«После новости о подписании Денисова Халк и Витсель позвонили Это'О и Диарра сказать, что он расист». 3-я часть суперэксклюзива об «Анжи»

Футбол   /  «У своих ворот» 
47
50
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Игорь Рабинер
Игорь Рабинер
Обозреватель
К 10-летию покупки «Анжи» Сулейманом Керимовым обозреватель «СЭ» Игорь Рабинер откровенно поговорил с экс-руководителями и тренерами клуба из Махачкалы, чтобы реконструировать короткую историю одного из самых ярких проектов российского футбола.

В третьей части:
— Как «Анжи» подписал Лассана Диарра за пять минут до закрытия трансферного окна;
— Как Хиддинк ждал до полуночи новичка Виллиана в лобби отеля просто для того, чтобы его обнять;
— Как Гус разрулил конфликт Юрия Жиркова с Самюэля Это'О;
— Как Кристоферу Самбе не предложили улучшенный контракт и его уход в «КПР» стал главной ошибкой «Анжи» зимой 2013-го;
— Как нельзя было назначать концерт в честь открытия «Анжи-Арены» на день финала Кубка России;
— Как за месяц до развала клуба его называли главным кандидатом в чемпионы;
— Как Александр Кокорин согласился переходить в «Анжи» только при условии, что там окажется и Игорь Денисов;
— Как Хиддинк отклонил предложение «ПСЖ» и решил остаться в «Анжи», но не сработался с бывшим помощником Алекса Фергюсона в «МЮ» и уехал уже после второго тура;
— Как роковая фраза Денисова в самарской раздевалке, воспринятая легионерами как расизм, стала триггером для разрушения всего проекта;
— Как происходила распродажа звездного «Анжи» в течение трех недель до закрытия трансферного окна;
— В чем заключались нефутбольные причины смены вектора;
— Что происходит с «Анжи» и дагестанским футболом сейчас.

Хиддинк в полночь ждал Виллиана в лобби отеля и разруливал конфликт Жиркова и Это'О

При Хиддинке быстро стали возможными такие победы, как 3:0 в гостях у «Спартака» в день 90-летия красно-белых. В перерыве спартаковцы устроили красивый парад ветеранов, когда на поле вышел и Леонид Федун, а закончилось все разгромом, после которого великие спартаковцы уходили со стадиона разгневанными. Несмотря на то что «Спартак» в концовке того полуторалетнего сезона дотянется до серебра и места в Лиге чемпионов, то унижение, вероятно, стоило тренерского поста Валерию Карпину, летом ненадолго замененному на Унаи Эмери.

Под Гуса и именитые новички продолжали приходить — Виллиан из «Шахтера», Диарра из «Реала». По словам бывшего гендиректора Германа Чистякова, в середине 2012-го из «Анжи» ушедшего, но продолжавшего держать руку на пульсе, очень серьезно рассматривались кандидатуры Дженнаро Гаттузо и Карлеса Пуйоля.

Диарра взяли в последний день летнего трансферного окна. Член совета директоров «Анжи» Герман Ткаченко уточняет:

— За пять минут до закрытия! Был перерыв на сборные, Гус уехал. Я сидел в офисе, Айвазу Казиахмедову, новому гендиректору, захотелось на Суперкубок в Монако. В перерыве какие-то бумаги сбрасывал ему, он подписывал...

Спортивный директор Хасанби Биджиев развивает тему:

— Прямо возле стадиона «Луи II» я общался с генеральным директором «Реала», обсуждали детали и с юристами клуба. Находясь в тысячах километров от офиса, нам удалось закрыть такой крутой трансфер. От перехода Диарра к нам зависел трансфер в «Реал» другого футболиста, поэтому в наших переговорах была заинтересована и третья сторона. При таком лимите времени ни о каких банковских гарантиях не могло быть и речи, и договор был заключен на взаимном доверии, которым «Анжи» даже у самых серьезных клубов в Европе уже пользовался.

— В «Локомотиве» Диарра потом конфликтовал с Кучуком и Смородской. В «Анжи» у него было что-то такое? — спрашиваю Андрея Гордеева, члена тренерского штаба Хиддинка.

— Даже близко не было! Никакой звездной болезни. Присоединился к команде — и сразу приступил к беговой работе, хотя ему предлагали в первые дни обойтись без нее и предложили несколько вариантов поддержания формы. Такие люди очень тонко чувствуют, когда в команде что-то не так. Со сложившимися звездами нужно быть честными, и они отвечают самоотдачей на поле. А на первой же тренировке мы все, от игроков до штаба, были впечатлены его футбольными качествами. Он это увидел и спокойно сказал: «А теперь представьте, что в «Реале» таких больше двадцати человек, и я еще далеко не самый сильный».

Виллиана из Бельгии с медосмотра в расположение «Анжи» вез Биджиев:

— Фантастический парень! С первого дня говорил со всеми по-русски — язык выучил в «Шахтере». Очень скромный, улыбчивый, добродушный. Человека с полнейшим отсутствием заносчивости не могли не принять в коллективе. С первых же тренировок стало ясно, что у нас появился игрок мирового класса.

Около полуночи мы прилетели в Малагу, и Хиддинк ждал нас в холле. Только для того, чтобы обнять Виллиана и сказать ему, что рад будет с ним поработать. Гус как никто знает, насколько важно для игрока первое впечатление. На следующий день после нашего прилета у «Анжи» была товарищеская игра с киевским «Динамо». Так Виллиан, едва переночевав, сразу выпалил на утренней установке: «Я хочу играть!», тем более что и соперник для него был принципиальный. Мистер отреагировал: «That's my boy!» — «Это мой парень!» И какое-то время на поле он провел.

Гордеев добавляет деталь:

— Мистер (Хиддинк. — Прим. И.Р.) как-то отправил Виллиана восстанавливаться, и мы вместе пошли в бассейн. Запомнилось, что его шевелюра не намокает при нырянии. А еще то, что он очень боялся воды. Я ему приводил знакомые образы: «В воде — как на футбольном поле, где если ты напряжен, то мяч отскакивает от тебя на километр. А сумеешь расслабиться — и сразу поплывешь». Что-то в его голове отпустило, и после этого он стал здорово плавать и нырять. Удивительный мальчишка, который вместе с Диарра сразу усилил команду.

Хиддинк показывал команде образцы психологического мастерства. Чистяков вспоминает:

— У Это'О с Жирковым был конфликт, который Гус гениально разрулил. Просто хрестоматийно. Они чуть не подрались, и главный тренер назначил им встречу на следующее утро. Попросил нас найти в отеле самую маленькую комнатку, в которую три человека влезут с трудом. Назначил разговор на десять утра. А сам пришел в 10.30. И, когда вошел, те хором сказали: «Мистер, а уже нечего обсуждать. Во всем разобрались». На что, собственно, все и было рассчитано.

Гордеев добавляет, что окончательно снял все шероховатости Ткаченко:

— При посредничестве Германа Самюэль и Юра потом вместе сходили на хоккей, поужинали семьями, и весь негатив сошел на нет.

Гус Хиддинк. Фото Алексей Иванов
Гус Хиддинк. Фото Алексей Иванов

Черная весна 2013-го

Весь календарный 2012 год при Гусе получился великолепным. Гаджиев, вспоминая об этом и отмечая классный футбол команды, смеется: мол, «Анжи» надо было тот год играть по системе «весна-осень».

В завершающей части сезона-2011/12 «Анжи» успел вскочить с седьмого места на еврокубковое пятое. В новом чемпионате долго лидировал, а на зимний перерыв ушел вторым с отставанием от лидера, ЦСКА, на три очка. В прессе махачкалинцев и их тренера хвалил даже Евгений Ловчев, один из самых жестких критиков голландца времен сборной России.

Наконец, отлично сработала команда Хиддинка и в Европе. Шесть матчей в квалификации Лиги Европы против венгерского «Гонведа», голландских «Витесса» и АЗ были выиграны все до единого с общим счетом 15-0, а клуб из Алкмара был уничтожен на выезде — 5:0. Вслед за чем случилось второе место в группе после «Ливерпуля» (причем с домашней победой 1:0) и впереди «Янг Бойз» и «Удинезе».

Тогда, в декабре, казалось, что и чемпионство, и минимум четвертьфинал ЛЕ — на расстоянии вытянутой руки. И февральская стадия еврокубков, в которой был мощно и уверенно пройдет «Ганновер», это вроде подтверждала.

А в марте вдруг все посыпалось. Ужасные два очка в четырех матчах с «Мордовией», «Крыльями», «Краснодаром» и «Аланией» (включая 0:4 от «быков») — и о золоте больше не было и речи, да и завоеванная в итоге бронза оказалась очень далека от лигочемпионского серебра — девять очков отставания. Наконец, обиднейший решающий пропущенный гол в ответном матче 1/8 финала от «Ньюкасла» на последней минуте — и Лиги Европы тоже больше нет.

Версий случившегося много. Одна из них — кадровая. Перед самым закрытием зимнего трансферного окна в английский «КПР» по семейным обстоятельствам перешел оплот обороны «Анжи» двухметровый экс-капитан «Блэкберна» Кристофер Самба. Более или менее равноценно заменить его элементарно не успели — и стала лишний раз понятна мудрость Алекса Фергюсона, утверждающего, что матчи выигрывает нападение, а турниры — защита.

Ткаченко:

— В Ньюкасле здорово играли, а пропустили на последней секунде — секунде! — как раз после удара головой при стандарте. Потеря Самба, за которого я бился до конца, стала нашей ключевой ошибкой. Спросите Владимира Габулова, насколько неуверенно после этого стали чувствовать себя вратари. Крис был кровью коллектива. Всегда собирал вокруг себя и русских, Шатова со Смоловым, и дагестанцев. Игроки разных национальностей на сборах сидели у него под мышкой, слушали музыку. Громадный парень, который всех любил и которого все любили. Шатова тоже все любили — но как сына полка. А Самба — как какое-то огромное во всех смыслах объединяющее начало.

Сложная семейная ситуация там, конечно, имела значение, но главное — ему не дали новый улучшенный контракт, которого он ожидал. Самба пробыл у нас год, получал немало, но, будучи третьим по значимости игроком «Анжи», зарабатывал на нижнюю часть первой десятки. И его это немножко задевало. А нам казалось, что выкупную цену 15 миллионов фунтов, которую мы прописали, никто не даст. «КПР» перевел эти деньги нам одним платежом...

Я обошел Константина Ремчукова, Хасанби Биджиева и Айваза Казиахмедова с просьбой — поддержите, буду поднимать перед Сулейманом вопрос о новом контракте Самба. Но так ничего и не вышло. Почему-то мне кажется, что с ним мы бы выиграли ту Лигу Европы. В последний момент его уговаривали остаться все — Сулейман, я и даже Это'О, когда самолет уже стоял. Команда только формировалась и еще была хрупкой. Такая потеря ее подкосила. Заменить его не успели. Спахич, Эвертон — это все не то.

Ньюкасл, тем более с такой развязкой, стал для всех большим ударом. Помню, через день в Лужниках был какой-то матч, и мы с Юрием Семиным разругались, реально орали друг на друга. Он наезжал на Хиддинка, я его отстаивал. А потом он вдруг сказал: «Я не буду на тебя обижаться. Потому что ты защищаешь тренера». У меня было горе — команда проиграла...

Спустя полгода, после вылета «Куинз Парк Рейнджерс» из АПЛ, Самба вернется в Махачкалу. Как выяснится чуть позже — к шапочному разбору. И вскоре вместе еще с пятью игроками «Анжи» перейдет в «Динамо» и в интервью будет вспоминать о том периоде с большой ностальгией.

— Потеря Самба была ключевой историей, — согласен Чистяков. — На мой взгляд, он был тогда лучшим защитником в стране. Царствовал и у себя в штрафной, и на стандартах в атаке. Топовый спортсмен и профессионал.

Хасанби Биджиев, пришедший в клуб в 2012-м, вспоминает детали:

— Я плотно общался с представителями «КПР» по этому трансферу. Честно объяснял, что он им с ходу не поможет, — травмирован, пропустил два сбора, пару месяцев фактически не тренировался. А лондонцам в борьбе за выживание помощь нужна была сразу. Но они стояли на своем, помня о том, как Самба играл за «Блэкберн». Так и случилось — не помог, вылетели, Крис вернулся. Мы все этому очень обрадовались, улыбались и приветствовали его дома. Для нас же его полугодичное отсутствие стало серьезной потерей.

Впрочем, тот же Биджиев считает, что весенний провал объяснялся не только отъездом Самба.

— Считаю, была допущена ошибка в подготовительный период. Был вопрос по третьему сбору — проводить его в Марбелье или снова в Дубае. Я объяснил свою позицию Хиддинку, что, если мы поедем в Эмираты в конце февраля — начале марта, то там уже будет очень жарко, а играть товарищеские матчи в это время будет не с кем. В Испании же спокойно проведем сбор по запланированной программе.

Гус со мной согласился, мы на этом расстались, решили работать в Марбелье. Но каким-то образом команда все-таки оказалась в Дубае. В 11-12 дня — уже невыносимая жара, заниматься можно было только ранним утром. Проводили по одной тренировке в день, начинали ее в 9-10 утра. И вообще ни одного матча. Этот фактор плюс потеря Самба и повлияли на потерю очков в марте, которых нам не хватило для попадания в Лигу чемпионов.

До конца сезона «Анжи» не одержит и двух побед подряд, набрав лишь 12 очков в 11 турах, но на осеннем багаже все же доехав до третьего места. Керимов был такой весной сильно недоволен, но все мог изменить финал Кубка России против ЦСКА. В полуфинале «Анжи» удалось обыграть в гостях «Зенит» — Халк бил в крестовину, питерцы создавали момент за моментом, а единственный мяч мастерским ударом из-за штрафной забил Это'О. Первый трофей в истории клуба 1 июня 2013-го в Грозном мог заставить и дагестанских болельщиков, и владельца-миллиардера забыть о плохих временах.

Тем более что на вечер того же дня в Каспийске была назначена торжественная церемония открытия «Анжи-Арены» с кучей звезд — Шер, Жан-Клодом ван Даммом и другими. Весной «Анжи» уже играл на новом 30-тысячнике, но именно этот день показался Керимову наиболее подходящим для феерии. В связи с этим финал Кубка в соседней республике перенесли с 19.00 на середину дня, когда столица Чечни задыхалась от жары.

Оставалось только по заказу выиграть у ЦСКА, впервые за семь лет ставшего первым в чемпионате и находившегося в связи с этим на огромном моральном подъеме.

Чистяков считает, что подгадывать такое мероприятие под неизвестный результат матча с топ-соперником, а значит, и под вызванные им эмоции, было нельзя. Он хорошо выучил футбольные уроки от Ткаченко, когда, например, при 2:0 на последних минутах с «Локомотивом» сообщением поздравил его с победой, а соперник в итоге чуть не отыгрался, и Герман-старший был вне себя.

— В тот вечер была презентация стадиона в Махачкале с помпой и звездами, команду из Грозного на ней ждали с трофеем. В футболе, как я уже понял, так нельзя. Нельзя заранее ничего назначать, золотые майки перед матчем покупать. Жизнь показала, что это неправильно. Хотя все было очень близко...

Тот финал Кубка получился шикарным, ослепительным. Смотришь на составы, на атакующие и средние линии — уже душа поет. С одной стороны — Вагнер, Думбия, Хонда, Муса, Эльм с другой — Это'О, Жирков, Виллиан, Диарра, Буссуфа. Муса открывает счет, Акинфеев три раза немыслимо спасает армейцев после ударов Это'О, но Диарра потрясающим дальним ударом все-таки сравнивает. Вернблума удаляют, ЦСКА весь овертайм играет в меньшинстве. Дело доходит до серии пенальти.

— Акинфеев играл феерически, — вспоминает Чистяков. — Я редко пересматриваю футбол, но этот матч смотрел еще дважды. Такого уровня сейчас в России и близко нет. Мы прекрасно понимаем, что экономически здоровой подоплеки для существования таких команд в стране не было, и с точки зрения финансового фейр-плей, приглашая Халков, трудно держать марку. Контроль со стороны УЕФА сейчас значительно серьезнее. Но болельщики могли этим наслаждаться. А сейчас — нечем.

— Акинфеев выдал тогда сумасшедший матч. Мне кажется, один из лучших за всю его карьеру, — считает его бывший коллега по амплуа Биджиев.

В серии пенальти сперва Акинфеев вытащил удар Жиркова, в ответ Габулов — Мусы. Решающим стал промах Жусилея, пробившего выше ворот. Армейцы сделали дубль. Дагестанский клуб так и не выиграл до сих пор ни одного трофея. А тогда футболисты, понурив головы, полетели на торжество в Махачкалу...

Андрей Гордеев уедет в отпуск, из которого уже в «Анжи» не вернется, — позвонит гендиректор Казиахмедов со словами, что его контракт продлен не будет. Но Гордееву запомнятся минуты в аэропорту после финала:

— Сидим в аэропорту расстроенные и уставшие. И тут кто-то подходит к ребятам за автографом, кто-то — сфотографироваться. Никто из самых больших наших звезд, начиная с Это'О, не отказал простым болельщикам. Какие бы кошки ни скребли на душе — все вставали и улыбались. Они показали в этот момент высочайший профессионализм, и те же молодые российские ребята увидели, что это — часть работы, и важно таким согласием сделать людям праздник и оставить хорошую память о себе.

Ткаченко:

— Для Керимова бронза была неудачей. Хотя для команды, существовавшей в новом режиме второй год, это был успех. Но он — победитель, максималист. А результат финала Кубка стал для него большим разочарованием. Это была лучшая наша игра, если брать сам футбол...

