Новости
Меню

Футбол

6 июля, 00:00

«Говорил Бакаеву: зачем тебе конфликт с тренером? Успокойся!» Ещенко — о «Спартаке», Суперкубке и карьере

Ещенко высказался о прошедшем сезоне, уходе Бакаева в «Зенит» и своих перспективах в медиалиге
«СЭ» поговорил с экс-игроком и тренером красно-белых.

Андрей Ещенко, последние полгода работавший в тренерском штабе Паоло Ваноли, в начале июля перешел на работу в Академию имени Федора Черенкова на должность заместителя технического директора.

В интервью «СЭ» Ещенко рассказал о прошедшем сезоне, за время которого он побыл и игроком, и тренером «Спартака», объяснил уход Бакаева в «Зенит» и оценил свои перспективы в медиалиге.

«Ваноли сказал: «Ты нужен мне как помощник». Я ответил: «Тогда заканчиваю с футболом»

— Прошлым летом вы были футболистом, зимой стали тренером, а теперь перешли в академию.

— Когда мне предложили быть помощником Ваноли, я ответил: «Может, вы меня еще посмотрите?» Он говорит: «Нет, мне нужен помощник. В твоем лице мы видим человека, который будет передавать мои идеи команде». Я говорю: «Ну, раз видите, тогда давайте я закончу с футболом» И все. Прошло полгода, мы выиграли БЕТСИТИ Кубок России, решили, что мне нужно идти в академию. Детей я тренировать не буду, но в академии какое-то развитие, какую-то структуру, какие-то детали могу подсказать.

— То есть это административная работа?

— Не скажу, что административная, — это больше обучение терминологии, процессу выстраивания структуры тренировочного процесса. Я поэтому и согласился, чтобы набраться еще больше опыта. Я полгода работал в тренерском штабе Ваноли, все это записывал, изучал, смотрел, как происходит процесс, поэтому стал дальше этим заниматься — продолжать учиться, чтобы в дальнейшем уже быть помощником или даже главным [тренером].

— Игрока в себе окончательно убили?

— Нет. Значит, буду играющим тренером. Буду поступать на [лицензию] PRO: в ноябре сдавать документы, а со следующего года уже пойдут занятия.

— Детский футбол — специфическая штука. Какое у вас представление о нем?

— У меня был опыт. Когда мне было лет 17, я учился в техникуме: помимо того, что играл, еще и детей тренировал. Но меня хватило на два месяца, после этого все желание отбилось.

— Почему?

— Потому что это дети, их там человек 20: одному объясняешь — третий убегает, четвертый-пятый дерутся, кто-то еще где-то. Одному, как мне кажется, там тяжело справиться. Надо минимум два человека.

— Как решился вопрос с уходом из тренерского штаба «Спартака»? Каттани спросили на пресс-конференции, остается ли Ещенко, и он между делом сказал, что нет.

— Там же не сразу все решилось. Когда только возникла эта идея, я посоветовался с близкими, сам поразмышлял. Детей тренировать не хотел, я это уже говорил. Там совсем разная специфика, совсем разные упражнения, совсем разное видение тренерской деятельности в детском футболе. Поэтому я сказал, что не буду сразу же принимать решение. Они подумали, сказали: «Ты нам нужен, чтоб преемственность какая-то была, чтобы в академии молодые пацаны видели, что за ними следят, что с ними общаются бывшие футболисты «Спартака», тренируют их». Поэтому мне предложили, я говорю: «Хорошо». Финансы даже не обсуждали. Меня «Спартак» шесть лет кормил, и я сказал: «Сколько скажете, столько и будет [зарплата]». И все, договорились.

«Догадывался, что Ваноли уйдет. Но предателем его не считаю»

— Чуть больше чем за календарный год у «Спартака» было четыре разных тренера: Тедеско, Витория, Ваноли, а сейчас Абаскаль. Это нормально?

— У игроков какая задача? Тренироваться. А кто там приходит и уходит — это решает клуб. По каким критериям — тоже решает клуб. Понятно, что причины у каждого свои. Футболисты на контрактах, они должны при любом тренере выкладываться, исполнять свои обязанности, поэтому если будут хоть каждый месяц [тренеров] менять — значит, такая жизнь.

Паоло Ваноли. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Бывший главный тренер «Спартака» Паоло Ваноли. Фото Александр Федоров, «СЭ»
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— А можно ли вообще рассчитывать при этом на что-то серьезное, на какое-то развитие?

— Насколько я читал, тренеру нужно три года, чтобы создать команду. По крайней мере, мне так говорил и Ваноли, и у Кройфа я читал что-то такое тоже. Но Тедеско побыл год — второе место, Ваноли побыл полгода — выиграл БЕТСИТИ Кубок России, Руй Витория побыл — должны были играть в 1/8 финала Лиги Европы.

— Соболев говорил, что ее должны были выигрывать!

— Мы и так не проигравшие, поэтому можно дискутировать здесь сколько хочешь. Получилось в итоге так, как получилось.

— Так что в итоге: три года нужно или полтора?

— Я имею в виду большие клубы в Европе, а сейчас... С Каррерой у нас была топовая команда, с Тедеско дисциплина, определенная структура была — мы играли только в одну схему, где было три варианта: можно было выбить, подержать или атаковать. Он не распылялся. С Руем, считаю, выигрывали футболисты. Но понятно, что заслуга его есть. Но в основном это игроки сделали, выдержали, Селихов много сделал.

— Вы про Лигу Европы?

— Да, поэтому я считаю, что большая часть заслуги зависела здесь от футболистов. У Ваноли за те полгода, пока я находился в штабе, были интересные тренировки, коллектив, поэтому результат тоже очевиден.

— Каким запомнился Ваноли? На сборах ребята говорили, что он обращает внимание на детали.

— Да, он обращает внимание на детали. У него эмоциональный, интересный тренировочный процесс. Его видение плюс-минус такое же, как и у меня. Вот я со стороны на него смотрю и понимаю, что да, так и надо. Поэтому мне было легко. Требовательный он, но я думаю, что это качество должно быть у всех. Уважение, работа, дисциплина.

— Останься он на второй сезон, смог бы он повторить или превзойти успех Тедеско, который свой первый сезон тоже закончил неудачно, а второй — на втором месте?

— Если бы да кабы, никто не знает, что там было бы. Но так, как он работал, я думаю, было бы что-то наподобие [Тедеско].

— Как узнали, что он покидает команду?

— Когда я узнал, что мою роль в клубе видят иначе, я ему написал. Через какое-то время он мне ответил — уже после того, как объявили, что он уходит. Но я догадывался об этом. После того как официально все объявили, он мне сказал: «Жаль, что так получилось. Если бы я остался в команде, ты бы был у меня в штабе».

— Догадывались, что он уходит? С какого момента?

— Ну, не конкретно он. Там другие были помощники... Один рассказывал, что ситуация тяжелая: «У нас по трое, по четверо детей. К ним я по два дня лечу». Допустим, было пять дней выходных, из них два дня только лететь в Италию. Понятно, что это тяжело — находиться еще полгода здесь. И перевезти их сюда невозможно, потому что там то учеба, то работа, то еще что-то. Они решили выбрать семью, поэтому так.

— Есть мнение, что Ваноли подставил и клуб, и команду: клубу пришлось экстренно искать замену, а команду — потому что было единение вокруг тренера.

— Мы же не знаем всех деталей и мелочей.

— Не считаете его уход предательством или некрасивым поступком в такой ситуации?

— Он на сто процентов выложился, отдался. Кубок выиграли. Почему болельщики должны называть его предателем?

Андрей Ещенко. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Андрей Ещенко.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— Ну, тот же Тедеско за полгода до ухода объявил об этом, и клуб смог найти замену. Ваноли ушел за один день.

— Значит, у него были серьезные факторы принятия решения. Тедеско нам тоже говорил до «Зенита», что он останется. А после «Зенита» сказал: «Полгода, и я уеду». Тоже что-то повлияло на такое быстрое решение.

— Возвращаясь к финалу Кубка — насколько велика тренерская заслуга в победе «Спартака»?

