«Биатлонные трансляции не смотрю. Как комментирует Губерниев — даже не знаю». Интервью лучшего российского юниора

Биатлон 
5
37
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Наталья Марьянчик
Наталья Марьянчик
Обозреватель
Денис Иродов в минувшем сезоне вошел в историю как единственный победитель трех личных гонок на юношеском первенстве мира. Такого не удавалось даже Йоханнесу Бе!

Денис Иродов
Родился 9 июля 2002 года в Горно-Алтайске.
Личный тренер — Вадим Иродов.
Трехкратный победитель юношеского первенства мира (2021). Двукратный серебряный призер Юношеских олимпийских игр (2020).

Завершившийся сезон для российского биатлона можно было бы однозначно записать в минус. Всего одна медаль на чемпионате мира — объективный показатель нашего уровня, который, конечно, никого не устраивает. Среди резервистов на этапах Кубка IBU пока тоже спасителей с прицелом на олимпийский сезон не просматривается.

Но есть одно исключение, лучик света — это 18-летний Денис Иродов. На первенстве мира в Австрии он одержал сразу три победы — в спринте, преследовании и индивидуалке. Такого явного доминирования не было даже у сверхталантливых норвежцев Бе или Лагрейда! И пусть в силу возраста речь пока не идет о выступлении на Олимпийских играх в Пекине, с Иродовым точно стоит познакомиться поближе.

Ни разу в жизни не купался в море

Свой отпуск Денис проводит в родном Горно-Алтайске. Причем с ходу удивил: «Смогу поговорить, когда вернусь с тренировки».

— Зачем тренировки, разве сезон не закончился?

— Смена деятельности всегда полезна. После лыж хорошо сбегать кросс, поиграть в волейбол, например.

— Почему не поехали отдохнуть на море?

— У меня дома в Горно-Алтайске и так очень красиво. А на море я пока ни разу в жизни не был. Точнее, в прошлом году с российской командой был на сборе в Сочи. Но на море мы выбрались только на один день, и как раз в тот день был шторм. Так что мы просто на берегу посидели.

— Вас тренирует отец. Получается, вы готовитесь отдельно от сборной?

— У меня отец — тренер по биатлону и знает меня лучше всех. Практически ко всем стартам готовил меня он. Мы с ним оба этим живем, развиваемся вместе. Мне кажется, это суперинтересно — строить свою карьеру. Ну а дома мы просто отец и сын, это тоже важно разделять.

— Получается, вы тренируетесь в одиночку. Не тяжело без сильного спарринга?

— Эта проблема появилась буквально в последний год. До 11 класса у нас в Республике Алтай была неплохая команда, пять юношей. Мы вместе тренировались, и парни показывали результаты ничуть не хуже меня. Но, видимо, мне где-то повезло больше. А остальные, когда наступило время ЕГЭ, больше акцент сделали на учебу.

— Кстати, об учебе. Правда, что вы очень хорошо учитесь?

— К счастью, за всю жизнь пока обхожусь без троек. В институте пока только на первом курсе, но буду стараться не опускать планку. Сразу на тебя и учителя по-другому смотрят, и повышенная стипендия опять же...

— Какие баллы получили на ЕГЭ?

— Не хочу говорить, но результат средний. Хотел больше, но помешало дистанционное обучение. Каждый учитель задает свое задание, параллельно нужно готовиться к экзаменам, а ты вообще не понимаешь, когда они будут. Плюс еще и тренироваться нужно. В общем, немного расслабился и подошел несерьезно.

— Ну, раз поступили, наверное, все неплохо.

— Я сразу не грезил престижным вузом. Поступил в Государственный университет Горно-Алтайска на факультет физической культуры. В перспективе смогу работать тренером.

Пройти российский отбор сложнее, чем выступить на чемпионате мира

— Три победы на первенстве мира — это был шок?

— Конечно, это очень неожиданно. Я до сих пор, наверное, этого не осознал. Ехал на турнир показать свой результат, никаких грандиозных задач не ставил. Мы и не готовились-то особо...

— Это как?

