Новости Статьи Матч-центр

Бесценная лига

Бородатый хоккей

Футбол 

Состояние больного стабильно тяжелое

Аксель Вартанян
Аксель Вартанян
Историк/статистик
Статья опубликована в газете под заголовком: «Состояние больного стабильно тяжелое»
№ 7864, от 01.03.2019
0
1
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях

Летопись Акселя Вартаняна. 1976 год (весна). Часть вторая

Ответственные за проведение чемпионата, сами или под давлением извне (над ними немало спортивных и партийных ведомств располагалось), ратовали за "новый порядок" и гарантировали безопасность всем участникам. Сохранив суть, изложу содержание "агитки" в несколько упрощенной форме: готовьтесь, товарищи, спокойно, все целыми и невредимыми останетесь до серьезных осенних испытаний, уже настоящих, тогда уж жертв не избежать. А сейчас расслабьтесь, вволю резвитесь, экспериментируйте, вводите молодежь, наигрывайте состав, новые схемы опробуйте. Творите, выдумывайте, пробуйте. А за результат не беспокойтесь: отделять тренерские головы от туловища никто не станет. Если кто на медальки позарится, дерзайте. Натуральными наградим, того же качества, чемпионами объявим, в анналы имена свои впишете.

Слово тренерам предоставлю. Желающие отношение к новшеству смогут выразить, кое-кто, надеюсь, и дверь "кухонную" приоткроет. А сейчас – о наболевшем.

Видимо, в системе что-то неладно

Приступая каждый раз к серым предсезонным будням, испытываю чувство неловкости перед любителями "клубнички". Наверное, скучно слушать, как автор талдычит из года в год об одном и том же: повседневных рутинных тренировках в зале и на "пленэре", повторяющемся наборе упражнений, героическом преодолении временных трудностей, ставших долговременными.

Летописный жанр требует беспрекословного подчинения незыблемым канонам. Безропотно им повинуюсь и потому обязан информировать любителей "старины" о предтурнирной жизни элитных клубов, их заботах и радостях, потерях и приобретениях… И все же в монолитную схему каждый раз вплетаются новые подробности, нюансы… Копаясь в библиотечной и архивной пыли, искренне радуюсь находкам. Что позволяет, в надцатый раз описывая знакомый пейзаж, вносить в полотно новые штрихи. Люди с обостренным обонянием почувствуют неизведанные еще запахи и ароматы. А начну с проблемы, так и оставшейся до скончания советской власти неразрешимой, – черноморские тренировочные базы.

Причины недуга известны, диагноз установлен, необходимые рецепты выписаны. При правильном квалифицированном лечении "больной" встал бы на ноги буквально через пару лет. Отчего же его состояние на протяжении долгого времени оставалось тяжелым?

Видимо, в системе что-то неладно. Говорили больше о том, что надо или должны сделать, а за результат практически никто не отвечал. Неискоренимая наша привычка не изжита и сегодня. Иван кивает на Петра, Петр – на Ивана. Спросить в общем-то не с кого. Безнаказанность и порождает ситуацию, когда прекрасные планы рассеиваются в дым уже в нижних слоях атмосферы.

"В деревне Гадюкино опять идут дожди"

Прежде тренировочный процесс состоял из двух этапов: зимнего, домашнего (в залах и на воздухе), и раннего весеннего – на черноморском или крымском побережье (если кому удавалось, вырывались за кордон). Теперь добавился третий, самый продолжительный, весенне-летний. Для подготовки к настоящему турниру, осеннему, использовали чемпионат "товарищеский".

Внешне мало что изменилось. Готовились, как и прежде, в тех же местах и в те же сроки, но по несколько видоизмененным, модернизированным, "продвинутым" планам в сторону увеличения интенсивности и продолжительности занятий. Те, кто не успел взять пример с передовых клубов (киевского "Динамо", "Зенита"), торопились наладить добрые отношения, а то и тесный союз с наукой. Без него – никуда. В команды приглашали научные бригады, специалистов с учеными степенями, врачей квалифицированных (времена, когда подменяли их санитары или массажисты, канули), желательно со спортивным уклоном.

