Новости
Меню
Футбол

16 января, 16:30

«Желаю Тедеско успехов в «Лейпциге»! Не сомневаюсь, что он нам — тоже». Федотов — о восприятии «Сочи», восхищении Гасперини и Кокорине

Обозреватель
Вторая часть интервью с главным тренером «Сочи».

Во второй части большого интервью обозревателю «СЭ» главный тренер «Сочи» рассказывает о своих особенных взаимоотношениях со «Спартаком», желает успеха Тедеско в «Лейпциге», реагирует на колкость Деспота, вспоминает сочинский период Кокорина, рассказывает о приеме, позволившем команде быстро оправиться от обидного проигрыша «Партизану» в Лиге конференций, опровергает клише о нелюбви к работе с молодежью, восхищается Гасперини и рассуждает о собственном тренерском будущем.

Желаю Тедеско успехов в «Лейпциге». Не сомневаюсь, что и он нам — тоже

— «Спартак» — это вообще ваш клиент. Вы выиграли у него в «Сочи» четыре матча из пяти при одной ничьей, да и в «Оренбурге» побеждали не раз. Почему так получается? — вопрос Федотову.

— Наверное, везет. Вот, буквально сегодня читал какую-то публикацию, попалось на глаза: «Спартак» — народная команда, против нее все настраиваются на триста процентов". В этом есть доля истины. Даже играя в гостях, спартаковцы имеют перевес болельщиков. Так было, когда я работал в «Оренбурге», так же и в «Сочи». Но как сказал наш тренер вратарей Дмитрий Бородин: «Это наш Колизей!» Все эти вещи дают дополнительную мотивацию, настраивать команду не нужно. Она сама мобилизуется и показывает максимум.

— Человек, которому Бородин сказал про «наш Колизей», недавно возглавил «Лейпциг». Вы болеете за или против Доменико Тедеско?

— У меня никогда не было никакой агрессии ни к одному тренеру. Со всеми хорошие, приятельские отношения, в том числе и с Тедеско. Да, бывают эмоциональные ситуации, но и в них никто никого не оскорблял и не унижал. Матчи со «Спартаком» всегда отличаются от других, да и сам Тедеско во встречах с «Сочи» был эмоционален. Негативно я к этому никогда не относился. Наоборот, пожелаю Доменико успехов. Не сомневаюсь, что и он сделает то же самое по отношению к нашей команде.

— Ваш покойный отец был спартаковским болельщиком. Что бы он вам сказал, глядя на то, как вы из матча в матч обыгрываете красно-белых?

— Любовь к сыну у папы все равно была сильнее! Когда мысленно общаюсь с ним, надеюсь, что он воспринимает все происходящее с огромной благодарностью. Отец хотел видеть меня футболистом, и в том, что это произошло, его заслуга огромна. Я начал всерьез заниматься футболом только в 15 лет, и из всего нашего спецкласса в Свердловске только мне посчастливилось добраться до российской высшей лиги. Думаю, он все понимает правильно...

Доменико Тедеско. Фото AFP
Доменико Тедеско.
Фото AFP

— Вы до 15 лет не занимались футболом профессионально, потом полтора года служили в настоящей армии — и при этом доросли до капитана команды высшего дивизиона. Сегодня при подобных вводных возможно сделать такую карьеру?

— Думаю, нет. Любой вид спорта стал гораздо более специализирован, и все рано начинают им заниматься. Хотя это в разы увеличивает травматизм. У футболистов нашего поколения, все детство пропадавшего во дворе и занимавшегося всеми видами спорта, игравшего во все игры, таких проблем не было.

— Уж долгожданной победе над «Зенитом», тем более в гостях, папа точно порадовался бы. Большое у вас было внутреннее торжество после всего, что говорилось на эту тему в последние годы?

— Торжеством я бы это ощущение не назвал. Все могло закончиться и не так радужно. Мы воспользовались численным преимуществом, хотя и в большинстве пришлось нелегко. Удаления Азмуна могло и не случиться, попади он в мяч, а не в грудь Джанаеву. Мы приезжаем к любой команде с огромным желанием победить, независимо от того, «Зенит» это, «Спартак» или ЦСКА.

— Армейцев, как и спартаковцев, вы дома обыграли с крупным счетом. Да еще и забив три мяча в первые 16 минут. Этот матч можно назвать для вас лучшим в сезоне?

— Такой старт все-таки стал стечением обстоятельств. ЦСКА оказался не готов к такому началу. Но не понимаю, почему говорят только о том, что армейцы провалили первый тайм, а не о том, что «Сочи» выглядел хорошо. Хотелось бы и такой посыл слышать от комментаторов.

— Год назад из «Сочи» в ЦСКА перешел ваш аналитик Евгений Шевелев. Но что-то незаметно, чтобы ваша команда просела в анализе.

— Работа аналитиков важна, они берут на себя серьезный пласт невидимого снаружи труда. Они должны очень глубоко разбираться в футболе и понимать идеи главного тренера. У нас остался Александр Веряскин, который не останавливается в развитии и пользуется всеми новыми разработками.

Рассчитывали обыграть «Партизан» без серии пенальти

— Один из самых обидных моментов сезона для вас — пропущенный на последней минуте ответного матча в Белграде мяч от «Партизана» и последующее поражение в серии пенальти. Корите себя за что-то — может, за замены Нобоа с Юсуповым минут за 15 до конца, после чего команда отдала инициативу?

— Не сказал бы, что мы полностью отдали инициативу. Естественно, 20 тысяч сербских болельщиков, которые были на матче, гнали свою команду вперед. В футболе важен каждый нюанс, и в том случае им стал необязательный угловой, когда можно было выбить мяч в аут. Вроде бы мелочь — а обернулась пропущенным голом. Тем не менее в первом дополнительном тайме мы полностью доминировали, имели два стопроцентных момента, которые не реализовали. А «Партизан» в последние 15 минут терпеливо ждал серии пенальти. Здесь мы чуть-чуть недонастроились.

— В каком смысле?

— Наверное, мало внимания уделили этому аспекту на тренировках. Рассчитывали обыграть «Партизан» без серии пенальти.

— Можно ли вообще серию пенальти натренировать, учитывая, что в игре это совершенно другой уровень психологической нагрузки?

— Речь опять о психологии, это тема тонкая и сложная. Вроде бы ребята, которые выходили бить, были на сто процентов уверены в себе. Но порой мы видим, что от уверенности бьющего мало что зависит. Или поскользнулся при ударе, или вратарь отлично среагировал, что и произошло в Белграде, когда голкипер поймал кураж. Вот в психологии «Партизан» нас и превзошел. Сказалось, что это более опытная в еврокубках команда.

— Сложно было привести команду в чувство после такой досадной неудачи?

— Через три дня уже был следующий матч, поэтому нам даже некогда было переживать. Хорошая команда — та, которая быстро и правильно реагирует на поражения. Дольше одного вечера грустить нельзя, следующим утром уже начинается подготовка к следующему матчу. Это не говорит о том, что команда должна быть безразлична к проигрышам. Но если шлейф от поражения переносится на следующий матч, то мы в нем будем несостоятельны.

— Есть у вас фирменные приемы для переключения в таких ситуациях?

— Да. В тренировочном процессе можно поискать эмоции, азарт, что-то веселое. Может, даже и близко не связанное с футболом. Когда-то в СССР все играли в зарницу, где нужно захватить флаг соперника. Вот мы после «Партизана» на тренировке ее и устроили, адаптировав ее к мячу и футбольному полю. Поделились на две команды. Салить можно было только на половине поля соперника, засаленный уходил с поля. Нужно было придумать тактику, как отвлечь охраняющих зону с флагом. Сработало! И через три дня мы обыграли «Химки» — 3:0.

Не знаем, ни в каких кондициях, ни в каких отношениях с самим собой находится Кокорин

— Джордже Деспотович в прошлом апреле после гола в ваши ворота за «Рубин» написал в Instagram: «Федотов, как ты там? Я — Деспот, я — плохой». Как вы это восприняли?

— Я не произнес в интервью ничего такого, чем мог обидеть футболиста. И сказал ему об этом позже, когда мы увиделись. Это была просто моя точка зрения о том, что происходило на заключительном этапе нашей работы в «Оренбурге». В результате это явилось для него очень хорошим мотивационным моментом. И прекрасно, ведь он в прошлом сезоне стал одним из лучших бомбардиров РПЛ.

— То есть после тех его слов вы с ним нормально пообщались?!

— Да, абсолютно. Здравомыслящие люди на такие мелочи не должны обращать внимания.

— Вообще, со многими своими бывшими игроками поддерживаете контакт?

— Встречаемся, разговариваем и с Заболотным, и с Суторминым — да, в общем, со всеми. В том числе и с легионерами — Поповичем, Бегичем, тем же Деспотовичем. Думаю, что пролитый на тренировках пот, добытые победы, да и поражения очень сближают и объединяют людей. Мы делаем одно дело, и даже когда мы расходимся по разным клубам, это не может и не должно превращать нас во врагов.

Александр Кокорин. Фото ФК «Фиорентина»
Александр Кокорин.
ФК «Фиорентина»

— Пожалуй, самый известный (правда, не только и не столько футболом) игрок, который у вас был, — Александр Кокорин. В одном из недавних интервью вы сказали, что сейчас разговора о его возвращении нет. Но если бы он возник, вам Кокорин был бы нужен?

— Смущает отсутствие игровой практики. Вот прочитал, что он забил два мяча и отдал голевую передачу в двусторонке. Это хоть какая-то информация. А до этого вообще ничего слышно не было! Травма на травме. Когда мы не видим футболиста на поле, то должны выяснить, почему он не играет. И пообщаться с ним, понять его желания.

Часто приходится слышать: вот, мол, у игрока контракт заканчивается, он не хочет подписывать новый, и тренер предпочитает других. Что за ерунда?! Какой тренер будет оставлять на скамейке футболиста, который приносит реальную пользу, — когда бы у него контракт ни заканчивался? Так что предметного разговора о возвращении Кокорина в «Сочи» не возникало, даже предпосылок к тому не было. Мы просто не знаем, ни в каких кондициях, ни в каких отношениях с самим собой находится Александр.

— Прекрасно помню, как Кокорин рвал и метал в своем первом официальном матче за «Сочи» после колонии — против «Краснодара». Что вы ему тогда сказали перед игрой?

— Там не нужно было мотивировать. Когда Кокорин пришел в команду, мы поговорили о том, что это хороший шанс доказать всем, и в первую очередь себе, свою состоятельность. Сначала мы его выставили на второй тайм в контрольном матче против «Динамо» — и увидели, что он в отличном состоянии. При том, что он провел с нами всего две тренировки, одна из которых была посвящена стандартам, создалось впечатление, что мы с ним работаем уже долгое время. Саша очень хорошо понимал свои функции на поле, ну а техники ему не занимать. Нам стало понятно, что у нас появился игрок, который хочет в этой жизни что-то доказать. А что было потом, в «Спартаке» и «Фиорентине», судить не мне.

— В «Спартак» переходит полузащитник Данил Пруцев, который у вас играл немного. В чем его сильные и слабые стороны, прибавил ли он в Самаре и пригодится ли красно-белым?

— Да, игровой практики у Данила в «Сочи» было мало, но и работоспособность, и техническая оснащенность у него потрясающие. На его позиции играли зрелые футболисты, и мы приняли решение, что для развития игрока будет правильнее его отпустить. А дальше сыграло роль то, что он попал в руки к знакомому специалисту (Игорю Осинькину. — Прим. И.Р.), который ему полностью доверяет. Как он заиграет в «Спартаке», зависит от его тренеров.

Лобановский говорил: «Если футболист отказывается от смены позиции — работать с ним бесполезно»

— Здорово прибавил в этом сезоне Данила Прохин. 20-летний защитник — твердый игрок вашей основы.

— Он командный игрок, который неплохо распоряжается мячом и может поддержать атаку. В оборонительных действиях есть над чем работать, пробелов пока много, нужно расти. Тогда есть возможность вырасти в очень хорошего футболиста РПЛ.

— Вас иногда упрекают в том, что не особо любите работать с молодыми игроками. История с Прохиным — опровержение этого клише или исключение из правила?

— Насчет работы с молодыми — это какой-то стереотип. Где нам было взять молодых в «Оренбурге»? В «Сочи» мы в сегодняшних реалиях постоянно привлекаем к тренировкам игроков молодежной команды. Но разрыв в уровне настолько велик, что пока нам не удается задействовать молодежь в играх основы. А еще молодые футболисты теперь стоят очень серьезных денег, что тоже ограничивает наши возможности в этом плане.

По моему убеждению, очень многие проблемы нашего взрослого футбола идут из детского, где тренер на бровке требует в первую очередь результата. А маленький игрок не должен бояться ошибок. Потому что этот страх переходит с ним на новый уровень и никуда уже не исчезает.

— В прошлом году Прохина вам арендовал «Зенит», в этом — «Ростов». Почему «Сочи» не смог полноценно его подписать? Неужели у вашего клуба возможности меньше, чем у нынешнего «Ростова»?

— Здесь надо спрашивать у сторон, которые участвовали в переговорном процессе. Видимо, были взаимные договоренности при оформлении трансфера Чистякова из «Ростова» в «Зенит». Но это мое личное мнение.

— Один ваш нынешний и два бывших игрока — Терехов, Мостовой и Сутормин — доросли до первой сборной, последний — даже до капитанской повязки в ней, пусть и разово. Сюрприз для вас?

— Никакого сюрприза. Я же знаю отношение этих ребят к самим себе, к труду на тренировках. Мы с вами говорили о последнем матче со «Спартаком», когда наша команда сплоченностью и самоотдачей заслужила удачу. Здесь то же самое. К результату, к прогрессу в карьере ведут правильные мысли и поступки. Отец Майкла Джордана говорил сыну: «Трудись! Отдыхать будешь потом». И тот самозабвенно трудился каждый день, а теперь отдыхает и говорит: «Кто не трудился тогда, тот сейчас развозит пиццу».

— Сутормин в сборной — ваша заслуга? Ведь именно вы временно переквалифицировали его в «Оренбурге» в правого защитника.

— Всегда говорю: это заслуга самого футболиста. Мы — помощники. Учим и направляем, не более того. Вот чья заслуга в том, что тот же Кирилл Заика стал игроком стартового состава «Сочи»? Только его собственная. Человек прошел через серию операций, в какой-то момент хотел даже заканчивать с футболом. Но преодолел себя, сражался как барс (этот хищник — талисман «Сочи». — Прим. И.Р.) за место в стартовом составе. И добился своего! Тот же путь проходит Максим Барсов, которому пришлось пройти через четыре операции и полтора года простоя.

— Видно, что команда за него очень радуется, когда он забивает.

— Конечно! Старожил команды, лучший бомбардир ФНЛ — и в этом сезоне на его счету важные голы. Например, «Спартаку» в Москве, где его мяч при 0:1 позволил нам переломить ход матча и в конце концов победить. Забил Барсов и в еврокубках, одним этим вписав свое имя в историю клуба. Мы понимаем, что после такой травмы ему требуется время на полное возвращение прежних игровых качеств.

