«От Дона Кинга пахло как от трупа. Нет, он не разлагался. Просто кожа такая»

Бокс/ММА   /  Профессиональный 
6
6
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Илья Андреев
Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
Как Роман Кармазин оказался в США.

Роман Кармазин, 48 лет. Профессиональная карьера (1996 — 2011): 40 побед (26 КО), 5 поражений, 2 ничьи.

Зимой мы опубликовали несколько фрагментов из большого интервью с бывшим чемпионом IBF в первом среднем весе Романом Кармазиным (ссылки будут ниже). Сегодня продолжение беседы — о том, как Роман оказался в США. Именно там, в Америке, он в 2005 году выиграл пояс, а его промоутером был легендарный Дон Кинг. Многое с США связывает Кармазина и сейчас: Роман проживает в Голливуде, где работает тренером.

«За первый бой в Испании заплатили 800 долларов. Из них отдал 30 процентов»

— Что бросается в глаза: у вас был испанский менеджер, вы провели много боев в Испании. Почему так?

— Тогда не было других. Был только Энрике Сория. Если точнее, их было двое — отец и сын. Они нас вели, нашли Игоря Шафера — такой был менеджер в Петербурге. Контактировали с ним, видели талантливых русских боксеров и пытались их тянуть. Они очень слабые были как промоутеры, но на тот момент других не было. Пользовались тем, что есть.

— Сколько вам тогда платили за бои в Испании?

— Помню, полтора месяца жил в Валенсии, готовил одного паренька. Мне за это дали восьмираундовый бой, за который заплатили 800 долларов. А из них я отдал 30 процентов. Готовил паренька, который за Испанию боксировал. Он, кстати, потом боксировал против моего обидчика, Кастильехо. Провел равный бой, но Кастильехо отдали победу. Такой грабеж и такие гонорары... Энрике Сория — это было что-то. Но мы все равно были ему благодарны — это хоть какие-то деньги. Я был готов хоть бесплатно боксировать, а тут еще и деньги платили.

«Тренировался и днем и ночью, не мог остановиться. Спал по 2-3 часа»

— Тем не менее вы тогда дошли до титульного боя, который проиграли из-за собственного трудоголизма, как говорили сами. Что происходило с вами перед поединком с Кастильехо (бой за титул WBC состоялся 12 июля 2002 года в Мадриде, Кармазин проиграл единогласным решением судей)?

— Я был фанатиком, а самое главное — боялся проиграть. Страх появился перед тем, что я проиграю. Меня люди возвысили до небес, журналисты. Говорили: «Ты самый лучший!» — а я понимал, что еще не тяну. Подумал: «Надо больше тренироваться». Начал тренироваться и днем и ночью, спал по 2-3 часа. Не мог остановиться. Мне, наверное, надо было обратиться к психологу, чтобы он меня успокоил, нашел нужные слова, но я стеснялся этого всего. Мне предлагали, но я говорил: «Нет-нет, какой психолог? Я сам». Я понимал, что еду проигрывать Кастильехо, потому что знал: если выиграю — сойду с ума.

— Почему?

— Я бы тогда еще больше начал тренироваться. Это был ужас. Это года два длилось. Я непонятно на чем бои выигрывал.

— По сколько часов в день тренировались?

— Все свободное время. Что-то пробовал, искал что-то новое. Когда голова постоянно думает только о боксе — с ума сойдешь. Бокса никакого не будет, ты только с ума сойдешь. Никакого бокса, будет хуже и хуже. Это как с физической формой: если ты ее поднял, то она будет держаться две недели, а потом упадет. Сколько бы ты ни тренировался. Будешь тренироваться еще больше — упадет еще сильнее. Так я загнал себя до того, что ушел в ноль. В таком состоянии боксировал с Кастильехо, еще и на равных удалось бой провести. Если бы бой был в России, мне бы еще и победу отдали, поверьте.

— С женой на этом фоне не поругались? Когда человек слишком трудоголик, у него не остается времени на семью.

— Я сильно отвернул себя от семьи. Поэтому мы на тот момент развелись. Она говорила: «Ром, ну давай детьми займись, в парк сходим», а я ей: «Какой парк? Не видишь, я ищу себя!» Я благодарен своей бывшей. Сейчас сын приехал ко мне в Америку. Говорит: «Пап, я музыкант». Он хорошую музыку пишет, но пока она ничего ему не приносит. Он знакомится с людьми. Он приехал в нужное место, в Лос-Анджелес. Он сказал: «Пап, ты же хотел стать чемпионом, и тебе никто не мешал. Дай мне попробовать». Мне сказать нечего, он ведь реально прав. Я ему ответил: «Давай, хорошо. Я теперь тебя понимаю, помогу, если надо какое-то оборудование». Он, слава богу, пока ничего не просит, говорит, что все сам сделает, заработает, добьется. Пускай пробует. Но его слова: «Тебе же никто не мешал»... Я благодарен бывшей, она меня отгородила от семьи, чтобы я занимался своим любимым делом. Я занимался только боксом. Она же могла начать обострять, и мы бы развелись уже тогда.

«Они купили переводчика, который на встрече с Доном Кингом специально неправильно переводил его слова»

— Как вышло, что вы ушли от вашего испанского менеджера и стали выступать в Америке? (Кармазин провел первый бой в США 15 мая 2004 года; поединок с Джейсоном Папийоном был признан несостоявшимся, поскольку американец в четвертом раунде получил сильное рассечение после удара головами.)

— Я благодарен Юрию Алексеевичу Полякову, моему адвокату в России, который мне безвозмездно помог. Было как: если становлюсь чемпионом Европы и мира, то должен автоматически провести пять защит с промоутером. Я провел две, оставалось три. Он сказал: «Ром, если оставим Европу, то защищать нечего. Пишем письмо, отказываемся от Европы — ты свободен, езжай в Америку». Мы так и сделали, написали письмо. Они давай меня судить. Сория уже отошел от дел, менеджер тогда был Филипп Фондю. В Англии был суд, я оплатил Юрию Алексеевичу билет, он прилетел. Они офигели, что от меня кто-то прилетел. Юрий Алексеевич прилетел — и все доказал. Они внаглую продолжали говорить, что я им что-то должен. А потом Стивен Баш от своей конторы написал письмо в Англию в духе: «Вы чего, офигели? Вы хотите, чтобы мы с Доном Кингом вас разорвали?» Эти сразу: «Извините, мы что-то перепутали». Такую заднюю включили! Так я и стал свободен.

— Вы работали с Доном Кингом с 2004 года?

— Да, как прилетел в Америку. У меня были менеджеры-аферисты, с которыми я первый бой там провел. Они меня затащили к Кингу, подписали контракт, купили переводчика, который переводил мне все так, как я хотел услышать.

— Как это происходило?

— У меня не было английского. Они взяли переводчика, дали ему 20 тысяч долларов, сказали: «Переведи этому парню все так, как он хочет услышать, чтобы он подписал контракт». Так и получилось. Что ни спрашивал — все обещали. Куча обмана была. Не три боя в год, а два. Минимальный гонорар — не 50 тысяч долларов, а 25. Я прямо доверял этому переводчику. Он мне, кстати, помог в Америку переехать, нашел менеджеров, которые сделали рабочую визу. Я ничего не подписывал, он все сам сделал. Поэтому я очень легко от них ушел, сказал: «Я ничего не подписывал, мне пофиг». Нашел Стивена Баша, который мне очень помог.

— Такое ощущение, что вы не держите большого зла на Дона Кинга.

— Я бы не стал чемпионом мира, если бы не он. Он дал мне возможность боксировать за титул, я ей воспользовался. Меня бы никто так быстро к титульному бою не подвел. В Европе такой возможности не дали бы.

— Вы рассказывали, что от Дона Кинга очень плохо пахнет. Действительно?

— Знаете, большинство черных... Не все. Был у нас парень один, мы с ним спарринговались. После тренировки захожу в раздевалку — он достал целое ведро всяких ароматизаторов, все тело ими мазал. Я его спросил: «Нафига?», а он сказал: «У нас кожа выделяет неприятный запах, мы его забиваем всякими ароматизаторами». Вот от Кинга воняло трупом. Знаете, к третьему дню труп уже имеет небольшой... Я с этим столкнулся, у меня брат в свое время погиб. Он лежал у нас дома, все люди приходили прощаться. На третий день от него исходил трупный запах. Именно такой исходил от Дона Кинга. Это не оттого, что он разлагается, просто кожа так пахнет.

— Он сам это понимал или ему просто боялись сказать?

— Я думаю, все немного стеснялись сказать. От него попахивало неприятно.

— Вы же у него и дома бывали.

— Да, был момент. Очень красивый большой дом в Лас-Вегасе. Я так понимаю, у него в каждом городе есть дома. В Вегасе тоже.

«Работа с Роучем не дала мне вообще ничего»

— В какой зал сначала попали в Америке?

— Я у Фредди Роуча занимался.

— Всегда?

— Абсолютно. Я нашел потом еще залы, чтобы ездить на вторую тренировку, потому что у Фредди вечером столько народу — все мешают. Просишь: «Можешь мешок освободить?», а человек тебе отвечает: «С чего это? Я деньги заплатил». Никто не уступал, хотя ты готовишься к бою.

— Сколько у Роуча было боксеров, когда вы с ним работали?

— Не знаю, у него уже чемпионов 10 было. Я — еще раз говорю — сам тренировался. Он иногда на спаррингах вставал в угол, что-то подсказывал. Больше ничего не было.

— Работа с ним дала вам хотя бы что-то?

— Нет, вообще ничего.

— Болезнь Паркинсона ему мешала в работе?

— Сейчас, думаю, мешает. Он трясется, конечно, ему тяжело. Надо отдать должное: до сих пор лапы держит.

Скоро — заключительная часть интервью с Кармазиным: о его последних боях в карьере, кровоизлиянии в мозг и о том, почему Костя Цзю круче Роя Джонса.

Предыдущие части интервью Кармазина «СЭ»:
— об американских тренерах;
— о жизни в США;
— о Джеймсе Тони;
— о бандитском Петербурге.

Илья Андреев

vs
6
Офсайд
Загрузка...
Загрузка...