Новости
Меню
Бокс/ММА

«Он пачкал перчатки, пропустишь — лицо грязное». Почему у Александра Усика никогда не было сотрясений и сечек

Бокс/ММА   /  Профессиональный 
14
Никита Горшенин
Никита Горшенин
Корреспондент
Секреты детского тренера.

Уйти из большого бокса со здоровой головой — задача не менее трудная, чем заработать в ринге целое состояние. Бокс высокого уровня предполагает столкновение с серьезной оппозицией, а это чревато проблемами со здоровьем.

Через пять сотрясений мозга и болезнь Паркинсона прошел неуловимый и хитроумный Мохаммед Али. Симптомы деменции были у Джо Фрейзера, Джими Янга, Флойда Паттерсона, Джерри Куорри. В смешанных единоборствах один из лучших, если не лучший боец в истории, Джон Джонс дважды лечился от сотрясения мозга (правда, на данный момент без каких-либо последствий) — и это в ММА, где количество ударов в голову в среднем гораздо меньше, чем в боксе.

Поэтому на таком опасном поле бойцы, которые прошли свой путь (или его большую часть) без нокдаунов, нокаутов или сечек и сотрясений, выделяются в совершенно особую когорту. Есть в ней место и Александру Усику — украинский феномен ни разу в любительской и профессиональной карьере не получал сотрясения мозга и рассечений. Объясняет Александр такую небитость фундаментальной базой, которую ему заложил детский тренер.

О своей защитной выучке он рассказал журналисту Дмитрию Гордону для канала «112 Украина».

— Что вам дала работа с Анатолием Ломаченко?

— Он добавил моменты, которые я не умел делать. Я был такой боксер контратакующий: оттянуть, уклониться, нанести удар. Он научил идти вперед, шагать. Физически я стал сильнее, мы начали много делать вещей, которые мало кто делает. Плавать, бегать, ездить, жонглировать, задержки дыхания... Такой большой пакет, который не все делают. Это не академик даже, академище.

— Какие у вас были самые яркие рассечения и сотрясения в боксе?

— Вы знаете, Дмитрий, слава богу, за весь период занятия боксом и выступлений у меня не было ни одного рассечения и ни одного сотрясения. Никакой пластики на лице. У меня есть шрам на брови, но это моя сестра Виктория уронила меня, когда я был совсем маленьким.

— Как удалось дойти до такого пика в карьере и не получить серьезных ударов по лицу?

— Это тренер Лапин Сергей Юрьевич, который говорил нам: «Лучше нанести один удар и пропустить ноль, чем нанести 10, но пропустить 9». Мы очень много работали над защитой. Мы приходили в зал в 15.00 и уходили в 22.00. И половину этого времени он мог парней заставлять бить нас, а нам нельзя было отвечать. Он еще говорил, что сейчас испачкает перчатки, плюнет на них, еще чем-то измажет, не будем говорить чем, — чтобы у тебя было грязное лицо, если пропустишь.

Поединок Джошуа — Усик в прямом эфире покажет телеканал РЕН ТВ

Никита Горшенин

14
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...
Загрузка...