Эфир
Новости
Меню
Футбол

24 января, 15:00

На трибунах становится тише. Введение FAN ID — спорное решение

Вячеслав Короткин назвал спорным решением введение паспорта болельщика Fan ID
Заместитель главного редактора
Обозреватель «СЭ» считает, что паспорт болельщика мало что изменит.

Мнение*

Это было понятно с самого начала, с момента принятия закона о FAN ID. И то, что фанаты, всю осень демонстрировавшие свое негативное отношение к его введению, рано или поздно заявят о бойкоте матчей турниров, где паспорт болельщика станет обязательным. И то, что стоит только решиться на такой шаг фан-объединениям одного клуба, как тут же начнется «парад» подобных акций по всей стране. И то, что к отмене правового акта никакие протесты не приведут.

Нет, вы серьезно считаете, что опустевшие сектора активной поддержки остановят процесс? Перестаньте — идеологи введения FAN ID и правоохранители только вздохнут спокойнее. Наоборот, у сторонников футбольных паспортов появится аргумент: смотрите, насколько безопаснее стало на стадионах. Естественно, сразу вспомнится опыт ЧМ и Евро — вот, мол, теперь у нас так и на внутренних соревнованиях.

Только дело в том, что ни один вопрос, связанный с фанатским сообществом, так и не решится. По крайней мере, кардинально. Даже то, что касается непосредственно матчей, не говоря уже о других, не относящихся к посещению футбола. Арены рано или поздно (скорее, рано) все равно заполнятся. Либо бойкот надоест и народ вернется громогласно выражать свою позицию на секторах, а не в пабликах соцсетей, либо места протестующих постепенно займут другие.

Fan ID. Фото Global Look Press
Fan ID.
Фото Global Look Press

Посмотрите, например, на Италию, где в серии А аналог FAN ID действует уже более десятка лет — там что, «заворотки» до сих пор пустуют? Нет красочной и громкой поддержки? Тифози забыли дорогу на стадионы? Ответы очевидны.

В околофутболе же, более чем закрытом мире со своими правилами, не изменится вообще ничего. «Фирмы» давно отошли от уличного и тем более стадионного олдскула, все происходит в лесах и полях. Как введение FAN ID способно прекратить принципиальнейшее противостояние, например, фанатов «Спартака» и ЦСКА, решительно не понимаю. «Хулз» плевать хотели на паспорт болельщика, они как не рассматривали стадионы местом своих битв (за редчайшим в последние годы исключением), так и не будут.

Тут есть пример Англии. Многие восхищаются тем, как экс-премьер Великобритании Маргарет Тэтчер в конце 1980-х решила вопрос с футбольными хулиганами принятием жестких законов. Но на самом деле достаточно копнуть чуть глубже, чтобы понять — проблема не решена, а загнана «под пол». Глубоко, вне арен, но именно загнана. Столкновения британских хулиганов как были 20-30 лет назад, так никуда не делись. Только теперь происходят вдали от стадионных камер. То же самое можно сказать об абсолютном большинстве ведущих футбольных стран Запада: околофутбол развит и в той же Италии, и в Германии, и в Бельгии, и в Нидерландах, и во Франции. Не говоря уже о Восточной Европе, где есть однозначный хедлайнер — Польша.

Центр выдачи Fan ID. Фото Global Look Press
Центр выдачи Fan ID.
Фото Global Look Press

Какие-то изменения с введением FAN ID в РПЛ, наверное, все-таки последуют. Возможно, на стадионах станет меньше мата — хотя любой посетитель центральных секторов скажет, что там ругаются не меньше, чем за воротами. Какое-то время мы не увидим фаер-шоу. На трибунах станет тише — только хорошо ли это для футбола, который должен вызывать эмоции?

Словом, стоило ли ломать копья с учетом того, что нарушителей порядка на аренах можно (с учетом технической оснащенности спортсооружений) спокойно вычислить и наказать без всяких FAN ID, — большой вопрос. Остающийся без ответа.

* Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.