда из сборной ушли почти все заслуженные ветераны.

Еще можно добиться того, чтобы тебе верили. Я уже не говорю о том, что самый громкий тренерский контракт текущего четырехлетия между СБР и Рикко Гроссом был заключен как раз на три года. И контракт этот, насколько мне известно, не подразумевает объяснения, что три года – крайне ничтожный срок для каких бы то ни было позитивных сдвигов.

Все, что знали российские журналисты о своей команде в Хохфильцене, это то, что у главного тренера имеется нешуточный конфликт с наставником мужской сборной, который то и дело выплескивается на поверхность и никак не способствует авторитету немца в команде. Что вследствие аналогичных неразрешимых противоречий распоряжением главного тренера в ноябре был отправлен в резервную сборную Валерий Медведцев – единственный, кстати, специалист во всем тренерском штабе, кто выполнил ту задачу, за которую брался: подвел почти всех своих подопечных к главным для них январским стартам в состоянии максимальной готовности.

Ни одной из молодых медведцевских спортсменок в Хохфильцене не оказалось. Возможно, они этого не заслуживали. Возможно, в силу своего отношения к Медведцеву их не хотел видеть в сборной главный тренер – такая версия тоже ходила.

Просто глядя на то, как на эстафетной лыжне хищно играют с соперницами немки, я вспоминала Игры в Сочи. Абсолютно провальные для женской сборной Германии: с безобразным началом всей четверки в спринте и столь же безобразной эстафетой, в которой Германия заняла 11 место – чуть более далекое, нежели в пятницу – у России.

Возможно в Сочи все могло сложиться для Германии лучше, не случись нелепейшей, но крайне тяжелой травмы позвоночника у Мириам Гесснер за восемь месяцев до Игр. Именно эту спортсменку немецкие тренеры под руководством Уве Мюссиганга готовили тогда на роль лидера. Уве, мудрейший наставник с колоссальным победным опытом прекрасно понимал: главное в команде – стержень. Если он есть, построить вокруг команду – вопрос не самого продолжительного времени.

Таким стержнем до Гесснер была в немецкой сборной Магдалена Нойнер. До нее – Кати Вильхельм. Когда стало ясно, что в большой спорт Гесснер уже не вернется, нужно было искать новую кандидатуру. Ей стала Дальмайер.

Можно, конечно, сразу начать говорить о нечеловеческом таланте юной немки, тем самым отсекая любые попытки поставить на одну с ней доску какую-то другую спортсменку. А можно вспомнить, что точно такие же три победы на юношеском чемпионате мира в Обертиллиахе в один год с Лаурой, но в более старшей категории одержала Ульяна Кайшева. И вся дальнейшая разница между этими биатлонистками свелась к тому, что немку сумели без потерь перевести на взрослый уровень, а Ульяну – нет. Это уже ювелирная тренерская работа, а она никогда не была в России сильной тренерской стороной.

Начало взрослой карьеры было у Лауры не особенно ярким: в 2013-м ее поставили в эстафету на чемпионате мира в Нове Место, и Германия финишировала пятой. Произошло это не по вине дебютантки (свой третий этап она прошла идеально), но чрезмерно радоваться результату не приходилось. А в августе 2014-го Лаура получила травму ноги.

Рождением великой спортсменки я бы назвала этап Кубка мира-2015 в Антхольце. Но не потому, что там Дальмайер впервые в жизни поднялась на подиум личной гонки, став в спринте третьей, а потому, что как раз на том этапе случилась удивительнейшая эстафета – с двумя штрафными кругами, полученными в "стойке" Франсиской Хильдебранд и совершенно неудержимым, фантастически красивым бегом Лауры, вытащившей свою команду на первое место. В 35-ти секундах от преследователей – к слову.

К чему лукавить: конечно же, такие спортсменки, как Лаура, рождаются не каждый день. Но это не отменяет иного: не будь Дальмайер, на роль лидера наверняка бы выскочил кто-то еще: сама немецкая биатлонная система "заточена" именно на это.

Сейчас же немкам можно только завидовать. Тому, что у них есть лидер, и есть команда. У нас же – ни того, ни другого. Есть четыре порядком загнанные спортсменки с истерзанной нервной системой – женская эстафета стала лишь очередным подтверждением этого.

И никто, как водится, не виноват.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

vs
0
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта