Интервью Даниила Глейхенгауза — о Загитовой, Медведевой и критике Косторной

Фигурное катание 
300
36
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Дмитрий Кузнецов
Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: ««Щербаковой предстоит еще очень много работы»»
№ 8285, от 21.09.2020
Хореограф штаба Этери Тутберидзе отвечает на все актуальные вопросы.

Кубок России. Первый этап. Одиночное катание, женщины
1. Анна Щербакова — 246,4
2. Анна Фролова — 206,1
3. Майя Хромых — 192,62

Первая часть этапа-открытия Кубка России в Сызрани позади. Анна Щербакова ожидаемо выиграла главные соревнования — у взрослых девушек. Результат ошеломляющий, если учесть качество самих прокатов — выше 245 баллов в районе мирового рекорда. Майя Хромых стала третьей, уступив Анне Фроловой из ЦСКА.

После награждения хореограф «Хрустального» Даниил Глейхенгауз согласился поговорить с журналистами. Помимо сегодняшних результатов вокруг команды Тутберидзе происходят и более глобальные события — непонятна судьба Алины Загитовой, как и планы Евгении Медведевой. Переход Евгении Глейхенгауз в том числе вспомнил, говоря о критике Алены Косторной, прозвучавшей на прошлых выходных.

Почему изменили музыку для Ани? Иногда почитаешь про себя всякого

— Даниил Маркович, на разминке у Анны не очень шли четверные. Многие наверняка переживали...

— Мы тоже.

— Как получилось настроить ученицу?

— Уже на разминке была неплохая попытка. Нужно было просто немного подкорректировать положение в воздухе. И добавить уверенность, чтобы она пошла и сделала его. Слава богу, получилось.

— Почему выбрали флип вместо лутца?

— На данный момент он просто лучше получается. Понятное дело, что надо делать и лутц, и флип. И катать с тремя четверным, как в прошлом году. Проблемы, которые есть сейчас, можно списать только на долгую паузу в тренировочном процессе и начало сезона. Надеюсь, что к основным стартам мы восстановим контент, и четверных будет три.

— Почему решили менять музыку?

— Да знаете, иногда почитаешь про себя всякого... (смеется)

— То есть мнения фанатов сыграли свою роль?

— Конечно. Мы и сами поняли, что нам не хватило кульминации в программе. И на прокатах это было видно. Пообщались с разными людьми, выслушали все мнения и решили так. Сейчас надо всё это отработать. У Ани было не так много времени. Из-за этого было немного больше тренировок, чтобы все успеть сделать. Но всё равно нам предстоит еще очень много работы.

— Вам лично какой вариант ближе — оригинальный или с изменениями?

— Сложно сказать. Думаю, что новый легче и проще для восприятия зрителей. Но мне самому очень нравилась та музыка. А то, что мы не до конца ее раскрыли... Значит, надо больше работать.

— Можете еще вернуться к тому варианту?

— Не думаю. В данный момент будем катать так. Но если что, новую произвольную я тоже придумал за эти дни. (смеется)

— Что можете сказать про выступление Майи Хромых?

— Обидно, потому что на тренировках она так не катала, как сегодня. Выходила за Аней, последней — и перенервничала, не попала в отрыв в четверном, и это ее сбило. Но это опыт, ей надо набираться сил, всё впереди. Так что надеюсь, на следующем этапе она покажет другое катание.

— Как ее успехи на четверном сальхове на тренировках?

— Если бы они были такие же, как сегодня в прокате, то его бы не было в программе.

— То есть чистые попытки бывают?

— Конечно, мы же выкладываем видео, последнее было недавно, неделю назад.

После контрольных прокатов Тутберидзе сказала, что у нее будет разговор с Женей

— У вас произошло большое событие на неделе — переход Евгении Медведевой. Как это произошло, какие впечатления у вас?

— Как прошло... Этери Георгиевна после контрольных прокатов сказала, что у нее будет разговор, встреча с Женей. После чего Женя пришла к нам в группу. Вернулась, скажем так. У нас три с половиной недели, чтобы подготовить ее к первому этапу Кубка России, постараемся улучшить форму, которая сейчас есть. Но какие-то совсем грандиозные действия мы, конечно же, не сделаем за это время. Надеюсь, что к чемпионату России уже будет больше виден прогресс, наша работа.

— В программах планируются изменения?

— Мы не будем менять ни музыку, ни программы. Другой вопрос, что внутри этих программ мы будем смотреть и заходы, и связки. Где-то добавлять, где-то убирать. Но этим мы занимаемся в течение года с каждым нашим спортсменом, ничего особенного здесь нет.

— Есть ли у нас возможность связаться с Ше-Линн Бурн или командой Брайана Орсера? Получить какие-то советы по этим программам, как их лучше раскрывать, например.

