Николич, Семин, Кикнадзе, трансферы, деньги, аудит. Первое большое интервью Леонченко в роли гендира «Локомотива»

Футбол   /  ТИНЬКОФФ РПЛ  Эксклюзив
62
53
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Игорь Рабинер
Игорь Рабинер
Обозреватель
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Владимир Леонченко: «Деньги на зимнюю трансферную кампанию в «Локо» заложены не были»»
№ 8378, от 12.02.2021
Игорь Рабинер встретился с новым руководителем железнодорожников.

Владимир Леонченко — первый руководитель «Локомотива» за 14 лет, со времен президентства Валерия Филатова и Юрия Семина, который играл в футбол на профессиональном уровне. Но и с журналистской профессией новый гендиректор железнодорожников хорошо знаком: после окончания карьеры игрока, включившей в себя две бронзовые медали чемпионата России в составах «Локо» и «Торпедо», работал телекомментатором. В том числе, вел на канале «ТВ Центр» репортаж об отборочном матче Евро-2008 Англия — Хорватия — том самом, когда балканцы на «Уэмбли» подарили сборной России путевку на чемпионат Европы.

Медийность Леонченко позволяла рассчитывать, что после нового назначения он будет охотно общаться с прессой. Но, прежде чем дать первое большое интервью, Владимир взял паузу в полтора месяца — чтобы поглубже погрузиться в дела. После чего незадолго до рестарта чемпионата России подробно ответил на все вопросы обозревателя «СЭ».

О самом Леонченко, его приходе в «Локо» и предыдущей деятельности, речь пойдет во второй части интервью. Сегодня же — обо всем, что касается жизни самого клуба.

Биография Владимира Леонченко. Фото "СЭ"
Биография Владимира Леонченко. Фото «СЭ»

Отношения с Семиным — хорошие. Но разговор с ним сейчас был бы некорректным из-за Николича

 — Начнем с главного. После вашего с Александром Плутником, занявшего пост председателя совета директоров, назначения в «Локо», Юрий Семин сказал, что его возвращение к новому руководству возможно. А готовы ли вернуть его вы? И если да, то в каком качестве?

 — Этот вопрос сейчас задают многие, прежде всего — болельщики «Локомотива». Все решения мы принимаем и будем принимать после глубокого анализа. Сегодня с командой работает прежний тренерский состав. У Марко Николича, наконец, есть возможность подготовить команду на сборах.

Что касается Юрия Павловича, то у нас хорошие отношения с тех пор, как я в 1994 году играл у него в «Локомотиве». Тот сезон дал мне очень много для профессионального роста. С тех пор периодически общаемся по вопросам развития нашего футбола.

— А вернетесь ли к кандидатуре Семина как главного тренера, если обстоятельства сложатся так, что Николич уйдет?

 — Думаю, в этом случае рассмотрим все серьезные варианты. Но сейчас у нас работающий тренерский состав.

— Понятно, что любое серьезное кадровое решение принимается коллегиально. Скажите прямо — нет ли из более высоких инстанций запрета на назначение Семина?

 — Это вопрос к самим более высоким инстанциям. Пока эта тема не рассматривалась.

— Может ли Семин быть назначен на некую почетную должность? Вы же не Кикнадзе, он наверняка и такой вариант рассмотрит.

 — Я против почетных должностей. Да и знаю характер Семина: он всегда был и будет оставаться активным человеком. Юрий Павлович просто не хочет по-другому работать. Он может быть только главным тренером — уверен, что видит себя только в этой должности. Роль свадебного генерала — точно не для него.

— Считаете ли, что Семин еще может добиваться многого именно как главный тренер?

 — Мое мнение о Юрии Павловиче не изменилось. Он как добивался, так и может добиваться результатов.

 — А как относитесь к каждому из специалистов следующего поколения, которых многие обсуждают в контексте работы в «Локо», — Игорю Черевченко, Вадиму Евсееву и Сергею Овчинникову?

 — Естественно, давно их знаю. С Овчинниковым мы вообще знакомы еще с динамовской школы, оба — ее воспитанники. Каждый из них уже прошел хороший путь в качестве тренера. Но на данный момент мы этот вопрос в таком контексте не рассматривали.

Как бы то ни было, мы должны заложить такой фундамент, чтобы в идеале главный тренер работал в «Локомотиве» столько же, сколько Юрий Павлович. К сожалению, в современном футболе таких примеров, аналогичных Алексу Фергюсону, Арсену Венгеру и Семину, не так много. Когда тренер много сезонов в клубе — это говорит о том, что все в порядке, есть стабильность и последовательность. Для специалиста очень важно иметь время для достижения спортивного результата. Лучшее из нынешних доказательств тому — Диего Симеоне. Недаром именно он сейчас самый высокооплачиваемый тренер в мире.

— Был ли у вас с Семиным хоть один разговор после назначения гендиректором?

 — Нет (этот факт подтвердил мне и Семин. — Прим. И.Р.).

— Вам самому не было бы интересно поговорить, узнать его мнение обо всем происходящем в клубе?

