Новости Статьи Матч-центр

Фигурное катание 

«Раннее завершение карьер — неизбежность, а не проблема Тутберидзе». Мнение тренера ЦСКА Сергея Давыдова

Статья опубликована в газете под заголовком: «Сергей Давыдов: «Раннее завершение карьер — неизбежность, а не проблема Тутберидзе»»
№ 8303, от 15.10.2020
233
13
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Конкурент «Хрустального» в четверных — о тренерском стиле и коротких карьерах фигуристок.

Второй этап Кубка России показал, что в этом году подопечным Этери Тутберидзе будет непросто выигрывать старт за стартом, как они это делали в течение двух лет. Сейчас основная угроза исходит от экс-учениц лучшего тренера мира, которые перешли в «Ангелы Плющенко». Но первым в России вызов Тутберидзе в женском одиночном катании бросил тренер ЦСКА Сергей Давыдов. Правда, пока только на юниорском уровне. Выращенные им подопечные Софья Самоделкина и Елизавета Берестовская делают элементы ультра-си и учат четверные. Самоделкина взяла первое место на юниорских прокатах сборной в августе, Берестовская во вторник выиграла этап Кубка.

41-летний наставник родился в Ростове-на-Дону, ушел из сборной России в Белоруссию, но выше четвертого места на чемпионате Европы занять не смог. Наивысшее достижение — серебро юниорского чемпионата мира под российским флагом в 1998-м.

Корреспондент «СЭ» поговорил с Давыдовым о тренерском стиле, отношении к пиару конкурентов в Instagram и усилении контента своими подопечными. По доброй традиции после отмены микст-зон разговор состоялся на парковке у «Мегаспорта».

12 октября. Москва. Елизавета Берестовская (справа) и Сергей Давыдов. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
12 октября. Москва. Елизавета Берестовская (справа) и Сергей Давыдов. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Конкуренция внутри группы должна быть. У нас она мирная

— Сергей, вас можно поздравить с победой. Довольны выступлением Лизы Берестовской?

— С четверными сложно катать дальше программу, но я рад, что она в целом сдюжила, хотя были ошибки. На тренировке перед стартом она сделала два четверных, в программе тоже получилось, но не получилось кое-что остальное.

— Вы наверняка слышали скепсис по отношению к ее четверному, мол, то недокрут, то понижают до тройного...

— Это настолько тонкая материя! Если вы посмотрите нынешние видеоповторы, которые очень хорошо с разных ракурсов показывают прыжки, то придраться можно почти к любому приземлению. Основная масса — как минимум q (Недокрут ровно в четверть оборота. — Прим. «СЭ»), четких и жестких немного. Здесь вопрос к судейству, как они его видят.

— Вы оставляете программу «Калинка-малинка» на этот сезон?

— На этапе в Москве она катала «Калинку», но мы проедем два этапа, а потом задумаемся о смене. Основная задача, естественно, отобраться на первенство. Она, конечно, выросла из этой программы. Мы в принципе ее начали менять, даже музыку нашли и начали ставить, но потом подумали, что слишком большой пропуск стартов. Нет времени, чтобы всю программу ровно так положить, и она ее вкатала. Решили поменять только короткую. И если все будет нормально с результатами, в середине года поставим и произвольную. У нее будет приличный перерыв до первенства.

— То есть «Калинка» все-таки немного детская?

— Согласен, она посуществу детская, но зависит от того, как катать. Если хорошо и сильно, то это ощущение уйдет. «Полюшко-поле» тоже народная песня, ее катают, и ничего.

— Почему вас не было на выходных с Анной Фроловой? Татьяна Тарасова в трансляции сказала: «Может, заболел?»

— Просто у нас есть система распределения, мы подбираем, кому из тренеров и спортсменов с кем удобнее. Технический вопрос. Ане удобнее с Сашей (Александрой Кравцовой. — Прим. «СЭ»), она уютнее себя чувствует с ней. Вот мы так решили, вы просто увидели результат. Это не значит, что я куда-то не захотел пойти.

— Анна сейчас формальный лидер зачета Кубка России. Надо усиливать контент к чемпионату?

