Новости Статьи Матч-центр

Несломленные
Мобильные приложения СЭ
Футбол   //  Чемпионат Европы   //  Euro-2020 

Станислав Черчесов: «Важно, чтобы Дзюба и болельщики оставили все разногласия в уходящем году. Впереди — Евро!»

Статья опубликована в газете под заголовком: «Станислав Черчесов: «Важно, чтобы Дзюба и болельщики оставили все разногласия в уходящем году. Впереди — Евро!»»
№ 8100, от 13.12.2019
77
120
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Главный тренер сборной России подвел итоги 2019 года в масштабном эксклюзивном интервью «СЭ»

Мы встретились в уже очень знакомом, почти родном месте — кабинете Черчесова на шестом этаже Доме футбола на Таганке. Говорят, скоро РФС переедет в новый офис в Москва-Сити — и, если так, мне жалко будет прощаться с местом, где столько пройдено. Где составлялись планы того, как в корне изменится жизнь сборной.

Здесь мы общались с Черчесовым, когда в 2016-м его только назначили, престиж национальной команды после провалов на ЧМ-2014 и Евро-2016 находился на нуле, и даже контуры новой сборной просматривались с трудом.

Здесь беседовали в 2017-м, когда Кубок конфедераций дал надежду в виде самоотдачи и качественных отрезков — но не итогового результата. А потом — сразу после ЧМ-2018, когда уже невозможно было поверить, что всего за пять дней до старта домашнего чемпионата писались петиции и давались интервью с требованиями отставки Черчесова. Все враз перевернулось.

Сейчас, за полгода до Евро-2020, те эмоциональные крайности ушли, и все стало намного спокойнее. Выход из отборочной группы дался внешне легко, но матчи с Бельгией опустили болельщиков с небес на землю.

Впрочем, сам Черчесов, по моим наблюдениям за эти годы, не оказывался подвержен ни одной из этих крайностей. Шел своим путем, не сворачивал, работая по принципу, сформулированному Борисом Пастернаком: «Но пораженье от победы ты сам не должен отличать». В том смысле, что сегодня можно выиграть или проиграть, но нельзя изменить избранному маршруту и принципам из-за того, что говорят вокруг.

После разговора стало окончательно ясно: к четырем годам работы Черчесова во главе сборной России после Евро-2016 и вплоть до Евро-2020, прибавятся еще минимум два. Так долго после развала СССР с нашей национальной командой не работал никто. Кто-то отправлял Станислава Саламовича в родной «Спартак», кто-то — в бундеслигу, но Черчесов предпочел стабильность и последовательность. То, что для него главное и в каждодневной работе.

И после Бельгии готов повторить слова, что хотим побороться за кубок Европы

— Президент РФС Александр Дюков сказал, что цель сборной России на Евро-2020 — выйти из группы. Вы ранее выражали желание побороться за титул чемпиона Европы. Не слишком ли велика «вилка» между этими задачами? И готовы ли повторить свои слова после питерского матча с Бельгией? — спрашиваю Черчесова.

— Да, готов. Чемпионат Европы — это большой турнир, на который все едут с намерением выиграть, а не проиграть. И то, что сказал Александр Валерьевич, не входит с моим высказыванием ни в какое противоречие. Потому что выход из группы — это первый шаг на пути к борьбе за титул.

Вы, журналисты, любите придираться к словам. Поэтому еще раз повторяю. Если ты попал на европейское первенство и скажешь: «Все, задача решена» — что это? Зачем тогда туда ехать? По-моему, это логичный ответ. Не мы одни, а все команды туда отправляются бороться за чемпионство. Понятно, что мы не фавориты, но это ни о чем не говорит.

— И Греция в 2004-м не была фаворитом, и Дания в 1992-м.

— Об этом речь и идет. Это большой турнир, где надо самим быть конкурентоспособными. А ситуация всегда подскажет.

— Можно ли сказать, что матч с Бельгией в Петербурге дал четкий ответ: со сборными такого уровня Россия должна играть так, как с Испанией на ЧМ-2018, — в пять защитников и «автобусом»?

— До конца — нет. Потому что у нас не было того уровня готовности, при котором это до конца можно оценить. Если бы она была другой — условно, такой, как на чемпионате мира, — и мы сыграли бы, как сейчас в Питере, можно было бы прийти к какому-то четкому выводу. Потому что от готовности зависит и система. Но более развернуто мыслями на эту тему через «СЭ» с Роберто Мартинесом предпочту не делиться.

— Тогда можете разъяснить, какова ситуация с продлением вашего контракта?

— Контракт — действующий, актуальный, продление в нем прописано автоматически. Единственное — он действует до лета 2022 года, поскольку до сих пор чемпионаты мира всегда проводились в июне-июле. Из-за переноса мирового первенства в Катаре на ноябрь-декабрь нужно будет внести корректировку. Других вопросов нет.

— Правильно ли понимаю, что выход в финальную часть Евро-2020 и был условием автоматического продления контракта еще на два года?

— Так и есть.

— Многих интересует ваше нынешнее отношение к клубной работе — ведь еще до сборной вы, например, говорили о желании однажды вернуться в «Спартак» и сделать-таки его чемпионом. Или поработать в бундеслиге.

— Сейчас мы обо всем этом не думаем. У нас есть конкретное дело, и все наши мысли в ближайшие годы будет занимать только оно.

То, что с Данией сыграем в гостях, как алиби точно не рассматриваем

— О расписании группового турнира Евро-2020 вы высказались так: мол, начало с Бельгией — минус, финиш с Данией — минус, но два минуса дают плюс. В чем этот плюс заключается?

— Это скорее была игра слов, основанная на законах математики. Мне задали вопрос, в котором уже прозвучало, что одно и другое — минус. Я же ответил: «Два минуса дают плюс». В действительности же не отношусь к этому как к минусам. Есть жеребьевка, есть понимание, как в связи с ней выстраивать подготовку.

А что окажется минусом или плюсом — покажет турнир. Понятно, есть команда, которая изначально сильнее других, но самое главное для нас — быть готовыми самим. И это касается как встречи с фаворитом, так и со всеми остальными.

— Мне пришло в голову сравнение такого расписания с групповым турниром Евро-2008, когда начинали с явным фаворитом, испанцами, а завершали с конкурентом за второе место — шведами. Такая параллель имеет право на жизнь?

— Имеет, но к чему она?

— К тому, что, если команда хорошо готова, такой расклад совсем не страшен.

— Тогда — не спорю с вами, более того, согласен. Принимается! У нас уже накоплен большой опыт подготовки к двум турнирам, поэтому нам есть от чего отталкиваться.

— Для многих, кто помнит Евро-2016, главный плюс жеребьевки — то, что из четвертой корзины нам досталась Финляндия, а не Уэльс. Главный же минус — то, что игра с Данией пройдет в Копенгагене, потому что фактор своего поля скандинавов может сработать против нас.

— Любой скажет, что дома выступать приятнее, чем на выезде. Это факт. Другое дело, что столько уже было игр, в которых свое поле не помогало хозяевам, что вывод напрашивается: надо быть готовым. Понятно, матч в Петербурге стал бы плюсом. Но если его нет, то в минусы этот фактор мы заносим чисто формально. И как алиби это точно не рассматриваем. Надеемся, кстати, что в Копенгаген приедет много российских болельщиков — расстояние до столицы Дании не такое большое.

— Удивил ли выход финнов на Евро — учитывая, что они сделали это впервые в истории?

— Мы с Мирославом Ромащенко уже собираем по ним информацию. Они достаточно уверенно начали турнир, и, хотя в последних турах немного не добрали очков, стабильность помогла достичь результата. Организованная команда, целый ряд футболистов — начиная от центрфорварда Пукки и заканчивая вратарем Храдецки — выступает в серьезных лигах и клубах. Последний совсем недавно играл за «Байер» против «Локомотива» в Лиге чемпионов и показал, на что способен.

— Антон Миранчук точно запомнит это надолго.

— Когда кто-то, вспоминая о прежнем отсутствии достижений, скептически говорит о финнах, то готов напомнить этим людям: финны они только по паспорту. Почти все играют в сильных лигах — и там далеко не на последних ролях, а кое-кто и на первых. Поэтому их надо внимательно изучить.

Если бы услышал оскорбления в адрес Дзюбы во время матча — повел бы себя по-другому

— Беспокоит ли вас накалившаяся обстановка вокруг Дзюбы и фанатов? Может ли это отразиться на атмосфере в команде, на которую Артем как капитан и лидер в любом случае оказывает большое влияние?

— Не думаю, что этот накал сохранится до весны. Надеюсь, он спадет. Есть ситуации, на которые нельзя не реагировать, но надо реагировать правильно. Я с ним и переписывался, и переговорил после возвращения в клубы и перед игрой «Зенита» с «Лионом». Видите — он и «Лиону» забил, и, по сути дела, «Спартаку», и «Динамо». Думаю, в этом плане его реакция правильная.

Но я бы хотел, чтобы все быстрее успокоилось. И чтобы ваш брат не подливал масла в огонь очередными вопросами на эту тему, и градус накала этой ситуации был снижен. Хотя понимаю, что это ваша работа, и журналисты обязаны освещать все актуальные темы.

Думаю, на нас это не скажется. В конце концов, Артем тоже взрослеет. К тому же его статус и та роль, которую он играет в сборной, делает задачу объединять автоматической. Потому что он — капитан команды.

Не знаю, получится или нет, имею право так говорить или нет, но очень прошу и болельщиков, и самого Артема, и журналистов, и полицию — давайте закроем эту тему! Наш караван идет дальше, мы все в одной лодке, мы все друг от друга зависим и друг друга подпитываем. Тем более, что в футбольном первенстве сейчас перерыв, скоро Новый год, и есть время спокойно все проанализировать и объективно оценить.

— Вот только развитие событий забвению этой истории, увы, не способствует. В Питере перед матчем со «Спартаком» людей сажали на 15 суток и отлучали на полтора года от посещения стадионов, как писали в исполнительных листах, конкретно за оскорбления в адрес Дзюбы.

— Многое зависит и от того, как подается та или иная информация. Еще раз повторю: давайте поставим на этом точку. И давайте все вместе уважать друг друга.

— Начали эту историю, безусловно, фанаты — матерными скандированиями в Сан-Марино. Но зачем сам Дзюба, прекрасно понимая накал страстей, после матча со «Спартаком» не в ответ на чей-то вопрос, а проходя мимо журналистов, из-за спины Ивановича бросает фразы о «кто-то лает и хрюкает, а кто-то побеждает» и о «сектантах-фашистах»?

— Я сам не видел этого и могу только поверить на слово вам и другим, кто об этом говорит. А если я что-то не видел, то не могу это комментировать.

— Многих встревожило, что после Сан-Марино Артем отписался от Instagram сборной и большинства ее игроков, исключая зенитовцев и Головина с Черышевым. Вам это в принципе интересно? Или всю эту публичную составляющую вы не считаете важной по сравнению с тем, что видите своими глазами в раздевалке, на тренировках и в играх?

— Когда речь о капитане команды, важно все. Другое дело — как это интерпретировать. Мое понимание — человек хочет на какое-то время отойти, чтобы ему ничего о происходящем не напоминало. Потому что любое сообщение людей, на которых он подписан, у него высвечивается — а вместе с ним и комментарии пользователей. Тем более, сам Артем об этом говорил в интервью вашему изданию. Он никого не блокировал, не удалял. Просто сделал так, чтобы не читать какое-то время новости и комментарии. По крайней мере, так это видится со стороны. Что же чувствует человек внутри себя, знает только он сам.

— В принципе вас радует или огорчает, что Дзюба много говорит на публике? Это помогает команде — или иногда и мешает?

— Если честно, не вижу, чтобы он много говорил. Интервью, которое было опубликовано на днях в «СЭ», стало, насколько могу судить, первым за долгое время. Другие футболисты общаются с прессой как минимум не меньше. Такого, чтобы он стремился быть в центре внимания, нет, и никаких сложностей, с этим связанных, не вижу. А небольшие интервью в смешанной зоне — это профессиональная обязанность игрока.

— Доводилось слышать мнение, что его речь перед серией пенальти с Хорватией перегрела эмоциональный фон у сборников.

— Эмоции должны быть! И в раздевалке должен быть игрок, который этот фон держит.

— В Сан-Марино вы правда не слышали оскорблений фанатов в его адрес?

— Если бы лично вы мне на пресс-конференции после матча этот вопрос не задали — я бы узнал о случившемся еще позже. Если бы слышал это во время игры — наверное, повел бы себя по-другому.

— Как?

— Как минимум подозвал бы Артема и сказал, чтобы он не обращал внимания на те нелицеприятные скандирования, которые раздавались с трибун. А так как на стадионе ничего не слышал — и не реагировал. Просмотрев трансляцию в записи, уже понял, что там совершенно отчетливо были слышны эти скандирования.

— Есть мнение, что оскорблениям в адрес Дзюбы со стороны фанатов поспособствовало безвластие в среде болельщиков. В свое время был ВОБ, его во многом по делу расформировали, но на его месте только сейчас начинает создаваться клуб болельщиков «Наши парни».

— Не стал бы сваливать возникающие сегодня вопросы на расформирование ВОБ. Что же касается клуба болельщиков «Наши парни» — я только за. Новые сервисы, которые он предлагает, — это хорошо. Кстати, в их представлении на днях поучаствовал Дмитрий Баринов. В этом плане мы стараемся быть максимально полезными РФС, чтобы хорошие начинания футбольного союза становились известны и затем использовались как можно большим кругом людей.

В марте рассматривал вариант с одной игрой

— Еще несколько оперативных вопросов. Чем руководствуетесь при выборе соперников по контрольным матчам — и есть ли в этом разница со временем перед ЧМ-2018? Будет ли какое-то моделирование под две страны северной Европы?

— Мы ждали третьего соперника по группе, и если до этого план был один, то после — несколько скорректировался. В марте сыграем на выезде со Швецией и Молдавией, в июне в гостях — с Польшей и на своем поле с Сербией.

— Почему выбрали именно эти команды для спаррингов?

— Мы приняли решение встретиться со Швецией, которая стилистически похожа на двух наших оппонентов по Евро — речь о Дании и Финляндии. Второй мартовский матч проведем с менее сильной, но очень неуступчивой командой Молдавии, которая в ноябре весьма организованно выглядела на выезде с Францией. Оба матча нам предстоят на выезде.

Если говорить об июньских играх, то мы их проводим в соответствии с проверенным графиком. После сбора в Нойштифте сыграем в гостях с Польшей. Знаю ее не понаслышке, ведь сам работал в чемпионате этой страны с «Легией». Это очень сильный интересный соперник, с которым сборная России не встречалась с 2012 года. Думаю, матч вызовет интерес и у наших, и у польских болельщиков. Вторую игру в июне проведем на своем поле с Сербией, тоже очень серьезным соперником, который еще ведет борьбу за путевку на чемпионат Европы.

Мы планировали сыграть со сборными категории топ-16, но скорректировали планы. Швеция стилистически похожа на наших соперников по Евро, о чем я говорил ранее. Кстати, и Швеция, и Польша входят в двадцатку сильнейших сборных мира. Тренерский штаб полностью удовлетворен тем, как сработал в этом плане РФС.

— Уже не раз муссировалась тема Молдавии. Объясните, зачем вам нужна встреча в марте с этой командой? Чем она может помочь при подготовке к Евро?

— Я дал добро на эту игру. Потому что это март. И в этом месяце мы не можем встретиться с Францией и Бразилией...

— Как сделали это — и откровенно неудачно — в год чемпионата мира. Имея в виду корректировку по сравнению с 2018-м, я это и имею в виду!

— Скажу больше. Я вообще рассматривал вариант сделать в марте одну игру, а до нее провести полноценный сбор на 7-8 дней. Но в УЕФА нам сказали, что есть окна, и они должны быть заполнены.

— То есть это обязаловка?

— Да. Мы только возобновляем сезон, и смысла в двух матчах в марте я особо не видел. Надо — значит надо. Но если бы не было надо — игра была бы одна. Тренировочный процесс в это время, на мой взгляд, важнее. Тем более, что март — традиционно не самый оптимальный месяц для нашей сборной, футболисты в это время только вкатываются в сезон.

— План подготовки, содержание работы в австрийском Нойштифте до какой степени будут повторять наработки ЧМ-2018? И считаете ли найденный тогда вариант неким рецептом, по крайней мере, оптимальной функциональной готовности?

— Сейчас будет чуть меньше времени — на четыре дня. Первый матч — 13 июня, а тогда был 14-го. Начинали работать 18 мая, а теперь 21-го. Цель и направление тренировочного процесса, акценты — все это будет плюс-минус то же. Три фазы: восстановить, подготовить, выйти на другой уровень. И здесь тем опытом, который у нас есть, естественно, станем пользоваться. Хотя в точности повторять его ты не можешь — и из-за четырех дней разницы, и из-за другого первого соперника.