О том, что Керимов с раздражением воспринял бронзу и выход в финал Кубка, говорит и Гаджиев. Подчеркивая, что почти такой же результат (третье место тогда уплыло от «Анжи» в результате выдуманного судьей Юрием Ключниковым пенальти в добавленное время) «Анжи» под его руководством достиг в 2000 году с расходами, по словам тренера, в 50 раз меньше.

Многие, в том числе и в клубе, были уверены, что на этом завершится работа Хиддинка в «Анжи». У него заканчивался контракт, и неудачи последнего полугода заставляли обе стороны напряженно думать, стоит ли подписывать новый. Биджиев вспоминает:

— Разговоры всякие ходили. Слыша их, мы на всякий случай готовились к уходу Мистера и искали главного тренера, но только в случае его отставки. При этом пришли к выводу, что для клуба оптимально, чтобы Гус продолжил работу.

Гус улетел домой и сказал нам, что у него другие планы. Я попросил Керимова, чтобы он позволил мне слетать в Голландию и поговорить с Хиддинком лично. Все отнеслись к этой поездке скептически, в таком духе: ну, можно попробовать для очистки совести. Я же вылетал с полной уверенностью, что с человеком, с которым за время совместной работы мы по-настоящему сдружились, сможем договориться.

Разговор был непростой. Сначала сидели в отеле напротив дома Мистера, затем пошли к нему домой. Гус вносил определенные коррективы в наши планы, но всячески давал понять, что готов работать. Оставалось убедить Элизабет. Она в тот день была на концерте какой-то суперзвезды, и нам пришлось долго ее дожидаться. Жена Мистера была не против его работы в России, она беспокоилась только за его здоровье. Хиддинк дал добро, я вернулся в Москву и доложил об успешных переговорах. И руководство, и игроки были очень рады.

Ради продолжения работы с «Анжи» Хиддинк отклонил предложение «ПСЖ». Знал бы он, что уже после второго тура нового чемпионата будет паковать чемоданы...

Рене Меленстен. Фото Сергей Расулов-младший, ФК «Анжи»
Рене Меленстен. Фото Сергей Расулов-младший, ФК «Анжи»

«Хиддинк и Меленстен были как кошка с собакой»

В летнее межсезонье 2013 года «Анжи» пополнился так, что все стали называть команду главным кандидатом в чемпионы. Из «Зенита» за 15 миллионов евро (к выкупной цене 12 миллионов клуб добавил еще три, зато разбил платежи на три транша) прибыл капитан сборной Игорь Денисов, из «Динамо» за 19 — Александр Кокорин. Из «Кубани» — уже привлекавшийся в сборную России Алексей Ионов.

— Договорились сначала с Денисовым, потом с Кокориным и Ионовым, — припоминает Биджиев. — По двум последним переговоры вел я, поэтому и помню, что Игорь согласился перейти первым.

Наконец, первым помощником Хиддинка стал недавний ассистент завершившего тренерскую карьеру Алекса Фергюсона в «МЮ» голландец Рене Меленстен.

Последним фактом в нашем разговоре тогда восхищался Андрей Талалаев:

— Меленстен — один из лучших специалистов в мире по развитию индивидуальных качеств игроков, гуру в своей области. Он — ученик Вила Курвера, основателя знаменитой голландской школы, именуемой «пирамидой Курвера». Эти люди доказали, что при правильной работе прогрессировать способны даже возрастные футболисты. Меленстен, например, реанимировал Райана Гиггза, здорово помог перестроить игру и Руду ван Нистелрою, когда тому перестало хватать мобильности. Для меня, много лет изучающего голландскую тренерскую школу, это просто полубог. Уверен: если тот же Кокорин будет с головой воспринимать индивидуальные рекомендации Меленстена, то за полтора года способен стать звездой европейского уровня.

В итоге Кокорин, начинавший сезон травмированным, не успеет провести ни у Меленстена, ни вообще в «Анжи» ни матча. А сейчас правила УЕФА по солидарным выплатам заставят «Фиорентину» заплатить 2034 евро махачкалинскому клубу, за который он вообще не играл.

По словам Гаджиева, с которым Керимов к тому времени возобновил регулярное общение, по зенитовским мотивам он предупреждал владельца «Анжи» об опасности конфликта Денисова с легионерами. Тот в ответ промолчал, не сочтя угрозу реальной.

Ткаченко рассказывает:

— Главной целью был Кокорин. После матча «Анжи» с «Динамо» Это'О подошел к Сулейману и сказал о нем: «Супер!» Мы сразу включились. А агент Саши сказал Сулейману: «Кокорин пойдет в «Анжи» только в том случае, если вы возьмете еще и Денисова». Но и Игорь — это фигура, а не разменная монета! Капитан сборной! И мы взяли их обоих. Пришлось ломать уже готовую сделку по покупке Яна Мвила — Гус хотел опорного, чтобы мы могли перевести Жусилея в центр обороны.

— Тогда все казалось безоблачным?

— Да. Сулейман преодолел негатив от третьего места и проигрыша в финале Кубка, оставил Хидинка, купил Кокорина с Денисовым, вернул Самба, подписал Меленстена. И мы бы выиграли чемпионат, если бы пережили тот момент.

Денисов — очень хороший парень. Когда не в стрессе. И мы с ним все обсуждали, когда он был в спокойном состоянии. Просто, как потом выяснилось, сразу, в первую секунду после новости о его подписании, Витсель и Халк позвонили Это'О, Диарра и остальным легионерам со словами, что он расист.

Шло межсезонье, и я полетел в Европу к каждому из них. Облетел всех лидеров, которые были взбудоражены, каждого успокоил. И на сборах в Австрии, не в стрессе, все было нормально. Это'О прекрасно общался с Денисовым. Не было вообще никаких проблем.

— А как в тренерский штаб вписывался Меленстен? Были ли у него проблемы с Хиддинком?

