Новости Статьи Матч-центр

Футбол   //  Лига чемпионов 

Саввиди с пистолетом на поле, тухлая рыба на скамейке соперника, война с монополией красно-белых

Статья опубликована в газете под заголовком: «Саввиди с пистолетом на поле, тухлая рыба на скамейке соперника, война с монополией красно-белых»
№ 8286, от 22.09.2020
40
21
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Невероятные истории о ПАОК и его владельце от экс-руководителя клуба Германа Чистякова.

Накануне первого матча квалификации Лиги чемпионов «Краснодар» — ПАОК обозреватель «СЭ» поговорил о греческом клубе с одним из его бывших руководителей — Германом Чистяковым. Выпускник, а затем руководитель факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» московской бизнес-школы RMA, Чистяков работал генеральным директором керимовского «Анжи», а сразу же после этого, с 2012 по 2014 годы, помогал тогда только купившему ПАОК бизнесмену Ивану Саввиди, до сих пор владеющему клубом из Салоник, поднимать его из руин.

— Слежу, общаюсь, помогаю ПАОК по сей день, — говорит Чистяков. — Нахожусь в плотном контакте и с акционером (Саввиди — Прим. И.Р.), и с его сыном, который сейчас выполняет роль куратора спортивного направления. Тесно общаюсь со всем русским менеджментом клуба. За всю финансовую составляющую проекта в ПАОК все эти годы отвечает наша соотечественница Мария Гончарова. За восемь лет она стала очень хорошо разбираться и в самом футболе. Если искать банальную, но точную параллель, Гончарова схожа с Мариной Грановской в «Челси».

«Наброс на вентилятор» от министра спорта Греции

Беседу с Чистяковым мы начали с прогремевшей недавно в греческом футболе истории. В марте местные футбольные власти с подачи «Олимпиакоса» наказали ПАОК на семь очков якобы за связи с «Ксанти» на уровне акционеров, что запрещено. Клуб из Салоник подал апелляцию в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, выиграл дело, и, когда до конца прошлого чемпионата Греции оставалось всего три тура, ПАОК вернули отобранные у него очки, и клуб Саввиди, отстававший от шедшего вторым АЕК Массимо Карреры на четыре очка, опередил его на три. И не упустил преимущества, выйдя в отборочный этап Лиги чемпионов.

— Это все — отрыжки многолетнего противостояния ПАОК с «Олимпиакосом», — рассказывает Чистяков. — Произошел чистый наброс на вентилятор со стороны нового министра спорта Греции, который плоть от плоти красно-белый (цвета «Олимпиакоса» — Прим. И.Р.). Придумали какую-то абсолютно недоказуемую чушь, заставили всех нервничать и тратить деньги на юристов. Но CAS разобрался и рассудил, что вообще непонятно, о чем идет разговор. Дело было возвращено в Грецию с вердиктом, что, если у вас есть хоть что-то реальное, соберите документы и приходите обратно. А так — это обсуждение пустоты, а не фактуры.

Справедливость восторжествовала. Надо быть очень странным человеком, чтобы, понимая то внимание, с которым влиятельные «друзья» Саввиди под микроскопом рассматривают все его шаги в Греции, заниматься какими-то аффилированными клубами. Там, если о чем-то знают больше двух человек, то это сразу просочится в прессу. Но в Пирее все-таки придумали историю, которая была разбита в пух и прах на официальном уровне.

— Эта история могла лишить ПАОК Лиги чемпионов. Насколько это нервировало столь эмоционального человека, как Саввиди?

— Думаю, что за годы работы в Греции он уже научился спокойно воспринимать любые набросы. Поэтому не думаю, что он нервничал. Иван Игнатьевич был уверен, что, если надо, клуб дойдет до самого высокого европейского уровня и докажет, что все это — ерунда. Его убежденность и вера в какие-то вещи, когда всем остальным кажется, что «шеф, усе пропало», срабатывают и успокаивают. Я не раз видел, что результат в итоге получается таким, какого хочет он. Учусь у него такому подходу.

— Постойте, но, когда остается три тура до конца чемпионата, а у ПАОК — минус четыре очка от второго места...

— Да, это веселый чемпионат, там бывает много разных историй. Но внутри клуба все были относительно спокойны. Знаю, что ПАОК жил по нормальной таблице, не учитывая отобранных очков. И в команде всем объяснили — не обращайте внимания, все разрулим. Так и получилось.

— Когда очки уже вернули, в предпоследнем туре был ключевой матч против АЕК Карреры, который вы опережали на три очка. Поражение — и были бы вровень.

— Да, а сыграли 0:0. Матч напряженнейший, ставки очень высоки...

Тут к словам Чистякова нужно добавить тему, о которой писали и в греческих, и в европейских СМИ. После встречи неожиданно всплыла тема медицинских карт некоторых игроков ПАОК, которые не были продлены до конца чемпионата и оказались просроченными. Это было результатом скомканного сезона: в медицинском штабе ПАОК не сообразили, что срок действия прежних карт истек в момент прежней даты окончания сезона, продленного из-за пандемии. О продлении никто не позаботился.

Формально, по регламенту, это было поводом для АЕК инициировать протест, добыть вне поля три очка и попасть в Лигу чемпионов. Но афиняне отказались идти по этому пути: эпидемия сблизила греческую футбольную семью, и, за исключением клуба-олигарха, «Олимпиакоса», никто не хотел решать вопросы за пределами поля.

— АЕК озвучил идеологию, что все должно решаться на футбольном поле, а не в кабинетах, — говорит Чистяков, не проявляя особого желания развивать эту тему.

Монополия «Олимпиакоса» и ее разрушение

— В чем суть конфликта Саввиди с «Олимпиакосом»?

— Во времена Саввиди ПАОК снова начал брать трофеи (золото чемпионата Греции-2019 после 34-летнего перерыва, три подряд Кубка страны — с 2017 по 2019 годы — Прим. И.Р.). Это было очень сложно сделать в чемпионате, который всегда был историей монополии. Монополии одной команды, «Олимпиакоса», которая 45 раз выигрывала чемпионат Греции, а в 21-летний отрезок с 1997 по 2017 годы делала это 19 раз. И находилась в абсолютной уверенности, что выстроенная ею система — и судейство, и клубы-партнеры, куда можно сдавать в аренду футболистов, которые не будут играть против них, — продолжит работать всегда и бесперебойно. И позволит «Олимпиакосу» всегда быть наверху, в групповом турнире Лиги чемпионов, и возвращать часть средств через постоянное и гарантированное участие в главном еврокубке. Но Саввиди пришел в ПАОК в 2012 году, поставил цель эту монополию разрушить и вывести свой клуб в лидеры греческого футбола. И у него это реально получилось.

— Каким образом?

— Системной работой. Все более глубоким пониманием, как здесь все устроено. Жестким отстаиванием своих интересов — вплоть до того, что сейчас на главные матчи чемпионата Греции приезжают работать зарубежные арбитры. Это делается для того, чтобы убрать токсичную греческую составляющую субъективности судейства.

Кроме того, это инвестиции в команду и в инфраструктуру. Невозможно выигрывать только декларациями и борьбой в кабинетах, нужно сделать и приличную команду. И это у него тоже получилось. Многие вещи мы заложили вначале, когда был самый тяжелый период. Сейчас какие-то процессы уже выстроены.

— С АЕК у ПАОК более джентльменские контакты, чем с «Олимпиакосом»?

— Все сложно, у всех свои традиции и специфические отношения. Но «Олимпиакос» — беспрецедентный соперник, мягко говоря. С ним по уровню взаимного хейта не может сравниться ничто. С АЕК отношения чуть мягче, нет такого глобального противостояния на уровне болельщиков. Но и с ним, и с земляками из «Ариса» соперничество все равно принципиальное.

— Какое, кстати, в Греции отношение к Каррере?

— Позитивное. Результаты говорят сами за себя — при том, что команда по уровню игроков там, на мой взгляд, достаточно слабая. Президент АЕК очень аккуратен в трансферах, тем более что этот клуб строит стадион, что для Греции большая редкость. Это стоит недешево, и приоритет в плане расходов направлен именно на строительство. Но и в таких условиях Каррера дает хороший результат. И на футбол АЕК приятно смотреть.

Саввиди

— Со стороны кажется, что Саввиди — полусумасшедший. То уже в ПАОК выскочил на поле с пистолетом. То во времена спонсорства «Ростова» обвинил Курбана Бердыева в сдаче домашней игры «Мордовии» в разгар борьбы за золото. И сколько было таких историй!

— Хотя я пришел в ПАОК — и тем более ушел оттуда — не молодым человеком, для меня это стало лишним уроком, что никогда нельзя судить о человеке по внешним признакам. Безусловно, то, что мы видим в публичном пространстве, порой удивляет и вызывает разные чувства. Но общение вблизи полностью изменило мое мнение о нем.

Это глубокий человек со своими принципами и миропониманием. С ними можно спорить и не соглашаться, но они точно есть. И опыт работы Саввиди в Греции, в ПАОК, доказал, насколько сработали многие вещи, которые он декларировал с самого начала, а многим, и, в частности, мне они казались странноватыми.

— Например?

— Когда он взял ПАОК, клуб был в бесконечных долгах. Перед всеми, начиная с государства и заканчивая физическими лицами — агентами, футболистами и т.д. Все это он пошагово, целенаправленно, точечно вычищал и закрывал. И когда остался только долг перед государством, предложил схему. Сказал: «Если я вам заплачу всю сумму, она просто растворится где-то в недрах бюджета страны, никто ничего не заметит и не почувствует. Предлагаю так: «тело» долга (условно — 12 миллионов евро) плачу одним днем, а все набежавшие пени (а их было больше, чем самого долга), направляю на развитие футбола в Салониках. Строю академию, меняю и улучшаю базу, даю рабочие места».

Я был уверен, что это предложение невозможно продавить. Года четыре Саввиди боролся за то, чтобы это случилось. В итоге правительство согласилось. Сейчас он закрыл последний долг перед государством. И таких решений достаточно много. Вообще, надо отдать ему должное — он менялся, трансформировался, прогрессировал. Это уже другой Саввиди, чем тот, который пришел в ПАОК — многое понявший, в том числе о жизни в Греции и за границей в целом. И сейчас я не испытываю к нему ничего, кроме уважения. Даже к нестандартным внешне поступкам.

— Какое уважение можно испытывать к выходу на поле во время матча с пистолетом?

— Когда ты вязнешь в тяжелом антиПАОКовском болоте, оставаться хладнокровным было бы сложно даже скандинаву или тевтонцу. А греческому грузину — вдвойне. Это очень эмоциональная история. В особо пиковые моменты я и себя ловил на неадекватности. А уж на его месте — человека, который тратит на клуб приличные деньги, в том числе на то, чтобы что-нибудь изменить...

Конечно, за тот эпизод с пистолетом прощения нет, и он пошел в минус клубу и его имиджу. Но в целом можно понять посыл, фундамент, на котором строилось такое его поведение. Поэтому я его не осуждаю. Тем более, на другой чаше теперь есть история его успеха. Первого чемпионства за много десятков лет и трех Кубков страны тоже после долгого перерыва.

— Когда один из этих Кубков был выигран как раз вскоре после выхода на поле с пистолетом, все футболисты ПАОК надели маски с изображением Саввиди в его поддержку. Трехлетний запрет на посещение стадиона остался в силе?

— Да, на арене он не имеет права бывать — встречается с командой перед игрой вне стадиона, напутствует. Но сейчас из-за пандемии на трибуны всем вход закрыт, так что с этим проще.

— Саввиди часто меняет тренеров. После того, как в прошлом году ПАОК проиграл в отборе к Лиге Европы «Словану» из Братиславы, неужели у владельца не было соблазна уволить португальца Абеля Феррейру?

— Был. Но он решил потерпеть — и это стало лишним примером того, что в футболе терпение — очень важный фактор. Понятно, что, когда акционер и тренер уже не могут общаться и вообще рядом находиться, то, как в браке, надо разводиться. Но, когда не все так очевидно, нужно терпеть, и может прийти успех. Поэтому я и говорю, что Саввиди меняется. Появляющееся умение терпеть — тоже часть этой трансформации.

— Как Феррейра пришел вместо Рэзвана Луческу? С румыном же был подписан новый контракт, и он продолжал действовать.

— Просто пришло предложение, против которого Луческу-младший, как и многие румынские специалисты на его месте, не мог устоять (от «Аль-Хиляль» из Саудовской Аравии — Прим. И.Р.). Он не стал заморачиваться на морально-этической стороне и выбрал деньги. Но, на мой взгляд, нынешний тренер сильнее.

— Правда, что в первые годы работы Саввиди в ПАОК вы с ним хотели пригласить на должность главного тренера Станислава Черчесова?

— В обсуждениях его имя присутствовало. Если бы мы в принципе решили, чтобы в ПАОК был русскоязычный тренер, то Черчесов точно стал бы одним из первых кандидатов. Но мы всегда приходили к выводу, что тренер из России или других стран бывшего Союза там не очень подходит. Потому что это вызвало бы дополнительное давление на клуб, лишние вопросы и намеки.

— Ну, уж с любым давлением-то, как мы увидели в сборной России, Черчесов справляется.

— По нему вопросов не было бы вообще. Имею в виду давление на клуб, лично на Саввиди. В связи с тем, что в ПАОК начинает выстраиваться русская траектория.

— То есть конкретного предложения Черчесову не делалось?

— Нет.

— В прошлом октябре прошел слух, будто ПАОК может возглавить Олег Кононов, который даже приезжал в Салоники и встречался с Саввиди. В этом есть хотя бы доля правды?

— Мне ничего об этом неизвестно. Может, какие-то кулуарные разговоры и велись, но до меня не дошли.

— Точно знаю только то, что полутора годами ранее, после работы в «Ахмате», Кононов ездил на гору Афон и заодно встречался с Саввиди и тогдашним главным тренером ПАОК Рэзваном Луческу, наблюдал за тренировками. Он сам мне это рассказывал.

— Вот это очень возможно, потому что Саввиди активно участвует в жизни Афона, часто там бывает, помогает.

— Проходило сообщение, что Саввиди более чем за миллиард евро продал «Донской табак». Насколько большое внимание он сейчас уделяет внимание другим бизнесам — или целиком сконцентрирован на футболе?

— Как раз сейчас больше внутри футбольного процесса его сын. Пришел новый спортивный директор, немец из «Вольфсбурга». Но Иван Игнатьевич, безусловно, вовлечен в жизнь ПАОК, потому что это страсть, эмоции. Вообще, он более чем работоспособный человек. Очень мало спит — по два-три часа. У нас совещания иногда начинались в полночь — час ночи, а до того он обсуждал нефутбольные вопросы других бизнесов. И после таких собраний Саввиди мог писать мне сообщения уже в четыре утра! Как я понимаю, в этом плане ничего не изменилось. У него хватает внимания и сил на все. Поражаюсь этому — все-таки Саввиди не юнец (ему сейчас 61 год — Прим. И.Р.). Тем не менее, пашет так, что дай бог каждому молодому.

— После чемпионства в 2019 году Саввиди стал абсолютным кумиром для болельщиков — или, как в «Спартаке» с Леонидом Федуном, их отношение противоречиво?

— Не знаю, что такое абсолютный кумир по отношению к руководителю. Но, думаю, он заслужил огромный кредит уважения и доверия. Саввиди действительно любят. Фаны видят, что человек пришел надолго. И помнят, что он пережил разные периоды, когда можно было чертыхнуться, все бросить и уйти — и никто не сказал бы ему дурного слова в спину. Но он все выдержал и победил. И как бы дальше что ни сложилось, оставил о себе добрую память.

И не только у болельщиков. На достаточно худом греческом футбольном рынке появление финансово здорового и по-спортивному амбициозного клуба только прибавило красок. Славные времена «Панатинаикоса», АЕК были позади — и оставался, по сути, один «Олимпиакос». Поэтому очень здорово, что Саввиди пришел в футбол Греции.

В скандале перед матчем ПАОК — «Спартак» российские журналисты перевернули все с ног на голову

— Фанаты ПАОК считаются одними из самых безумных в Европе. Одна история с тухлой рыбой на скамейке «Олимпиакоса» чего стоит.

— Иногда они могут зажечь, в том числе на выездах — в Голландии, в Лондоне. Всякие истории бывали. Но, когда ты там работаешь и общаешься с ними, то понимаешь: это не желание себя выпятить, используя футбол просто как массовую площадку для экстремизма. Это беззаветная эмоциональная привязанность к клубу, любовь, переходящая в болезненную страсть.

Такие эмоции ведь не только у фанатов. В одних только Салониках куча газет и радиостанций, посвященных исключительно футболу и ПАОК. На радио ведущие сидят, как во дворе, и круглые сутки с перебивками на музыкальные паузы принимают звонки о ПАОК и говорят о ПАОК. У нас тяжело такое себе представить. Перехлесты, конечно, бывают.

— Так что же было с тухлой рыбой?

— Это было при мне. Ответный полуфинал Кубка с «Олимпиакосом». В Пирее проиграли — 1:2. В матчах с этой командой очень многое переплетено. Это действительно война. И ее нельзя воспринимать как хулиганство ничего не делающих юнцов. Это отношения, которые более концентрированно переносятся из жизни в футбол.

У нас все были настроены феноменально. Исторический шанс впервые за долгие годы выйти в финал Кубка. Мы еще подлили масла в огонь: не чувствуя каких-то тонких граней, разрешили файеры и даже помогли с ними финансово. Хотели красивую картинку. В итоге случился перебор, все полыхало полчаса — так, что не могли игру начать.

Еще у ПАОК традиция — перед матчем к центру поля выходят три фаната. Один с флагом, другой с огромным барабаном, третий по этому барабану бьет. Так парень, который бьет в барабан, пользуясь всеобщей суетой, незаметно вынес пакет с тухлой рыбой. Это связано с тем, что у «Олимпиакоса» прозвище — «гаврос». Это маленькие рыбки, которые плавают в порту. И в какой-то момент этот парень метнулся на скамейку гостей и рассыпал по ней всю эту тухлую рыбу! Когда спустя несколько минут тренеры и игроки «Олимпиакоса» туда пришли, занять места они, само собой, не смогли.

— Ишь баре какие.

— И началась целая история, потому что нужно знать «Олимпиакос». Это монополист-гегемон, привыкший в Греции всегда чувствовать себя королем. Они сразу сказали: «Играть не будем, потому что вы не можете обеспечить условия для проведения матча». Хотя мы все убрали и протерли.

Потом они предложили нам поменяться скамейками. Но это же как жену соседу отдать! В итоге кончилось тем, что в прямом эфире, под телекамерами — вся Греция за этим следила! — по телефону созвонились президент «Олимпиакоса» и Саввиди. Иван Игнатьевич объяснил, что, если матч будет отменен, то он не сможет гарантировать команде соперника безопасность, и болельщики могут сделать что угодно. Этот аргумент подействовал — решили играть.

Была куча остановок, по 15 добавленных минут к каждому тайму, а то и больше. Когда мы забили мяч, который в итоге стал победным, опять полчаса не могли начать игру, потому что все снова загорелось и задымилось. Это было сумасшедшее впечатление. Когда ты видишь все это своими глазами, последнее, что приходит тебе в голову: «Фу, как это некрасиво и экстремально». Это реальные эмоции, которые, черт возьми, раз в жизни хочется пережить. И, может, у нас их не хватает.

— А едва не случившееся избиение греческими фанатами российских журналистов перед матчем ПАОК — «Спартак» пережить, надеюсь, больше не хочется?

— Я разбирался в этой ситуации. Журналисты все перевернули с ног на голову. Люди в ПАОК, которые занимаются всей работой по спортивным соревнованиям, приему гостей, судей, прессы — это топ-фигуры европейского уровня. Если бы я пошел в серьезный футбольный проект и имел возможность набирать команду в разные департаменты, взял бы их с собой. Ни до, ни после того случая никаких нареканий ни у кого не было. Даже когда приезжал «Олимпиакос» — а уж эти ищут повод придраться ко всему.

Имела место неадекватная оценка реальности от российских журналистов. Попытки провоцировать начались еще до стадиона, когда они проходили мимо фан-клуба в красно-белой экипировке, что не очень соотносится со статусом представителей СМИ. Уже внутри арены на это, в свою очередь, неадекватно отреагировали сидевшие рядом болельщики ПАОК. Но в итоге во всем быстро разобрались и привели ситуацию в порядок. Там было намного больше шума, чем реальной фактуры.

— Стадион «Тумба» в чем-то устарел? Построили-то его еще в 1959 году, реконструировали на стыке веков, но косметически.

— Он устарел во всем. Конечно, это намоленное место. Не так много осталось в мире стадионов, которые находятся прямо в центре города. С одной стороны, это удобно для болельщиков, с другой — очень неудобно для развития, роста доходов, бизнес-проектов. Идет очень тяжелая история с проектированием и постройкой новой арены. Клуб не хочет перебираться куда-то в тьмутаракань.

А плюс-минус в центре все места — археологически очень сложные. Куда ни копнешь — какой-нибудь шлем скифов вылезет. Любой шаг надо бесконечно согласовывать. Из-за этого и метро в Салониках не могут построить уже лет сто. Но работа в принципе ведется, сейчас находится на уровне согласования с государством. Конечно, такой клуб, как ПАОК, нуждается в другом стадионе.

— При вас 150 фанатов ПАОК приезжали на базу, выходили на поле и останавливали тренировку для серьезного разговора с игроками. Сейчас перед «Краснодаром» они могут команду так же завести?

— Тогда проблема была не в настрое на конкретный матч, а в том, что им казалось: команда плохо настроена по жизни. У них создалось впечатление, что игроки немного подзабили на футбол и на болельщиков, им не хватает нужных эмоций. Вот и пришли это высказать.

Честно говоря, сначала мне потребовалось время, чтобы в принципе отойти от испуга, когда я увидел у ворот базы кучу людей определенного вида, которых не пустить было нельзя. Но потом, когда я стоял и слушал их разговор, подумал — а может, это, черт возьми, и не лишнее. Хотя, конечно, это и не наш метод, но они говорили от души, и это были правильные с точки зрения болельщицкой психологии вещи.

Сейчас отношения активных болельщиков с командой нормальные. Тем более что есть свежая история успеха — и понимание, что в этом коллективе нет равнодушных. И сложно представить, что кто-то будет играть вполноги.

Выход в группу Лиги чемпионов удвоит годовой бюджет ПАОК

— То, что из-за пандемии на ответном матче не будет фанатов ПАОК, — большой плюс для «Краснодара»?

— Перед игрой с «Бенфикой» я был уверен, что это большое преимущество для клуба из Лиссабона. Но португальцам это не помогло. Поэтому сейчас буду трактовать этот фактор спокойнее. Конечно, в обычной жизни это настоящий 12-й игрок. Такая энергетика, такой уровень давления на соперников, что многие реально «плывут».

Сейчас, конечно, этого не хватает. Но ведь не помешало обыграть «Бенфику»! В первом тайме греки перетерпели и, можно сказать, отскочили. Понятно было, что такие футболисты, которые собраны в составе «орлов», не могут обойтись без моментов. Но мяч в ворота ПАОК не шел, а потом две контратаки — и до свидания.

— Поразительна история с сербом Живковичем, который за 20 дней до матча перешел из «Бенфики» в ПАОК и в итоге забил бывшему клубу решающий мяч.

— Это кинематографичная история. Более того, даже если бы это увидели в кино, то усмехнулись — ну, режиссер со сценаристом и навертели! Но такое произошло. В целом же нынешний ПАОК представляет собой сплоченную банду. Они набрались опыта, тренер после периода штормов полностью адаптировался, команда играет за него и понимает его. Он не боится делать ставку на молодежь. За левым защитником Яннулисом уже очередь из европейских клубов стоит.

— Читал, летом к нему «Локомотив» присматривался.

— Да, всплывал интерес. Но сейчас клуб не спешит с продажами, хотя бы потому, что мечтает впервые попасть в групповой турнир Лиги чемпионов. Есть еще 18-летний нападающий Тзолис, его фамилия еще обязательно прозвучит.

В общем, ПАОК — очень тяжелый соперник для «Краснодара», и «быки» это, конечно, знают. Игры будут непростые, и я бы расценивал шансы как равные. Хотя понятно, что, будь противостояние с «Бенфикой» двухматчевым, все могло бы закончиться совсем по-другому.

— Недавно перешел в «Гетеборг» культовый в России по временам выступления за ЦСКА игрок — Понтус Вернблум. Это большая потеря для ПАОК?

— К сожалению, так сложилось, что никто здесь не успел его в полной мере оценить и использовать в том объеме, на который в клубе рассчитывали, помня его выступления за ЦСКА. Из-за травмы все пошло наперекосяк, и в итоге ПАОК был вынужден с ним расстаться. По-человечески все было нормально, но как футболист он клубу помочь не успел.

— Недавно расстались и с еще одним многолетним игроком РПЛ — Маурисио, выступавшим за «Терек» и «Зенит». Он выступал за ПАОК три года.

— Он неплохо отыграл, внес вклад в чемпионство. Но было принято решение, что на его позиции нужны другие качества. Хороший парень и футолист, и мне странно, что он пока ничего не нашел.

— Вообще, у ПАОК времен Саввиди было очень много трансферов с российского и украинского рынков. Нобоа, Натхо, Нецид,Инсаурральде, Мак, Вернблум, Маурисио, Лео Жаба, Хачериди, Шахов, играющий по сей день экс-ростовчанин Ингассон...

— Вначале, поскольку мы вычищали клуб и не до конца понимали объем требуемого вложения денег, старались жить в аскетическом варианте. А по арендам всегда легче договориться с теми, кого хорошо знаешь и можешь обговаривать разные нюансы, не боясь обмана. Плюс к тому, и сам Саввиди смотрит чемпионат России, и его дети, и я — так что футболистов с него мы знали. Кроме того, неплохо иметь в команде русскоговорящих людей, чтобы руководители могли лучше понимать, что внутри нее происходит. Не то чтобы это было стратегией, но этот фактор мы учитывали.

— Вы же, только придя в ПАОК, Роналдинью хотели взять?

— Разговаривал не с ним самим, а с его представителями. Но быстро поняли весь объем требуемых финансовых затрат. Речь шла не только о контракте, но и о гарантированных и частых перелетов из Греции в Бразилию для него и его свиты. Это было за всякой гранью, и вопрос закрыли.

Вообще, если не считать еврокубков, в Греции ты большинство матчей вынужден играть на безобразной инфраструктуре, что делает крайне рискованным сохранение мотивации у больших звезд, будь то действующих или закатывающихся. Выстраивать в этой стране команду по формату «Анжи» первой половины 2010-х — не очень правильная политика. ПАОК на сегодня доказал, что в Греции можно добиваться успеха, набирая относительно средних футболистов, но выжимая из них максимум.

— Насколько судьбоносны для Саввиди и ПАОК деньги, которые они могут заработать за проход в группу Лиги чемпионов?

— Это очень серьезное подспорье, особенно с учетом финансового fair play. Годовой бюджет клуба, думаю, около 20 миллионов евро.

— Получается, ЛЧ — это примерно его удвоение.

— Да. Эти деньги сильно развязали бы клубу руки в плане обновления состава. Для любого клуба Европы поступления от Лиги чемпионов — важнейший инструмент. Но для тех, кто живет по средствам, и все держится на плечах частного бизнесмена-акционера, — это важно вдвойне.

— Если сравнивать тот ПАОК, который в квалификации Лиги чемпионов обыграл «Спартак» два года назад, и нынешний — какой сильнее?

— Нынешний, сто процентов. И сыгранностью, и футболистами, и, по моему мнению, тренером.

Игорь Рабинер
Все материалы автора

Лига чемпионов: турнирная таблица, сетка плей-офф, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

«Краснодар» пройдет ПАОК в отборочном раунде Лиги чемпионов?
Да
57.5%
Нет
42.5%
Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
40
Офсайд
Пред. статья След. статья
Загрузка...
МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ

Только главные и важные новости из мира спорта