— Учим сейчас четверной, прямо плотно. Пока готовились к двум этапам, конечно, четверной ушел в сторону. Надо было накатывать, связки дочищать. А теперь она выполнила задачу, и мы сядем на четверной.

— У вас есть две восходящие звезды в юниорах, Самоделкина и Берестовская, Фролова прогрессирует. Уже встретились с внутренней конкуренцией, о которой много говорят применительно к другим школам?

— Мы всегда за то, чтобы она была, так скажем. Это двигатель развития, просто нужно, чтобы она была здоровой. Девчонки обязаны друг с другом бороться на льду, но не вне его. Мы стараемся это всегда доносить. Пока, плюну через плечо, у нас все мирно. Конечно, они друг на друга смотрят. Кто-то сделал больше четверных, другая говорит: «Я еще хочу». И это хорошо.

— В соцсетях обсуждали, что вы не поехали летом на сборы в Сочи и остались с Софьей Самоделкиной. Фаворитизм?

— Я не оставался с Софой. Просто у меня возникли некоторые семейные проблемы, и я задержался. Мы даже купили билеты и должны были приехать через неделю, но нам сказали, что это нарушение карантина — либо въезжают все сразу, либо сидеть две недели. То есть без шансов, выбора не было. Софа тоже не могла поехать по семейным обстоятельствам. Договорились неделю с ней позаниматься, оставить ей отрабатывать с Еленой Германовной Буяновой задание и уехать в «Сириус», но сложилось вот так.

Мы никого не подкалываем в Instagram. У нас позиция — занимайся своими делами

— Вы себя позиционируете как жесткий тренер или либеральный?

— Мне много говорят почему-то, что я жесткий тренер. Но я себя, конечно, таковым не считаю. Строгий — да. Без строгости в нынешнем спорте, особенно в фигурном катании, никуда. Спортсмены должны четко выполнять все условия и задания, что достигается только через строгость. Это адекватная позиция тренера, он просто требует от спортсмена результат. Никогда у нас мата нет на тренировке, ни слова, никто не обзывает, не подстебывает обидными шуточками, Понятно, что тон иногда повышается, но в рамках приличия.

— Если шоколад увидите в руках фигуристки, что сделаете?

— Смотря у какой фигуристки. И смотря какой шоколад. Бывает черный, горький шоколад, который полезный, но не вкусный. Та же Лиза может кусочек съесть. У них есть выходной, в который они вольны делать что хотят. Главное, чтобы все было в нормальных пропорциях, не вредило рабочему процессу.

— Диета существует для всех?

— Да. Тот, кто худой, должен все равно правильно питаться. Он или она должны выбрать правильное питание, которое не как у всех, а подходит именно им для занятий спортом. Это очень важно.

— Сколько вы часов в неделю на катке?

— Шесть дней, где-то часов по восемь — девять, бывает больше. Во время Кубка России я бегал сначала на тренировки в «Мегаспорт», затем в ЦСКА, потом на сами соревнования, затем обратно на каток. Благо он близко.

— Сейчас много говорят о пиаре. Этери Тутберидзе представила в понедельник своего нового агента, Евгений Плющенко очевидно раскручивает свою академию всеми методами. Вы за пиар или тренер — это исключительно спорт?

— Конечно, в нынешнее время нужно думать о раскрутке.

— У вас была история с пятерным Максима Белявского, которая «зашла».

— Но мы никак не пиарились на ней, это было просто стечение обстоятельств. Не было цели раздуть что-то невообразимое, тем более прыжки с поддержкой — это тонкий момент, там все же была подстраховка. И мы никак не рассчитывали на такой выхлоп. Корреспонденты каждый день звонили. В какой-то момент я сказал: «Максим, закончили». Не нужно, чтобы этот пиар лился через край

— Посты в Instagram с подколами — это не ваш стиль?

— Мы вообще никого никогда не подкалываем и никуда не лезем, ни с кем не ругаемся, занимаемся своей работой. Мы выкладываем только ее, а не рассказываем про чужую деятельность. У нас нет цели говорить, что у этих все плохо, а у тех хорошо, мы говорим про себя. Изначально выбрали такую позицию, и я другой в принципе не вижу. У тебя свои дела — их и обсуждай. На все остальное есть судьи, которые скажут, у кого где плохо.