- Конечно, это их работа. Штаб тщательно и досконально смотрел «Динамо». Вплоть до того, что смотрели, по-моему, «Динамо» — «Балтика». Я задаю вопрос: «А мы будем как Калининград играть? Мы же не «Балтика». Ну, по факту они смотрели, как «Динамо» играет с разными соперниками.

Состав тренеры поставили. И забил Соболь, который последние несколько туров выходил на замену и был злой, что не играл. Но его тоже успокаивали, говорили, что ты выйдешь, забьешь, и все. Вышел, забил и получил сейчас звание лучшего игрока команды. Вот тебе и футбол.

— Если сравнивать за прошедший сезон Виторию и Ваноли, чей подход показался более профессиональным?

- Да они оба профессионалы. Как сказать, что этот профессионал, а этот непрофессионал?

— Чей подход ближе, больше нравится?

- Мне больше нравится подход Ваноли. Хотя мы играли летом выставочный турнир с Руем вообще без шансов для соперников, возили всех, а потом бац — и не могли выиграть.

— Ну, там всем по четыре забивали. Причем играли здорово.

- А потом скрутились в первом туре. Что мешало так же играть и забивать?

— И что же мешало? Есть объяснение?

- Ну, я сейчас конкретно не помню. Помню, что мы проиграли, хотя не должны были. Я всем говорил: если мы будем так играть, как на турнире этом, то всем хана будет.

— Но там же все игры в чемпионате были как игра с «Рубином» в первом туре: не забивали свое, а потом проигрывали.

- Поначалу да, а потом все стихало, пропускали и вообще паниковали.

— Психологический фактор?

- Да я не думаю, что психологический. Надо было, значит, план Б какой-то придумывать. Вон когда меня Тедеско выпускал с «конями» при счете 1:0, я спокойно и финтил, и тянул время. План Б!

«Джано мы называли Часик: 60 минут бегал, а потом его меняли»

— Уже общались с Артемом Ребровым после перехода в академию?

- Пока нет, но я сказал, что футболистов из академии ему не отдам. Мы тут их готовим, готовим. Нам тоже результаты нужны. Пускай из молодежки забирают, а отсюда не будем отдавать. Там же ступени: они взяли из молодежки, а молодежка отсюда берет, потому что не хватает.

Артем Ребров, Ивелин Попов и Андрей Ещенко. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Артем Ребров, Ивелин Попов и Андрей Ещенко.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— В последнее время из «Спартака» ушли многие легионеры.

- Думаю, выгода какая-то есть для футболистов, раз у них появился вариант в Европе играть на нормальных условиях, а тут взять и расторгнуть контракт. Этим они и воспользовались.

— Вы с кем-то общались? С тем же Ларссоном.

- Ларссон ушел изначально из-за того, что ему надо было поехать на чемпионат мира. Не знаю, вышли они или не вышли?

— Нет. Весной у него была именно такая мотивация?

- Да. Тил уехал, потому что тоже хотел играть. Потому что при Тедеско была не его схема, он мало выходил на поле. Сейчас играл в финале Лиги конференций, в сборной играет. Понсе ушел — и тоже забивает, Айртон играет тоже, начал забивать.

— Вопрос конкретно по Айртону и Ларссону, которые ушли еще весной. Ларссон уже расторг контракт, и Айртон, видимо, уже тоже не вернется.

- Ну, Айртона я спрашивал. Он говорит: «Я не знаю еще». Поэтому вот его слова и передаю.

— То есть политическая ситуация не влияла? У них было желание где-то там получить больше практики?

- Может, если только у Ларссона. Крал тоже сказал, что не будет возвращаться, но, допустим, латиносы — как Понсе и Айртон, — думаю, конечно, дома всегда больше хотят играть. А тут вариант был только «Спартак-2».

— Клуб, провожая Ларссона, назвал его «агент-007». Видели?

- Читал, но не видел.

— Как к такому относитесь?

- Надо знать диалог: как они расторгли контракт, как они общались, с какой интонацией, как преподнесли. После этого только можно судить.

— Ларссон два года назад был лучшим с 15 голами, а в прошлом сезоне у него 0.