— Вместо того чтобы пройти полный сбор в горах на 21 день, мы пробыли там всего около двух недель. Связано это с тем, что у нас был поздний отбор. Потому что, если бы он прошел в начале сезона, еще неизвестно, в какой форме спортсмены подошли бы к турниру. В России проблема в том, что очень большая конкуренция. Если в других странах бегут десять человек, то у нас — сто десять. И все очень серьезно готовы. Мне кажется, пройти российский отбор — это даже тяжелее, чем потом выступать на первенстве мира.

— Поэтому многие россияне и меняют спортивное гражданство, и часто успешно.

— Это уже политика. Я в это ввязываться не хочу.

— Ваши ровесники из Норвегии выступают на Кубке мира. Когда будете готовы к взрослому биатлону?

— Ровесников как раз пока нет. Норвежцы в этом году даже не привезли команду на первенство мира, потому что у них до 17 или 18 лет нельзя проводить соревнования, национальный отбор не состоялся. Юниоры — да, поколение у них очень сильное. Но про себя я пока загадывать не хочу. Можно вспомнить наших звезд из предыдущих поколений, которые в юниорах показывали выдающиеся результаты, а теперь о них просто не слышно.

— На взрослом чемпионате страны вы не выступали?

— Нет, конечно. Туда не всех юниоров-то допустили, а я вообще еще юноша. Поэтому не понял, почему в комментариях все спрашивали, где я. Надо все-таки здраво оценивать ситуацию.

— Нравится вам, как комментирует биатлон Дмитрий Губерниев?

— А я его почти не смотрю. Мне говорили, что он в комментарии называл мою фамилию. Ну, классно. А так он на меня даже в Instagram не подписан.

— Он вас называл царь Иродов — не возражаете?

— А что такого? Моя фамилия, и царь как статус. Я думаю, любого, кто показал бы хорошие результаты на чемпионате мира, так бы называли.

— Ваше мнение: почему во взрослом биатлоне у нас пока побеждать не получается?

— Я критиковать тут не буду. Понимаю, что труд очень тяжелый, все ребята работают. Они показывают, что могут. И, считаю, в будущем мы сможем составлять конкуренцию.

Серьезно думал о том, чтобы остаться в лыжах

— Правда, что вы встали на лыжи в три года?

— Ну, да. У меня же отец — тренер, он работает с командой, а меня куда девать? Ну, меня и поставили на лыжи. Лет до семи-восьми просто гулял, набирался здоровья. А потом уже пошли тренировки.

— Вы прямо как норвежец — ходить на лыжах и без них научились почти одновременно.

— Получается так.

— Есть ощущение, что вы скорее делаете ставку на ход, чем на стрельбу.

— В принципе, почти все биатлонисты начинают с лыж. Я долгое время совмещал лыжные гонки с биатлоном, отошел от этого буквально год назад. В прошлом году в лыжах был вторым и третьим на первенстве Сибирского федерального округа и отобрался на финал Спартакиады в Красноярск. Не поехал только потому, что это по срокам совпало с биатлонным первенством России. Мои ровесники в лыжах уже считаются юниорами, и я посмотрел, что ребята, с которыми я в России бегал на равных и даже иногда выигрывал, сейчас зарабатывают медали на лыжных первенствах мира.

— Не было мысли остаться в лыжах, тем более они сейчас на подъеме?

— Была, конечно. Я об этом серьезно думал, но решил, что биатлон перспективней. Там помимо того, что быстро бежать, нужно еще и думать. Да и отец у меня тренер именно по биатлону, отходить от него нет смысла. Но лыжи я из подготовки не выкидываю. Много катаюсь классикой, у нас это как метод восстановления и техническая тренировка. Ну, и по возможности буду бегать лыжные соревнования, почему нет?

— Правда, что вы смотрите только лыжные соревнования, а биатлон — нет?

— Мне кажется, сейчас вся страна смотрит лыжи, там такие результаты! Но они мне всегда нравились. Анализировал технику хода, пытался что-то подсмотреть у лучших лыжников. Но это было немного в шутку: мол, смотри, батя, я еду как Устюгов!

— У Большунова не хотите что-нибудь позаимствовать?

— Брать что-то от лидера — это нормально. Почему только я? Я думаю, сейчас все лыжники мира хотят быть такими же, как Большунов.

Наталья Марьянчик

vs
5
Офсайд

Биатлон: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта