Новости
Меню

Футбол

20 апреля, 13:45

Самедов рассказал, что ушел из «Локомотива» из-за недопониманий с Цорном

Бывший старший селекционер «Локомотива» по молодежному футболу Александр Самедов рассказал, что ушел из клуба из-за недопониманий со спортивным директором Томасом Цорном.

— Когда ты комментировал свой уход в интервью «РБ Спорт», была фраза: «Это решение определенных людей, с которыми я не сработался». Объясни.

— Смотри, сейчас там руководит процессом всем известный человек с немецкой фамилией и его помощник Кристиан Мекель. Мекель — главный селекционер, который был моим начальником. Как мне казалось, у нас были абсолютно нормальные отношения, он улыбался, шел рабочий процесс. Но, когда меня вызвали и сказали, что он мной недоволен и не может со мной работать, я понял, что они приняли это решение в тандеме.

— Почему?

— Потому что я не всегда был с ними согласен. Им не нужен был человек, который высказывает свое мнение по тому или иному футболисту. Считаю, что это нормально, когда возникают разные мнения, я не должен ни перед кем стелиться.

— Например, вы обсуждали какого-нибудь парня из академии, ты говорил, что ему пора подниматься выше и надо подписывать с ним контракт, а Томас Цорн и Мекель с этим не соглашались. Так?

— Была ситуация с Томасом по контрактам футболистов «Казанки». Мы не нашли общий язык по тому, у кого какие должны быть контракты. Изначально проговаривалась одна сумма, а в итоге цифры были завышены.

— Журналист Иван Карпов писал про конкретную историю ваших разногласий.

— Было задание от генерального директора подписать контракты с шестью футболистами на определенную сумму.

— Но Цорн предлагал игрокам контракты выше этой суммы?

— Да.

— В несколько раз?

— Не в несколько раз, но сумма была выше.

— Суммы, на которые итоге подписали этих футболистов, адекватные?

— Нет, конечно!

— Когда ты узнал, что ребята, с которыми договаривался Цорн, подписали контракты на завышенных условиях, какие были твои действия?

— Я пошел к генеральному директору и сказал, что те игроки, с которыми я должен был договариваться, теперь не будут подписывать контракты на 150 тысяч. Они по уровню не хуже, а, может быть, даже перспективнее тех, кто получил большие суммы. Все шестеро котировались примерно одинаково. Почему трое должны получать одни деньги, а другие трое — меньше?

— Что дальше?

— Переговоры полностью взял на себя Томас, и в итоге у всех контракты были одинаковые.

— Выше, чем изначально предполагалось?

— Конечно.

— Ты с Цорном обсуждал это?

— У нас больше не было ни одного диалога. Мы просто здоровались и все.

— Это ключевая история в вопросе твоего ухода из «Локо»?

— Тогда испортились отношения с Томасом. Я ему показал всем видом, что есть генеральный директор и была дана определенная команда.

— Ты понимал, что это испортит отношения?

— Понимал, но я не готов был закрыть рот и тупо выполнять чьи-то хотелки. Тем более у меня есть свое понимание ситуации: есть футбольные люди, а есть те, кто делает свои дела.

— Не пробовал выйти на председателя совета директоров Плутника и обсудить это?

— Нет, я просто делал свою работу.