- Потому что при одном тренере играл, при другом не играет или мало играет. И у него амбиции: захотел больше игровой практики. Это нормально, футбольное явление. Приходят одни тренеры — уходят одни игроки. Приходит другой тренер — уходят другие игроки. Тут все циклично, все меняется. Поэтому, если тренер начинает создавать команду, на это и надо, может быть, три года...

— Вы всегда хорошо общались с легионерами. С кем из иностранцев в последнее время лучше всего коммуницировали в «Спартаке»?

- Да в принципе со всеми. В последнее время хорошо с Витей (Виктор Мозес. — Прим. «СЭ») общались. Он уже такой — ожил. Раньше был темной лошадкой, застенчивым. Ну, не застенчивым, просто видно, что отделялся от коллектива. Но последние полгода нормально общались. Как раз английский практиковал с ним. Ну, чуть-чуть спрашивал его: как дела? В соцсетях лайки ставим, пишем. С Адриано, с Федей (Фернандо. — Прим. «СЭ») общаемся тоже до сих пор. Он говорит: «Приезжай ко мне в Бразилию». Я отвечаю: «Пока долетишь, сколько времени пройдет».

Джордан Ларссон. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Джордан Ларссон.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— Федор Кудряшов играет с Адриано и Фернандо в «Антальяспоре» и рассказывал, что они до сих пор могли бы приносить пользу «Спартаку». Согласны?

- Возможно, если бы сохранили чемпионский состав, то играли бы еще два-три года. И каждый год были бы медали — это железобетонно! Может, не всегда золотые, но были бы.

— Кто виноват?

- Кто виноват, что их нет? Были предложения — продали. Наверное, так. От хороших предложений клубу зачем отказываться? Вон, Квинси Промеса купила же «Севилья» — хорошие деньги получили за него.

— Ситуация с Промесом была чуть другая. Там «Спартаку» нужно было вписаться в финансовый фейр-плей...

- Я не знаю, не следил. Всех по возможности продали. Федю в Китай, по-моему, продали за хорошие бабки. Почему нет?

— «Спартак» с тех пор стал сильнее или слабее?

- Та команда была возрастная, опытная. Сравнивать с тем, что сейчас в «Спартаке», где средний возраст — 22-23 года... Такие команды не будут выигрывать. Посмотрите на «Сочи». Там средний возраст — лет 30, наверное. Поэтому они и заняли второе место. За счет опыта, за счет класса и умения. А молодым только предстоит это сделать. Сейчас наберутся опыта, окрепнут, и потом будет результат. У «Зенита» тоже банда была, а сейчас они омолаживаются. Правильно?

— С нынешним составом у «Спартака» есть перспективы?

- Конечно... Но при Ваноли начали играть молодые ребята. Не знаю, будет их ставить новый тренер или нет. Но тяжело им придется — даже тем, кто уже играл. Потому что [произойдут] тактические перестроения, а в подсознании еще те установки остаются... Такая каша может в голове быть! Когда много информации сразу, для молодых это не очень хорошо.

— При Тедеско тактика всегда была одна и та же. А у Карреры часто варьировалась в зависимости от соперника...

- У каждого тренера свое видение. И у каждого разные футболисты. К примеру, Соболев, наверное, не играл бы в основе, будь в команде Зе Луиш и Адриано. Факт? Умяров, наверное, не играл бы, будь в команде Фернандо. Факт? Ну и так по каждому амплуа можно пройтись. У Карреры были качественные футболисты, которые могли вовремя перестроиться. Плюс подсказ. Мы играли не от соперника — от себя действовали.

Тедеско выбрал другую схему. Наверное, понимал, что нет таких цепких и быстрых защитников. Но есть форвард, которому длинную передачу дашь — он примет, скинет, и можно на контрах выбегать. Плюс Зоба там бегает все время.

Наверное, исходя из этого тренер и строит игру, придя в команду и проанализировав сильные и слабые стороны.

— Если гипотетически представить, что все легионеры покинули «Спартак», на что команда сможет претендовать в РПЛ?

- Ну а что, состав хороший. Я думаю, на место в тройке-пятерке точно. У нас на каждой позиции все есть.

— Кого за шесть лет в «Спартаке» вы назвали бы лучшим легионером?

- Многие мне нравились. И Таски как играл, Федя, Зе, конечно. Промес... Когда мы с Квинси выходили на одном фланге, говорил ему: «Стой там, я тебе дам пас — беги и забивай». В принципе, так и получалось. Джано, Поп... Все иностранцы хорошие были. Джано мы называли Часик: он 60 минут бегал, а потом его меняли. Ну а чего? Зачем ему 90 минут бегать? Минут 60 отбегал, две отдал, два забил — можешь уходить.

— Джано недавно закончил.

- Да, видел. Ну, травмы...

— При вас он больше мучился или все же получал удовольствие от игры?

- Поначалу он был в порядке. Это потом уже травмы посыпались. А сперва все хорошо было. Ну, «мазаный» он, чего тут. По паспорту 28, а по факту, наверное, все 33 ему было, ха-ха! Ну это я шучу, конечно, а то он потом напишет: «Ай, биджо, гамарджоба».

«Техника у Бакаева есть. Но важно не быть индивидуалистом»

— Как восприняли уход Бакаева в «Зенит»?

- Ну, а какой другой клуб будет платить [такую зарплату]?

— После финала Кубка Бакаев пообещал всех удивить своим трансфером.

- Ну, вот и удивил — «Зенит». Не знаю, чего он там говорил.

— Вы с ним общались на эту тему?

- После Кубка поговорили. Сказал ему: «Давай, удачи, без травм». Пожал руку.

— Насколько это большая потеря для «Спартака» и топ-приобретение для «Зенита»?

- Трудно сказать, как он там себя проявит. Как будет сидеть на лавке и ждать, пока Малком или кто-то там еще дадут ему шанс. Потому что обычно, когда что-то не получается, Бакаев нервничает и все такое.

Я помню еще, когда его только подтягивали к основе из дубля, говорил ему: «Бей по 50-60 раз на тренировке. А в игре как увидишь линию штрафной — убирай себе под левую и бей в дальний. Вот когда так сделаешь, в игре уже автоматом все произойдет». Ушел в Тулу — там начал забивать. И пошло-поехало.

Он эмоциональный парень, конечно. Техника есть. Но помимо техники нужно еще и не быть индивидуалистом. Футбол — командная игра.

Зелимхан Бакаев. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Зелимхан Бакаев.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— Бакаеву этого не хватало?

- Вот посмотрим, как сейчас в «Зените» будет себя вести.

— Слышал, что на тренировках он вел себя достаточно токсично: бесился, психовал, когда что-то не ладилось. Это правда?

- Думаю, все футболисты бесятся, когда что-то не получается. Поэтому мы его и успокаивали с Геннадичем (Артем Ребров. — Прим. «СЭ»). Говорили: «Ты успокаивайся. Мало ли, почему не играешь. Может, тебя проверяют. Может, хотят посмотреть, выдерживаешь ты стресс или нет. А ты начинаешь руками размахивать. Тем более по ТВ все смотрят, как ты свое негодование показываешь. Зачем этот типа конфликт между тобой и тренером».

Он понимал, но все равно опять вел себя так же. Думаю, со временем и опытом понимание придет, и он соберется.

— Как часто случались такие разговоры?

- Сколько были в команде, столько и общались. Не каждый матч, конечно, но регулярно. Плюс тренер просил — идите поговорите.

— Не по документам, но по сути переход из «Спартака» в «Зенит» — это предательство?

- Да почему предательство? Не надо тут искать подводных камней. Человек захотел пойти туда, где ему хорошо платят. Почему нет?

— Летом «Зенит» бесплатно заполучил Бакаева и за небольшие деньги подписал Кассьерру. С ним вообще реально конкурировать?

- В плане финансов, наверное, нет. Естественно, они дадут лучшие условия, чем любая другая команда. Факт и в том, что у них один тренерский штаб на протяжении долгих лет. Ну, и они не берут по 5-6 игроков. Приобретают точечно.

Этому, конечно, есть противодействие. Нужно, чтобы была команда единомышленников, команда с характером. И от тренерского штаба многое зависит. Но почему нет?

— Впереди у «Спартака» матч за Суперкубок. Как вам решение играть в Питере?

- Этот вопрос надо задавать РФС. Они же знали за три тура до конца, что «Зенит» выиграл чемпионат. И априори надо было убирать Питер из претендентов на Суперкубок, чтобы не давать поводов для разговоров. Ну а когда победитель Кубка определился, не думаю, что сложно было найти стадион, чтобы провести матч. Назначать город-хозяина до начала сезона — тоже бред. Зачем?

— Играть в Питере — неправильно?

- По мне, неправильно. Но играть надо.

— Чего ждете от матча?

- Победы «Спартака». Надеюсь.

— А это вообще возможно? Тренер только начал работу с командой, некоторые легионеры еще не вернулись в Россию...

- Посмотрим. Может, будет тактика 9-0-1. Тем и интересен будет этот матч.

— «Спартак» и «Зенит» в лице Заремы Салиховой и Александра Медведева перед Суперкубком жестко оппонировали друг другу в СМИ. Следили за этим?

- Я почитал поначалу, что «Спартак» не будет играть. А потом не стал уже. Но в любом случае, думаю, все равно бы сыграли. Просто подогрев такой, создание ажиотажа.

Андрей Ещенко. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Андрей Ещенко.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— То есть ролики SMM «Спартака» — просто шутка?

- Ну это, наверное, относилось к РФС — кто там сочиняет все эти календари, кто придумывает, где играть.

— Какие у вас отношения с Медведевым, учитывая майку, надетую после поражения в полуфинале Кубка в 2020 году? Кстати, штраф от КДК выплатили?

- Нет, за меня клуб оплатил. Отношения нормальные. На домашнем матче последнем подошел к нему, поздоровался, руку пожал. Все нормально.

«Надо у Лещука спросить: когда ты будешь вести 1:0, никто не будет тянуть время? Или тебе тоже руку потом не подавать?»

— Перед пенальти в финале Кубка Умяров выводил из себя Фомина — в «Динамо» до сих пор обижаются.

- Да, он рассказывал. Тут можно сказать, что хитрости всегда помогают. Любые. Наверное, Фомин не очень стрессоустойчивый, раз мандраж сыграл.

— Лещук говорит, что Умярову руку не пожмет...

- Тогда надо у Лещука спросить: «Когда ты будешь вести 1:0, а останется играть две-три минуты, никто не будет тянуть время? Это же тоже хитрость — ты тоже поступаешь неправильно. Тебе тоже руку не подавать?» Все это футбольные хитрости, все об этом знают. Просто они так это преподносят, как будто у них что-то, принадлежащее им, забрали.

— Что круче: ваша фирменная затяжка времени или психологическая атака Умярова?

- Да я не видел, что там у него было. Потом уже только [появились] какие-то нарезки. Это то же самое, если вратарь подойдет к тебе перед пенальти и начнет: «Бла-бла-бла. Ты кривоногий, кривожопый». Никто же по этому поводу ничего не говорит. Кто-то подходит и точку 11-метрового удара расковыривает специально. Кто-то при штрафном на метр вперед мяч кидает. Кто в футболе давно, тот понимает, что это нормальные вещи.

— Вам как футболисту странно, что игроки «Динамо» уделяют этому столько внимания?

- Ну, во-первых, Лещук — вратарь. Он не полевой игрок. Они априори чуть такие — странные. Понятно, что меня бы злило, если бы тянули время, к примеру. Но это футбол — это эмоции. И я понимаю, что в подобной ситуации сам поступил бы так же.

— Сколько раз за этот месяц вы послушали МакSим?

— В финале и недели полторы еще потом, наверное. Уже приелось.

— Крутое чувство, когда весь стадион поет?

— Конечно, такие эмоции: и гордость, и радость. Можно так сказать, что все вместе, как одна семья, all together.

— Кто из легионеров лучше всех знает слова? Мозес, судя по видео, точно не знает.

— Да Вите куда там по-русски? Жиго и Квинси максимум. Остальные, думаю, вряд ли. Крис чуть-чуть, так, может сказать: «Привет».

— Когда вы перешли на работу в тренерский штаб, то сказали: в конце сезона подумаете с Ребровым о прощальном матче.

— Может, он и будет позже, но у него там свои дела и головоломки, у меня — свои. Поэтому особо об этом не думаешь... Но когда мы были вместе, я предложил ему: «Давай сыграем — бывшие футболисты «Спартака»... Сделаем бесплатный вход, какое-то шоу, подарки раздадим для детей, мячики надувные». Он ответил: «Да-да». Ну и все. С теми же ветеранами «Спартака», кто связан с клубом, на мой взгляд, можно организовать.

— Пока все упирается в занятость Реброва?

— Сейчас уже и в мою.

«Потерял 3-4 миллиона рублей. Больше никому в долг не даю»

— Расскажите про медиафутбол: как туда попали, сколько это заняло времени и главное — зачем?

— Меня друг пригласил поиграть. Я говорю: «Давай, конечно, не вопрос». Тем более после окончания карьеры надо было поддерживать себя в форме. Я так в зале занимался, иногда тренировался с футболистами. А в субботу и воскресенье играл за любителей. И вот они меня пригласили. Для меня — не вопрос. Начали играть и выигрывать, и все.

— У медиалиги бешеные рейтинги — понимаете, за счет чего она настолько популярна?

— Это шоу. В Америке, когда НХЛ или НБА устраивают шоу, все, кто находится рядом, становятся его частью. Там играют диджеи, устраиваются челленджи... А в медиалиге еще и команды дают эмоции. Матчи снимают квадрокоптеры, есть ВАР, работают профессиональные судьи. Матчи смотрят онлайн, потом многие досматривают, на трибунах очень много народу. Вторая лига, наверное, будет завидовать.

— За таким футболом будущее?

- Не будущее, но на данный момент они делают шоу. После игр они собираются, устраивают обсуждение с ведущим — команда на команду. Задают вопросы — иногда подлые, иногда со стебом. Кто как воспринимает. Потом это начинают подхватывать и раскручивают. До драк, конечно, не доходит. Это просто так — показуха. Все понимают, что это шоу, что все приехали играть.

— Помимо медиалиги, вы после карьеры занимаетесь собственным магазином одежды. Как он работает сейчас?

- Да ничего, дело идет. Но я все вещи отдал в другой магазин. У них пять точек в Москве, 25 лет на рынке. Завозить тяжело, а у меня все уже в Москве было. Я им и отдал на реализацию.

— Собственного шоурума сейчас нет?

- Нет. И слава богу. Хоть спишь спокойно.

— Вы открыли магазин в неудачное время — перед самой пандемией.

- Почему? Наоборот, нормальное время! Я ничего не потерял. Сделал ремонт. Мне потом за него все деньги отдали. И государство, и у кого я снимал [помещение] на Патриарших.

— Серьезная проблема — как зарабатывать после футбола, куда вложить средства. У вас есть другие идеи, кроме тех, что попробовали?

- В основном все держат средства в банке. Либо покупают недвижимость. Может, вкладываются в нежилые помещения. Банально, но это всегда будет актуально. Если чем-то заниматься, то нужно полностью изучать все. Потому что обманут — и даже не посмотрят, кто ты.

— Практически у всех заметных футболистов есть история, как они потеряли много денег.

- Я думаю, у всех футболистов есть. И не только у нас. Ты доверяешь другу какую-то сумму денег. А он: «Потом, потом».

— У вас было что-то подобное?

- Конечно. Я же говорю — у всех футболистов. Кто-то занимает большие и маленькие суммы. Это есть.

— Вы много потеряли?

- Может, миллиона три-четыре рублей. Потерял и потерял. Не зацикливаться же на этом.

— В разгар карьеры, наверное, не так заметно?

- В любом случае, деньги есть деньги. Просто, какая бы сумма ни была, нельзя на этом зацикливаться. Становишься опытным и никому уже в долг не даешь. Вот и все.

— Кем вы себя видите через год?

- Тренером. Но не в детско-юношеской школе. Нужно набраться опыта, подучиться. Потом смотреть. За меня поручились руководители «Спартака», я сказал: «Не вопрос, давайте побуду». Я никому не звонил с вопросами: нужен ли помощник тренера? Посоветовался и принял такое решение. Считаю, оно правильное.