 — Мне очень важно мнение любого профессионала, тем более Юрия Павловича, который более чем хорошо знает клубные дела. Но сейчас это было бы некорректно по отношению к Николичу. И самому Марко я тоже об этом сказал — что не общаюсь по вопросам каких-то переговоров с потенциальными кандидатами на его должность. А любой разговор с Семиным, даже если бы вообще не затрагивали эту тему, был бы воспринят именно так.

— Николич сам задал вам этот вопрос?

 — Нет. Я всегда сразу сам обозначаю принципы своей работы. Когда сейчас в прессе проходила неверная информация о некоторых сотрудниках клуба, я всем сказал, что они первыми будут узнавать от меня о наших намерениях. Ничего не будет происходить за спиной.

Сам прошел через очень неприятный опыт как футболист, когда в свое время из «СЭ» узнал, что выставлен на трансфер из «Торпедо». Знаю, какие эмоции испытывает человек, когда такое происходит, и не хочу, чтобы они были направлены в мой адрес. Был последний матч сезона, и в четыре утра позвонил друг: «На сайте «Спорт-Экспресса» пишут, что тебя на трансфер выставили». Я ответил: «Зачем ты мне позвонил? Я бы хоть до утра поспать смог, а теперь — без шансов». Информация оказалась правдивой.

Поэтому у меня абсолютно открытая позиция по отношению ко всем работникам клуба. Люблю и то, когда помощники главного тренера имеют независимый взгляд на вещи. Хороший штаб, на мой взгляд, — тот, в котором ассистенты говорят главному тренеру, что реально думают. Как и селекционная служба, и аналитики — после чего главный, обладая всей полнотой информации, принимает решение. А когда помощники только подыгрывают: «Правильно, коуч!» — для меня это неправильный подход.

— В моем понимании, Олег Пашинин всегда озвучивал Семину такую независимую точку зрения и играл в его штабе большую роль.

 — Мы общались и с Олегом, и с Дмитрием Лоськовым. Николич, в свою очередь, абсолютно доволен тренерским штабом, который у него есть. Поэтому никаких изменений в нем не происходит.

Марко Николич. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Марко Николич. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

О Николиче и задачах клуба

— После дележки 8-9 мест в чемпионате и нуля побед в группе ЛЧ Николич продолжит работу, потому что контракт у него гарантированный, и прописана большая компенсация за досрочное расторжение?

 — Нет. Мы сразу обозначили нашу позицию. У Николича и его штаба почти не было возможности вести планомерный тренировочный процесс. Отсутствие подготовки к сезону, сумасшедший график с учетом Лиги чемпионов, травмы... Сейчас идут полноценные сборы, команда спокойно готовится к возобновлению сезона. Для этого условия в Испании просто идеальные.

В условиях пандемии единственная проблема, которая могла бы возникнуть, — со спаррингами. Но они на сборах хорошие, поэтому сейчас не вижу никаких препятствий к тому, чтобы полноценно войти в сезон. Это целиком тренерская работа, и на основании весеннего отрезка уже можно будет делать серьезные выводы.

 — Какое место Николич должен занять в чемпионате или чего добиться в оставшейся части сезона, чтобы летом в клубе не рассматривался вопрос о его отставке?

 — У «Локомотива» цель только одна — попадание в Лигу чемпионов. К сожалению, ситуация изменилась из-за наших неудачных выступлений в Европе и реформ турниров УЕФА — у России сокращается количество мест в ЛЧ, и борьба за евроместа становится еще жестче. Это сложная задача, но мы будем к ней идти.

 — Еще раз. Николич должен попасть в Лигу чемпионов или просто в еврокубки?

 — Думаю, что многое будет зависеть в том числе и от Кубка России, победа в котором напрямую выводит клуб в групповой турнир Лиги Европы. Такая задача тоже стоит. Возьмем в совокупности все эти показатели — совместно с качеством игры и прогрессом команды они будут рассматриваться при принятии решения.

 — В середине января в СМИ прошла информация?, что разговор с Николичем у вас был только один, по телефону, и тот не задался. С тех пор ситуация изменилась?

 — Это неправда. С 24 декабря мы с Марко общаемся постоянно. И не просто обмениваемся мнениями по текущим вопросам жизни команды. Поскольку в клубе очень много организационных моментов, которые нужно решать, делюсь с ним информацией по каждому из них. Допустим, рассматриваются позиции «Локомотива» по проекту календаря на следующий сезон — связываюсь с Николичем. По организации сборов — тоже. Как и по деталям того, что из-за реконструкции базы в Баковке команда будет готовиться к матчам на Большой спортивной арене Лужников.

 — То есть каждая тренировка будет проходить на том самом поле, где игрался финал ЧМ-2018?

 — Да. Буквально вчера был там, поскольку вся наша подготовка будет проходить в Лужниках. Осматривал раздевалки, тренажерный зал, разбирался, как будет организовано питание. На первые месяцы весны это будет, по сути, наша база. По сборам, перелетам все время с Марко контактируем. И это правильно, потому что у тренера должны быть максимально комфортные условия для работы. А дальше уже наступает его ответственность.

— Куча источников утверждает, что кандидатуру защитника «Бордо» Пабло с Николичем не согласовывали. Это правда? И если да, то почему?