— Верно ли, что тренеры особенно любят таких универсалов, как Тимофей Маргасов, способных закрыть несколько позиций без потери качества?

— В свое время смотрел интервью с Валерием Лобановским, и мэтр говорил, что если футболист отказывается от смены позиции, то с ним работать бесполезно. Это слово — «бесполезно» — он даже произнес дважды. Универсальный футболист имеет гораздо больше возможностей выходить в стартовом составе. Это ключ к регулярной игре в основе! И в топ-командах все футболисты универсальны.

— Одна из главных фишек «Сочи» последних двух сезонов — эффективная и результативная игра Юсупова на позиции крайнего нападающего. Как вы ему, много лет игравшему в центре полузащиты, нашли это место?

— Гвардиола как-то говорил, что скоро на футбольном поле будут находиться одни полузащитники-универсалы, способные сыграть на любой позиции. Юсупов этой теории полностью соответствует. Это тот случай, когда хотелось вместить на поле как можно больше квалифицированных футболистов, и Артур смог перестроиться так, как это было необходимо. А таланты, которые у него есть, всегда при нем.

— Только что «Зенит» расторг контракт с Мамманой, который был у вас в аренде, но играл очень мало. Не сильно большая потеря?

— Парень очень сложной судьбы, много травм колена, дважды — разрыв «крестов»... Эммануэль — очень позитивный человек, был с нами полтора сезона. Дружелюбный и компанейский в жизни, очень способный на поле. У меня нет к нему никаких претензий. Когда не был травмирован — играл достаточно много. Но даже когда игроку чистят мениск, требуется время, чтобы набрать форму, а конкуренция — серьезная. Желаю ему прежде всего здоровья и чтобы он в дальнейшей карьере нашел себя.

Юрию Палычу — огромный респект!

— Недавно вы сказали о президенте «Сочи» Борисе Ротенберге: «Чувство справедливости, которое исходит от нашего президента, помогает нам правильно оценивать победы и поражения. Это позволяет нам гармонично развиваться». Что вы имели в виду?

— Речь о том, что он тонко чувствует и разбирается в тех процессах, которые происходят в футболе. Если даже проиграли — поддержит, если увидел самоотдачу. Но и не промолчит, если кто-то где-то недоработал. Когда надо — приласкает, когда надо — побалагурит. Все это важно для тренера. Как и то, что его оценка — не вспыльчивая, а взвешенная.

— Насколько вас устраивает нынешняя обойма игроков «Сочи»? Какие позиции зимой нуждаются в доукомплектовании?

— Сейчас у нас осталось четыре центральных защитника, и с учетом того, что мы играем в три, эту позицию хотелось бы укрепить. Если нам удастся освободить одно легионерское место, будем также искать игрока в группу атаки.

— В этом сезоне, в отличие от прошлого, вас не удаляют. Провели работу над собой или укрепился ваш авторитет, в том числе и среди судей?

— Первое. Поработал над собой, сделал правильные выводы. Пока удается держать себя в руках.

— Вас даже Сергей Карасев в свое время удалял. Сейчас он успешно обслуживает европейские матчи топ-уровня. Для вас он тоже один из ведущих арбитров Европы?

— Мы наблюдаем за ним в Европе, и, на мой взгляд, он показывает очень достойный уровень. Не удивился последней информации, что Карасев попал в число двадцати арбитров, которые будут готовиться к ЧМ-2022. А удалил он меня на основании подсказки бокового. То недоразумение было преодолено, я извинился. У нас с Сергеем нет никаких противоречий, мы всегда откровенно обо всем разговариваем.

— Перед Карасевым вы извинились, а перед другим удалившим вас судьей, Станиславом Васильевым, не стали. Больше Васильев, как и Михаил Вилков, РПЛ не судит. Есть ли у вас от этого чувство удовлетворения?

