Новости
Меню
Футбол

28 июня, 16:00

Игнатьев — главный трансферный провал Слуцкого. «Рубин» выкинул более 500 миллионов рублей

Корреспондент
Как в Казани избавлялись от самого высокооплачиваемого игрока.

Иван Игнатьев официально покинул «Рубин». Контракт форварда действовал до 2024 года, но в Казани решили не тянуть и досрочно разорвали соглашение с самым проблемным активом.

Игнатьева брали как потенциальную звезду, которая станет главной фигурой в атаке. Но сейчас футболист уходит чуть ли не как изгой. Эти два с половиной года в «Рубине» — катастрофа как для клуба, так и для игрока.

В ФНЛ Игнатьев стал бы самым высокооплачиваемым футболистом

Почему «Рубин» расстался с Игнатьевым сейчас, не дав ему шанса проявить себя в ФНЛ или не попытавшись найти очередной вариант с арендой? Ключевая причина — оклад футболиста. По данным «СЭ», с нового сезона месячная зарплата Ивана увеличилась бы до 7 миллионов рублей. Контракт, подписанный в декабре 2019 года, был составлен с опцией повышения оклада «лесенкой» каждый сезон.

В теории Игнатьев мог проявить принципиальность и спокойно тренироваться, получая огромные деньги. Но пошел навстречу клубу и согласился расторгнуть соглашение. Как сообщил «СЭ» спортивный директор «Рубина» Олег Яровинский, неустойка за досрочный разрыв контракта составила две месячные зарплаты.

Если бы Иван остался в Казани, то за год заработал бы 1,5 миллиона евро — эта сумма стала бы рекордной не только в клубе, но и во всей лиге. Конечно, держать игрока с такой «личкой» «Рубин» просто не мог.

Аренда тоже не вариант, потому что ни один клуб не взял бы Игнатьева на такую зарплату, особенно на фоне его статистики (1 гол с игры за 2,5 года), а «Рубин» категорически против того, чтобы даже частично платить игрокам, которых арендовали другие клубы.

Иван Игнатьев. Фото ФК "Рубин"
Иван Игнатьев.
ФК «Рубин»

Зимой в Казани дали Игнатьеву последний шанс и попытались реанимировать его карьеру в «Крыльях» Игоря Осинькина, который очень качественно развивает молодых игроков. Но и эта попытка провалилась. По слухам, в Самаре быстро поняли, что выкупать игрока не стоит: Игнатьев выглядел слабо и в конце сезона даже не попадал в заявку, хотя был здоров. Логично, что в Казани тоже отказались от поиска нового клуба, который пришлось бы уговаривать забрать проблемного игрока.

Самым простым выходом для «Рубина» было расставание и сохранение денег — тратить по 80 миллионов рублей на Игнатьева было бессмысленно. В Казани решили, что пора признать ошибку.

«Рубин» рассчитывал заработать на перепродаже, но ушел в минус

«Рубин» потратил на трансфер Игнатьева 7 миллионов евро. При этом в сделку был вшит обратный переход защитника Егора Сорокина, который стоил 3 миллиона евро. Оставшиеся 4 миллиона — именно та сумма, которую «Рубин» должен был выплатить серией траншей «Краснодару» до 2022 года.

Но общая сумма (даже с правами на Сорокина) все равно гигантская. По тому курсу казанцы потратили более 500 миллионов рублей — без учета зарплаты и бонусов игрока.

С учетом всех затрат и полученной отдачи это худший трансфер «Рубина» при Леониде Слуцком. А если брать новейшую историю, то Игнатьев стоит в одном ряду с Карлосом Эдуардо, Рубеном Рочиной и Максимом Лестьенном. Понятно, что, в отличие от бразильца из «Хоффенхайма», Иван обошелся не в 20 миллионов евро — но в 2010 году и курс был другим. На Эдуардо потратили 800 миллионов рублей — с учетом зарплаты и всех остальных расходов переход Игнатьева близок к этой сумме. Но главное — «Рубину» он вообще ничего не дал: за три гола с пенальти в 40 матчах казанцы заплатили больше полумиллиарда рублей.

К тому же Эдуардо помешали травмы. А вот Игнатьеву... Наверное, даже в «Рубине» толком не понимают, что пошло не так и почему перспективный нападающий откровенно сдал в 23 года. Три года назад форвардом интересовались «Динамо» и «Зенит», а в контракте «Рубина» с «Краснодаром», по информации «СЭ», даже был пункт о выплате «быкам» 25 процентов с будущей продажи. В «Рубине» рассчитывали заработать, но в итоге ушли в огромный минус.

Иван Игнатьев. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Иван Игнатьев.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Слуцкий всерьез рассчитывал на Игнатьева, но летом сдался: отправлял к дублерам и ставил в полузащиту

Первое время у Слуцкого были большие ожидания от игрока: «Он уехал в статусе вечно подающего надежды, суперзвезды академии. А тут его купили — это серьезный трансфер, на него рассчитывают. Никто не говорит о какой-то перспективе. Ему уже 21 год! Федя Чалов на год старше, в прошлом сезоне стал лучшим бомбардиром РПЛ. Поэтому Игнатьева мы купили не на перспективу, а на сейчас. Он именно сейчас готов делать результат, но как получится — я не знаю».

Спустя год тренер признал, что адаптация затягивается: «Игнатьеву выписан аванс, который не оправдывается. Но чтобы мы подняли руки и сдались, такого не будет. Иван и сам все это знает. Чтобы попытаться выжать максимум, нужна серьезная, долгая, комплексная работа. Одним-двумя голами и удачным стечением обстоятельств дело не исправить».

Слуцкий действительно пытался реанимировать карьеру Ивана. Да и в клубе понимали, что у игрока тяжелый период: в марте прошлого года у футболиста умерла мама. А до этого Игнатьев признавался, что собирается обратиться к психологу из-за личных проблем и бессонницы.

Понятно, что жизненная ситуация сказывалась на карьере, и, кажется, ментально Игнатьев все еще не в порядке. Но Слуцкий верил, что форвард выстрелит в «Рубине». И год назад даже не отпустил его в Европу, когда у Ивана был вариант с арендой в Бельгии.

Надежды рухнули только сейчас. После возвращения из «Крыльев» футболисту сразу дали понять, что на него не рассчитывают в «Рубине». На тренировках Слуцкий отправлял его отрабатывать удары с дублерами отдельно от основы. А в двусторонках и товарищеских матчах ставил не непривычные позиции в полузащите. С «Акроном» Игнатьев вышел в середине поля и выглядел очень тяжело.

В матче с «КАМАЗом» Слуцкий вернул его в атаку, но игрок терялся и там. Правда, сумел отличиться, реализовав 11-метровый.

Тот гол с пенальти стал последним для Игнатьева в «Рубине». Летом 23-летний нападающий попробует найти новую команду.

И, кажется, это будет непросто.