 — С самого первого дня нашего общения с Николичем и обсуждения проблемных мест команды было ясно, что ключевая позиция, требующая усиления — это центральный защитник. И в этом наши взгляды полностью совпали.

 — Оппоненты Николича считают, что после таких его креатур, как Райкович и Камано, вкупе с достигнутыми им результатами, согласовывать с ним новичков и не нужно.

 — Это неправильная позиция. Потому что главный тренер должен быть в курсе всего происходящего, участвовать в процессе и понимать возможности клуба.

 — 2,5 миллиона евро за Пабло — это успех, пусть даже у него был последний год контракта?

 — Точную сумму сделки не называю. Но порядок примерно такой. Важно и то, что сделка прямая, вообще без агентов, и никому не нужно платить комиссионных.

 — Как это удалось? У Пабло нет агентов?

 — У него есть агенты. Но пусть игрок решает вопрос с ними сам. По возможности мы и дальше будем стараться так действовать.

 — Травматизм Пабло вас не беспокоит?

 — Любой трансфер заканчивается подписанием контракта только после углубленного медицинского обследования. Естественно, оно делалось, и вся информация у нас есть. Тут мне вспоминается Юрий Павлович. Помню, как он собрал нас перед сезоном на базе и сказал: «Здоровых футболистов не бывает. Если у игрока ничего не болит, значит, он — не футболист».

Взять даже французский чемпионат и интенсивность игры в нем — там она гораздо выше, чем у нас. И игроку не 20 лет. Сегодня медицина на хорошем уровне, и сам Пабло относится к себе профессионально. А главное, в «Локомотиве» большой медицинский штат, чтобы к каждому игроку был индивидуальный подход, который снижает риск травматизма.

 — Пабло вы взяли вместо Райковича, отправка которого домой была чуть ли не первым вашим решением. Причем то, как он играл за «Локомотив», прогнозировали все. С одной стороны, на его приобретении настоял Николич, но не он же подписывал контракт! Кто все-таки в этой истории виноват и как избежать подобных вещей в дальнейшем?

 — Я бы ушел от упреков в адрес Николича по данному вопросу. Важнее принцип решений по трансферам игроков, то, как они вообще попадают в «Локомотив». Клуб ставит и будет ставить перед собой только самые высокие задачи. А значит, те игроки, которые к нам приходят, тем более иностранные, всегда должны быть сильнее тех, кто есть на текущий момент.

Понятно, что с игроком можно ошибиться. Даже самый хороший футболист может не пройти адаптацию или получить травму. Не хочу говорить отдельно о Райковиче. Мы хорошо с ним расстались, и он с пониманием ко всему отнесся. Это больше вопрос нынешнего лимита. Цена каждой позиции иностранца сейчас слишком высока.

 — А ведь в какой-то момент у «Локо» был еще и Жалолиддинов со знаменитыми 650% агентских от суммы трансфера. Сколько всего денег клуб на него потратил?

 — Цифр называть не буду. Но то, что с ним удалось расстаться, а контракт был длинный, — это уже хорошее и важное решение. К тому же Жасур — легионер, а из-за лимита мы просто не можем позволить себе иностранца, не выдерживающего конкуренцию уже сегодня. Может быть, Жалолиддинов и талантливый мальчик, но очевидно, что для развития своей карьеры он потерял это время. У него не было шансов играть в «Локомотиве», его отдали в «Тамбов», где он тоже не играл.

Мне непонятен сам принцип принятия решения. У нас большое количество своих воспитанников. Какой смысл при нынешнем лимите брать на их место перспективного парня, только из другой страны и который не может играть даже за вторую команду?

Владимир Леонченко. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Владимир Леонченко. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«Локо» требуется серьезная перестройка

 — «Локомотиву» сейчас требуется капитальный ремонт или косметические изменения?

 — Серьезная перестройка. Изменения в составе совета директоров и руководстве клубов преследуют задачу сделать его одним из лучших клубов России по всем направлениям. Не только по спортивным результатам, но и по организации клубного процесса, инфраструктуре, работе с болельщиками, роль которых в жизни клуба должна быть увеличена, в том числе и экономически.

Прекрасно понимаю, что футбольный клуб — живой организм. В каких-то направлениях требуются резкие изменения, с которыми ждать нельзя и нужно принимать быстрые решения. Тогда как другие нужно тщательно подготовить. В футболе даже два года — не такой уж большой срок для существенных изменений к лучшему. Разрушить все легко, построить — значительно сложнее. Но нынешняя команда пришла в «Локо» именно для того, чтобы строить.

 — В отличие от предыдущей. Многие считают, что вы находитесь в стратегически хорошей ситуации — ведь хуже, чем при Василии Кикнадзе, быть уже не может. И нужно просто не показывать средние пальцы болельщикам и не говорить им, что они ничего не решают.

 — Действительно, то, что произошло в последний год и было связано с уходом Юрия Павловича, недовольством болельщиков и напряженной атмосферой вокруг клуба, — мягко говоря, не очень хорошо. Таких вещей — имею в виду в первую очередь сам процесс расставания — у нас в «Локомотиве» больше происходить не должно.