— Я думаю, советы на тему, как раскрывать вальс, нам точно не нужны. (смеется) Мы справимся сами — и не раз это делали. Что касается произвольной, то тема тоже известная. Там есть всякие фишечки, находки — мы их не будем трогать, а только добавим своих. В общем, считаю, что эта коллаборация приведет только к лучшему.

— Инициатива о переходе исходила от Евгении?

— Я не могу точно ответить — я сказал, как мне передали.

— Анна Щербакова говорила, что была шокирована. У вас удивления не было?

— Конечно, с точки зрения того, как резко это произошло, -- да, воспринял с удивлением. С точки зрения того, что для Жени сейчас это, наверное, лучшее, что она могла сделать... Надеюсь, мы докажем это результатами.

— Как изменилась Медведева за время работы с другим тренером?

— Если честно, пока не могу сказать, что она как-то сильно изменилась. Будем смотреть. Все равно ты видишь того же человека. Да, она стала старше, но в тренировочном процессе как была требовательна к себе, так и осталась. Другой вопрос, что формы пока недостаточно для хороших выступлений, и надо ее выбирать.

— Вы сказали, что примерно через месяц у Медведевой первый этап. Уже решено, где именно она выступит?

— Не могу сказать про второй. Наверное, менять не будут, была заявлена Москва. В Сызрани она была заявлена, но у нее побаливает спина, после прокатов ей делали уколы. В таком состоянии ей было просто невозможно сюда приехать. Думаю, что ей пошли навстречу в связи с переходом.

— Можете поподробнее рассказать про уколы?

— Настолько еще не вникал, не могу сказать. Как вы заметили, у меня было много других дел.

Не могу представить себе тренера, который сливает спортсмена

— У Алины Загитовой хватает времени на тренировки? Учитывая ее занятость в «Ледниковом периоде».

— У Алины работа проходит прекрасно, как только она приходит на тренировку. Когда она приходит на занятия, у нее всё идет хорошо. Даже удивительно смотреть на то, что у нее может получаться с недостаточным, на мой взгляд, тренировочным временем.

— А недостаточное — это сколько? Если в часах в неделю?

— Это меньше, чем она же тренировалась в олимпийский сезон.

— У вас нет обиды, что эти идеи для постановок на этот сезон не видит публика? Речь про Алину и Алену.

— Если говорить об Алине, то будем ждать, что еще сказать. Надеюсь, она покажет их на соревнованиях. Если нет, мы увидим их в шоу в любом случае. Я надеюсь, ничего не пропадет.

— Но все зависит от нее?

— Конечно. Можно сколько угодно читать прекраснейшие комментарии, что мы сливаем спортсменов, но я просто не могу себе представить тренера, который будет так делать. Что касается Алины, она сама прекрасно знает — мы всегда за то, чтобы она продолжала кататься, всегда ее ждем. И когда она приходит, мы с ней работаем, обсуждаем все технические и хореографические моменты. Не знаю, зачем здесь давить и требовать, как это делают ее фанаты. Человек уже в осознанном возрасте и все-таки должен принимать решения, которые в данный момент считает правильными. Заставлять делать что-то для кого-то — глупо. Это даже не имеет смысла

— Расписок и уговоров уже не будет, как перед чемпионатом мира?

— Это была разовая... веселая акция. (смеется)

— Алина действительно хотела выступать на контрольных прокатах и была в хорошей форме?

— Если бы она не дала изначально согласие на участие, то ее не было бы на афишах. Конечно, мы собирались и готовились к прокатам.

Критика Косторной? Пример Медведевой показывает, что время ставит всё на свои места

— Вы остаетесь в Сызрани?

— Да, с Софьей Акатьевой и Всеволодом Князевым. Девочки едут в Москву, будут тренироваться.

— С Сергеем Дудаковым?

— С Этери Георгиевной тренироваться, конечно!

— А едут с кем?

— С родителями.

— По контенту Софья сейчас сильнейшая фигуристка в группе?

— В короткой программе у нее сильнейшая база. Но это не значит, что она сильнейшая в группе. По заявке — да. Но по оценке у нее еще очень много работы для получения таких же баллов, как у Ани и Камилы.

— Не могу не спросить про еще одну фигуристку — Алёну Косторную. Читали, что она сказала на контрольных прокатах, в том числе о ваших программах?

— Прямо точно я уже не вспомню, что она говорила. Но мне кажется, отчасти переход Жени очень четко показывает, что можно говорить что угодно, но время всё ставит на свои места.

— То есть вы не закрываете двери для Косторной и Трусовой?

— У нас двери на катке закрываются разве что в ночное время. Они всегда открыты.

Дмитрий Кузнецов

vs
300
Офсайд
Медведева и Тутберидзе: чего добьется фигуристка у своего тренера?
Снова будет побеждать
31.4%
Результаты не важны, это просто круто
37.5%
Увы, ничего хорошего
31.0%
Пред. статья След. статья
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...
Загрузка...
Материалы на тему

Только главные и важные новости из мира спорта