— Когда Васильев меня удалил, с моей стороны была не агрессия, а заданный нормальным языком вопрос: «Что происходит?» Потом все признали, что была игра прямой ногой, красная карточка, а удалили в итоге нашего футболиста. Но никакой предвзятости к нему у меня нет. Произошло то, что должно было произойти. Желаю ему долгих, продуктивных лет жизни. Она, эта самая жизнь, научила меня быстро справляться с эмоциями и ни в коем случае не таить обиду.

— Доводилось читать стилистические сравнения вашего «Сочи» с «Аталантой» Джана Пьеро Гасперини. Тоже прессинг, тоже игра в три центральных защитника, тоже постоянный индивидуальный прогресс игроков. Тоже сила команды, превосходящая силу ее игроков.

— Не люблю сравнения, если честно. Пусть этим занимаются спортивные журналисты. Уж точно не мне об этом судить. У нас и без сравнений дел хватает. Нужно развивать свою команду, искать лучшие качества футболистов. А Гасперини и его последователи вызывают у меня громаднейшее уважение. Например, когда «Ракув» во главе с Мареком Папшуном играл в Лиге конференций с «Рубином», я видел, какие интересные тренерские решения использовала польская команда.

— Леонид Слуцкий работал в Англии и Голландии, Станислав Черчесов — в Австрии, Польше и теперь Венгрии. Вы хотели бы однажды тренировать в дальнем зарубежье?

— Почему бы и нет? Только есть грешок — слабое знание иностранных языков. Откровенно говоря, почти полное его отсутствие.

— Сколько раз за последние пару лет вами интересовались московские клубы? Как минимум на уровне прощупывания почвы?

— Ни разу.

— После нынешнего сезона у вас завершается контракт с «Сочи». Предложило ли уже руководство клуба новое соглашение? Готовы ли вы подписать его заранее или предпочтете выйти на рынок свободных агентов?

—  Не буду раскрывать все карты, но работа в этом отношении ведется. А она любит тишину.

— Если так получится, что Карпин в новом году захочет или будет вынужден расстаться со сборной и вам сделают предложение ее возглавить — согласитесь?

— Не буду сейчас размышлять этими категориями. Сосредоточен на работе в своем клубе, а что будет завтра — не задумываюсь. Будет день — будет пища.

— Но можно ли назвать сборную России одной из целей в вашей карьере?

— Работать в ней — очень почетно и ответственно. Может, это и мечта... А может, и нет. Прекрасно понимаю, что этого может никогда не произойти.

Юрий Семин. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Юрий Семин.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

— Хотите, как Юрий Семин, доработать до 75 лет? Сколько еще времени в профессии себе отводите?

— Юрию Палычу — огромный респект. Как и всем тем, кто до таких лет находится в этой сложнейшей профессии. Это дорогого стоит. Где и как они «подкручивают» для этого нервную систему и все остальные функции организма — просто поражаюсь. Но и сам ни от чего не зарекаюсь. Казалось, сегодня была игра, ты жутко устал. Но прошел выходной — и ты понимаешь, как тебе не хватает этой атмосферы, этого адреналина.

— В 50 лет вы были тренером-ассистентом в «Оренбурге». В 55 вы один из ведущих тренеров РПЛ. Где надеетесь быть в 60? Экс-капитан «Оренбурга» Дмитрий Андреев говорил, что, может, через пару лет вообще мадридский «Реал» возглавите!

— Спасибо Диме за добрые слова (улыбается). Пути Господни неисповедимы. Нужно просто хорошо делать свою работу и любить профессию. Знаю много примеров, когда люди мучаются, занимаясь в жизни не интересными им вещами, не соответствующими их призванию. А нам очень повезло, что мы занимаемся любимым делом. И это — уже большая победа.

Тренерская карьера Владимира Федотова. Фото "СЭ"
Тренерская карьера Владимира Федотова.
Фото «СЭ»