— Два голландца вместе — это было ужасно. Как кошка с собакой. И больше в этом был виноват Рене. Гус и Фергюсон схожи по модели работы, а Меленстен — это прекрасные тренировки, детали. Ему нужно было принять то, что у него та же роль, что и в «МЮ», а ему хотелось большей самореализации. Он вел себя не то что некорректно, но с перебором.

Идея пригласить Меленстена была моя, и я по-прежнему считаю ее хорошей. Потому что по ходу предыдущего сезона мы поняли, что ошиблись со штабом Гуса. В свое время я хотел туда Фреда Руттена из «ПСВ», но с этим не получилось. А другие (Тоном дю Шатинье и Желько Петровичем. — Прим. И.Р.) оказались по характеру работы не такими, как были нужны.

Гус был немножко знаком с Рене и понимал, почему его берут. Он очень открытый — и, если предлагалось что-то хорошее, был готов к этому. Меленстен — невероятный специалист и помощник. Это мы знали, но не знали другого — он мнил себя первым, но не был готов к этому по личностным качествам. Поэтому у него в самостоятельной работе нигде и не получилось.

Кажется, в этом рассказе Ткаченко мы нашли ответ на одну из самых больших загадок всей этой истории: почему Хиддинк вдруг собрался и уехал восвояси после второго тура, в котором вслед за домашней ничьей с «Локомотивом» махачкалинцы в гостях проиграли «Динамо».

Да, команду Гуса словно сглазили. В дебютном матче сезона «Анжи» вел 2:1 еще на 89-й минуте, затем пропустил от Павлюченко, а в добавленное время Это'О не смог переиграть Гильерме с пенальти. Во втором клуб из Дагестана почти час играл в меньшинстве, но Самба с углового сравнял счет в последней десятиминутке, а в самой концовке теперь уже «Анжи» получил в свои ворота пенальти за шальную игру рукой на входе в штрафную. И на 90+6-й минуте Воронин его реализовал.

Но резкое завершение отношений Хиддинка и «Анжи» — причем непонятно, по чьей инициативе, — стало шоком для всех. Кроме тех, кто был внутри процесса.

В феврале 2015-го мы встретимся с Хиддинком у него дома в Амстердаме. И я спрошу, предполагал ли он, уезжая после второго тура, что коллапс «Анжи» уже на подходе. Он ответил витиевато:

— Была определенная информация, что грядет изменение стратегии. Не в деталях, но понял, что скоро клуб станет другим. Только владелец вправе определять такие вещи, и я решение Керимова уважаю. Но предпочел в этой ситуации сказать: «Давайте разойдемся».

Может, Хиддинк знал, что у миллиардера не так гладко складываются бизнес-отношения с новым президентом Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, как с его предшественником Магомедали Магомедовым? Но Абдулатипов пришел еще в январе 2013-го (и презентовал, кстати, Гусу ковер с его изображением, который он, уезжая, оставил работникам отеля в Махачкале, где останавливалась команда), а Хиддинк продлевал контракт в июне. Не стыкуется.

Послушаем Ткаченко:

— Оставить Хиддинка в «Анжи» в межсезонье было решением Сулеймана. Собственник видел команду и ее отношения с тренером, его масштаб. Считал, что неудачные последние полгода вызовут в ней и в Гусе реваншистские отношения. По сравнению с тем же Красножаном понимал, что это правильный человек для проекта, соответствующий ему.

И все же обстановка оставалась нервной. Уход Гуса после второго тура больше был решением клуба. Но этого хотели уже обе стороны. Все накапливалось. Неудача весны. Третье место. Проигрыш Кубка. Эти эмоции же никуда не уходили. А со стороны Гуса — отношения с Меленстеном. И, когда начались потери очков, перетерпеть это и Керимов, и Хиддинк уже не смогли.

О том, что на таком решении быстро сошлись обе стороны, говорит и Биджиев. По его воспоминаниям, с Гусом приехали попрощаться все игроки — и россияне, и легионеры. Все были этим известием очень расстроены.

А после третьего тура в Самаре, уже без Хиддинка, обрушилась вся конструкция.

Игорь Денисов и Владимир Габулов. Фото Никита Успенский
Игорь Денисов и Владимир Габулов. Фото Никита Успенский

«Здесь только русских меняют?»

Состав, выбранный Меленстеном в его первом матче в роли и.о. главного тренера, многим показался удивительным. Так, Биджиев говорит:

— Рене выставил неожиданный стартовый состав с тремя центральными полузащитниками оборонительного плана — Диарра, Денисовым и Жусилеем. Мне это решение было непонятно. Накануне мы состав не обсуждали, а утром в день игры вывесили этот список. В Самаре, где нужно играть первым номером, на победу, это было странно. Вариантов, как и кем сыграть иначе, у нас было предостаточно.

Несколько лет спустя Игорь Денисов даст интервью Юрию Дудю для Sports.ru. Вот его фрагмент:

«Убрали Гуса. По какой причине — нам не объяснили. Поставили вместо него англичанина. Мы наигрывали одну схему, приехали на игру, Это'О прямо при тренере поднял всю команду и сказал: «Не слушаем тренера, слушаем меня. Играем не так, а так». Меня отправил направо. После игры в раздевалке я сказал: «Вы так делаете, а потом во всем обвинят российских футболистов». За Это'О вступился Буссуфа: «Ты чего свой рот открываешь?» Ему я сказал: «С тобой потом поговорим». Буссуфа нормально говорил на русском. С Это'О — через переводчика.

На следующий день Это'О требовал извинений. Я сказал: окей, извиняюсь перед тренером и командой, хоть высказывание было негрубым. «Нет, ты должен извиниться именно передо мной». — «Послушай, друг мой сердечный. Я не извинялся даже в «Зените», перед своей любимой командой». — «Я здесь капитан. Ты должен извиниться, чтобы показать, что я тут главный». — «Такого не будет». Все закрутилось, завертелось, все дошло до Сулеймана. Я пришел и сказал: «Сулейман, ничего страшного, я буду искать команду». Мы пожали друг другу руки, меня отстранили от команды. Они полетели в Махачкалу, проиграли «Ростову», и Сулейман решил расформировать команду".

