Новости Статьи Матч-центр

Витапрост

Бородатый хоккей

Допинг  Допинг

Россия: плата за допинг – больше 25 миллионов

Статья опубликована в газете под заголовком: «Плата за допинг – больше 25 миллионов»
№ 7938, от 06.06.2019
19
38
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Во сколько обошелся России выход из многолетнего допингового скандала

В конце этой недели международная федерация (ИААФ) может восстановить членство наших легкоатлетов. Это поставит финальную точку в допинговом кризисе российского спорта, который тянется с 2015 года. "СЭ" подсчитал, в какую сумму обошелся России относительный мир с международными структурами, и сколько мы потратили на то, чтобы наши спортсмены снова выступали без всяких ограничений.

Легкая атлетика: 3,2 миллиона долларов

Россия уже возместила международной федерации (ИААФ) все расходы, связанные с деятельностью рабочей группы по восстановлению ВФЛА, группы по допуску спортсменов в нейтральном статусе, а также судебные издержки. По оценке ИААФ, эта сумма составила 3,2 миллиона долларов за три с половиной года. Результат может быть не окончательным: если на ближайшем Совете 8-9 июня нас не восстановят, рабочая группа и комиссия по допуску продолжат свою деятельность, а платить за нее снова будет Россия.

Что же входит в тариф почти по миллиону долларов в год (отсчет начинается с ноября 2015-го)? Получается, что это:

– зарплата главы Рабочей группы Руне Андерсена и еще четверых его коллег, а также расходы на аренду офиса и необходимое оборудование

– зарплата шестерых членов комиссии по допуску (она официально называется Doping Review board и занимается в ИААФ не только российским вопросом);

– судебные издержки ИААФ во всех процессах, связанных с Россией.

C последним стоит разобраться подробнее. Глобально ВФЛА судилась с ИААФ только однажды, когда в сентябре 2018-го был подан иск в CAS на решение не восстанавливать федерацию в правах. Этот иск вскоре забрали, до заседаний там дело так и не дошло. Но расходы ИААФ на адвокатов мы компенсируем. Еще было дело Дарьи Клишиной в Рио-2016, когда накануне Игр ИААФ вдруг отозвала у нашей прыгуньи право выступать. Тогда с помощью американского адвоката дело удалось выиграть.

Помимо этого, были и есть десятки процессом, касающихся нарушений российскими спортсменами антидопинговых правил. Их, в соответствие с правилами, тоже разбирает CAS, даже если речь идет о первичном слушании, а не об апелляции. Все издержки компенсирует ВФЛА. По словам президента Дмитрия Шляхтина, одна положительная проба обходится федерации в сумму от 15 до 30 тысяч долларов. Любая апелляция на принятое решение – то же самое.

Международный олимпийский комитет: 15 миллионов долларов

Выплата 15 миллионов долларов была одним из условий, при которых исполком Международного олимпийского комитета готов был рассмотреть вопрос о восстановлении статуса российской стороны. К завершению Игр-2018 в Пхенчхане Олимпийский комитет России полностью рассчитался с долгом, хотя сделать это было непросто: ОКР – общественная структура, а речь шла о сумме, сопоставимой с ее совокупным бюджетом на организации несколько лет.

Тем не менее, при помощи инвесторов долг перед МОК был погашен. Эта сумма пошла на создание Независимой тестирующей организации, которая должна забрать часть функций у ВАДА, и на развитие глобальной системы борьбы с допингом. Напрямую МОК этого не утверждал, но, судя по всему, затраты на работу двух комиссий по допуску российских спортсменов в Пхенчхан в нейтральном статусе, а также судебные издержки (все недопущенные активно судились с МОК перед Играми), также будут компенсированы из этой суммы.

Паралимпийцы: 250 тысяч евро

Паралимпийский комитет России в декабре прошлого года заплатил компенсацию в размере 257,5 тысячи евро. Сюда входят расходы на увеличенный объем тестирования российских паралимпийцев со стороны международных организаций, а также затраты на формирование рабочей группы для рассмотрения российского вопроса.