В нашем судействе есть рейтинговая система

— Как вам судейство в Москве? Давайте по вашей логике — Фролова могла побольше набрать?

— Если бы каталась получше. Аня сделала свои ошибки, она о них знает. В короткой программе вообще умудрилась сторону перепутать при заезде на один из прыжков, испугалась. Последствия волнения, которое дезориентирует человека. Будет опыт — ориентиры начнет на бортах находить, и все будет нормально. Еще не доделала вращения. Много мелочей, из которых потом складывается оценка. Мы об этом много говорим. Она выполняет базовый уровень, стоит на прыжках, но все остальное надо делать сейчас от и до, на большие плюсы. Мы это часто объясняем.

— В российском фигурном катании существуют «грибы» (незаслуженные надбавки в оценке от судей. — Прим. «СЭ»)?

— Не думаю, что есть прямо «грибы». Но есть рейтинговая политика, некоторые фигуристы заработали себе определенный рейтинг, репутацию, но они сделали это своим трудом. Поэтому они получают чуть больше остальных, выполняя элемент примерно так же.

— Вы когда-нибудь слышали свист судьям на соревнованиях?

— Да я и здесь не особо слышал... Правда, только смотрел трансляцию. Но свиста в том понимании, который есть на футболе или хоккее, все-таки не было. Так что не могу прокомментировать.

Моих подопечных звали в другие школы. Но пока держимся

— До недавних пор вы были чуть ли не единственным конкурентом Тутберидзе в четверных. Потом его сделала Елизавета Туктамышева, но сейчас появилась еще одна школа, которая явно конкурентоспособна. Не сложно ли ЦСКА будет выжить в условиях, когда финансовые, инфраструктурные возможности соперников сильнее?

— Знаете, это тесно связано с темой переходов детей. Насильно мил не будешь. Если человек захотел перейти туда, где больше финансов, как это сделали Трусова и Косторная, они пойдут, и ты их ничем не удержишь. Оговорюсь, что я не знаю всей предыстории, но похоже, что им предложили более выгодные условия. В данном случае все внутри спортсмена, вот сложилось так, не понравилось ему что-то — он разворачивается и уходит. Сделать мы ничего не можем.

— Вас звали?

— Нет. (Улыбается.) Меня все устраивает в моей нынешней школе, она мне создает все условия. Больше ничего не интересно.

— Но ваших подопечных точно-то звали. И не в одну школу, насколько знаю.

— Звали. Но... Пока держимся. И будем держаться, думаю.

— На морально-волевых?

— Почему на волевых? Надо просто приходить, выполнять работу. Если человеку интересно, хочется чего-то добиться, он не думает ни о чем другом. Откуда появляются эти мысли? Когда начинаются проблемы. Тоже много разговариваем об этом. Да, бывает тяжело. Но надо терпеть, и легче терпеть вместе.

— Бывали случаи, что приходил человек и говорил: «Все, я ухожу? И вы отговаривали?

— Да. Аня Тарусина в прошлом году же ушла, правда, не к кому-то, а из фигурного катания. Пришла и сказала: «Больше не могу». Мы говорили, надо пережить это трудное время, оно у всех, и все встанет на свои места. Она колебалась две недели, заходила, уходила, потом сказала — все. Я помню, много писали в прессе, мол, не удержали. А что мы можем сделать? Мы ее насильно должны держать? Человек принял решение.

— Ну да, есть же жизнь и вне фигурного катания. Мы вообще не переоцениваем его роль? Иногда кажется, детей в нем держат искусственно.

— Не знаю, у нас есть маленькая группа 2013-2014 года, я смотрю на них — большинству детей хочется самим заниматься фигурным катанием. Они с таким желанием ходят! Я вижу, что родители почти не участвуют в процессе. У нас сейчас вообще родителей на катки не пускают. То есть они довели до дверей — все, человек дальше живет своей жизнью. И вот здесь проявляются их индивидуальные качества, а не желание родителей, когда за ручку привел, конечки надел, по головке после тренировки погладил, бутербродик дал. Нет, тут они сами себе предоставлены. Коньки уже сами завязывают. А что такого — кроссовки ты умеешь завязывать, а коньки нет? Четыре раза слабо завяжешь — на пятый получится.