Не должно быть и другого. Информация о том, что происходит на совете директоров, когда меня назначали в «Локомотив», появилась в открытом доступе в первые же мгновения. Речь не о том, что нужно закрываться от публики, — тем более всем известно, что я всегда готов к общению со СМИ и сам работал на телевидении.

Но информация из «Локомотива» утекать не должна. Безусловно, очень интересно работать в клубе, который находится в зоне такого внимания общественности. Однако все должно быть выстроено правильно, и люди, имеющие отношение к «Локомотиву», должны работать только на него. Отсутствие утечек — одно из свидетельств здорового состояния клуба. И наоборот.

— Ваши первые кадровые шаги — увольнение Владимира Кузьмичева из руководства спортивного департамента и академии, расставание с селекционным отделом в полном составе, непродление договора с Андреем Лосюком и многое другое — говорит о том, что вы в корне не согласны со всем, что происходило в «Локомотиве» до сих пор.

 — Большинству работников клуба дается возможность себя проявить. Но есть вещи, которые требовали быстрого вмешательства. Для меня очень важен вопрос работы академии. Сам я вырос в школе московского «Динамо» и застал то время, когда ее возглавлял самый титулованный тренер в истории нашего футбола Гавриил Качалин, а половиной тренерского состава были заслуженные мастера спорта. Для того времени это был топ-уровень.

Для меня академия — это не просто футбольное образование, но и воспитание личности, педагогика. В большой футбол попадают единицы, и важно, чтобы каждый человек, окончив академию, был готов к полноценной жизни. И вопрос руководителя академии здесь очень важен.

Что касается селекционного отдела, то, фактически он отсутствовал. Номинально он существовал, вроде как рассматривались игроки. Но при первом же общении с главным тренером стало ясно, что нормального взаимодействия с этим отделом у него не было. Более того, когда я был назначен, все его сотрудники находились в отпуске.

Понимаю, что первая команда в декабре отдыхает, но с точки зрения работы клуба это важнейший период перед трансферным окном. Требовалось решать много задач, а делать это было некому. В связи со всем этим мы формируем селекционный отдел, по сути, с нуля.

— В клубе больше нет главных ответственных за оба направления — и российское, и зарубежное. Общались ли вы с главным при Кикнадзе по зарубежью — человеком-мемом Лосюком?

 — Общение было, мы познакомились. У него закончился трудовой договор, который мы не продлили. У меня другое видение, иные подходы к селекционной работе. У человека, занимающего этот пост, должен быть очень хороший контакт с главным тренером и его штабом в основной и молодежной командах. Здесь же все было абсолютно разрозненно.

Решения по приобретению игроков принимались другими людьми, не имеющими отношения к селекционному отделу.

— После Пабло приобретений на зарубежном направлении в это трансферное окно уже не будет?

 — Чтобы активно заниматься зарубежной селекцией, должны совпасть две вещи. Во-первых, свободные места для легионеров. Во-вторых, наличие финансовых ресурсов. Сегодня сложно и с тем, и с другим.

— С деньгами — тоже?

 — Да. Не стоит забывать, что даже в последние сезоны, когда у «Локомотива» были доходы от Лиги чемпионов по 25 миллионов евро в год, клуб все равно кредитовался. Деньги от Лиги чемпионов ушли на текущую деятельность. Резервов на зимнее трансферное окно заложено не было. Так что сегодня более актуален поиск возможностей внутри команды, и это прежде всего задача всего тренерского штаба.

— А что по российской селекции на зимнее окно?

 — Тут даже не нужно быть крупным специалистом, чтобы знать: предложение игроков на рынке ограничено. Клубы премьер-лиги уже пошли искать игроков даже не в ФНЛ, а в ПФЛ. Поэтому шаги, которые будут предприниматься, имеют целью не только усиление команды, но в первую очередь стабилизацию общей экономической ситуации в клубе.

— Сообщалось об интересе «Локомотива» к крайнему защитнику «Ахмата» Максиму Ненахову. И о том, что грозненцы просят за него три миллиона евро, а это, в свою очередь, не устраивает «Локо».

 — Этого приобретения не будет, хотя интерес у нас был. У нас есть собственные воспитанники. Это как раз подтверждение слов о перегретости российского рынка. Те цифры, которые вы озвучиваете, — даже выше цены, за которую мы приобрели защитника «Бордо», стабильно игравшего четыре года в основе сильной команды чемпионата Франции. И это не может не расстраивать. Общая экономическая картина нашего футбола такова, что пока предпосылок к снижению цен на российских игроков нет. Поэтому выход — не только находить молодых ребят с перспективой, но и возвращаться к самому важному: нашей академии.

— В общем, денег на эту трансферную кампанию больше нет?

 — Исходя из того, что я увидел и в чем мне пришлось разбираться, — они не были заложены. Николич говорит: «Для меня мои игроки — лучшие». Для меня — тоже. Будем стараться, чтобы каждый максимально реализовал свои возможности. А что касается финансов, то есть еще очень большие обязательства по трансферным контрактам, которые уже были сделаны. Платежи разбиты вперед, они переходят в бюджет не только текущего, но и следующего года.