— Там была Саудовская Аравия, которую требовалось обязательно побеждать, теперь же первый матч с бельгийцами — определенно не ключевой в группе.

— Это вы говорите. У нас же свои мысли. А то, во что они выльются, увидите на турнире.

— «Физика» для нас — это абсолютно ключевое?

— Одно из, если не главное. Причем не только у нас. Думаете, топ-сборные, как вы их называете, стоят на поле, что ли?

— Они могут пользоваться другими козырями — в первую очередь более высоким индивидуальным уровнем своих игроков.

— Но его тоже стоя не покажешь. Физические кондиции, готовность всегда выходят на первый план, особенно на таком турнире.

— Можно ли сказать, что четвертьфинал ЧМ-2018 и досрочный выход в финальный турнир Евро-2020 укрепили менталитет команды, и он сейчас совершенно другой, чем был перед домашним ЧМ?

— Хуже все это точно не сделало. (Улыбается.) А укрепили или нет... Это два разных турнира. Во всяком случае, тот настрой и заряд, которые у нас были на чемпионате мира, мы плавно перенесли дальше — на отборочные игры. Не расплескали, хотя много было новых имен. На последний сбор вызвали 15 человек, которые вообще отсутствовали в заявке на ЧМ-2018, и восемь из них вышли на поле в Сан-Марино. Футболисты на этом сборе представляли сразу 14 клубов. Теперь мы должны протянуть эту ниточку до чемпионата Европы. И вообще, превратить такой менталитет в аксиому.

— Финны и бельгийцы будут базироваться в Питере, мы пока никаких объявлений не делали. Уже понятно, где команда станет жить во время Евро?

— Где поселятся финны — знаю. По поводу бельгийцев — разговаривал на жеребьевке с Роберто Мартинесом, и тогда он не был уверен, что Бельгия остановится на Питере. Мы четко понимаем, где будем базироваться, и на днях это объявим.

— Сформирован ли уже план на зиму с просмотрами отдельных игроков команд-соперниц? Допустим, английский марш-бросок ради целого полка бельгийцев, а также лидеров двух других команд — Эриксена и Пукки?

— Пока сказать этого не могу. Главный принцип для нас — изучать своих игроков. Наш администратор Сергей Куличенко как раз собирает информацию, где российские клубы проведут сборы, после чего определимся с планами и точечно будем смотреть то, что нам необходимо. Понятно, что побываем на Кубке «Матч-Премьер» в Катаре.

— С физиологической точки зрения для вас хорошо, что «Спартак» отказался от поездки на турнир во Флориду?

— Эти перелеты пришлись бы на январь, и за два месяца до возобновления чемпионата было бы достаточно времени для реаклиматизации. Но минусом это точно не станет.

Чтобы соперничать с Бельгией, нужна готовность

— Какую оценку по пятибалльной шкале вы бы поставили сборной России за минувший отборочный цикл? И можно ли сказать, что он получился именно таким, как вы ожидали?

— За то, как мы попали в финальный турнир чемпионата Европы, — твердая четверка, поскольку в качестве игры можно прибавлять. В то же время две встречи с Бельгией стоят особняком, и за них, естественно, «неуд». В них мы ни очков ни набрали, ни игры, которую планировали, не показали. При том что какие-то вещи для себя проверили, проведя выездной матч по одной системе, а домашний — по другой.

Жеребьевка от нас не зависит. Можно говорить о ее результатах что угодно, но этот путь надо было пройти. Расклады понятны: имелся фаворит в лице бельгийцев, а остальных необходимо было опережать. На каждом из этапов этого пути у кого-то из игроков случались травмы, кто-то находился не в лучшей форме. Так происходит всегда, и предсказать подобные вещи невозможно.

В целом, если бы нам перед началом отборочного цикла сказали, что все сложится так, как в результате получилось, мы в знак согласия подняли бы не то что одну, а обе руки. И команда, и РФС в этом плане отработали на совесть и заслужили такой результат. В плане же сугубо футбольных моментов отмечу то, что забили много мячей.

— На один гол меньше рекорда сборной России, установленного в отборочном турнире Евро-1996 — 34 мяча.

— За рекордами мы, по большому счету, не гнались. Но надо и результат давать, и игрой привлекать зрителей. В этом плане определенные вещи нам удались. Нельзя не отметить и дебют в сборной достаточно многих футболистов. Этим мы тоже обозначили некоторые акценты.

— Существует поверье, подкрепленное историей, что сборной России перед большими турнирами ни в коем случае нельзя чувствовать себя фаворитом — вспомним группы в 2002-м, 2012-м, 2014-м. Так что, может, и хорошо, что Бельгия именно в отборе опустила нас с небес на землю. Многие сравнивают это с эффектом матча с Уругваем на ЧМ. Уместно?

— Мы стараемся оценивать себя максимально объективно и правильно расставлять акценты. И семь побед подряд нас, конечно, радовали, но не вводили в заблуждение — мы знали, с кем играли. Формируя тактику на матч с бельгийцами, делали это не спонтанно, а осознанно. Какие-то вещи для себя проверили, тем более что турнирная ситуация не просто позволяла, а заставляла нас это сделать.

— С одной стороны, не требовалось сражаться за минимум, с другой — максимум мог дать все. И где еще пробовать сыграть в атаку с таким соперником, если не при таком раскладе.

— Если нам надо было побеждать 2:0, чтобы стать первыми, а ничья никакого турнирного значения не имела, — значит, такая ситуация была нам для чего-то дана. Тем более что к тому моменту мы уже вышли на Евро. Постарались подойти к этой игре стратегически, максимально, со всех точек зрения ее проанализировать и оценить. Нам нужна была информация. Мы знали: если после этого матча у нас не будет определенной информации — не буду говорить какой, нам это для себя важно, — то, значит, он прошел впустую.

— Не прошел?

— Напротив, убедились во многих вещах, о которых до того задавали себе вопросы. Очень важный, полезный, информативный для всех получился матч.

— А были вещи, которые в этой встрече огорчили вас больше всего — помимо результата?

— Мы знали, в каком состоянии находимся. На каждом сборе проводим тесты, и при сравнении вырисовывается четкая картина. Определенные вещи можно предвидеть. Нельзя сказать, что кто-то персонально расстроил. Мы не рассматриваем игрока в отдельности от команды.

— Можно ли в принципе было рассчитывать на положительный результат против Бельгии без обоих легионеров из топ-чемпионатов — Головина и Черышева?

— Можно. Есть команда, и в ней футболисты друг друга должны подменять. Мы не можем и не хотим зависеть от двух-трех человек, хотя и понимаем, насколько они важны. Понятно, любая команда зависит от игроков. Но наша задача — минимизировать эту зависимость. Возвращаясь к тому, что дала нам эта встреча, одной из задач как раз и была безболезненная замена двух основополагающих для сборной футболистов. При этом те же Головин и Черышев выступали против Бельгии в марте.

— Доводилось слышать мнение, что не стоило сборной селиться перед Бельгией в пятизвездном отеле в Сочи: атмосфера там, мол, далеко не так способствует работе, как на базе или в закрытом для других отеле, как в Нойштифте.

— Просто так мы никогда ничего не делаем. И в тот отель в Сочи, где жила сборная, ни один лишний человек не попадет. Мы ведь и перед матчами Евро, как и ЧМ-2018, обязаны жить в официальных гостиницах турнира.

Прекрасно знаю, какие условия в Новогорске — более того, сам принимал непосредственное участие в их создании. Но мы пять лет сравнивали и оценивали, какая в ноябре погода в Сочи — и какая в Москве. В этом году поле было в хорошем состоянии для тренировок в это время, там работала молодежная сборная. Однако мы же не могли точно знать, что будет такая погода! Рисковать нам было незачем. Почему мы в Питере играли? Потому что были на сто процентов уверены, что, если погода будет плохой, закроем крышу.

— Мой главный вывод по итогам отбора заключается в двух вещах. С одной стороны, мы научились стабильно обыгрывать тех, кто слабее, что раньше происходило далеко не всегда. С другой — те, кто сильнее, нам пока не по зубам. С обоими посылами согласны? И чем объясните?

— Это факт. Тут даже не поспоришь, таблица обо всем говорит. Почему не можем на равных играть с фаворитами, если отталкиваться от двух матчей с бельгийцами? Можно что-то придумывать, обманывать самих себя. Но на сегодня Бельгия — первая команда в мире по рейтингу ФИФА. И не случайно один месяц, а более года. Значит, у нее есть стабильный уровень.

Чтобы быть конкурентоспособными против таких команд, нам нужна готовность. Она против подобных сборных выходит на первый план. Физическая, психологическая — тут должно все срастись. А для нее необходимо определенное время. Мы же с бельгийцами не играли на том уровне, который у нас был на чемпионате мира. То же касается и матчей с другими топ-сборными до ЧМ-2018. Тогда как на самом турнире с испанцами и хорватами были готовы — и, следовательно, конкурентоспособны.

С Тедеско и его штабом встречались. У нас нет барьеров

— Иными словами, во время отборочного турнира, встречаясь с ведущими командами мира, мы в принципе не можем быть им ровней?

— Александр Дюков уже два раза собирал руководителей клубов РПЛ, и мы имели возможность довести до них свое видение. Главное, чтобы это было правильно понято. Мы никому ничего не навязываем, но сугубо в порядке информации обмениваемся мнениями и цифрами, что происходит в чемпионате России — а что было на первенстве мира.

Футбол — это ведь не голые цифры на табло, 1:2 или 3:1. Мы рассказываем о тех вещах, с которыми соприкасаемся изнутри. Такой обмен мнениями считаю правильным. Признаюсь, изначально скептически к этому относился, но Александр Валерьевич оказался прав: информацией надо делиться.

— Вас слышали? Не возникало ощущения гласа вопиющего в пустыне?

— Повторяю: это просто обмен информацией, не больше, но и не меньше. Если есть информация — значит, ею можно пользоваться. Речь идет в первую очередь о скоростях, об интенсивности действий. Мы не давали оценок тактике той или иной команды, не переходили на персоналии. Просто руководителям клубов должны быть интересны такие выкладки, поскольку они видят только игру.

Есть контакт и с тренерами. Перед предпоследним сбором я сам звонил Юрию Павловичу по поводу Алексея Миранчука — узнать, на что он готов после травмы. Услышав профессиональный взгляд Семина на ситуацию, мы решили не вызывать игрока, у которого не было нужного уровня готовности. А перед последним сбором, наоборот, уже сам Юрий Павлович позвонил и рассказал о реальной проблеме со здоровьем у Дмитрия Баринова. Если бы это был иногородний футболист, мы бы его все равно вызвали и сами посмотрели. Здесь же, в Москве, врач сборной Эдуард Безуглов сам взял игрока, ему сделали МРТ, и мы убедились, что вопрос есть, а смысла его вызывать — нет.

С Виктором Гончаренко перед сбором в Сочи обменялись мнениями. Вице-президент «Монако» Олег Петров тогда же звонил — не с просьбой что-то делать или не делать, а с информацией по Головину. Ею же обменялись и врачи. Он прилетел, мы посмотрели. Риск выпускать его с бельгийцами был большой, и мы дали паузу. К Сан-Марино футболиста подготовили, он вышел на замену и поехал в клуб в рабочем состоянии.

— До Петрова «Монако» руководил Вадим Васильев, который очень высоко отзывался об опыте общения с вами.

— Мы и сейчас на связи с Васильевым, например, вместе смотрели последний матч с участием «Спартака». Я приглашал его на нашу игру с Шотландией в Лужниках. Знаю, что недавно он открыл свое консалтинговое агентство. Убежден, что это проект для него станет таким же успешным, как и работа в «Монако».

Нам нужны игроки, которые должны помочь и сборной, и клубам. Кузяева вызвали на два дня раньше по согласованию с Сергеем Семаком, с которым я из этого кабинета разговаривал. Баринов с Мариу Фернандесом против Шотландии сыграли, потому что матч был очень важный, а с Кипром им дали отдохнуть — по их здоровью имелись небольшие вопросы. Мы могли без них обойтись и сделали это, отправив по клубам в хорошем состоянии.

Словом, контакт с клубными тренерами налажен такой, что вопросов не возникает. Они возникали на первой паре сборов после того, как наш штаб возглавил сборную, но теперь все понимают: мы стараемся сделать так, чтобы лучше было для всех. А главное — для дела. Понимаем, что нам дают игроков, которых мы должны вернуть в лучшем виде. Все решается на соответствующем уровне — я общаюсь с главными тренерами, наш медицинский штаб — с клубными врачами, а если есть необходимость, то президент РФС — с руководителями клубов.

— Контакт хороший вообще со всеми? До разговора с Доменико Тедеско дело уже дошло?

— Да. Состоялась встреча с тренерским штабом «Спартака», на которой присутствовал также генеральный директор клуба Томас Цорн. Мы хорошо пообщались, языкового барьера у нас нет. И какого-либо другого — тоже.

— Общаетесь вы и с тренерами других сборных. Не раз говорили, например, что поддерживаете отличный контакт с Андреем Шевченко, чья сборная Украины досрочно вышла с первого места из мощной группы с действующим чемпионом Европы Португалией.

— Да, только что на жеребьевке вновь пообщались.

— Удивлены тем, как быстро экс-суперзвезда «Милана» смог превратиться из игрока в тренера?

— Это для вас на расстоянии может показаться, что быстро. А для него самого ничего быстрого в этом не было. Он уже второй цикл работает главным тренером сборной, и если в прошлый раз украинцам не удалось выйти в финальный турнир, то теперь команда сделала качественный скачок как по игре, так и по результату.

Украина досрочно и заслуженно победила в серьезной группе с Португалией и Сербией, и это не может нас не радовать, — все-таки соседи. Отборочный цикл ЧМ-2018 был для новой украинской сборной, можно сказать, подготовительной фазой, а сейчас и игроки набрались опыта, и молодые подошли — недаром 20-летние выиграли чемпионат мира. Андрею есть из кого делать команду!

Дзюба не забил Сан-Марино? Значит, забьет в следующих играх

— Поговорим об игроках. И начнем снова с Дзюбы, забившего 9 мячей и установившего рекорд России в отборочных турнирах чемпионатов мира и Европы. Перед Сан-Марино все обсуждали то, что его покер сделает Артема лучшим снайпером всей квалификации. Повлияло ли это давление на его игру?

— Не могу сказать, что повлияло. У каждого своя работа — не забил он, забили другие. Понятно, что и ему, наверное, хотелось это сделать, и мы бы за него порадовались. Но ситуация такая, какая есть. Значит, в следующих играх забьет!

— С одной стороны, девять голов в отборе — это здорово. С другой — Бельгии не забил и особо в этих двух матчах себя не проявил. Что важнее?

— Не соглашусь с вами. Возьмем наш гол в Брюсселе — именно Дзюба запрессинговал Куртуа, отобрал мяч, отдал Черышеву, тот забил. В остальном же мы возвращаемся к тому, что выигрывает и проигрывает матчи команда, а не отдельные футболисты.

— Ваше персональное взаимопонимание с Дзюбой сейчас можно назвать идеальным? И есть ли у вас личное желание, чтобы он стал лучшим снайпером в истории сборной, обогнав Владимира Бесчастных и Александра Кержакова?

— Контакт у нас всегда был хороший. Во всяком случае, мое отношение к нему никогда не менялось. С другой стороны, все индивидуальные призы и достижения приходят только в командной игре. Наша задача — строить команду. И тогда одно естественным образом перейдет в другое.

— Дзюба сейчас представляется очень важным футболистом в плане командной игры сборной, она под него во многом заточена. Но, когда вы ехали на чемпионат мира, Артем был «планом «Б» — который в итоге и сработал. А сейчас у вас есть «план Б» без Дзюбы? Всякое же бывает.

— У журналистов — говорю это не в плане критики — всегда есть штампы. «План А, Б, В, Г...» А мы собираем команду. Сейчас декабрь, чемпионат Европы стартует 13 июня. Посмотрите, сколько времени до него еще осталось — и подумайте, сколько всего за этот период может измениться. Два года назад к этому моменту тот же Дзюба еще даже в «Арсенал» в аренду не перешел! Вот кто вам сказал, что это был «план Б»?

— Исхожу из последовательности событий. В стартовом составе в первом матче с Саудовской Аравией вышел Смолов. Не забил, был заменен на Дзюбу, тот спустя минуту стал автором гола — и после этого место в составе уже не отдавал. А забей тогда Смолов — Артем мог бы и не отвоевать место.

— А может, мы «план А» не хотели сразу показать? Так ведь тоже бывает. Мы в сборной не разделяем игроков на основных и запасных. Есть конкретная игра, на которую по той или иной причине выходит такой стартовый состав. При этом любая команда в моем понимании должна иметь костяк. Людей, которые определяют изнутри то, что эта команда собой представляет. Иногда футболист, даже не выходя на поле, остается частью этого костяка. Ситуации бывают разные. Это 25-30 лет назад заранее знали, кто будет играть — тогда разделение между основным составом и запасными было гораздо более четким.