Неизменными оставались лишь отечественные (будь они неладны) базы в проблемных черноморских регионах. Находились они в стабильно бедственном состоянии (стабильность, оказывается, не всегда признак благополучия). Как и погода в пограничной зоне расставания уходящей зимы с возвращающейся весной. Прогноз метеослужб разнообразием не баловал и сводился к известной фразе из миниатюры Геннадия Хазанова: "В деревне Гадюкино (в Сочи, Адлере, Пицунде и т. д. – Прим. А.В.) опять идут дожди". В названных чуть выше городах – еще и с мокрым снегом. Пара красочных иллюстраций, переданных с места событий.

"Гремели грозы с молниями и… со снегом. Не с дождем, а именно со снегом, хотя они частенько, подобно футболистам, менялись местами. Эти небесные причуды путали, а в известной степени перечеркивали планы команд". Еще одна "живопись" из Сочи: "По утрам снегопады были пусть и недолговечные, но такие иногда густые, что и моря в каких-нибудь ста метрах не видно, а команды исправно выходили на берег и в работе себя не щадили".

Гаревые площадки (при всем к ним уважении полями назвать не решусь) в таких погодных условиях получали несомненное преимущество перед неровными, бугристыми, кои тут же превращались в болото, а с наступлением внезапных заморозков – в каток. Исключения встречались, но я об общей панораме. Преимущество гаревых площадок (почему и уважительно о них отозвался) в ином поверхностном слое, состоящем из смеси гранулированного шлака со специальной глиной. Вода на поверхности не задерживалась, отчего ребятам легче за мячом носиться и укрощать его.

Кое-где у нас порой еще…

Ситуацию с полями (для тех, кто побогаче) обещали улучшить в недалеком будущем. Московскому "Динамо", к примеру. Динамовцы одни из первых, еще на стыке 1940 – 1950-х годов, обзавелись своей базой в Гаграх. Более четверти века прошло. База морально устарела, да и физически постарела, износилась, обветшала и перестала соответствовать все возрастающим потребностям нового поколения. ЦС "Динамо" намеревался потребности удовлетворить. Об этом журналист после встречи с начальником футбола и хоккея Всесоюзного центрального совета "Динамо" А. Родионовым рассказал той части читателей "Футбола-Хоккея" (№ 4 от 25 января), кому удалось его "достать" (специфический термин эпохи уже построенного социализма, плавно, потому незаметно для населения перешедшего в стадию развитого) ранним утром в киосках "Союзпечати".

Недалеко от Пицунды началось строительство учебно-тренировочной базы. Одновременно воздвигали здание павильона, одного из лучших (начальник очень на это надеялся) в стране. Все хорошо, "прекрасная маркиза". Но только в будущем, пусть и недалеком. За исключением пустяка. На созданное на глазах журналиста прекрасное, жизнерадостное, светлое полотно ложатся тени: "К сожалению, многое на стройке вызывает беспокойство. С перебоями поступают материалы и детали, что порой лихорадит стройку", – вынужден признать рассказчик. Ситуация привычная, будничная: кое-где у нас порой встречались недостатки, но они не в состоянии замедлить поступательное движение вперед.

Разговор, сменив курс, коснулся бурного строительства баз и спорт­сооружений в самом сердце страны – в Москве. Недавно лишились двух баз: поля № 3 на стадионе "Динамо" и на Водной станции. Но в качестве компенсации на динамовском стадионе уже в текущем году, не торопитесь, не будет, а должен вступить в строй крытый манеж высотой 14 метров и с полем размером 62х52 метра. А в районе Речного вокзала уже возводится обширный комплекс из трех полей: с гаревым и с зеленым покрытиями. Предназначен для специализированной детско-юношеской школы "Динамо" и рассчитан на 300 человек. Мальчишки, поверить в это трудно, смогут пользоваться раздевалками и душевыми! Потому как не обыкновенная это футбольная школа, а, по выражению начальника, школа "нового типа".

"Без них сразу возникают проблемы"

Еще в двух столицах, белорусской и грузинской, условия динамовским командам благоприятные создавали. Начну с белорусской. Имею для вас две новости, хорошую и плохую. Начну с хорошей. В 18 километрах от Минска начали сооружение комплекса о трех полях. Новость плохая. Вдруг обнаружилось, что деньги (мы уже в курсе, они решают все, без них невозможно не только строительство, но и все на свете) еще не выделены. "Без них сразу же возникнут проблемы", – проявив удивительные экстрасенсорные способности, предрек А. Родионов.