Этой относительно скромной суммы оказалось достаточно, чтобы наши паралимпийцы с марта 2019 получили возможность выступать на международных соревнованиях без всяких ограничений. Правда, восстановление у нас условное, и ближайшие три года нашей стране предстоит жить под пристальным контролем Международного паралимпийского комитета. В частности, этот контроль подразумевает усиленное тестирование всех российских спортсменов. Расходы на них также понесет Россия – то есть цифра в 257,5 тысячи евро еще не окончательная.

ВАДА: почти миллион долларов в год

Россия платила ежегодные взносы в ВАДА, несмотря даже на то, что статус соответствия к нашему национальному антидопинговому агентству вернулся только осенью. За 2019-й год нам выставили счет в размере 946 747 долларов. В 2018-м мы выплатили 818 132 доллара, в 2017-м – 815 630, в 2016-м – 773 326. Важно отметить, что эти затраты нельзя напрямую отнести к компенсации допингового кризиса.

В принципе, взносы в ВАДА мы бы платили в любом случае, даже если бы в отношении РУСАДА все было гладко. Но вероятно, сумма этих взносов была бы несколько меньше из-за не столь значительных затрат на тестирование.

Помимо взносов, в период отстранения РУСАДА мы должны были оплачивать услуги Британского антидопингового агентства (UKAD), которое занималось планированием и проведением тестирования на территории России, а также поначалу выдавало нашим спортсменам терапевтические исключения. Зарплата и компенсация расходов на проживание в России двух независимых экспертов ВАДА тоже легли на наш бюджет.

Точные цифры этих затрат публично не называются. Но по данным "СЭ", они сравнимы с ежегодным взносом нашей страны в ВАДА. То есть за работу UKAD и деятельность экспертов мы в общей сложности заплатили точно больше миллиона долларов, а скорее всего, и больше двух миллионов.

Фонд ЮНЕСКО: около 200 тысяч долларов в год

Как гласит Устав, "Фонд для искоренения допинга в спорте пополняется за счет добровольных взносов со стороны государств-членов ЮНЕСКО". Всего донорами фонда на данный момент выступают 24 страны из 192-х. Список весьма произвольный: например, пожертвования делает скромная Эстония, но не делает Германия. Россия платит взносы на регулярной основе, причем они порой в разы превосходят пожертвования остальных стран.

Например, согласно официальным отчетам Фонда, в 2018-м году Россия перечислила 184 000 долларов (следующее по размеру пожертвование было от Китая – 50 000). В 2017-м – 214 731 доллар (на втором месте Саудовская Аравия снова с 50 000). В 2016-м – 54 645 долларов.

Донорские пожертвования перераспределяются на развитие антидопинговых программ во всем мире. В основном, речь идет о самых неблагополучных в экономическом отношении регионах. В России, согласно документам, ни один проект Фонда ЮНЕСКО пока не был реализован.

Итого: более 25 миллионов долларов

Разумеется, это сумма условная и не отражает полного объема затрат нашей страны и отдельных российских организаций на то, чтобы справиться с последствиями допингового кризиса. Была еще юридическая помощь отдельным спортсменам, работа Независимой общественной антидопинговой комиссии, затраты на командировки наших функционеров на различные заседания и прием иностранных чиновников в России. Были компенсации спортсменам, не допущенным до Олимпийских игр. Сами атлеты не заработали значительные суммы из-за не всегда справедливых запретов на выступления.

Многим российским спортсменам, попавшим под дисквалификации в ходе скандала, для возвращения на международный уровень придется возвращать призовые. Но главный ущерб для нашей страны, конечно, не денежный, а имиджевый. В конце концов, 25 миллионов долларов по меркам профессионального спорта – не такие уж великие деньги. Во всяком случае, в футболе столько могут заплатить за переход одного-единственного звездного футболиста. Так что главное тут не финансовые потери, а последствия скандала, которые будут сказываться на нашем спорте еще долгие годы.

Наталья Марьянчик
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
19
Офсайд
Пред. статья След. статья

Только главные и важные новости из мира спорта