Обнаружилась и другая проблема. Может, это совпадение, а может, и нет, но 30 декабря к нам пришел иск из ФИФА от предыдущего клуба нашего игрока . Кто-то пытается находить еще возможности, чтобы взыскать средства по уже совершенным переходам футболистов. Для меня эта ситуация не нова. Но то, что подобные обращения следуют точно после смены руководства клуба, не вызывает радостных эмоций и наводит на определенные размышления.

— Чего эти люди хотят?

— Компенсацию за подготовку. Причем заявление в ФИФА было подано даже без предварительной переписки с нашим клубом. Также появляются агенты, которые якобы участвовали в переходах наших игроков. Показывают авторизации от предыдущего руководства.

Роман Тугарев. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Роман Тугарев. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Тугарев — это не аренда, а бесплатная продажа. Кверквелии в «Роторе» платим почти полную зарплату

— Как прокомментируете много интересных цифр, выплывших в СМИ в последнее время? Например, агент Вадим Шпинев, по этим данным, получил за трансфер Алексея Миранчука 2,3 миллиона евро. А если добавить комиссионные за переподписание Антона Миранчука и Баринова — то 3,3. Агент Питер Шифферли получил за трансфер Мурило 989 тысяч евро. Не говоря о Жалолиддинове...

 — Здесь есть еще один важный момент — как все эти цифры становятся достоянием общественности. Мы провели внутреннее расследование и кое-что для себя прояснили. Ситуация, когда информация по трансферам уходит наружу и публикуется, недопустима для любого клуба.

Увидели мы и кое-что другое. Не буду называть фамилии футболистов, но арендные соглашения должны быть как минимум выгодны обеим сторонам. В первую очередь тому клубу, который владеет правами на него и его подготовил. А у нас есть возможность вернуть игрока только за деньги. Более того, если он у нас заиграет, мы должны платить еще. Я уже не понимаю, кто его воспитывал! Многие соглашения были не в пользу клуба. Больше такого не будет.

— Эту фамилию назову я — Роман Тугарев. Правда ли, что вы можете вернуть его из двухлетней аренды в «Ростов» как этим летом, так и следующим, только заплатив 15 миллионов рублей?

 — Не будем говорить о конкретных цифрах, но я бы назвал это бесплатной продажей. У «Ростова» есть опция в одностороннем порядке — если хотят продлить его на следующий сезон, просто подают заявление, и игрок остается у них в аренде.

 — А насколько верно, что «Локомотив» платит Соломону Кверквелии, находящемуся в аренде в «Роторе», 95% (!) его зарплаты?

 — Это близко к истине. Мы понимаем, что у «Локомотива» высокие зарплаты, и другому клубу осилить их тяжело. Но чтобы до такой степени... Самое главное, что ты не просто отдал защитника в аренду и продолжаешь платить ему зарплату, но и взял на его место еще одного.

— Тем более Райковича.

 — Фамилия неважна. А важно то, что тем самым увеличена нагрузка на бюджет клуба. Если есть игрок, давайте выжимать из него максимум. Пусть играет в команде и отрабатывает свой контракт. И с Джорджевичем похожая ситуация. Там, правда, «Арсенал» платит чуть побольше. Зато мы купили его у «Зенита», и он у нас не играет.

 — На днях Илья Геркус сообщил о подписании мирового соглашения с «Локомотивом». Ответного иска о взыскании судебных издержек после суда с Кикнадзе не будет. Насколько сложно было решить этот вопрос?

 — Несложно. Мы решили его очень быстро. Когда появилась эта информация, сразу связались с Ильей. Наши позиции совпали, и мы закрыли все вопросы. Думаю, надо быстрее уйти от тех вещей, которые происходили в клубе. Мне очень хочется, чтобы все, что происходит внутри «Локомотива», в нем и решалось без выноса на публику. Все потенциальные споры и разногласия предпочитаю урегулировать путем переговоров.

— Есть ли вероятность подачи в суд на Кикнадзе по итогам аудита за 2020 год, как это сделал сам Василий Александрович в отношении Геркуса?

 — Выше, говоря о Геркусе, уже ответил на этот вопрос. Нет. Анализ того, что происходило, делается не для того, чтобы на кого-то подавать в суд, а чтобы понять наши реальные возможности на сегодня. И осознать, куда нам с точки зрения финансов надо идти.

— Аудит уже завершен?

 — Не называю это аудитом.

— А как?

 — Анализом финансово-хозяйственной деятельности. Такая задача поставлена советом директоров, и в ближайшее время он закончится.

 — Неоднократно звучала версия, что логикой увольнений целой группы прежних руководителей и членов совета директоров было вычищение из клуба так называемых «измайловских». Можете это прокомментировать?

 — Я давно в футболе, но не оперирую этими понятиями. Оцениваю людей по профессиональным и человеческим качествам. Какая логика была у других — не знаю.

 — Планируете ли всерьез расследовать внутри клуба историю гибели Иннокентия Самохвалова? Тема была крайне резонансная, а предыдущее руководство «Локомотива» относилось к ее обсуждению крайне нервно.

 — Пока скажу так: эту тему мы уже не обошли стороной. Занимаемся ею.

Александр Самедов. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Александр Самедов. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Очень доволен тем, как начал работать Самедов

— Насколько верна информация, что дружеские отношения между Кузьмичевым и Шпиневым приводили к тому, что всех талантливых юных футболистов академии заставляли подписывать контракты с этим агентом? А тем, кто не соглашался, ставили большие препятствия?

 — Футбольный мир очень тесен, вся информация распространяется быстро. И даже еще не работая в клубе, я знал, что проблема, о которой вы говорите, в академии существовала, равно как и другая: из клуба уходили талантливые игроки. Последние — защитник юношеской сборной России 2002 года рождения Александр Мухин и его ровесник, форвард Максим Турищев.

— Лучший бомбардир ЮФЛ, на всякий случай.

 — Этот процесс мы стараемся остановить. Тех проблем, которые возникали, больше не будет. Потому что мы не только назначили нового директора академии, но и создали новую систему принятия решений.

— Какую?

 — Создали тренерский совет, куда обязательно будет входить руководитель академии Алексей Щиголев, Александр Самедов как селекционер по ее старшим возрастам, тренеры молодежных команд и академии. Больше не будет индивидуальных решений ни по одному игроку — только коллегиальные. Будь то по подписаниям трудового договора, отчислениям. И все футболисты, которые сегодня играют в системе «Локомотива», будут иметь абсолютно равные возможности для развития карьеры.

— Правда ли, что вы предложили Кузьмичеву «парашют», от которого он благородно отказался, чтобы не утяжелять бремя на бюджет академии?

 — Это был не «парашют», а положенная по законодательству компенсация при расторжении трудового договора. Мы просто выполняли требования закона, ничего лишнего к этому не добавляя. Хотя Кузьмичев отказывался — он действительно сказал, что ему ничего не надо. И все же Трудовой кодекс РФ мы соблюли.

— То есть заплатили?

 — Конечно.

— В «Локо» при Кикнадзе формально не имелось спортивного директора. А кто им был фактически?

 — Да, когда мы посмотрели структуру клуба, то в ней почему-то не оказалось спортивного директора. Заместитель был, а самого директора — не было. Как выяснилось, эти функции по российским игрокам неформально исполнял Кузьмичев. Но для меня это разные позиции — спортивный директор и руководитель академии.

Нам удалось сделать так, хоть это и было непросто, чтобы на должность руководителя академии вернулся Алексей Щиголев, который ранее эффективно ее возглавлял. Обилие ее выпускников в обойме первой команды — во многом его заслуга. Два последних года Щиголев трудился в РФС, возглавлял отдел по подготовке резерва и прекрасно понимает, как сейчас надо строить эту работу. Его возвращение для меня очень важно и в контексте нашего взаимодействия с РФС. Потому что там было сделано много хорошего по внедрению современных методик, которыми мы совместно хотим усилить работу академии. Недавно Александр Дюков в интервью «СЭ» подробно высказывался об этом, и Щиголев имел к этому процессу прямое отношение.

— Как относитесь к приходу в структуру клуба бывших игроков «Локомотива»?

 — У меня есть интерес ко всем. Но прежде мы собираем информацию, оцениваем потенциал, опыт работы на той или иной позиции, перспективы роста, умение работать в команде. Поэтому позицию старшего селекционера по основной команде на днях занял Андрей Федоров.

 — Почему он?

— У него большой и успешный опыт работы как раз на этом посту — в чемпионском «Рубине» 2008-09 годов. Был он и главным тренером — чемпиона Узбекистана ташкентского «Локомотива», а также дубля «Рубина». Мне очень важен его профессиональный взгляд на качества игроков, которых мы будем приглашать.

Кроме того, как вы знаете, на позицию старшего селекционера по «Казанке», молодежной команде и старшим возрастам академии назначен Александр Самедов.

— Проходила информация, что после окончания карьеры игрока он начал заниматься агентской деятельностью. Это не вызывает у вас опасений?

 — Где проходила?

— В ряде Telegram-каналов. За достоверность ручаться не могу, не проверял. Но и не посчитал правильным о ней умалчивать.
— Сразу вам скажу, что он взрослый, независимый человек. И профессионал, который сам, без чьей-либо подсказки принимает решения. Для меня это очень важно.

— Очень хотелось бы, чтобы «Локомотив» не зависел от агентов, как это было с Олегом Артемовым при Ольге Смородской и с Вадимом Шпиневым при Анатолии Мещерякове.

 — Мне, в свою очередь, хотелось бы, чтобы ситуация всем была понятна. Футболисты могут иметь агентов, которых посчитают нужным, это их личный выбор. Но «Локомотив» не будет на это ориентироваться. То есть наличие того или иного агента больше не даст тебе преимущества в развитии карьеры внутри «Локомотива». Для всех игроков независимо от агентов будут созданы равные условия. Никаких предубеждений нет.

— Спортивный директор в «Локо» в ближайшее время появится?

 — В ближайшее — точно нет. Поиски ведутся, но быстрое назначение спортивного директора точно не решит тех задач, которые в данный момент стоят перед клубом.

Сегодня поиск спортивного директора, который отвечал бы современным требованиям, — очень сложная задача, и она может быть решена подготовкой собственных кадров. Самедов получает первый опыт, и я очень доволен тем, как он начинает работать. Рынок специалистов этого направления в России сильно ограничен, и здесь я вижу резерв, что внутри клуба мы можем подготовить хороших специалистов.

— Намекаете на то, что Самедов — будущий спортивный директор «Локо»?

 — Как будет развиваться ситуация, знать не могу. Но то, что у него есть и желание, и качества, чтобы расти в этом направлении, — безусловно. И мы будем ему в этом помогать.

 — Планируете ли вернуть Дениса Клюева и Ансара Аюпова, вынужденный уход которых из «Казанки» вызвал недоумение у многих специалистов и болельщиков?

 — Они сейчас хорошо работают в команде «Урал-2». Давно их знаю, у нас прекрасные отношения. Вообще, у меня очень много предложений и обращений от желающих работать в клубе. Но с большим уважением отношусь к тем, кто трудится в нем сейчас, и все изменения, которые потребуются, мы будем делать очень аккуратно.

Роман Асхабадзе. Фото Алексей Иванов
Роман Асхабадзе. Фото Алексей Иванов

Приглашали ли Асхабадзе в «Локомотив»

 — Насколько верна информация, что вы хотели привести исполнительным директором в «Локомотив» Романа Асхабадзе, а спортивным — Кирилла Котова, но наверху РЖД не дали добро ни на одну из этих кандидатур?

 — Неверна. Мы действительно полтора года работали вместе с Асхабадзе. Это большой профессионал, и мне было очень комфортно с ним сотрудничать. Если честно, у нас долго не было возможности брать в «Факел» спортивного директора. Действовал антикризисный менеджмент, и только когда ситуация стала нормализовываться, появился Котов. Это произошло в момент, когда выросла нагрузка, потому что заработала академия и появилась молодежная команда, которая играет во втором дивизионе. Но вариант с приглашением Асхабадзе в «Локомотив» не рассматривался.

 — Почему?

 — В Воронеже серьезный и перспективный проект. Роман продолжает его реализовывать.

 — Кому, по-вашему, было выгодно вбрасывать такую информацию?

 — Мы сегодня уже не раз затрагивали фейковые новости в Telegram-каналах. Это просто одна из них. В той же манере у меня пытались брать интервью после конференции РФС, и мне это не совсем понравилось. Все знают, что я не просто могу и люблю общаться с прессой, но и сам работал в этой сфере — телекомментатором. После трех лет на телевидении прекрасно знаю, что это такое, и понимаю, насколько важно взаимодействие со СМИ футболистов и тренеров, да и всех ответственных за работу клуба.

Но те методы, которые используются некоторыми журналистами и блогерами, мне не нравятся. Понимаю, что таков современный мир, и в Telegram можно писать что угодно в расчете на быстрое увеличение количества подписчиков. Временное, наверное, потому что такое очень быстро становится неинтересным.

Я за диалог с прессой, когда пресса хочет не просто выстрелить какими-то сиюминутными вещами, большинство которых не оправдывается, а разобраться в том, что реально происходит с клубом, с вопросами управления в нем. Я — за профессиональный разговор, который предпочитаю поиску сенсаций.

 — Какие Telegram-каналы сами читаете?

 — У нас в клубе есть мониторинг прессы. Когда что-то куда-то вбрасывается, мне эту информацию дают. Ничего нового для себя я в этом не вижу. Если вы хотите получать достоверную информацию — обратитесь в клуб. Это принцип, который мы сразу озвучили.

 — То есть нет такого, что вы приходите в офис «Локомотива» и с утреца быстро пролистываете ленту Телеграм-каналов, чтобы быть в повестке?

 — В Telegram я зарегистрирован. Но времени на то, чтобы читать каналы, у меня физически нет. Потому что количество документов, с которыми приходится работать в клубе, просто огромно. По реконструкции стадиона, базы и арены в Перове, по подготовке к первому матчу, по внутренней работе клуба... Какой уж тут Telegram.

Наши клубы хорошо покупают, но плохо продают

 — Много разговоров о возможной продаже Федора Смолова. Ходили слухи и о зиме, и о лете. Ни при Семине, ни пока при Николиче он так себя в «Локомотиве» и не проявил.

 — Мы общались и с Федором, и с тренерским штабом. Мне очень хочется, чтобы Смолов заиграл на своем уровне в «Локомотиве». У него есть все возможности для этого. При том уровне конкуренции и качестве, который есть сегодня в российском футболе, Федор может достаточно долго и хорошо играть.

 — А есть ли у него мотивация продолжать это делать в России? Хватает кривотолков о том, что ему интереснее попутешествовать — МLS, а то и Австралия.

 — Думаю, что поиск мотивации — это вопрос не только самого игрока, но и тренерского штаба. Клуб при необходимости им всегда поможет. Если не хватает мотивации — добавим!

 — Заканчиваются контракты у двух ветеранов — Чорлуки и Игнатьева. Точно ли Ведран уходит, а Владислав остается?

 — Думаю, это будет понятно к концу сезона. Сегодня для каждого игрока важно, как он проведет весеннюю часть. Команда достаточно сильно отстает от лидеров. Я не раз проходил это как футболист и знаю, что в такой ситуации становятся понятны многие вещи. В частности, то, как футболисты могут концентрироваться и добиваться результата, преодолевая сложности. Игроки всегда должны доказывать, и это — часть профессии.

 — Но вы хотели бы сохранить в команде обоих, учитывая, что один — капитан, а у другого, сменившего при Николиче позицию, прекрасный сезон?

 — Прежде всего по игрокам учитывается позиция главного тренера и финансовые возможности клуба. Но я всегда был сторонником того, что, если люди приносят пользу команде, они и дальше должны ее приносить.

 — Антон Миранчук всегда говорил, что, как и брат, хочет за границу, тем не менее контракт с «Локо» прошлой осенью переподписал. Вот только его агента Вадима Шпинева рядом с клубом больше нет. Не опасаетесь ли, что Антон теперь резко захочет уехать?

 — Чтобы футболиста продать, прежде всего, на него должен быть спрос. «Локомотив» стал чемпионом и дважды подряд занимал второе место, три раза играл в Лиге чемпионов. Это красивая вывеска, действительно большое достижение. Но по той или иной причине на большинство футболистов повышения спроса не возникло. Если у Антона и кого-то другого есть желание уехать за рубеж, то добиться этого они могут прежде всего своей игрой.

Но мы знаем, что наши клубы в целом здорово покупают, но плохо продают. Хотелось бы, чтобы мы начали качественно заниматься и второй частью. Это большой резерв для развития клуба и его финансовой составляющей. И это же — прямое следствие качественной подготовки своего резерва.

 — Можно ли болельщикам быть уверенными, что в команде летом останется Гжегож Крыховяк?

 — Он большой мастер и настоящий лидер. Понятно, что его уровень высок. Но все зависит от того, как он будет играть. Очень не люблю, когда игроков передерживают. Так же и по Смолову в свое время было предложение. Если игрок хочет уехать, и есть желание клуба-покупателя — почему бы не пойти навстречу? Вопрос и в том, есть ли ему замена. А чтобы она была, ее надо готовить.

 — Так, как Семин на замену Алексею Миранчуку готовил Хвичу Кварацхелию, но тот оказался в «Рубине».

 — Так работал клуб.

 — Вопиюще. Согласны с такой оценкой?

 — Согласен. Не буду называть фамилию, но у нас сложная ситуация еще по одному игроку, которого «Локомотив» может потерять. Прикладываем все усилия, чтобы этого не произошло.

 — Кверквелия, у которого по истечении аренды в «Ротор» заканчивается контракт, — отрезанный ломоть?

 — Сегодня в команде есть четыре центральных защитника — новичок Пабло, Мурило, Чорлука и Лысцов. Для весны этого достаточно. А дальше все зависит от того, как сложится весенняя часть сезона, какие будут кандидаты. Мы всегда говорим о том, что мало российских центральных защитников. В этом направлении надо работать.

 — Какова ситуация с Борисом Ротенбергом, который продолжает восстанавливаться после тяжелой травмы?

 — Самое главное для него — восстановиться, поскольку выбыл он на длительный период. Желание продолжать карьеру у него есть. А клуб со своей стороны сделает все возможное для успешного восстановления.

— Из «Торпедо» взяли полузащитника Илью Берковского, но прошла информация, что он перейдет в аренду в «Нижний Новгород». В основную обойму ему рановато?

 — Все-таки его брали в «Торпедо» в летнее межсезонье из Омска. Это самая слабая и по количеству матчей, и по уровню зона второго дивизиона — «Восток». У Ильи получился очень быстрый переход из второй лиги в РПЛ транзитом через ФНЛ. Между первой и третьей ступенями — слишком большой разрыв. Он готовится с основной командой, но в этом возрасте самое ценное — игровая практика. Только так будут шансы для развития карьеры.

Во второй части интервью Леонченко расскажет:
— Как ему предложили стать гендиректором «Локомотива»;
— Какую роль он играл в футбольном клубе правительства России «Росич»;
— Могут ли ударить по Леонченко и отношению к нему фанатов «Локо» торпедовские корни;
— Как он в 1994 году играл в «Локомотиве», как складывался его контакт с Юрием Семиным и почему после сезона он перешел в «Торпедо»;
— Почему реконструируется база в Баковке и какие перемены ждут территорию стадиона в Черкизове;
— Почему в 2019 году Леонченко выступил за создание закрытой лиги наподобие МЛС и упразднение лимита, а пятью годами ранее был за его ужесточение;
— Правда ли возглавляемый им профсоюз футболистов и тренеров был ширмой для агентской деятельности, почему его подвергал критике Виталий Мутко и почему ПСФТ вышел из ФИФПро;
— Как Артема Дзюба переходил в аренду из «Спартака» в «Томь» к Валерию Непомнящему;
— Как он работал телекомменатором и, в частности, вел репортаж о знаменитом отборочном матче Евро-2008 Англия — Хорватия, подарившем сборной России место на Евро.

vs
62
Офсайд

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

След. статья
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта