Новости
Меню

Биатлон

12 апреля, 21:00

«Жаль, что нельзя убрать русского из итоговых результатов». Как Братья Бе кайфовали в России, а потом ее критиковали

Как братья Бе критиковали Россию
Как и почему поменялось отношение норвежских братьев к России.

Братья Бе — ярчайшие представители современного поколения биатлонистов, но не из тех, кого история сделает великими. О них не будут вспоминать, как об Уле-Эйнаре Бьорндалене или о Мартене Фуркаде, — по крайней мере в России. И никакие титулы не помогут братьям войти в пантеон легенд. В Норвегии уже был такой выигравший все возможное — Эмиль Хегле Свендсен. И где он сейчас, когда завершил карьеру? О нем в биатлонном мире почти не вспоминают, перечисляя сильнейших атлетов всех времен. Тихонов, Фишер, Бьорндален, Пуаре, Фуркад, и где-то там в конце этого списка, может быть, кто-то и впишет Эмиля.

Почему так? Сложно сказать. Наверное, спортсмену, чтобы оставить большой след в истории спорта, недостаточно просто много побеждать. Нужно быть личностью, обладать пусть и противоречивым, но твердым характером, заслужить уважение своими исключительными человеческими качествами. Братья, увы, не из таких. Был потенциал, но теперь их запомнят как одних из многих. Они сами уничтожили в себе задатки индивидуальности и пошли по пути коллективизации. Их позиция по России — одно из ярких подтверждений этого тезиса. Все их слова не выделяются из общих рамок. Но ведь когда-то братьям нравилась Россия. Они ее даже, можно сказать, любили. И россияне платили им тем же.

От любви до ненависти

Тарьей сделал свою фамилию знаменитой в 2010 году на Олимпиаде в Ванкувере, когда выиграл олимпийскую эстафету в первый полноценный сезон. Через год добрался и до Кубка мира. При этом уже тогда эксперты заявляли, что Бе-старший так, временный пассажир. Скоро придет Йоханнес и всем покажет. Пришел, показал — 55 побед на этапах и три Больших глобуса.

Когда братья только начинали путь к славе, у нас их воспринимали как что-то свежее и яркое, в противовес мрачному и закрытому Бьерндалену. Ну кто бы не повелся на ослепительную улыбку миловидных пареньков с рыжеватыми локонами? Они постоянно были на позитиве, что бы ни случилось. Их даже ставили в пример хмурым и мрачным россиянам. Наша публика их обожала и заваливала соцсети сердечными признаниями.

Было за что. Тарьей и Йоханнес любили приезжать на коммерческий турнир «Гонка чемпионов» в Москве и Тюмени, где веселили болельщиков и отправляли домой счастливыми всех обладателей автографа и фотки с кумиром. Не вылезали из выпусков передачи «Биатлон с Дмитрием Губерниевым», где тепло отзывались о России и благодарили за поддержку своих русских фанатов. Хорошо относились к нашим спортсменам.

«Я постараюсь показать хороший результат и оказаться на подиуме. Я надеюсь, что кто-то из российских спортсменов будет стоять там со мной, потому что я фанат российской сборной, мне очень нравится соревноваться с ними», — говорил Тарьей Бе в интервью «Югра ТВ».

Особые чувства старший брат питал к олимпийской чемпионке Светлане Слепцовой, даже откровенно к ней подкатывал. Делал недвусмысленные намеки в интервью и пытался привлечь внимание шуточным угоном автомобиля во время чемпионата мира 2011 года в Ханты-Мансийске.

Светлана Слепцова. Фото Андрей Аносов. СБР
Светлана Слепцова.
Андрей Аносов. СБР

Суровый сибирский город был любимым местом норвежских братьев. Они вместе со Свендсеном здесь кайфовали, закрывали сезон шумными тусовками и, видимо, под влиянием употребленных на них напитков выбегали в обнаженном виде на трассу во время женских гонок. А отдуваться за все приходилось самому младшему в компании Йоханнесу.

«Снимать штаны в Хантах — это традиция. Мы ей изменять не будем. То, что происходит в Хантах, остается в Хантах. Мощная вечеринка с алкоголем? Я не могу об этом говорить. Что подумают дети? Давай так: в Хантах будет круто», — заявлял рыжий Бе Sports.ru.

Казалось бы, что могло пойти не так? Все изменил скандал с российским допингом. Он разделил историю спорта на до и после, а братьев Бе сделал главными недругами россиян наравне с Себастьяном Самуэльссоном.

История вражды

Началось все с возвращения Александра Логинова после дисквалификации за эритропоэтин. Сначала братья проявляли осторожность, присматривались, что будет, как поведет себя биатлонная общественность. Поэтому после скандала с Логиновым и Фуркадом занимали относительно нейтральную позицию. Но как только Саша начал выигрывать медали, а неприязнь к нему стала неким трендом, братья выскочили на авансцену. Первым по старшинству был Тарьей.

Александр Логинов. Фото Андрей Аносов. СБР
Александр Логинов.
Андрей Аносов. СБР

«Думаю, молча о допинге, Логинов проявляет трусость. Он должен говорить не только тогда, когда берет медали. Он должен также осмелиться встречать критические вопросы», — сказал Бе-старший норвежскому каналу NRK в марте 2019 года.

Когда россиянин стал чемпионом мира, Тарьей окончательно перешел границы и совсем не смог сдержаться.

«Трудно быть четвертым на чемпионате мира, зная, что тот, кто взял золото, ранее был дисквалифицирован за допинг. Сегодня Россия уже была в заголовках, и мы получили олимпийскую бронзу из-за того, что они обманули всех на Играх в Сочи, а теперь из-за того же я теряю бронзу. Жаль, что нельзя убрать его из итоговых результатов. Он не заслуживает того, чтобы стоять здесь», — сказал Бе тому же NRK.

Йоханнесу лишь оставалось последовать примеру брата. При этом он не забыл уколоть Логинова и за отказ общаться с журналистами в микст-зоне. На что у россиянина были причины. Зарубежные, да и отечественные провокаторы достали его постоянными вопросами о допинге.

«Это просто странно. Конечно, когда ты выигрываешь чемпионат мира, то ты должен остановиться и поговорить, тем самым проявив уважение к СМИ. Не думаю, что он поступил умно. Он и раньше делал неправильный выбор. Поэтому что тут говорить. Не лучший победитель», — сказала Йоханнес корреспонденту портала Dagbladet.no.

Братьев прорвало, их было уже не остановить. В каждом интервью они допускали все новые и новые некорректные высказывания о нашем спорте. Даже выпустили автобиографическую книгу, где солидная часть посвящена российскому допингу. Досталось многим, в том числе и Евгению Устюгову, которого почему-то перепутали с тезкой из лыж Сергеем, за что издателям потом пришлось извиняться. Примечательно, что на Слепцову, к которой старший Бе когда-то явно неровно дышал, нет никаких прямых нападок. Хотя ее допинговое дело рассматривалось одновременно с кейсом Устюгова.

Если в России еще были поклонники братьев, после выхода книги их, наверное, не осталось. Теперь в соцсетях вместо сердечек и поздравлений им присылают злобные комментарии. Причем старший иногда вступает в интернет-баталии, чем, разумеется, только подкармливает троллей.

Что говорят сейчас

Горячими спикерами на российскую тему братья будут и в свете нынешних событий. Бе-старший уже поддержал отстранение российских спортсменов. Хорошо хоть выражения на этот раз старался подбирать, до прямых оскорблений не дошло.

«Я думаю, что это правильно. Мы как мир спорта должны в каком-то смысле показать, что мы тоже относимся к этому серьезно», — сказал Тарьей порталу Dagbladet.no.

Бе-младший пока ничего такого не сказал. Наверное, потому что норвежские журналисты с соответствующими вопросами к нему не добрались. Ну и побегать еще немного хочет. Решил сконцентрироваться на спорте. А Тарьей может говорить сколько хочет. Конец карьеры уже близок, 33 — солидный возраст для современного биатлона. Не исключено, что он решит не идти даже в следующий сезон. Все равно уже все выиграл, кроме личного олимпийского золота.

Но до него и не добраться. В 2026 году на ОИ в Турине старшему Бе будет 37, а он далеко не Бьерндален, чтобы быть в форме, когда тебе под 40. Все-таки часто нарушал режим по молодости, да и новое поколение выглядит многообещающе. Скоро не только французы, как в этом сезоне, но и норвежские юниоры станут круче и Тарьея, и Йоханнеса. Несмотря на все титулы, в биатлонных летописях и памяти болельщиков братья останутся лишь как обрамление семилетия великого Фуркада. Со старшего оно началось, младшим — закончилось.