— Доводилось читать в интернете, что вы якобы не очень признаете психологов. Правда?

— Нет, такого нет. Я признаю психологов, они могут исправлять некоторые нюансы, им надо доверять. Но я против глобализации их роли. Если человек волнуется на выступлениях, это очень сложно побороть. У меня были знакомые — чемпионы тренировок, работали с тремя психологами, потом выходили — и все без толку. Это не должно быть так, что иди к психологу — и он тебя научит выступать.

Преклоняюсь перед теми, кто может вытерпеть поток известной субстанции в интернете

— Наверное, дико изъезженный вопрос, но, может, что-то изменилось. В чем залог успеха четверных?

— Все стандартно — количество исполнений, подготовительных упражнений. Но его мало выучить, главное — он требует постоянной поддержки. На таком пределе работает опорно-двигательный аппарат, что надо постоянно держать его на весу. Это скорее важно, чем просто уметь прыгать. Умеют сейчас уже многие. А он уходит — и снова надо начинать все по новой.

— До сих пор у тренера, который учил четверным, Этери Тутберидзе, люди уходили рано. Вам будет обидно, если ваши ученицы будут завершать в 17 лет?

— Поймите, это неизбежность, а не вопрос Тутберидзе или еще кого-то. Если говорить о девочках, они начинают взрослеть, тяжелеть и становиться медленными. А что такое четверной? Это максимальная скорость и легкость. Чуть потяжелел — все уходит. Дальше ты проигрываешь. Очень тяжело терпеть поражения. По пальцам рук можно пересчитать людей, кто катался на 10-12-х местах, будучи чемпионами. Туктамышева, Леонова в голову приходят

— Но Елизавета перетерпела, сейчас снова в борьбе за сборную.

— Честь ей и хвала. Я только преклоняюсь перед такими спортсменками, которые могут вытерпеть поток известной субстанции в интернете. Не все на это готовы, а ты становишься не нужен, потому что приходят молодые и тебя обыгрывают. Той же Ане мы старались объяснить, что никто ее не выбрасывает от того, что сейчас что-то не получается.

— То есть вы допускаете, что той же Самоделкиной осталось четыре года в спорте?

— У них у всех одни проблемы, чуть поправился — становится тяжело. Садимся, разговариваем. И проблемы будут, не бывает всегда хорошо. У кого-то выступления зависят от времени года. Так что все нацелено на то, чтобы показать: главное в спорте — терпение. В общем, говорим мы много, но стараемся и не перегружать мозг. (Улыбается.) Тем, кто повзрослее, наверное, можно уже дать какую-то слабинку иногда. Но все равно определенный объем работы должен выполнить каждый, это наше правило.

Валиева уже начала взрослеть и расти

— Главное событие прошедшего этапа Кубка России — противостояние Трусовой и Валиевой. Показалось, что на Камиле сказалось давление взрослых соревнований, к которому она не привыкла.

— Я просто думаю, что Камила стала взрослеть и оформляться. Да, 14 лет, но все дети растут по-разному. Это не вопрос психологии, Камила — стойкий спортсмен. А вообще все девчонки были молодцами, идут в сложные элементы после такого пропуска. Мы об этом забываем, многие говорят — да давно уже было. Но это все равно отражается. Такой отпуск потом нагонять приходится так же долго, как он длился.

— Тройка Трусова — Валиева — Усачева — по делу?

— Для меня это скорее двойка по делу. Мы же говорим, что эти девочки пошли на четверные, триксель и делали глобально другую программу. А разница получилась минимальная. В моем понимании было два человека примерно одного уровня, а Дарья — молодец, здорово откатала, вопросов нет. Но это без ультра-си.

— Для вас, получается, техника первична?

— В нынешнем фигурном катании все важно, от четверного до дорожки. Если у тебя хоть чего-то начнет недоставать — ты будешь терять победы.

Дмитрий Кузнецов
Все материалы автора

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

За какой российской фигуристкой вы следите наиболее внимательно?
Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
233
Офсайд
Пред. статья След. статья
Загрузка...
КХЛ: Путь к победе

Только главные и важные новости из мира спорта