По мотивам этого интервью мне позвонил один человек из «Анжи», находившийся в тот момент в раздевалке и на условиях анонимности рассказавший иную версию событий.

Самара, первый матч «Анжи» при никаком не англичанине (видимо, Денисов так решил, поскольку Меленстен помогал в «МЮ» Фергюсону), а голландце. «Анжи» ведет — 1:0, но на 82-й минуте Жусилей поскальзывается в своей штрафной, и в сутолоке мяч заползает в ворота Габулова — 1:1. Меленстен идет ва-банк и меняет одного из трех опорников, Денисова (но не Жусилея, допустившего ошибку) на Ионова в последней надежде усилить атаку. Но счет так и остается ничейным.

Злые, на взводе, футболисты заходят в раздевалку. И тут Денисов, находившийся в команде пару месяцев, произносит ключевую, но не упомянутую им в интервью фразу: «Здесь что, только русских меняют?» Суть его слов доходит до Буссуфа, он их тут же переводит легионерам, которые накручены на тему Денисова Халком и Витселем. И в раздевалке начинается...

На следующий день к Денисову, по этой версии, подходят Меленстен и Это'О. Они требуют, чтобы он извинился перед главным тренером и командой. Мой собеседник подчеркнул — не было вообще никакой речи о том, чтобы Денисов извинялся лично перед Это'О. Но Игорь, согласившись извиниться перед тренером, перед командой — отказался.

В комментариях к моему тексту на Фейсбуке, посвященному этой истории, высказался тогдашний главный тренер курского «Авангарда», а в 2013 году спортивный директор «Анжи» Биджиев. Вот его слова: «Игорь! Могу подтвердить все, что тебе рассказали о ситуации в раздевалке «Анжи» после игры в Самаре. Я сам присутствовал там и был свидетелем произошедшего. Все так и было».

Сегодня Биджиев полностью подтверждает те свои слова, дополняя их:

— Когда вернулись в раздевалку после матча, все были расстроены потерей очков, но в первый момент все сидели тихо, не было никаких конфликтов. А потом прозвучала фраза Денисова: «Здесь что, только русских меняют?» Для всех она стала полной неожиданностью, и страсти накалились.

Смысл слов был понятен, никому не нужно было ничего переводить. Мы в раздевалке немного покипели, но быстро успокоились. Однако осадок остался очень неприятный. Керимов уже был в курсе. Через день в Лужниках во время тренировки я объяснял Денисову, что у нас интернациональная команда, мы привыкли к сплоченному коллективу, и все находят общий язык, как бы это ни было сложно. Керимов тоже приехал в «Лужники», мне показалось, что он был расстроен. Еще бы — столько сил в клуб вложить, чтобы создать в нем хорошую атмосферу, которая одной этой историей была подорвана.

Он встретился с обоими. Потом Денисов, Это'О с переводчиком и я общались в кабинете генерального директора «Анжи» Айваза Казиахмедова. Игорь на тот момент был капитаном сборной России, и Самюэль обращался к нему «мистер капитан», да и вообще разговаривал с ним в очень уважительной манере. Денисов тоже говорил спокойно, не было никаких повышенных тонов. Но тогда события происходили одно за другим, и вскоре объявили о смене курса. Уверен, что дело точно не в конфликте Денисова и Это'О.

Вот еще три почти мистические детали этой истории. Во-первых, два знаменитых конфликта Денисова из трех, положившие начало развалам «Зенита» Лучано Спаллетти и керимовского «Анжи», произошли в Самаре. Удивительно, что Станислав Черчесов предложил Игорю сходить в душевую не там же. Может, кстати, и на ЧМ-2018 он его не взял, потому что матч с Уругваем был назначен именно в этом городе?..

Это, понятно, грустная шутка. А вторая мистическая деталь — «Крылья Советов» на момент скандала между Денисовым и Это'О тренировал... Гаджи Гаджиев. Скоропалительно и несправедливо уволенный из «Анжи» менее чем двумя годами раньше. Он точно не хотел такой развязки для команды и Керимова, тем более что уже снова плотно общался с ним. И менее чем через десять дней ему суждено будет на должность главного тренера вернуться.

Деталь номер три случится уже позже. На одном из матчей «Зенита» с «Динамо» питерский вираж устроит заряд на мотив «Катюши» в адрес своего бывшего футболиста, на тот момент выступавшего за бело-голубых: «Эй, Денисов, развали их днище! Развали, как развалил «Анжи»!».

И вскоре произойдет знаменитое столкновение Денисова с Черчесовым.

А скандал в Самаре и его влияние на последующий развал «Анжи» комментирует Ткаченко:

— Фраза Денисова: «Здесь только русских меняют?» действительно была. Ее Игорь произнес в состоянии того самого стресса, которого у него не было до того. А один из переводчиков ее еще и перевел. Может, один Буссуфа, даже что-то уловив, не стал бы вникать в смысл до конца. Хотя Мубарак — парень наэлектризованный. И иностранцы восприняли слова Денисова как расизм. Взошло то, что посеяли у них в головах Халк с Витселем.

Легионеры вскипели. Они говорили: «Мы же вообще никогда тут никого не делили по национальностям!» И это правда — как с их стороны, так и со стороны клуба. В этом единстве и была сила «Анжи». У нас был идеальный национальный и религиозный баланс, над которым мы работали.

Потом Денисова попросили извиниться перед тренером и командой. Последнее было жесткой позицией всей иностранной части «Анжи». Перед Рене Игорь извиниться согласился, перед коллективом — отказался. Эта ситуация внесла раскол, с которым футболисты справиться не смогли. Проиграли дома «Ростову», после чего — все. У Сулеймана в тот момент были свои проблемы — и со здоровьем, и в делах. Момент с Денисовым, конечно, не стал причиной смены курса. Он был не более чем поводом.

— Как происходило это «все»?