В Грузии дела обстояли веселее: один (значения республиканского) объект на подходе, второй (для нужд тбилисского "Динамо) в эмбриональном состоянии, третий (масштаба союзного), как обещали, не за горами. Первый, реконструкция тбилисского стадиона "Динамо", близился наконец к завершению. Его расширяли (число мест, включая стоячие, с 25 тысяч увеличивали до 75 тысяч), облагораживали, омолаживали. Должны были сдать намного раньше, но из-за проблем, сходных с теми, что то и дело возникали при сдаче объектов перед нашим чемпионатом мира, первоначальные сроки несколько раз отодвигали. Не волнуйтесь, осенью все же сдадут в эксплуатацию. Вас непременно на открытие приглашу.

Радостной вестью спешу поделиться: решился вопрос о строительстве благоустроенной загородной базы с двумя полями для лучшей команды Грузии. Участок выделен, деньги тоже. Если раньше времени не кончатся, сдадут в срок. И тогда нынешнюю, в Дигоми, передадут юношам.

Не снижая темпа, и о всесоюзной базе, предназначенной для весенних тренировочных сборов, расскажу, ведомственной. Для услуг исключительно динамовских коллективов Тбилиси, Москвы, Киева и Минска. Весной 1976-го они ютились на базе в Леселидзе, не соответствующей нормальным для тренировок, восстановительных мероприятий и отдыха требованиям. Сооружали ее на территории цитрусовой плантации совхоза Алахадзы. В перспективе площадки для спортивных игр, занятий легкой атлетикой… Одна из главных достопримечательностей – спальный корпус, "современных изящных форм". Трехэтажное здание с просторными двухместными номерами со всеми удобствами, холлами, медико-восстановительным центром, пищеблоком и верандой-столовой, размещенной над жилым блоком, на четвертом этаже. Небольшая деталь. Эту прелесть в столь же прекрасном обличье можно было видеть… на макете и планшете архитектора.

Увлекшись красотой неземной, слона-то, поля футбольного, не приметил. Вру, целых два – травяное и гаревое. Новости тоже две. Хорошая: сдача комплекса со всеми потрохами намечена на конец 1977 года. С плохой не торопился. Вынужден, однако. Аналогична минской. Возьму шире: проблема многих городов и населенных пунктов родной отчизны, где объекты строительные сдаются. Не только спортивные. В данном конкретном случае не все материалы в совхоз цитрусовый доставили, в частности плиты, заказанные тбилисскому комбинату подсобных предприятий. По причине, должен сказать, прозаической: комбинат к выполнению заказа еще не приступил, в связи с чем план второго квартала оказался под угрозой срыва. Похоже, сорвется. Информацию почерпнул из тбилисской партийной газеты "Заря Востока" (от 2 июня).

Надеждами на будущее, скорое и лучшее, жил и "Черноморец". Предпочел готовиться дома. Почему нет: то же море того же цвета омывает одесские берега, такие же примерно поля, во всяком случае не хуже. Однако в миллионном городе не нашлось ни одного ладившего с влагой гаревого поля. Тренировались и играли на очень плохом грунте. Зато в техническом отношении городская база лучше оборудована, и, что важно, перспективы радостные вырисовывались. Уже пользовались наклонной игровой дорожкой. И место для гаревого поля отыскали. Осталось его создать. В следующем году местные власти, опять-таки не обещали, нет (не уверен – не обещай), надеялись (и они, подобно юношам, надеждами питались) на окончание строительства манежа с футбольным полем нормальных размеров.

Мирную беседу о будущих базах волевым усилием прерываю, чтобы проследить, как команды на имеющихся к экспериментальному первенству готовились.

Начну с московских клубов.

"Динамо"

В 1975-м Александр Севидов сменил Гавриила Качалина и поднял динамовцев с шестого места на бронзовое третье. Тогда же заложил крепкий фундамент, на котором, подразумевалось, должен построить более престижное и комфортное здание. Футболисты добросовестно выполнили полученное перед отпуском домашнее задание, что подтвердило тщательное медицинское обследование. К новому сезону динамовцы приступили с более высокого уровня готовности. Количество двухразовых дневных тренировок осталось прежним, но значительно увеличилась интенсивность. Заключен союз с наукой. Кандидат медицинских наук В. Иванов обследовал футболистов специальной аппаратурой на максимальное потребление кислорода. Цель – проследить динамику развития физических качеств каждого игрока. Получив ценную информация, тренер совместно с врачами дозировал тренировочные нагрузки индивидуально.

Небольшие изменения произошли в составе. Завершили выступления Зыков и Басалаев, в другие клубы ушли Долбоносов и Пудышев. Пришли два кандидата в сборную, два Александра: Минаев из "Спартака" и Максименков из "Торпедо". Выразил желание играть за "Динамо" нападающий "Зенита" Василий Казаченок. Но СТК разрешения не давала.

Отношение к предстоящему чемпионату Севидов изложил корреспонденту "Футбола-Хоккея" (№ 7): "Приходится учитывать особенности сезона. Однако для нашей команды это не очень существенно влияет на подготовку… Поэтому мы не можем в весеннем чемпионате экспериментировать. Наша задача – добиться ровной игры. Я имею в виду не место в таблице, а качество тренировок, качество игры".

Пока строилась новая база, на старую, в Гаграх, возвращаться не собирались. В январе занимались в Москве, три февральские недели провели в Болгарии, где сыграли несколько конт­рольных матчей. Затем подались в Бельгию (обыграли "Рэсинг" -2:1), оттуда – на Британские острова (проиграли "КПР" – 0:1). Только в марте вынуждены были вернуться в Союз, на Черное море: в конце месяца высшая лига вступала в кубковый турнир, а в апреле начинался чемпионат.

"Торпедо"

Учитывая специфику весеннего первенства, Валентин Иванов поставил задачу "создать такую модель подготовки, чтобы к осеннему чемпионату подойти в состоянии полной боевой готовности". Стало быть, Козьмич, в отличие от Севидова, собирался весеннее первенство использовать как заключительный этап подготовки к осеннему, чтобы подвести к нему команду в оптимальной форме. Занятия Валентин Козьмич строил разнообразно, увлекал игроков интересными упражнениями.

Торпедовцы не чурались новых веяний, шли в ногу со временем. Уже третий год работала научная бригада кафедры спортивной медицины Малаховского института физкультуры. Бригада из 6-7 человек периодически посещала команду и, используя первоклассную современную аппаратуру, проводила функциональную диагностику. По рекомендации ученых регулировались индивидуальные нагрузки.

Потери в составе болезненные. Ушли ведущие футболисты: полузащитник Александр Максименков подался в "Динамо" добровольно, нападающий Вадим Никонов оказался в ЦСКА вопреки своему желанию. В армию призвали.

В январе тренировались в Москве. Сначала в спартаковском манеже, затем в своем, в АЗЛК. Первую половину февраля готовились в Адлере, вторую, как только возможность появилась, – в Болгарии.

"Спартак"

Руководство клуба полностью сменило тренерский состав. Даже Николаю Петровичу Старостину исключения не сделали. У штурвала оказались экс-спартаковцы разных поколений. Начальником команды назначили Ивана Варламова, старшим тренером – Анатолия Крутикова. В помощь ему придали Анатолия Исаева и Галимзяна Хусаинова. Отольется осенью спартаковцам начальственный эксперимент горькими слезами.

Новый рулевой, Анатолий Крутиков, пребывал в растерянности, с журналистами общался неохотно. Понять его можно. "О каком полноценном тренировочном процессе может идти речь, – жаловался Анатолий Федорович обозревателю "Спортивной Москвы", – когда призваны в разные сборные девять человек. Безусловно, большая честь для команды, но и не считаться с этим фактором нельзя". Действительно, слабое утешение.

Беда не приходит одна. Покинули команду ведущие игроки Минаев и Пискарев, а Пилипчук ногу сломал. Среди новичков люди именитые: торпедовец Александр Тукманов и ереванец, чемпион страны и обладатель Кубка, Оганес Заназанян. Надолго не задержатся. Не в то место ребята попали и не в то время.

ЦСКА

В армейском клубе ограничились сменой старшего тренера. Из-за не­удавшегося эксперимента вежливо попросили покинуть пост Анатолия Тарасова. Новым рулевым стал бывший игрок ЦСКА Алексей Мамыкин. Помощники, Валентин Бубукин и Николай Маношин, остались прежние.

Массовую чистку провели в низах, отчислили целую футбольную команду, 12 игроков. Ничего не попишешь, армия, здесь свои законы: одни "демобилизуются", других призывают на службу, чтобы Отечество в случае необходимости защитили. Десять новобранцев, потенциальных защитников Родины, включили в основной состав. Дома тренировались недолго, полмесяца. Затем отправили бойцов месить грязь в Сухуми и Эшеры. Вскоре, видимо, за отличную службу и высокий уровень политической подготовки премировали личный состав зарубежной командировкой в Венгрию. "Грачи" (все 16 команд) прилетели на юг в начале марта. Причину объяснил.

"Локомотив"

Железнодорожное руководство не скрывало удовлетворения прошлогодним выступлением команды, сохранившей место в высшей лиге, и тренерскую бригаду не побеспокоило. А вот старший, Игорь Волчок, вслух возмущался произволом Управления футбола: "Двенадцать дней мы выступали в Индии, после чего хотели провести оздоровительный сбор в Кисловодске, но ради мини-турнира пришлось отказаться от путевок. Это может весьма отрицательно сказаться на нашей общей подготовке" ("Спортивная Москва" № 3). Но из страха лишиться должности подчинился: "Можно, конечно, руководствоваться методическими указаниями из Управления футбола, но вряд ли хорошо, когда там едва ли не в любом деле готовы подменить тренера".

Завершая краткую информацию о "Локомотиве", отмечу: выполнив обязательную программу, Волчок со своими ребятами вырвался за кордон и большую часть февраля провел в Югославии. С пятью игроками в межсезонье расстались, а новичков, открыв им дружеские объятия, приняли с радостью. Это киевский вратарь Валерий Самохин, тбилисский форвард Гиви Нодия и вернувшийся из ростовского СКА защитник Евгений Александров.

Из новобранцев особо выделю тогда еще мало кому в большом футболе известного Валерия Газзаева, ныне знаменитого, титулованного тренера, много чего выигравшего с ЦСКА. И футболистом был знатным, за сборную играл. В первый же год полюбился публике неиссякаемым темпераментом, скоростными маневрами с каскадом присущих ему одному финтов. Добавил Валерий Георгиевич игре "Локомотива" страсти, огня. В протоколах отметился не только забитым голом… Так в команде соединились два блестящих в будущем тренера – Юрий Семин и Валерий Газзаев.

Макси-проблемы мини-футбола

Тренер "Локомотива", упомянув о мини-турнире, вынудил автора сделать небольшое отступление, дабы ввести читателей в курс дела. Постараюсь быть предельно лаконичным.

Бодро шагая по стране, мини-футбол привлекал к себе все больше внимания. А "Неделя" пару лет назад организовала в зимнюю пору турнир для московских команд, ставший традиционным. В 1976-м реформаторы (я о начальстве), не ограничившись содеянным, помимо воли учредителя расширили рамки турнира до масштаба всесоюзного и в приказном порядке вынудили принять в нем участие весь состав высшей лиги. Благодетели уверены: турнир станет неплохим подспорьем для подготовки к чемпионату.

В середине января в пяти городах (Ташкент, Тбилиси, Киев, Ленинград, Москва) проходил групповой этап. Победители с персонально приглашенными польским и болгарским клубами собрались в последних числах месяца в Москве, где и выявили призеров. Финальный турнир проходил в двух группах. Занявшие первые места "Зенит" и "Заря" разыграли главный приз. Победил "Зенит" – 4:2. Московское "Динамо", обыграв польскую "Вислу" (5:4), осталось на третьем месте.

