«За пять месяцев получил от клуба только 22 тысячи рублей». Интервью вратаря «Тамбова» Рыжикова

Футбол   /  ТИНЬКОФФ РПЛ 
34
47
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Константин Колмаков
Константин Колмаков
Корреспондент
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Сергей Рыжиков: «За пять месяцев получил от клуба только 22 тысячи рублей»»
№ 8390, от 03.03.2021
Большое честное интервью с 40-летним вратарем «Тамбова» Сергеем Рыжиковым о долгах, бойкотах матчей, обещаниях губернатора и мотивации играть за умирающий клуб.

«Не верю, что Гигашвили мог сдать игру»

— Сергей, как ваши дела? Как идет подготовка к матчу с «Динамо»?

Все хорошо. Сейчас были два выходных, вот только приехал в Саранск из Казани на машине.

— В Саранске живете?

Да, команда в Саранске живет.

— На базе?

Кто-то из ребят снимает квартиру, а так на базе. Тут олимпийская школа по легкой атлетике, есть отель возле манежа — там и столовая, и тренажерный зал. Здесь и работаем. Все отлично. Условия идеальные.

— Первый матч после зимней паузы — с «Локомотивом» в Кубке. Как общались с игроками, которые присоединились к команде недавно?

Постарался выучить имена ребят. Понятно, было тяжело, но старался как можно громче и правильнее им подсказывать во время игры, чтобы было полегче.

— То есть не было такого, что вы кричали «Эй, ты» или «Номер четвертый, быстро к штанге»?

Нет, такого не было. Иногда их путал, но старался ребят по именам называть. А такого, чтобы клички или тем более «Эй, ты», не было. Мне это не очень нравится.

— Какие были мысли во время зимней паузы, когда у вас на сборах было меньше десяти человек?

Ощущения неопределенности. Клуб тонул, ребята уходили. Каждый день новости читали, что-то снимемся, то не снимемся с чемпионата. Но никто не отменял наши контракты — должны были приехать на сборы, работать. Ребята, которые остались в команде, так и делали. Настроение было не очень. Оно и сейчас не очень, но тогда было вообще.

— Что-то изменилось?

Нас стало 25 человек. Это единственное, что изменилось.

— Почему в матче с «Ротором» выдались такие разные два тайма?

Даже не знаю. У нас и в осенней части такие матчи были — один тайм лучше, второй хуже, или наоборот. Это футбол. Думаю, тренерскому штабу надо разбираться. Одно знаю — все три гола себе сами привезли. Ошибки, конечно, необязательные были.

— Не знаю, читали вы или нет, но после матча с «Ротором» многие ругали защитника Гигашвили. Один журналист высказал предположение, что он сдал матч. Был какой-то разговор с Зурабом после игры?

Нет, не было. Подбодрили, чтобы не расстраивался. Меня огорчают разговоры про договорные матчи, что Зурик сделал что-то не по совести. Журналисты любят искать домыслы, если больше не о чем писать, то пускай пишут о «Тамбове». Отрицательная реклама тоже реклама.

— Как думаете, договорные матчи имеют место быть?

Как вы себе это представляете?

— Игрок намеренно где-то не борется, подставляется, чтобы сыграла определенная ставка на матч.

Не знаю даже, как на это реагировать, не представляю себе такое. Я на ставках никогда не играл. Это может быть в любом виде спорта, но не думаю, что в матче с «Ротором» такое было. Парень молодой, он хочет играть в футбол, старается на каждой тренировке. Не надо спускать на него всех собак. Он был расстроен после матча. Второй тайм вся команда плохо сыграла — и я где-то недоработал, и другие ребята в защите. Будем тренироваться, улучшать качества своей игры. В следующих играх Зурик покажет, что эти обвинения были необоснованны.

Сергей Рыжиков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Сергей Рыжиков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«Зарплату не получал с октября. Слава богу, супруга кормит»

— Когда вы последний раз получали зарплату от клуба?

В декабре или январе получили от приставов 22 тысячи рублей.

— Это за какой период?

Это я получил последний раз зарплату за сентябрь. Считайте: октябрь, ноябрь, декабрь, январь, февраль — пять месяцев без зарплаты.

— Жесть.