— Почему-то помню, что была суббота (3 августа, следующий день после поражения от «Ростова». — Прим. И.Р.). Сулейман позвонил, я был дома. «Мне очень плохо, физически тяжело. Больше не могу. Я принял решение». И объяснил, какое. Я уточнил: «Ты можешь его изменить?» — «Нет, все. Давай включимся».

Еще Керимов спросил меня по поводу Гаджи. Я ответил: «Он поможет удержаться в премьер-лиге». Сам я оставался в клубе уже только по части переговоров и продаж. И сам Сулейман в этом очень помог.

На следующий день мы встретились с ним и Константином Ремчуковым, все обсудили. Потом был разговор с ребятами. Возникло четкое понимание, что делать. И за три недели, остававшиеся до закрытия трансферного окна, весь состав перешел в другие клубы. Сразу шесть человек оказалось в «Динамо» — это работа Сулеймана, и благодаря в том числе этим ребятам бело-голубые создали с Черчесовым лучшую свою команду за годы, выиграли шесть матчей из шести в группе Лиги Европы и дошли до 1/8 финала.

— Только пострадали от УЕФА за нарушение финансового фейр-плей.

— Это результат плохого менеджмента, а не высоких зарплат наших бывших игроков. Правильно оформляйте, ищите доходы, больше зарабатывайте! Шатова очень хотел «Рубин», предлагавший больше денег, чем «Зенит», куда его очень хотел Спаллетти. Но сам парень, которого мы спросили, предпочел Питер и перешел туда за 10 миллионов евро.

Спрашиваю Гаджиева, чем для Керимова, на его взгляд, стал скандал с Денисовым и мог ли он повлиять на поворот всей истории вспять.

— Повлиять мог. Правда, думаю, что это не было золотой монетой, а вот какие-то пять копеек внести могло.

Иногда эти пять копеек и переполняют копилку терпения.

Того, которого Сулейману Керимову по объективным или субъективным причинам не хватило.

По мнению Ткаченко, не хватило совсем чуть-чуть для полноценного прорыва, поскольку команда как раз тем летом была собрана фантастическая и уже без слабых мест.

По мнению Гаджиева, и не могло хватить, поскольку из-за безудержных трат, не приводивших к ожидаемым результатам, миллиардер в конце концов потерял интерес к проекту. А будь расходы умереннее — «Анжи», по его мнению, мог быть среди флагманов российского футбола и сегодня.

Кто прав — решайте сами.

Сулейман Керимов. Фото Алексей Иванов
Сулейман Керимов. Фото Алексей Иванов

Распродажа

Итак, понятно — скандал с Денисовым стал триггером, спусковым крючком решения Керимова о свертывании проекта «Анжи» в его прежнем виде. А что — более глубинными причинами?

31 июля 2013-го, между матчами с «Крыльями Советов» и «Ростовом», акции «Уралкалия» обвалились на 25,5%, и состояние миллиардера за один день уменьшилось на 545 миллионов долларов. По информации, которую мне тогда сообщили разбирающиеся в экономике люди, то, на чем Керимов каждый день щедро зарабатывал, начало у него изрядно же отнимать. И футбол резко превратился в обузу.

Начиналась калийная война с недавним белорусским партнером. Совсем скоро, 27 августа, в Минске будет арестован генеральный директор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер, который приедет на переговоры с премьер-министром Белоруссии. Спустя месяц его переведут из СИЗО под домашний арест, а в ноябре того же года экстрадируют в Россию — лишь после того, как Керимов продаст часть акций компании.

Сам Керимов при этом 2 сентября 2013-го получит в той же Белоруссии статус обвиняемого по делу Баумгертнера и по запросу этой страны будет объявлен в розыск, в том числе по линии Интерпола. Об этом тогда объявила пресс-служба Следственного комитета Белоруссии. Вот и подумайте — до футбола ли в тот момент было миллиардеру? Тем более если, по сообщению множества источников, у него тогда обострились и проблемы со здоровьем. Говорят, они берут начало в автокатастрофе 2006 года в Ницце, когда в Ferrari вместе с Керимовым, по многочисленным сообщениям, в том числе «КП», находилась телеведущая Тина Канделаки. Она, впрочем, этот факт отрицает.

На фоне всех этих навалившихся проблем достаточно было минимальной негативной истории, связанной с «Анжи», чтобы олигарх взорвался и, как это называется, сменил вектор. Ей и стал конфликт в самарской раздевалке, подробности которого до Керимова довел имевший к нему прямой доступ Это'О. А потом и два очка в четырех первых турах чемпионата. Кроме того, внезапный уход Хиддинка еще после второго тура показал, что Керимов был на взводе даже до Самары.

Не забудем и фактор смены руководителей Дагестана в январе 2013 года. Насколько большим было его влияние, думаю, наиболее компетентно способен ответить Гаджи Гаджиев:

— Мне кажется, решение Сулеймана Абусаидовича связано с эмоциональными перегрузками. А они, в свою очередь, были вызваны и экономическими делами, и проблемами со здоровьем, которое у него в один момент пошатнулось. Знаю, что еще у него вызывало возмущение, которое можно понять. Человек делает очень многое для какой-то группы людей, для республики, для футбола, а все эти люди воспринимают это как должное и не ценят.

То же касается и республики. Он жестко оценивал ее шаги и считал, что она должна принимать участие в сотрудничестве. То есть дело должно быть совместным, и если он, Керимов, самостоятельно делает, допустим, 90 процентов, то вы хоть десять своих делайте. Это прозвучало именно в тот период.

Все звучит вполне понятно.

Общего собрания, на котором команде объявили о роспуске, судя по всему, не было. По крайней мере, спортивный директор Биджиев, вошедший летом 2013-го по инициативе Хиддинка и в тренерский штаб, такого не помнит. Он узнал о случившемся от гендиректора Казиахмедова, с которым и пошел после этого к Керимову. Вскоре Биджиев возглавил «Спартак» из Нальчика.

А главным тренером «Анжи» стал Гаджиев, который обнаружил на первом занятии лишь шесть человек основной обоймы, и те разбегались. Диарра и Буссуфа приходили, но не тренировались, потому что находились уже на низком старте в «Локомотив». Им сказали «до свидания».

Через неделю главный тренер попадет в махачкалинскую больницу, откуда спустя две недели выйдет с весом меньше на 13 кг. «Я просил врачей установить диагноз на проходимость желчных путей, а они попытались сделать операцию, о которой никто не просил», — говорит сейчас Гаджиев.

Команда, которая начинала сезон РФПЛ главным претендентом на золото, в первом круге не одержит ни единой победы — такое в премьер-лиге случится впервые в XXI веке. А следующей весной, как-то добравшись до 1/8 финала Лиги Европы, «Анжи» вылетит в ФНЛ.

Керимов еще пару лет будет содержать клуб по остаточному принципу (Ткаченко уточняет — «как социальную ответственность»), после чего владельцем «Анжи» станет бизнесмен Осман Кадиев. При нем появятся многомиллионные долги, а команда, вылетев, не заявится даже в ФНЛ и напрямую отправится во второй дивизион. Долги перед бывшими игроками команды и сейчас, как сообщили мне источники в Дагестане, составляют около двух миллионов евро, и даже при этом передавать бренд кому-либо безвозмездно Кадиев не собирается.

Сейчас «Анжи» — рядовой клуб ПФЛ, третьего по счету дивизиона России. Занимает в зоне «Юг» шестое место, отставая от первого на 12 очков. В той же зоне играют еще два клуба из столицы Дагестана. Один из них — «Легион-Динамо», в числе руководителей которого Шамиль Лахиялов, — идет третьим, но и у него перспектив немного. В более высоких дивизионах команд из этой республики нет. Махачкалинские клубы — как лебедь, рак и щука, объединить усилия у них никак не получается. Возможно, это произойдет при содействии нового главы Дагестана Сергея Меликова.

«Анжи Арена» давно не работает, эксплуатация основного поля стоит слишком дорого. «Вопрос к собственникам стадиона, и это не Керимов, — объясняет Гаджиев. — Знаю, что без него невозможно было бы его построить. Но он щедрый человек, мог его и подарить кому-то. Такое с ним случается». О возобновлении деятельности арены и других футбольных вопросах тренер на днях беседовал с новым главой Дагестана, и разговор ему очень понравился. Пока же домашние матчи «Анжи» проводит на школьном стадиончике академии Александра Маркарова.

Академию «Анжи», качественно построенную при Керимове, но в 2018 году закрытую, недавно заново открыли- теперь уже как филиал московского «Динамо», и дети снова могут там тренироваться на нескольких искусственных полях и одном натуральном, заниматься в тренажерном зале и плавать в бассейне.

В ноябре 2017 года юноши «Анжи» 2000 года рождения выиграли Кубок РФС, обыграв в финале «Спартак». Это — результат работы времен Керимова, когда ее возглавляли протеже Хиддинка — сначала голландец Йелле Гус, затем турок Фуат Уста, которые, по словам Гаджиева, «организовали процесс, внесли системный подход». Уста возглавлял академию еще пару лет после переформатирования проекта. Один из победителей Кубка РФС, нападающий Гамид Агаларов, уже сыграл в РПЛ за «Уфу».

74-летний Гус Хиддинк — с 1 сентября 2020 года главный тренер сборной Кюрасао, выступающей в зоне КОНКАКАФ. На остров, являющийся частью Нидерландов, но выступающий в качестве самостоятельной национальной команды, его пригласил президент местной федерации футбола — его бывший игрок.

47-летний Роберто Карлос, после «Анжи» и Турции работавший играющим тренером (три матча) в индийском «Дели Дайнамос», то есть «Динамо», работает в структуре родного «Реала» — на «Реал Мадрид ТВ», а также является послом клуба.

39-летний Самюэль Это'О 7 сентября 2019 года через Instagram объявил о завершении карьеры игрока. Последним его клубом был «Катар СК» из одноименной страны. Это вполне стыкуется с тем фактом, что камерунец — посол оргкомитета ЧМ-2022 и занимается продвижением турнира в Катаре. Постоянно живет в Милане, где у него ходят в школу две дочки, также имеет жилье в Париже и Камеруне.

37-летний Юрий Жирков продолжает выступать за «Зенит» и сборную России, и никто его уже не называет иначе как Юрием Валентиновичем. Самое юное поколение российских болельщиков даже представить себе не может, что на матчах национальной команды Жиркова могли хором оскорблять с трибун. Сегодня его уважают все без исключения.

35-летний Лассана Диарра, вернувшись на родину из катарской «Аль-Джазиры», до 21 февраля 2019 года выступал за «ПСЖ». В тот день его контракт с клубом был разорван, и тогда же Ласс в 33 года объявил о завершении карьеры футболиста. Живет в Париже, выпускает свою линию парфюма.

32-летний Виллиан после семи сезонов в «Челси» прошлым летом перешел в другой лондонский клуб АПЛ — «Арсенал». В составе «Челси» провел 234 матча, стал двукратным чемпионом Англии, обладателем Кубка Англии, победителем Лиги Европы. В составе сборной Бразилии выиграл Copa America-2019, играл на ЧМ-2014 и ЧМ-2018. Открыл вместе с Давидом Луизом итальянский ресторан в Лондоне.

32-летний Жусилей имел предложения из Италии, но предпочел уехать на большие деньги на Ближний Восток. После трех лет выступлений в ОАЭ и Китае вернулся в Бразилию, где уже три года играет за «Сан-Паулу».

54-летний Сулейман Керимов в 2020 году занял 13 место среди российских миллиардеров с состоянием в 10 миллиардов долларов. Как рассказывают знающие люди, каждый год он выделяет на развитие родного Дербента 100 миллионов долларов. В футбольных проектах после «Анжи» замечен не был.

vs
47
Офсайд

«У своих ворот»: новости и материалы о российском футболе, турнирные таблицы, расписание и результаты матчей РПЛ и других лиг

Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта