Новости
Меню
Футбол

21 февраля, 17:00

«Никаких претензий к тебе нет. Но будет лучше, если ты уйдешь...» Как Шалимов играл в «Интере»

«СЭ» вспоминает карьеру Игоря Шалимова в миланском «Интере»
Корреспондент
«СЭ» — о карьере Игоря Шалимова в «Интере».

32 матча от звонка до звонка

«Интер» — второй клуб в итальянской эпопее Игоря Шалимова. Летом 1991 года он перешел из московского «Спартака» в «Фоджу» и с ходу произвел фурор в серии А: 9 голов в 33 матчах. В итоге в мае 1992 года он был продан в миланский гранд за 17 миллиардов лир (14 миллионов долларов).

За «Интер» Шалимов дебютировал в матче против «Удинезе» — команды, которая еще сыграет в его карьере чуть ли не ключевую роль, однако результативными действиями не отметился. А вот в следующем туре — в игре с «Кальяри» — Игорь забил свой первый гол за черно-синих. Получив мяч на линии штрафной, он мгновенно развернулся и поразил ближний угол. Еще через тур экс-спартаковец огорчил «Фиорентину» (2:2), в составе которой дубль оформил Батистута.

В целом в первых 10 играх сезона россиянин забил четыре гола — весьма приличный показатель. Однозначно себе в актив он мог занести встречу с «Ювентусом». Наряду с лучшим бомбардиром чемпионата мира-1990 Сальваторе Скиллачи, Шалимов получил от итальянских СМИ самый высокий балл — 7,5. Именно он на 78-й минуте снял все вопросы о победителе. Обыграв защитника на входе в штрафную, пробил в правый от себя угол — Перуцци туринцев выручить не смог. 3:1.

В то время в командах серии А одновременно на поле могло выходить не более трех легионеров. В «Интере» их было четверо: Шалимов, немец Заммер, уругваец Соса и югослав Панчев. Так вот накануне каждого тура Gazzetta dello Sport гадала, кто из иностранцев в той или иной команде останется в запасе. В «Интере», по мнению журналистов, на два вакантных места претендовало трое: Заммер, Соса и Панчев. Шалимов в этой лотерее, как правило, не участвовал. В свой первый сезон в составе миланцев он отыграл 32 из 34 матчей. Причем все из них от звонка до звонка.

Почти после каждой встречи россиянин удостаивался весьма высоких оценок. Так, после игры с «Дженоа» (4:0) Gazzetta dello Sport писала: «Он принял участие во всех острых атаках миланцев». В следующем туре Шалимов «уничтожил» свою бывшую команду — «Фоджу» (3:1), оформив дубль.

— Именно в последних двух играх я нашел лучшее для себя место в команде, — объяснял свою результативность Шалимов в интервью «СЭ». — С начала сезона я играл на позиции центрального полузащитника. Теперь ее занял 26-летний Антонио Маниконе. Я же сместился немного правее и вперед и получил большую свободу действий. Мне стало легче подключаться к атакам. Как и два года назад в «Спартаке», часто выхожу на ударные позиции и могу не думать об обороне. Я знаю, что Маниконе всегда прикроет свободную зону.

Игорь Шалимов. Фото ФК "Интер"
Игорь Шалимов. Фото ФК «Интер»
ФК «Интер»

«Думали, Баджо нас прибьет. А на него было грустно смотреть»

В это же самое время в составе «Спартака» набирал обороты Валерий Карпин, который, к слову, родился в один день с российским легионером «Интера» — 2 февраля 1969 года. Интересны его рассуждения о серии А и прогрессе Шалимова в Италии, высказанные в интервью «СЭ» зимой 1993 года.

— За границу вас не тянет?

— Как сказать... С одной стороны, «Спартак» — моя команда, какую я вряд ли где найду. А уровень зарубежного футбола ведь не так уж фантастически высок, как это пытаются иной раз представить.

— Вот как?

— Например, если бы в Италии не было легионеров, там футбол совершенно другим был бы. Да вот, играли мы как-то на Апеннинах. Там один паренек за молодежную сборную гол забил. И все газеты — в крик: «Марадона растет!» Ну а если здраво рассуждать, так себе гол: мяч, прежде чем в ворота залететь, срикошетил от десяти с половиной человек. Или играли против «Ювентуса». Вышел Баджо. Ну, думаем, все — прибьет нас. А он... Не знаю, может, не в форме был? Но грустно было смотреть на него.

— Но все же вы не прочь встать в строй тех самых легионеров, которые определяют итальянский клубный футбол?

— Разумеется. Играть за «Интер» хотел бы. И не только потому, что там Шалимов. Просто команда нравится очень. Кстати, знаете, чем я объясняю взлет Игоря? Он удивительно компанейский парень — а такие в почете. И итальянским языком быстро овладел.

«Я еще и в «Удинезе» пойду? Смешно!»

Шалимов внес серьезную лепту в серебро «Интера», забив девять голов в чемпионате страны. «Нерадзурри» на четыре очка отстали от «Милана». Казалось, позиции россиянина в составе черно-синих незыблемы.

— По подбору исполнителей мы, конечно, уступаем «Милану», — рассуждал в те дни Шалимов. — Но ведь и в Интере" нескольким классным игрокам не всегда находилось место в составе. Вспомните Сосу, который потерял треть чемпионата, а потом едва не стал его лучшим бомбардиром. А что будет у нас в следующем сезоне? На днях в Милан приехали Бергкамп и Йонк («Интер» купил голландцев у «Аякса». — Прим. «СЭ»). Весьма вероятно, что появится в «Интере» и аргентинец Бальбо. Конкуренция — не приведи Господь! Но команда, думаю, от этого только выиграет.

— Вроде бы у вас и так все складывалось неплохо. Зачем же было кроить состав почти на 50 процентов?

— Итальянская лига не может жить без переходов. Вот у нас теперь одних только форвардов-иностранцев будет трое. И, как вы понимаете, все вместе играть они не будут. Максимум — двое. На одно место претендуем и мы с Йонком. Не стоит забывать и о Панчеве.

Итак, Шалимов был готов к серьезной конкуренции с голландцем. Однако решение руководства клуба застало его врасплох. В июле итальянские СМИ написали, что «Интер» планирует отдать российского футболиста в аренду в «Удинезе». Сам Шалимов узнал об этом из газет, находясь в отпуске в Москве, и был, мягко говоря, шокирован.

— Я не знаю, почему речь идет именно обо мне — игроке средней линии, который нормально провел свой первый сезон в «Интере» — забил девять голов, — недоумевал он в интервью «СЭ». — Главный тренер не скрывал, что доволен мной. Он это повторял не раз и не два. И сейчас я не знаю, какую цель преследуют журналисты, распространяя подобные новости. Я лично никуда из «Интера» уходить не собираюсь. Я еще и в «Удинезе» пойду? Смешно!

— А мог ли Бергкамп поставить условие, что он будет играть только рядом с Йонком?

— Думаю, такое невозможно. На это в «Интере» никто не пойдет. Как можно заранее бронировать кому-то место в составе? Маттиас Заммер настаивал на этом, но ему отказали.

— Так сколько же теперь в «Интере» иностранцев?

— Пятеро. Два голландца, Соса, Панчев и я.

Чуть позже стало известно, что президент «Интера» Эрнесто Пеллегрини вознамерился обменять Шалимова на хавбека «Удинезе» Франческо Делль Анно. Gazzetta dello Sport даже опубликовала копии документов, согласно которым клубы уже обо всем договорились.

— У Шалимова характер чемпиона, к тому же в прошлом сезоне он забил девять голов, — говорил Пеллегрини в интервью итальянским СМИ. — Но мы должны им пожертвовать, так как к нам приходит Делль Анно. В «Удинезе» мы отдаем Шалимова взаймы, и через год он вернется к нам еще более сильным футболистом.

— Вам никогда не приходилось говорить игроку: я тебе плачу, поэтому ты должен выполнять мои приказы?

— Нет. Я всегда действую убеждением.

Игорь Шалимов. Фото Григорий Филиппов, -
Игорь Шалимов.
Григорий Филиппов, Фото —

«А разве у вас есть ко мне претензии?»

Убедить Шалимова не удалось — он твердо стоял на своем.

— Из разговора с Пеллегрини я, честно говоря, не понял, почему именно меня отдают в аренду. «А разве у вас есть ко мне претензии по прошлому сезону?» — спросил я его. «Никаких претензий, ты играл хорошо, — ответил президент. — Но все же будет лучше, если...»

— И чем, кроме пункта в контракте, вы мотивировали свой отказ?

— Я признался, что потратил много сил и нервов, чтобы за считаные месяцы закрепиться в составе «Интера». И теперь накануне, быть может, самого важного сезона в моей карьере, когда я вместе с командой могу выиграть чемпионат Италии и Кубок УЕФА, мне предлагают переехать в «Удинезе» — да ни за что на свете!

— Можете дать игровую характеристику Делль Анно?

— Почему нет? Интересный игрок, но ему в «Интере» придется тяжело. В «Удинезе» на него играла вся команда. Здесь такого приоритета у него не будет. У нас нет ярко выраженного диспетчера. Эти функции обязан выполнять каждый игрок в зависимости от ситуации. Как поведет себя Делль Анно в командной игре — по-моему, он и сам не слишком представляет.

— Так стоило ли из-за него огород городить?

— Это вопрос на засыпку. Но я смогу вам на него ответить. Через пару месяцев после начала чемпионата.

— Как вам играется на тренировках рядом с Бергкампом?

— С таким футболистом взаимодействовать легко. Он отлично двигается, но без нужды лишнего шага не сделает. Вот нужно открыться — бежит, надо остановиться — останавливается. Необходимо отдать — отдает.

— Йонка к разряду великих пока отнести нельзя?

— Йонк просто надежный передний защитник-волнорез. Он физически силен и игру ведет неплохо.

Здесь стоит заметить, что оба голландца так и не смогли показать в «Интере» своего максимума. Рубен Соса называл Бергкампа «странным и одиноким», подчеркивая его замкнутость и необщительность. Делль Анно отыграл за «Интер» три сезона, но ключевым футболистом не стал и ушел в «Салернитану».

«Каждый промах уносил частичку уверенности в себе»

Руководство «Интера» не стало мстить Шалимову за его отказ уйти в «Удинезе». В шести из восьми матчей на старте нового сезона экс-спартаковец выходил в стартовом составе и проводил на поле по 90 минут. Однако результативными действиями отметиться не смог. Как итог — потеря места в основе.

— Когда я только-только пришел в «Интер», у меня не было конкурентов. Потом они появились. И это сразу словно бы включило мой внутренний голос, который не уставал мне твердить: «Ты обязательно должен забить, должен сыграть хорошо, доказать, что ты сильнее других иностранцев», — рассказывал Шалимов в интервью «СЭ» в сентябре 1995 года. — В первых играх у меня было шесть-семь моментов, когда я мог забить гол. Но я их не реализовал. И объяснить это могу только тем, что у меня не было фарта.

Из-за меня в начале сезона наша команда потеряла очки. При всем при том иногда я был очень близок к успеху: пробей я на два сантиметра левее, и был бы гол. Но я бил правее... Я очень старался доказать, что должен остаться в «Интере», однако мои неудачи лишали убедительности мои доводы. Неудивительно, что все это, мягко говоря, не улучшало моих отношений с Пеллегрини.

В довершение всего выяснилось, что Йонк подписал контракт с тем условием, что он и Бергкамп должны были вместе выходить на поле. Почему Пеллегрини заключил столь странный контракт, мне неизвестно. Говорят, у него были какие-то интересы в Голландии. Какие именно, я не знаю и не хочу знать. Но все это повышало требования, предъявляемые ко мне. Я должен был играть так, чтобы доказать: я для «Интера» нужнее, чем пара голландцев. Если бы я забил три-четыре гола, это решило бы все мои проблемы. По крайней мере, в первом круге. Но мне это не удалось. А каждый промах уносил частичку уверенности в себе.

Я пропустил одну игру. Потом Баньоли снова поставил меня. И я опять думал только о том, что обязан сыграть хорошо...

Бывало, на тренировке я чувствовал, что нахожусь в отличной форме, однако на игру меня не ставили. Я продолжал работать — меня выпускали, но я был не похож на себя: психологический груз оказался для меня непосильным. Потом Йонк сломался, мы без него выиграли пару встреч, и я, наконец, забил два гола. Однако тот год был далеко не лучшим для «Интера». В одной игре мы выглядели прилично, в двух других — безобразно. В чемпионате Италии мы занимали место в середине таблицы. Это не устраивало руководство клуба, и в середине сезона Баньоли отчислили. Пришел новый тренер — Марини. Он то ставил меня, то не ставил... Единственным утешением для меня было то, что я забил два гола в Кубке УЕФА, приняв участие в семи матчах.

Статистика Шалимова в его втором сезоне в «Интере» весьма скромная: всего два мяча в 18 играх чемпионата Италии. «Интер» выиграл Кубок УЕФА, но россиянин не попал в заявку на обе финальные встречи с «Зальцбургом».

Игорь Шалимов. Фото Александр Вильф, -
Игорь Шалимов.
Александр Вильф, Фото —

«После «Интера» удовлетворения от футбола уже не получал»

— Перед отпуском я уже не сомневался, что должен уйти, — продолжал свой рассказ хавбек. — И вдруг меня вызывает Пеллегрини и говорит: у меня, мол, большие надежды на тебя. Новому тренеру я рассказал, какой ты хороший футболист, поэтому не думай ни о каких переходах (у меня были предложения от «Наполи» и «Торино»). Ты остаешься, я на тебя надеюсь.

Приходит Бьянки, я начинаю тренироваться, забиваю два-три гола в товарищеских матчах. Начинается Кубок Италии — Бьянки меня не ставит. Стартует чемпионат страны — я снова вне игры. На тренировках Бьянки меня не замечает, давая понять, что я ему не нужен. Тут уж я вскипел и сказал, что не могу больше сидеть и смотреть, как играют другие: «Если что-то есть — я готов принять любое предложение». Оказалось, что такое предложение действительно есть — от немецкого клуба «Дуйсбург». И я его принял. Сейчас, когда все позади, готов допустить, что та ситуация, в которой я оказался, была создана специально. Пеллегрини, видимо, уже пришел к решению продать «Интер» и потому посчитал, что ему не помешают 700 тысяч марок, которые ему заплатил за меня «Дуйсбург»...

В июле 1995 года Шалимов перебрался в Германию. По сути, первый сезон в «Интере» стал пиком его игровой карьеры.

Впоследствии он признал, что ему все же следовало уйти в аренду в «Удинезе».

— Ваша карьера шла по восходящей до тех пор, пока в 1993 году вы не отказались от перехода из «Интера» в «Удинезе».

— Сегодня я понимаю, что нужно было соглашаться.

— Неужели три года назад вы не знали, что на футболе завязаны не только спортивные, но и деловые интересы?

— Тогда я этого действительно не знал.

— И некому было объяснить?

— В тот момент рядом никого не оказалось. Я считал, что поступаю правильно и принципиально, но если бы лучше понимал, что происходит, действовал бы иначе. Сегодня ушел бы сразу, провел бы год в «Удинезе» и спокойно вернулся. Думаю, та ошибка и стала причиной спада в моей карьере. («СЭ», август 1996 года)

— Все команды после «Интера» («Дуйсбург», «Лугано», «Удинезе», «Болонья», «Наполи») — это восстановление после взлета, который у меня случился в первый итальянский год: «Фоджа», «Интер»... Потом произошло падение, которое психологически всегда очень тяжело пережить, — признавался Шалимов в интервью еженедельнику «Футбол» в 2009 году. — После «Интера» я удовлетворения от футбола не получал. Постоянно думал, что это не мой уровень, и сравнивал с теми играми, в которых был на пике. Последние лет пять просто играл в футбол. Да, может быть, я не смог удержать тот уровень, на который попал. Но слишком уж большие перемены произошли вокруг. Я вырос в Советском Союзе, потом уехал в другую жизнь, где поначалу все складывалось прекрасно. В «Фодже» лучший новичок года, потом переход в «Интер». Вот там я, может быть, чуть-чуть поплыл... На высокий уровень попал, а удержаться не смог. Стабильности не хватило, наверное.