Турнир не вызвал энтузиазма в тренерском цехе, поскольку внес существенные коррективы в уже составленные планы подготовки к весеннему первенству. Отказников, по изложенной наставником "Локомотива" причине, не нашлось, но кое-кто демонстративно выставил дублеров. В дни туров тренеры вынуждены были снижать нагрузки, особенно скоростной и силовой направленности. Турнирные встречи сходили за вторую плановую тренировку.

Как бы и эта идея, не встретившая среди участников понимания, не повторила судьбу навязанного в 1960-е годы в приказном порядке турнира "Подснежник". Чем затея кончилась, вы, должно быть, помните.

Места осталось немного, на две команды. Обустрою на дефицитной площади ярких представителей Закавказья.

"Динамо" (Тбилиси)

Два, не побоюсь этого слова, выдающихся тренера спели в 1975-м "лебединую песню". Начну с Михаила Иосифовича Якушина, блестящего футболиста и тренера. В обеих ипостасях выиграл ворох наград разного достоинства.

В Тбилиси Якушин поставил точку. Его место занял, проработав два года на должности начальника команды, Нодар Парсаданович Ахалкаци. Человек в широких футбольных кругах мало кому за пределами Грузии известный. Когда пронеслась весть о его назначении старшим, стали допытываться, кто он и откуда. Выяснили: уроженец Тбилиси, играл за местную армейскую команду (СКВО) и "Локомотив". Амплуа – центральный нападающий, весьма агрессивный. Тренировал тот же "Локомотив". И вот в "Динамо" оказался. В команде за последние годы сменилось немало именитых тренеров, московских и своих, блестящих в недавнем прошлом футболистов. Но что-то не ладилось. А Ахалкаци задержался надолго. И вряд ли кто тогда полагал, что именно с ним будет связан наивысший успех в биографии славного советского и грузинского клуба.

Вскоре после назначения вернул ребят из отпуска и уже с середины декабря 1975 года, засучив рукава, взялся за порученное дело. Нагружал игроков по полной. Чтобы не навредить, под строгим врачебным контролем. Связь с наукой установил тесную. Постоянно консультировали тренеров специалисты футбола, легкой атлетики и других видов спорта Грузинского института физкультуры. Они активно, в пределах своей компетенции, вмешивались в тренировочный процесс, определяли периоды отдыха и восстановления, следили за питанием, диетой и т. д. Готовились в Леселидзе. С декабря по февраль – на воздухе.

Человек дела, Ахалкаци не то чтобы избегал общения с журналистами, но старался контакты сокращать. Накануне открытия чемпионата он дал интервью корреспонденту "Молодежи Грузии" Н. Броладзе (от 3 апреля) и коротко изложил основные принципы работы с динамовским коллективом. С вашего позволения я процитирую небольшие из беседы выдержки: "Разумеется, и сегодня, и завтра – всегда надо играть в современный футбол, настоянный на основательной физической и тактической подготовке. Но при этом мы обязаны помнить, что все это не только можно, но и непременно нужно сочетать с теми положительными компонентами, которые вытекают из самой природы грузинского футбола.

Что касается импровизации, то здесь необходимо оговориться. Это не стремление к абсолютному творчеству, а самостоятельный поиск в рамках определенной тактической системы". Помощник главного, Сергей Кутивадзе, добавил: "Надо сказать и о том, что мы стараемся идти своим путем, никому не подражая и никого не копируя". Красиво излагают, главное, толково, верно.

Речь шла не о механическом, а о творческом соединении требований современного футбола со специфическими особенностями грузинской школы, игрой техничной, комбинационной, атакующей, зрелищной, самобытной, правда, не без некоторых "архитектурных излишеств". Предыдущим тренерам, увлеченным новыми веяниями, не всегда удавалось учитывать "генетические" особенности грузинских футболистов.

"Арарат"

Армянская команда стала последней в творческой биографии еще одного большого советского тренера – Виктора Александровича Маслова. В жизни и творчестве Якушина и Маслова немало схожего. Оба родились в Москве в 1910 году, начали тренерскую деятельность в годы войны в клубах, за которые играли, – "Динамо" и "Торпедо". Весьма успешно работали и в других городах с командами высшей лиги. Оба в 1975 году завершили (причем в закавказских командах) долгую тренерскую деятельность, сколь счастливую, столь же трудную и неблагодарную.

Виктор Александрович создавал коллективы высокоинтеллектуальные, творческие, мыслящие. Они не просто побеждали, а делали это красиво, убедительно. Два из них эталонные: "Торпедо" – 1960, киевское "Динамо" – 1966. С киевлянами вторым после Аркадьева сделал командный "хет-трик" (три чемпионских титула кряду), ему удались два дубля (выигрыш в сезоне первенства и Кубка) с "Торпедо" и Киевом. С "Араратом" всего год поработал и без трофея не оставил, получил с ним хрустальную крюшонницу. С грустью прощаемся с гигантами тренерской мысли – Якушиным и Масловым.

На этот раз нового наставника не со стороны в Ереван пригласили, воспитали в собственном здоровом коллективе. Имя его – Эдуард Маркаров. Футболист неординарный, штучный: техничный, умный, с широким футбольным кругозором. Игрок, к великому сожалению, по причинам необъяснимым недооцененный тренерами сборной. Он многое умел: комбинацию изящную затеять, соперников вокруг пальца обвести, забить. Нередко красиво, у людей при виде этих шедевров дыхание в зобу спирало.

С ребятами, которых тренировать придется, еще вчера на поле выходил, медали золотые выигрывал и два Кубка в придачу. Вместе огорчались и радовались, обнимались и целовались, празднуя забитые голы, и пререкались, поругивали друг друга, чего греха таить, когда игра не ладилась. Всякое бывало. На равных были, на "ты". А теперь извольте форму обращения сменить, Эдуардом Артемовичем величать. Нелегко по-новому отношения выстраивать, послушания от вчерашних "однополчан" добиваться, уму-разуму учить, соблюдения игровой и бытовой дисциплины требовать…

В беседе с корреспондентом ереванского "Комсомольца" (от 21 февраля) уже Эдуард Артемович откровенно (такое сложилось впечатление) отвечал на многочисленные вопросы. На небольшую их часть обращу ваше внимание.

Спросили его о наиболее ярком тренере, под чьим началом играл. Ответил без раздумий: "Считаю Бориса Андреевича Аркадьева лучшим тренером в стране. "Футбол – не работа, а игра, искусство", – говорил он своим воспитанникам. Эти слова запомнились мне навсегда". Похоже, стали и его тренерским кредо. Так играл сам и собирался привить вкус к аркадьевскому пониманию футбола недавним товарищам, ныне подопечным. Впрочем, не первый год культивировал "Арарат" такой футбол: творческий, интеллектуальный (не впервой слово это употребил, но каждый раз к месту), техничный, эстетический, атакующий, результативный.

Пожаловался (не он первый, не он последний) на нарушение графика занятий из-за мерзопакостной погоды на обиженных природой черноморских базах. Пришлось из Эшер в Ереван возвращаться. А здесь неожиданно грянули десятиградусные морозы. Делить чемпионаты на развлекательный и полноценный и не думал. "Будем готовиться, как прежде, и рассматривать оба чемпионата как одно целое", – обещал собеседнику. И тут же оговорился, назвал по привычке самостоятельные турниры, весенний и осенний, двумя кругами одного.

В завершение заверил корреспондента, а через газету и всех болельщиков: "В играх на "Раздане" и на выезде будем придерживаться одной тактики – атаковать по возможности чаще. Именно эта игра принесла нам успех в 1973 году". Разойдутся ли слова с делами симпатичного, доброжелательного человека, большого футболиста и начинающего тренера, в искренности намерений которого не может быть сомнений, покажет самый справедливый в истории человечества арбитр – Время.

В прошлый раз, анонсируя подготовку клубов высшей лиги к новому сезону, надеялся (обещать решимости не хватило, вернее, сомнения одолевали) вывести на орбиту первую ступень двухступенчатого чемпионата, весеннего. "Космический запуск" (с этим у нас проблемы порой возникают) придется отложить, опять же надеюсь – до следующего раза. Тогда о подготовке не охваченных сегодня клубов, их мытарствах расскажу. В этом абсолютно уверен, посему обещаю.

Аксель Вартанян
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
0
Офсайд
Пред. статья След. статья
Новостная рассылка «Вечерний Спорт-Экспресс»
Только на самые главные новости и важные материалы из мира спорта