И это не только у меня такая ситуация. Административный штаб, медицинский штаб, работники клуба и пять футболистов, которые у нас остались. Ребята, которые уже ушли из клуба, наверное, какие-то выплаты получили, чтобы забрали свои заявления (из палаты по разрешению споров РФС. — Прим. «СЭ»). А тем, кто остался, пока ни копейки не выплатили. Нам пообещали до четверга какие-то деньги выплатить. Посмотрим, как сдержит свое слово руководство клуба.

— А кто обещал — Коновалова, Худяков или руководство области?

Худяков Павел Борисович приезжал, проводил собрание перед матчем с «Ротором». Сказал потерпеть, пообещал, что в четверг будут какие-то деньги.

— Было объяснение, откуда взялись деньги?

Премьер-лига или РФС должны денежку за сезон раньше перечислить — за телетрансляции, за сборников, еще за что-то. Как я понял, это та сумма, которую обычно всем командам выплачивают в конце сезона. «Тамбову» решили выплатить сейчас. Не знаю, как это будут делать, но Павел Борисович пообещал в четверг какие-то деньги. Какой это процент будет от того, что нам должны, я не знаю. Может быть, их вообще не будет.

— Если не секрет, у вас есть какой-то сторонний источник заработка помимо футбола?

Есть денежки, конечно. Вкладывал в недвижимость — дай бог супруге здоровья, она всем этим занимается. Пока супруга меня кормит.

— Вы были одним из немногих, кто остался в «Тамбове» во время массового ухода футболистов. Почему?

Давайте рассуждать здраво. Мне скоро будет 41 год. Хочу поиграть в футбол в команде, где считаюсь основным вратарем. Что-то менять? В премьер-лиге у всех команд вратарская линия укомплектована. А ехать в первую лигу я не хотел. Думал, что решится вопрос с «Тамбовом», я доиграю чемпионат, а дальше думать буду. Расторгать контракт в одностороннем порядке или по обоюдному согласию — значит, остаться на четыре месяца без команды, а держать форму самому было бы тяжеловато. Остался, так сказать, от безысходности.

— Вот как.

Да. И мне импонирует тренер вратарей Сергей Владимирович Куликов — не хотелось бы его подводить. Но чаша терпения полна, уже льет через край. Будем ждать выполнения обещаний от руководства. Пять месяцев без зарплаты — ни в какие ворота не лезет.

— Ваш агент Алексей Сафонов сказал, что у вас были варианты в Эмиратах и в Катаре. Почему не поехали?

До конкретики пока не доходило. Не буду называть клубы, но фигурировала такая информация от Николаича, что есть варианты в Катаре и Эмиратах. Но сложилось так, как сложилось.

— Вам самому это интересно?

Почему бы нет, можно было бы попробовать. Пока не сложилось. Выбор не стоял — конкретики не было. Да и с этой пандемией тяжело.

— Как строился разговор с руководством клуба по поводу продолжения выступления?

Никак не строился. Павел Борисович приехал один раз на сборы, сказал, что для регистрации новичков нужно, чтобы ушедшие ребята забрали свои заявления. Павел Борисович договорился. А так разговоров не было.

— В СМИ были разговоры об уходе Худякова в «Кубань».

Это лучше у него спросить. Я о своем переходе ничего не знаю, а вы про Павла Борисовича спрашиваете.

— Как вы вообще реагировали на новости про клуб?

Делил на 10, на 15. Последнее время СМИ не очень доверяю.

«При бойкоте виноватыми все равно были бы футболисты»

— В ноябре-декабре были разговоры о бойкоте рядом футболистов «Тамбова» матчей РПЛ, в том числе игры со «Спартаком» в Москве. Было такое? Вы думали над тем, чтобы бойкотировать игру?

Да, разговоры были, ребята не вышли. Но тут палка о двух концах — в любом варианте этой палки виноваты игроки. Если выходят, значит, их все устраивает — и невыплата зарплаты за несколько месяцев, и невыплата бонусов за год-полтора. А второй конец палки — если не выходят, то «футболистам нужны только деньги», «их не заботит судьба клуба» и так далее. Как ни крути, в любом случае виноваты футболисты. Ребята выбрали не выходить на матчи, мы их поддерживали. Слава богу, внутри команды у нас не было раскола. Все понимали, что могут оказаться на месте ребят, которые не вышли на матч со «Спартаком» и «Рубином». Так, собственно, и получилось в этом году.

— Вы капитан «Тамбова». Насколько тяжело выводить команду на матч с такой финансовой ситуацией?

Тяжело, конечно, было. Играли не в оптимальном составе, приезжали ребята из молодежки. Старались. Весь запал оставили на поле.

— Вы проводили какие-то разговоры с футболистами?

Да я за эти шесть месяцев провел в «Тамбове» больше собраний, чем за всю свою футбольную жизнь. Собрания ни о чем называется. У многих ребят была последняя капля терпения, и они решили уйти, чтобы и руководство области обратило внимание. Но оно не обратило.

— С кем из молодых был самый тяжелый разговор?

Да все ребята понимающие. Что с молодыми разговаривать? Они приехали, у них глаза горят — хотят играть в премьер-лиге. А что со стариками обсуждать? Мы понимали всю ситуацию, не вчера родились. Людям не платят зарплату. У всех семьи, обязательства перед банками, перед родителями, перед детьми, перед теми же детсадами, за которые надо платить денежку. Когда не получаешь зарплату четыре месяца, бонусы за прошлый сезон и слышишь обещания про увеличение бюджета на 20 процентов — о чем вести разговоры? Виноватых искать? В команде виноватых нет — виноватые сидят в кабинетах и решают судьбы людей. Они о нас не думают, почему я должен о них думать и разговаривать?

— У вас есть сторонний доход, а у остальных ребят как?

Мне почти 41 год. Спасибо, что я поиграл, заработал денежку, не растранжирил, и у меня есть подушка безопасности. Но не у всех есть такая подушка, чтобы позволять шесть месяцев сидеть без зарплаты и прощать долг.

— А что делали? Кредит брали?

Это лучше у них спрашивать. Кредиты, перезанимали. Меня бог миловал от кредитов. Надеюсь, до такого не дойдет.

— Были ребята, которые искали работу на стороне?

Нет. Мы же профессиональный клуб, у нас контракты. РФС и РПЛ выдает лицензию. Где-то кто-то недоработал — мы пожинаем плоды.

Эсекиэль Понсе и Сергей Рыжиков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Эсекиэль Понсе и Сергей Рыжиков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«За ситуацию с «Тамбовом» никто не понесет наказание»

— Когда началась история с долгами?

Да я пришел в клуб, уже была трехмесячная задержка по зарплате.

— А как вы согласились прийти в клуб?

У меня и в «Рубине» была ситуация, когда три месяца не платили. И в Самаре в первый год была задержка, но все закрыли. Думал и надеялся, что и здесь так будет. Но оказалось, видите как.

— Как думаете, из-за чего сложилась такая ситуация?

Думаю, надо этот вопрос задавать РФС и РПЛ, губернатору Тамбовской области, нашему спортивному директору Павлу Борисовичу Худякову, как они такое допустили. Одним — одни вопросы, другому — другие, третий вообще на всю страну обещал повысить бюджет. Одни давали лицензирование, другие завтраками кормят. Этим людям и задавайте вопросы. А я только из-за ворот могу рассуждать, но мои рассуждения никому на пользу не пойдут и с мертвой точки дело не сдвинут.

— У вас же большой футбольный опыт, встречали же команды, которые умирали.

С такими командами, как «Тамбов», я не сталкивался. Есть люди, которые играли в «Амкаре» и «Тамбове», — им есть с чем сравнивать. А я впервые сталкиваюсь с такой ситуацией, в такой команде. Каждый день как первый — узнаю что-то новое.

— Ужасно же!

А что сделаешь? Это урок руководителям российского футбола, что надо предпринимать какие-то меры. Когда было такое, что на промышленном предприятии у нас люди по пять месяцев зарплату не получали? В 90-х годах. И никто за это не понес наказание. Никто.

— В ситуации с «Тамбовом» кто-то понесет наказание?

Думаю, никто не понесет наказание. Они уже все сделали, что было нужно РФС. Команда играет, выходит на каждый тур, старается. Целостность соревнования сохранена. В РФС молодцы. Но никто не ищет причину, почему до этого дошло. У губернатора тоже все хорошо — ни копейки не вложил в 2021 году, а команда играет, называется «Тамбов». У Павла Борисовича тоже все хорошо — команда под его руководством, он набрал игроков, вытащил ее. Все хорошо! А о людях, которые работают здесь на зарплату намного ниже, чем у футболистов, о долгах, которые висят, никто не думает. Такой российский футбол. Надеюсь, он будет идти по лучшей схеме, найдут пути ужесточения лицензирования. Люди, наверное, умные сидят, что-нибудь придумают.

— Странно, что у нас в этом сезоне три клуба в Лиге чемпионов, а с другой — умирающий клуб в премьер-лиге.

Это реалии российского футбола. Ни в каждой команде хороший менеджер или добросовестный губернатор.

Сергей Рыжиков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Сергей Рыжиков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«В такой ситуации все чаще начинаешь думать о завершении карьеры»

— Сафонов говорил, что вы хотите оставаться в клубе и пропускать по 7-8 голов за матч. Был такой разговор?

Николаич утрирует. Команда выходит на поле — от нас зависит, пропустим мы восемь голов или забьем три. Так что все от меня зависит, пропускать восемь или играть на ноль. Сыграли две игры — не получилось. Не ищу виноватых. Рыжиков в воротах стоит, он пропустил голы — я виноват, будем работать. У нас есть три месяца, будем тренироваться, настраивать игру, улучшать качества. Думаю, с каждой игрой все лучше и лучше будет у нас.

— Какой результат будет удовлетворительным лично для вас?

Если команда попадет в стыки, это будет удовлетворительным результатом для всех. Мы будем стараться — первый тайм с «Ротором» показал это. Хотелось бы получить другие команды, не только нам же мучиться.

— Что сами думаете насчет того, что за два года в РПЛ «Тамбов» так и не сыграл на родном стадионе?

Опять же вопрос к руководству нашего футбола. «Тамбов» сделал все, чтобы команда была в премьер-лиге. Если не неурядицы с денежкой, если бы губернатор нас не обманул, клуб бы боролся с тем же составом, который у нас был летом. Но все вопросы к РФС, к РПЛ, к тем людям, кто допускает команду, кто дает лицензии. Неужели нельзя было после первого сезона послать какого-нибудь замначальника, секретаря в Тамбов и посмотреть, что там происходит со стадионом. Может быть, 400 километров от Москвы — это далеко, конечно. А на словах верить уже никому нельзя.

— А вы все-таки остались в «Тамбове».

А я верю, наивный. Не люблю это слово, но, как называется, терпила, блин. Посмотрим, что будет дальше. Дождемся четверга.

— Сами верили, что кто-то поможет «Тамбову» доиграть сезон?

Свет в оконце появился, когда Оганесян заходил к нам в клуб, разговаривал, но видите, как получилось.

— Что говорил?

Что найдем инвесторов, закроем долги, будем играть. Наверное, все руководители так говорят, чтобы успокоить ситуацию.

— Коновалова мне сказала, что есть еще какой-то спонсор помимо РПЛ. Была с ним какая-то встреча?

Это лучше у Ольги Юрьевны спросить. Думаю, она знает больше, чем обыкновенный вратарь.

— Вы же не просто вратарь, а капитан.

Если бы я еще деньги и спонсоров искал, это вообще нонсенс был. Я же говорю, за шесть месяцев в «Тамбове» я провел собраний по поводу денег больше, чем за всю жизнь. Даже со своим личным помощником в банке меньше собраний проводил.

— Как думаете, есть шанс, что «Тамбов» будет жить?

Слухи ходят, что губернатор уже выделил деньги на команду, которая будет играть во второй лиге в следующем сезоне.

— Вы как думаете?

1 июня с вами созвонимся, и я вам скажу. Думаю, если совершим чудо и останемся в премьер-лиге, то какой-нибудь инвестор захочет. Может быть, даже руководство республики Мордовии.

— В чем ваш секрет? Как удается поддерживать хорошую физическую форму в солидном по футбольным меркам возрасте?

У меня очень хороший тренер по вратарям Сергей Владимирович, тренер по физподготовке Игорь Степанов. Работаем. Есть желание, мотивация не ударить в грязь лицом — в первую очередь перед тем человеком, которого в зеркале видишь. Спуску себе нельзя давать.

— Уже думали о завершении карьеры?

С такой ситуацией, как в «Тамбове», все чаще начинаешь думать над этим. Пока я действующий футболист, а там время покажет.

— Есть шанс, что вы будете в будущем тренером вратарей или главным тренером?

У меня есть лицензия А, окончил курсы. Хотел бы попробовать себя тренером.

Константин Колмаков

vs
34
Офсайд

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...
Материалы на тему

Только главные и важные новости из мира спорта