— А когда-то вообще замены были запрещены.

— В современном футболе эта грань более размыта. Понятно, что условный основной состав все-таки есть, потому что команда не может существовать без основных исполнителей. Но сегодня более правильно говорить о стартовом составе в определенном матче. И об основной обойме.

— Из списка — Смолов, Комличенко, Чалов, Соболев, Игнатьев — кто из форвардов сейчас ближе всех к Дзюбе?

— Сегодня на этот вопрос ответить нельзя. Мы внимательно будем смотреть за тем, кто как себя проявит за оставшееся до Евро время.

— Комличенко, как и Петров с Кузяевым, своими шансами в Сан-Марино, как показалось, воспользовались. Или это не более чем Сан-Марино?

— В любом матче, будь то Сан-Марино или Германия, надо выполнять установку. Абсолютно с вами согласен, что Сан-Марино — это не Германия, но тренер в своей оценке игрока судит по тому, что он требовал от него до матча. Классный футболист отличается от рядового тем, что умеет сыграть ту роль, которая от него требуется именно в конкретный день. И в этом плане было видно, что установка усвоена, и люди хотели ее выполнить. Это радует — а не то, забил человек или не забил.

Понятно, что любому нападающему надо поражать ворота. Но если бы тот же Комличенко не забил, это не значило бы, что он не выполнил установку. Мы дали ему конкретное задание — что он должен, выйдя на замену, сделать. И я видел, что он меня услышал. То же самое касается Петрова и Кузяева. А если к выполнению установки добавляешь еще что-то свое «сверх нормы», помогающее команде, — так вообще молодцы.

— Какое-то время назад вас много критиковали за невызовы Чалова. Но в марте, когда он был лучшим снайпером чемпионате, вы его вызвали и дважды выпустили на замену. А сейчас на его счету пять голов в 19 матчах — столько же, сколько у Мелкадзе и Обухова из «Тамбова», у которых соответственно 13 и 12 игр. Но о них применительно о сборной никто не говорит, как и об Игнатьеве из «Краснодара», у которого 4 гола в 13 матчах, почти все из которых — неполные.

— Мы все и всех отслеживаем. В том числе и то, кто сколько играет и в процентном соотношении забивает. Чалов и Игнатьев — футболисты молодежной сборной. И на сегодня их задача — проявлять свои лучшие качества в молодежке и попасть в ее составе в финальный турнир Евро по своему возрасту. Если бы они рассматривались как основные игроки первой сборной — мы бы их привлекали.

— В чем видите причину спада Чалова — не в сорвавшемся отъезде ли за рубеж в минувшее трансферное окно?

— В ЦСКА он выходит постоянно, равноценной замены ему нет. И Виктор Гончаренко, возможно, с удовольствием дал бы ему игру-другую отдохнуть — но ему элементарно некого вместо Чалова выпустить. Мы никого никуда не торопим, не понукаем, а просто внимательно наблюдаем. Сегодня ситуация одна, завтра может быть совсем другая.

— По вратарям молодежки — тоже? Или и Сафонову, и Максименко еще рано в национальную команду?

— Никому не рано и никому не поздно! Главное, чтобы это было вовремя. И наша задача — это «вовремя» не упустить.

— Жаль, что на Сафонова не было возможности посмотреть в последних матчах в Лиге Европы. Там Мурад Мусаев предпочитает более опытного Крицюка. А по матчам с «Тамбовом» или подобными ему командами, при всем к ним уважении, мало какие выводы можно сделать.

— Да, и с «Трабзонспором», и с «Базелем» выходил Крицюк. Вопрос поставлен, считаю, правильно, потому что нам тоже хотелось бы видеть игроков, на которых мы сегодня или в будущем рассчитываем, на уровне еврокубков. Там оценить готовность можно более объективно.

— Ни в марте, ни летом во время Евро молодежка официальных матчей не проводит. Возможно ли в связи с этим привлечение кого-то из нее в первую сборную?

— Наши с Михаилом Галактионовым кабинеты в Доме футбола друг от друга недалеко. Мы постоянно общаемся. Сейчас каждая из команд сформирует свои планы, после чего мы сядем и их обсудим — так, чтобы и молодежная команда была в том виде и состоянии, которые помогут ей выйти на свой Евро. Кстати, тут просматривается минус в календаре, поскольку официальных матчей она не будет проводить до следующей осени. Это слишком большая пауза.

Мы же посмотрим, что нам будет необходимо на мартовском сборе, кто в каком состоянии находится после зимней паузы. Поэтому сегодня окончательного ответа дать не смогу. Слишком рано. Но вопрос опять же правильный, и из виду эту ситуацию мы не теряем. Постараемся принять максимально точное решение, поскольку это последний сбор перед финальным накануне Евро.

Головину комфортно в «Монако». И в сборной он играет одну из определяющих ролей

— Вы упомянули о костяке. По моему внешнему впечатлению, хребет сборной сегодня включает в себя Джикию и Мариу Фернандеса в обороне, Зобнина, Головина и Черышева в полузащите и Дзюбу в атаке. Кого-то к этому списку вы добавите — или убавите?

— Вам легче жонглировать фамилиями. А нам надо управлять командой. Поэтому для меня все вызванные на тот или иной сбор, как бы банально это ни звучало, имеют определяющее значение. Каждый на своем месте.

— Больше всего во время отборочного цикла в стартовом составе из-за травм менялись опорники. Надолго сломался Газинский, на какие-то периоды выбывали Зобнин, Кузяев, Баринов. Чаще всех играл Оздоев, который весь год был здоров. Поначалу высоко котировались, но затем резко упали акции Ахметова. Кого из этого обширного списка можно назвать частью стержня команды?

— В вашем вопросе есть ответ. Потому что раз Оздоев весь отборочный турнир провел на стабильном уровне — значит, его можно в эту категорию внести. Кстати, у него тоже были небольшие болячки во время сборов, но мы работали с ним индивидуально, лечили, чтобы и за нас он сыграл, и в клуб вернулся здоровым.

Что же касается травм Газинского и остальных — значит, у других есть шанс себя проявлять. В начале квалификации Ахметов выглядел лучше — он играл. Потом Баринов набрал... С одной стороны, хочется стабильности, с другой — раз ситуация подсказывает, надо обращать внимание на других футболистов.

Рады, что Газинский в конце года провел за «Краснодар» несколько матчей, последние два — в стартовом составе. Понятно, это еще далеко не тот Газинский, который в идеале должен быть — но хорошо, что в отпуск он уйдет уже поигравшим и с определенным внутренним психологическим настроем. Кстати, мы с ним не просто не теряли связь и созванивались, а после травмы и операции по видео несколько раз переговорили.

Повторяю: есть заслуги и отношения, но весной нужна будет готовность. Причем Юра сам прекрасно помнит, что до чемпионата мира его в сборной не было больше года. А последний месяц того сезона он провел на таком уровне, что мы не могли мимо него пройти.

— В одном из интервью Оздоев признался, что 2018 год для него фактически выпал из-за серьезной болезни ребенка, и это очень сильно отвлекало его от футбола. Когда, слава богу, все разрешилось благополучно, он вновь сосредоточился на деле — и выдал, возможно, лучший сезон в карьере. Знали ли вы об этом? Рассказывал ли он?

— Он мне об этом не рассказывал. Но у нас должна быть полная информация об игроках, на которых рассчитываем. Поэтому мы об этом знали. В Питере перед матчем с Бельгией мы дали семьям возможность приехать к игрокам — и пообщались в том числе с женой и ребенком Магомеда. Слава богу, что у них все нормализовалось.

Эта история — в том числе о том, что мы всегда обладаем большим объемом информации, чем те же журналисты. Вы видите, как выглядит игрок на поле. А мы, помимо этого, знаем, почему он находится в том или ином состоянии, вы же — иногда нет.

— В матче «Зенит» — «Спартак» Виталий Мешков в спорном эпизоде показал Оздоеву вторую желтую карточку. Такие удаления подсознательно влияют на дальнейшее желание игроков идти в борьбу до конца?

— Отвечая на этот вопрос, могу быть необъективным. Потому что речь идет о футболисте сборной.

— Удовлетворены ли темпами прогресса Головина в «Монако»? Можно ли говорить, что со времен ЧМ-2018 его роль в сборной принципиально изменилась?

— Летал к нему в не самое простое для Саши время. Теперь же думаю, что та роль, которую он играет в клубе — как по позиции, так и по важности в футболе, — этому прогрессу способствует. Как личность он в «Монако» тоже на другом уровне — уже говорит по-французски и освоился в житейских вопросах. Но мы знаем его способности. И полагаю, что следующий шаг, который Головин сделает, даст ему еще больше уверенности. Для нас это тоже будет большой плюс.

К тому же и перед каждым сбором, и после мы на постоянной связи с Олегом Петровым. У нас всегда есть достоверная информация из первых рук. А игру мы видим, и Саша в ней чувствует себя хорошо. Если брать турнирную таблицу, думаю, что «Монако» пока не на том месте, где по игре должен быть. Мы смотрим все матчи — не из любопытства, а потому что там выступает наш футболист. После Нового года этот подъем в таблице у команды должен произойти.

— Под следующим шагом вы подразумеваете трансфер в клуб еще более высокого уровня или выход на новый уровень мастерства?

— А рост в мастерстве автоматически подразумевает карьерный шаг. Но сейчас Головин комфортно чувствует себя в «Монако» и никуда оттуда не спешит. Всему свое время.

— Леонарду Жардим недавно отмечал, что ему следовало бы чаще бить по воротам. У вас есть такое же пожелание к Головину?

— Что значит — чаще бить по воротам?

— То, что он отдает, когда уже нужно наносить удар.

— Естественно, мы обращаем на подобные вещи внимание при анализе матчей. Но не замечаем, что у него нет в этом баланса. Не знаю, что имел в виду Жардим. В сборной у Александра для полузащитника достаточно неплохой показатель по системе «гол+пас». Естественно, нацеливаем Головина и бить, и забивать, и отдавать голевые передачи, потому что у него все для этого есть. Левая, правая, удар, подача — полный комплект. Мы его не ограничиваем, а ситуация, что именно сделать, ему подсказывает сама.

— Можно говорить, что на сегодня это тот человек, который ведет игру команды в атаке?

— Головин в ней на одной из определяющих ролей. Добавляет моторику, динамику, индивидуальное мастерство в виде как обводки, так и паса с ударом. У него хорошее взаимодействие с тем же Дзюбой. Все говорят, что Артем хочет много забивать, а на самом деле он с Кипром отдал Головину пас в ситуации, когда сам мог отправить мяч в сетку. Это говорит о том, что Дзюба не эгоистичен на поле, у них с Головиным есть взаимопонимание.

Думаю, Миранчуку не помешал бы переезд в Европу и выход из зоны комфорта

— В матче с Бельгией Головина подменял Алексей Миранчук. Многие комментарии его игры сводились к тому, что шансом он не воспользовался. Имеете что возразить на этот счет? И что, на ваш взгляд, мешает ему проявить себя в сборной так же, как в «Локомотиве» в матчах с «Ювентусом»?

— У нас терпения должно быть больше, чем у вас. Мы видели, как он играл и забивал «Ювентусу». Среда, в которой Алексей постоянно находится в «Локомотиве», помогает ему чувствовать себя комфортно. Хотя в сборной у него примерно та же позиция. Игра с бельгийцами была сложной для него так же, как и для всей команды. Понятно, что он, возможно, мог проявить себя лучше.

Другое дело, что вся эта шумиха вокруг возможного перехода на него воздействует — как и на любого на его месте. Посмотрим, какое решение о продолжении карьеры Миранчук примет. Если спросить меня — думаю, переход в один из европейских топ-чемпионатов ему бы не помешал. Выход из комфортной среды, возможно, даст ему толчок для прогресса. Но мы не можем ничего советовать. Это не более чем моя точка зрения.

— Допускаете ли появление до Евро в сборной Кокорина и/или Мамаева, если они мощно проявят себя весной? Или пятно, которое они поставили на своей репутации, смывается не сразу?

— Хорошо, что эта история закончилась, и мы опять сможем оценивать Кокорина и Мамаева как футболистов. В январе стартуют сборы, они их пройдут, уже будучи такими же игроками, как и все. Но, чтобы они попали в сборную, им надо, во-первых, реально себя проявить на поле, а во-вторых, восстанавливать репутацию за его пределами.

— Приятное открытие года — Зелимхан Бакаев. И внешне показалось, что в матче с Бельгией, выйдя на замену, обострил игру. Он убедил вас в способности выступать на уровне сборной?

— Мы последовательны — и по нему, и по другим футболистам. Стараемся делать все постепенно. Как Бакаева, так и тех же Комличенко, Беляева, Шунина сначала просто вызвали, чтобы на них посмотреть. А потом потихонечку подвели их к выходу на поле. Кто-то из новичков в сборной задерживается, кто-то — нет.

— Можно ли сказать, что в центре появление Бакаева исключено в принципе, как и Зобнина — на фланге?

— Моя фраза на эту тему, не знаю по какой причине, была воспринята буквально. На вопрос, видел ли я накануне «Спартак», ответил — да, видел. Бакаев и Зобнин играли там-то. Но в нашей команде они рассматриваются на других позициях. Это же не значит, что они не имеют права где-то играть — а если они там будут выступать, мы их не станем вызывать в сборную! А смысл внесли именно такой.

У нас Бакаев вышел с бельгийцами слева, там же — вначале с Сан-Марино. После замен же оказывался и справа, и в середине. Мы вам его показали на всех позициях. И сами оценили, и вам дали возможность. Мы никогда не вмешиваемся в клубные дела. Можем только констатировать факт — как по тому же Сафонову, в последнее время не играющему в Лиге Европы. А это и уровень другой, и опыта ему добавляет, и нашу оценку делает более объективной.

И тем же Бакаеву и Зобнину мы не можем запретить играть на тех или иных позициях, на которых их видит тренерский «Спартака». Главное — чтобы они были в хорошей физической готовности. Понятно, что нужно время, чтобы вновь переключиться на другую позицию — только кажется, что это происходит автоматически. С одной стороны, хочется, чтобы футболист играл на той позиции, где видишь его ты, с другой — он развивает другие качества, которые вдруг могут нам понадобиться. Не вижу в этом ни плюсов, ни минусов.

На каждой позиции есть нюансы. И по юношам, и на старте взрослой карьеры Бакаев всегда играл на флангах, где больше пространства. У него есть удар и пас — но надо согласиться и с тем, что, когда есть лимит времени и пространства, ему нужно быстрее принимать правильные решения. Надеюсь, что с каждой игрой Зелимхан в этом навыке будет прибавлять.

— Из участников бронзового Евро-2008 в сборной остался только Юрий Жирков. Он хорошо сыграл, но травмировался на ЧМ-2018, объявил об уходе из сборной, потом вернулся...

— Он не объявлял об уходе из сборной! Когда у человека травма, и он не знает, чем это все закончится, — его сомнения в том, что он сможет соответствовать уровню национальной команды, понять можно. По крайней мере, я воспринял это именно так — тем более что после мирового первенства Юра пропустил всю летнюю и осеннюю часть чемпионата страны.

А потом, когда он восстановился и на турнире в Катаре первый раз вышел на замену, проявил все лучшие качества, начал постоянно играть — я слетал в Питер, пообщался с ним. Какие-то вещи мы обговорили и стараемся их придерживаться. А он подтверждает все своей игрой. В Глазго, можно сказать, стал автором важнейшего забитого мяча, хотя официально был зафиксирован автогол.

Главное теперь — опять же восстановиться, залечить болячки и хорошо подготовиться к возобновлению сезона. Чемпионат Европы говорит о том, что нужны игроки определенного уровня.

— Очень крепкий цикл провел Андрей Семенов. Можно ли его назвать таким же твердым игроком стартового состава, как его партнера по центру обороны Джикию?

— Андрей провел в стартовом составе в отборочном турнире восемь матчей из десяти. В этом количестве матчей и кроется ответ. А к чему этот вопрос?

— Возможно, к нашей инерции мышления. Прежде Семенов был вечным запасным.

— Он провел свои отборочные матчи на очень хорошем уровне. Конечно, есть над чем работать, но и там заметен прогресс. У него хороший длинный пас. Главное, чтобы он и дальше держал свой уровень, а еще лучше — чтобы прогрессировал. Кстати, один раз Семенов попал в символическую сборную тура УЕФА.

— После смены тренера и схемы в «Спартаке» Илья Кутепов, по крайней мере, стал регулярно играть в стартовом составе. Приблизило ли это его к возвращению в сборную? Или такие проигранные единоборства, как Артему Дзюбе в решающий момент матча с «Зенитом», когда Кутепов встречал его лицом, а не вполоборота, его от этого возвращения отдаляют?

— Во-первых, если футболист начинает получать стабильную игровую практику — это уже плюс. Значит, его можно смотреть и оценивать. Для нас очень хорошо, что он выздоровел и начал стабильно играть. А по поводу тех вещей, о которых вы говорите, — тут тренер должен что-то подсказывать и объяснять. И Дзюба, в конце концов, не рядовой футболист.

После побед сборной Акинфеев поздравлял эсэмэской

— На пресс-конференции после матча в Сан-Марино вы сказали, что весной футболистам придется все доказывать заново, и их игра в отборочном турнире не будет иметь решающего значения.

— Есть отборочный турнир — а есть следующий календарный год. Мне, наоборот, хотелось бы ничего не менять. И чтобы все игроки были в той форме, как большую часть квалификации Евро. Но так не бывает. Сейчас главное — чтобы они в течение отпуска не просто отдыхали, а залечили все те травмы и болячки, с которыми они заканчивали осень. Я сказал им об этом. С первых дней сборов в клубах футболисты должны быть готовы работать по полной программе.

Опыт подсказывает, что как проходишь сборы, такой футбол в сезоне и показываешь. Не хотелось бы, что сейчас кто-то «отпусковал», а потом вдруг вылезли какие-то травмы, не позволяющие полноценно трудиться. Предстоит большой турнир, где функциональная готовность будет играть огромную роль. А если ты с самого начала не готов — и потом форму набрать будет сложнее. Сейчас мы как спринтеры. Стартовать должны сразу.

— Многие решили, что ваш месседж насчет «все доказывать заново» адресован прежде всего Гильерме, попавшему осенью под огонь общественной критики.

— Нет, эти слова можно отнести к любому игроку. Повторяю, мне меньше всего хотелось бы каких-то больших перемен в составе. Потому что многие связи уже отлажены, и я бы желал как раз того, чтобы необходимости в перестановках был минимум.

— Тогда поставлю вопрос так: удовлетворены ли вы тем, как осенью играл Гильерме?

— Он качественно начал сезоне что в клубе, что в национальной команде, и провел весь отборочный турнир на стабильно хорошем уровне. За исключением двух матчей с бельгийцами и одного — с шотландцами, семь остальных матчей мы сыграли на ноль, и это говорит в том числе о качестве его действий. Ноябрь, понятно, получился для него не совсем удачным. В плюс это, естественно, не идет, но может случиться с каждым.

Последние матчи Гильерме пропускает из-за травмы, которая, возможно, мешала ему и раньше. Он — один из тех, кому во время отпуска как раз и нужно будет полностью восстановиться, а также привести себя в порядок психологически. И стартовать по новой.

— Если бы вызов на очередной сбор нужно было делать здесь и сейчас, пригласили бы вы в команду Михаила Кержакова? Удивило и впечатлило ли вас то, как он воспользовался шансом стать первым номером «Зенита»?

— Если бы я вчера появился в российском футболе, то это могло бы меня удивить. Но мы Кержакова давно знаем, и не понаслышке — он играл и в моем родном Владикавказе. Рады каждому игроку, который проявляет себя на протяжении достаточно продолжительного отрезка времени. Причем говорю не только о Мише, а о любом футболисте. Равно как и о том, что у нас никогда не было такого — игрок вдруг проявил себя в одном-двух матчах, и нужно срочно его рассмотреть.

Но мы не играем в «футбольный менеджер» на компьютере — того убрали, того поставили, и все легко и просто. Есть сложившаяся команда, в которую нужно безболезненно войти. Естественным путем. Поэтому сегодня на такой вопрос ответить не могу.

— Разъясните: тема возвращения в сборную Игоря Акинфеева для вас в принципе существует? И правда ли, что уже после его ухода из национальной команды вы дважды говорили с ним о возвращении и оба раза услышали «нет»?

— То, что два раза с ним встречался и общался на эту тему, — правда. Но это было буквально после чемпионата мира, в первый месяц. С тех пор прошло уже почти полтора года. Тогда Акинфеев мое мнение знал — и сегодня оно не изменилось. Почему Игорь принял то решение, может озвучить только он сам. Как и сказать, если у него что-то изменится. Акинфеев — такой же футболист, как и все. Его мастерство сомнений не вызывает, а уровень готовности уже будем определять мы.

Последний раз мы виделись 22 августа на открытии его турнира в Бронницах. Он пригласил нас туда с Мирославом Ромащенко, как и губернатора Московской области Андрея Воробьева, Вячеслава Чанова... Мы с удовольствием открывали этот великолепный детский турнир, который стал международным. После каждой победы сборной от него приходила эсэмэска, что меня, естественно, радовало.

— Удивительно, что публично сам Акинфеев пока ни разу не высказался.

— Значит, сегодня он остается при том же мнении. У нас не те отношения, что если что-то поменяется я об этом не узнаю. Давайте уважать любое решение Игоря.

Дюков — это уравновешенность и системность

— Домашние матчи отборочного турнира сборная проводила в разных городах на современных аренах ЧМ-2018. И это сработало.

— Да, эта стратегия оказалась правильной. На матч в Саранске с Сан-Марино, и на встречу в Нижнем Новгороде с Кипром пришло больше 42 тысяч — трибуны были заполнены. Решение играть с шотландцами в Москве также было верным, как и с бельгийцами в Питере — оно было принято по понятным причинам. Во всех случаях РФС по организации отработал на твердую пятерку. В среднем на одном матче сборной в этом отборочном цикле присутствовало более 47 тысяч зрителей — это великолепный показатель!

И мы, в свою очередь, постарались быть максимально открытыми. Когда приезжаем в регионы, хочется, чтобы болельщик, насколько это возможно, соприкасался с командой. Допустим, на восстановительную тренировку после игры пускали юных футболистов — чтобы был неформальный, живой контакт. Думаю, в этом плане в 2019 году произошел большой сдвиг.

— В квалификации ЧМ-2022 тоже будете путешествовать по разным городам?

— Чтобы говорить конкретно, надо посмотреть, кто нам достанется в Лиге наций и в отборочном цикле чемпионата мира. В итоге решать не мне. Стратегические решения — за РФС, хотя, безусловно, я принимаю в них участие. Но что-то зависит и от маркетинга, и от логистики, в какие-то нюансы сама сборная не посвящена. У каждого своя работа. Мы даем свои рекомендации в спортивном плане.

— Хотелось бы услышать и в более глобальном. Какие вещи вас не устраивают в российском футболе из числа тех, которые не позволяют сборной и ее игрокам стать сильнее?

— Каждая структура и подразделение отвечает за свое направление. Понятно, всегда есть что улучшать. У нас нормальный контакт со всеми отделами РФС, и мы всегда можем высказать им свою точку зрения по тому или иному вопросу. Но, как главный тренер сборной, я в первую очередь должен заниматься улучшением ее качества игры и результатов. На этом и сосредоточен.

— Как бы вы охарактеризовали свой контакт с Дюковым?

— У нас постоянный и прямой контакт с первого дня его избрания президентом РФС. Раз в две недели обязательно встречаемся на планерках в Доме футбола, на которых ему можно задать любой вопрос. Когда надо что-то спросить оперативно — переписываемся, и он всегда быстро и конкретно отвечает. Словом, Александр Валерьевич находится в процессе всего, что происходит. А охарактеризовать его могу двумя словами — «уравновешенность и системность».

При этом практически каждый день встречаемся с Александром Алаевым. Все локальные вопросы решаются с помощью генерального секретаря РФС. А стратегические, глобальные — это уже к Дюкову.

— С его предшественником Виталием Мутко какой-то контакт сохранился?

— После чемпионата мира видел Виталия Леонтьевича несколько раз. Совсем недавно поздравил его с днем рождения. Мы провели вместе два очень значимых и насыщенных событиями года и за это время прошли два крупных футбольных турнира, причем, оба — в нашей стране.

— В кои-то веки весь состав молодежки играет в основах клубов РПЛ. Говорит ли это о каком-то прогрессе в юношеском футболе России?

— Это говорит о том, что у нас есть потенциал, который надо развивать. Тут хотелось бы сказать вот о чем. Перед каждой игрой сборной ее бывшие футболисты участвуют в каких-то активностях РФС. На днях участвовали в одном мероприятии вместе с Романом Павлюченко — и призывал его идти на тренерские курсы, потому что нельзя разбрасываться опытом и мастерством наших лучших игроков, совсем недавно завершивших карьеру.

Недавно школу в Тушино открыл Алан Гатагов, приглашал меня — и я обязательно приеду. Радует то, что это происходит не только в Москве — например, Дмитрий Белоруков, Иван Черенчиков и Сергей Волков основали детскую школу в Перми. Благодаря каждому такому шагу наш футбол делает маленький шажок вперед.

Кстати, наш бывший голкипер Владимир Габулов стал спортивным функционером. Попробовал себя в должности министра спорта республики, президента футбольного клуба. И, между прочим, «Алания» стала показывать зрелищный футбол, сразу возросла посещаемость. Сейчас появилась информация о каких-то разногласиях в клубе, но это внутреннее дело «Алании». Мы же знаем Габулова как отличного вратаря и очень порядочного человека. Несколько месяцев назад присутствовал во Владикавказе на мероприятии с участием Валерия Гергиева, там были и Габулов, и владелец «Алании» Владимир Гуриев. Никакого недопонимания между ними я тогда не заметил. Скорее, наоборот.

— В этом году открыта Юношеская футбольная лига для 17-летних, в которой участвуют 12 лучших академий страны. Ясно, что о результатах говорить еще рано, но видели ли вы ее матчи?

— Недавно была специальная телепередача, и там я переговорил с непосредственными участниками турнира — и игроками, и тренерами. Сам был на нескольких играх, чаще посещать пока не получается. Это одно из первых изменений в рамках реформы российского футбола, предпринятой Александром Дюковым. Насколько знаю, планируется открытие аналогичных лиг в других возрастах. В моем понимании, основанном на промежуточном анализе, это правильные шаги.

Когда турнир закончится, надо будет изучить его итоги в деталях. И, возможно, расширить. Потому что это первый опыт — и, может, 12 команд окажется недостаточно. Там есть флеш-интервью, пресс-конференции — в общем, весь антураж напоминает большой футбол и заставляет участников к нему стремиться. Мини-премьер-лига, мини-Лига чемпионов. Атрибуты те же. Наша задача — сделать тщательный анализ, чтобы понять, как эту лигу продвигать.

— Одна из команд-участниц, тольяттинская академия имени Коноплева, находится сейчас в печальном финансовом состоянии по сравнению с временами поддержки Романа Абрамовича.

— Когда есть стабильное, правильное, достаточное финансирование — есть и возможность как краткосрочного, так и долгосрочного планирования. Не случайно оттуда вышли сразу три участника ЧМ-2018 — Дзагоев, Зобнин и Кутепов. Просто так подобных результатов в работе школы быть не может.

Сам иногда работал в командах, где ты не знаешь, что будет завтра. Поэтому очень важно все планировать. Бюджет может быть меньше, но он должен быть стабильным. И от этой стабильности ты можешь отталкиваться. Понимать: вот этого игрока я беру, а вот этого — нет, потому что не осилю. А уж кого взял — за это надо отвечать.

— Как относитесь к затеянной РФС судейской реформе и приходу Ашота Хачатурянца? И как оцениваете уровень судейства в РПЛ в этом сезоне, когда в нашу лигу, пока частично, пришел ВАР?

— В любом чемпионате — и мы можем это видеть — не обходится без ошибок. Разница в том, что за рубежом ВАР работает на всех матчах, и это минимизирует грубые ошибки, тогда как у нас видеоассистенты пока есть только на двух встречах в туре. Это не до конца системно. Но эти полгода ушли на наработку опыта, который дальше пригодится уже в больших масштабах. Придет время, когда ВАР будет во всех играх.

Что же касается судейской реформы, скажу так: знаю, кто будет реформировать, но не знаю — как. Для более четких оценок нужно знать содержание этих реформ и видеть, как они в реальности происходят. Ведь нужны не только реформы, но и правильное их претворение.

Сборная для меня — мотивация автоматическая

— Помню, когда вы принимали сборную, у вас состоялся хороший подробный разговор с вашим предшественником Леонидом Слуцким. Сейчас он только что ушел из «Витесса». Как полагаете — если Слуцкий решит вернуться в Россию, его зарубежный опыт привнесет в наш чемпионат что-то новое?

— Лично в последнее время не разговаривали, а с Олегом Яровинским несколько раз общались. В том числе по Караваеву, когда он там играл. А опыт, конечно, лишним не бывает — как в чемпионшип — в «Халле», так и в Голландии. Думаю, Леонид Викторович лучше нас знает, что и как в жизни и карьере ему сейчас нужно. А уходить с того или иного места работы тренеру однажды приходится в любом случае — выиграл он или проиграл. И анализировать надо как удачи, так и неудачи. Слуцкий — опытный тренер, уверен, что он сделает для себя правильные выводы, и они пойдут ему только в плюс.

— Можно ли сказать, что вам сейчас психологически легче работать, чем перед ЧМ-2018, когда вам пришлось пройти через чудовищный общественный прессинг? Всего за пять дней до турнира создавались петиции и раздавались интервью с требованием вашей отставки. Теперь такой накаленной атмосферы и близко нет.

— (Пауза.) Не знаю, легче или нет, но минусов в этом точно не вижу. (Усмехается.) А в ту накаленную обстановку максимально старался не вникать — потому что есть работа. Она была прогнозируема и объективна, потому что фактор домашнего чемпионата мира накладывал отпечаток, повышал напряжение и планку ожиданий, а результаты контрольных матчей болельщиков настораживали.

Мы-то знали, что планировали и делали, однако всего же не расскажешь. По репетициям сложно оценить спектакль. А два года перед премьерой были одни репетиции. Мы понимали, что никто плохого нам не желает, все просто переживают. Нам переживать было нельзя, надо было работать и доказывать не словами, а делами — на поле.

— А с кем вам проще работать — с простыми футболистами Зобниным, Мариу Фернандесом, Кудряшовым, Головиным, Черышевым, Дзюбой и т.д. или с заслуженными мастерами спорта с такими же фамилиями?

— Разницу не замечаю.

— Самомнение у них не выросло? Не уверенность в себе, а именно самомнение.

— Нет. Они прекрасно понимают, что это все мы заработали вместе и сделали это только за счет большой работы и оптимальной физической и психологической готовности к турниру. Эти ребята четко знают, откуда что берется. Самое главное — не забывать об этом.

— После четырех лет в сборной и трех крупных турниров — Кубка конфедерации, чемпионатов мира и Европы — вам будет так же интересно идти на еще один цикл? Что сделает вашу мотивацию такой же высокой, как прежде?

— Сборная России — это мотивация автоматическая. Клуб можно выбирать один или другой, а это — главная команда страны. Не хотелось бы пафоса, но я не могу думать такими категориями — «будет ли интересно» и т.д. Есть большой турнир, и очень хорошо, что мы туда попали — ведь Евро в какой-то мере домашний. Не очень представляю чемпионат Европы такого формата без сборной России. Играть у себя в стране — ответственность, и эту задачу мы решили. Следующая — подготовить команду к самому чемпионату Европы и сыграть на нем. А потом — продолжать делать свою работу.

— Но отбор в Катар будет заведомо тяжелейший — с учетом нашего рейтинга.

— Не знаю. Зачем мне говорить о том, о чем я не думаю? Конечно, уже видел систему отбора, состав корзин. Ждем жеребьевки. Но понимаем: бумага бумагой, а на поле в каждом отборочном и финальном турнире происходит разное. Тем, кто не принимал участия в таком турнире, со стороны кажется одно. Изнутри все видится иначе. Все решается не на бумаге, а на поле.

— Какой главный урок вы и сборная извлекли для себя на чемпионате мира, который должен помочь России на Евро-2020?

— То, что очень многое зависит, во-первых, от того, здоровы ли игроки — чтобы была возможность их подготовить. А во-вторых, от их готовности. Опыт чемпионата мира тут важен — подготовка получилась качественной, направление было выбрано правильное.

Неоценим и опыт самого турнира — скоротечного, на котором нельзя делать ошибок. Мы убедились, как скрупулезно нужно подходить к каждой игре — потому что у каждого соперника есть свои нюансы. А детали решают очень многое. Урок и в том, как проходят домашние турниры — тогда полностью, теперь частично. В том, какое значение имеет поддержка своих болельщиков. Ждем их на Евро!

Сборная России по футболу: состав, новости и материалы //
Чемпионат Европы-2020: группы и расписание матчей

Игорь Рабинер
Все материалы автора

ОПРОС
Какого результата сборная России добьется на Евро-2020?
Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
77
Офсайд
Пред. статья След. статья
МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта