Новости
Меню
Футбол

1 мая 2020, 09:30

Худший трансфер черчесовского «Спартака»? Почему Майдана не смог заменить Торбинского

Обозреватель
Все задумывалось иначе — Торбинский не должен был уходить. Об этом рассказал селекционер.

В 2007 году «Спартак» был очень близок к чемпионству. Дважды за сезон обыграв «Зенит», считавшийся фаворитом, красно-белые растеряли очки в матчах с другими, не ведущими командами. Принято считать, что последняя такая потеря — в игре с «Сатурном» — и стоила «Спартаку» титула.

В этом матче из-за опоздания на установку не сыграл 23-летний левый полузащитник Дмитрий Торбинский, проводивший великолепный сезон. Долгие годы Станиславу Черчесову будут припоминать его принципиальность — мол, с Торбинским все было бы иначе. Усугублялось это «отчисление» еще и тем, что полузащитник не договорился о новом контракте со «Спартаком» и в следующем сезоне становился игроком «Локомотива». В решении некоторые видели двойное дно.

Как бы там ни было, в следующем сезоне «Спартаку» требовалась замена. И уже в декабре стало известно, что московский клуб конкурирует с итальянским «Дженоа» в борьбе за 20-летнего аргентинского хавбека Кристиану Майдану. Как раз левоногого, выступавшего на левом фланге клуба «Банфилд», который в Апертуре-2007 занял третье место — выше, чем «Бока Хуниорс» и «Ривер Плейт».

«Дженоа» был готов заплатить за Майдану 3,4 миллиона долларов. «Спартак» дал на 200 тысяч больше плюс предложил более выгодный контракт. Майдана выбрал красно-белых.

Итак, кого же получил «Спартак» вместо Торбинского? Сравним показатели двух игроков на январь 2008 года.

Дмитрий Торбинский vs Кристиан Майдана. Фото "СЭ"
Дмитрий Торбинский vs Кристиан Майдана. Фото «СЭ»

В целом вполне сопоставимые показатели. Майдана в отличие от Торбинского не забивал, но был на три года моложе. В свои 20 спартаковский воспитанник тоже оставался без голов. Трансферная же стоимость оценивалась примерно одинаково с небольшим перевесом в пользу Дмитрия.

Но у Торбинского было одно важнейшее преимущество, которое сложно воплотить в цифры. Он — российский футболист, который прекрасно знал чемпионат России, он полностью влился в коллектив, он — воспитанник. Майдана же приезжал в новую страну, на другой континент, да еще и в достаточно юном возрасте.

Именно этот фактор больше всего и смущал спартаковских селекционеров, которые прекрасно помнили, как сложилась карьера Фернандо Кавенаги, приехавшего к нам в том же возрасте. Поэтому было решено подстраховаться. Майдане не предложили сумасшедших денег — его зарплата была средней в команде. А самое главное, изначально, на ранних этапах переговоров Майдану и не рассматривали как игрока стартового состава.

Эдуард Нисенбойм в 2008 году был пресс-атташе красно-белых, а прежде возглавлял аналитическую службу. Он был среди тех, кто просматривал Майдану. И вот что он рассказал:

— Со времен ухода Тихонова левый фланг полузащиты — проблемная позиция в «Спартаке». Кто только не играл — даже Урбанек и Рубин. Наконец, появился свой воспитанник, Торбинский, который в 2007 году выглядел вполне прилично. Но все равно требовалось усиление. И Майдану мы рассматривали не столько в основу, сколько в обойму. Вели его долго, хотели взять вторым номером под Торбинского. Верили, что Дима не уйдет. Так что изначально план был таким: Майдана будет на замене, а в перспективе после периода адаптации, который требуется большинству южноамериканцев, навяжет конкуренцию. Но в итоге Майдана стал первым номером, потому что Торбинский ушел. И с первых сборов Кристиан наигрывался в основе.

То есть, селекционеры вели Майдану еще осенью, когда судьба Торбинского не была решена. Предполагалось не «вместо», а «вместе». Однако получилось так, что 20-летний аргентинец сходу попал в основной состав. Мог ли он там заиграть? Как говорят очевидцы, в футбол Майдана играть умел. Качества у него были.

— Что именно впечатлило в Майдане? — вопрос Нисенбойму.

— Молодой перспективный игрок. На тот момент ему было 20 лет. Южноамериканец, техничный, с пасом и ударом. Левши это вообще дефицит. Не забивной, но способный сделать эпизод. Во всяком случае таким он показал себя в «Банфилде».

— Станислав Черчесов дал добро?

— Конечно. Черчесов отсмотрел видео и утвердил. Сказал, что игрок подходит — наш уровень. Но я сразу хочу оговориться: никто не заявлял, что берем суперзвезду. И сравнения с Кавенаги неуместны. Ни по финансовым затратам, ни по амбициям. Майдану взяли за умеренные деньги на умеренную зарплату. У ведущих легионеров вроде Ковача и Йиранека контракты были намного солиднее. То есть внутреннего напряжения в команде из-за прихода Майданы не было. В команде приняли абсолютно нормально.

— Что же помешало ему раскрыться?

— Все вместе. Во-первых, характер. Есть открытые люди типа Моцарта, который с первого дня со всеми перезнакомился и был другом и для русских, и бразильцев, и для европейцев. А есть такие, как Майдана. В себе. Заложено природой, что долго сходится с людьми и обстановкой. Даже по первым интервью это было видно. С первого дня Майдана ходил немного зашуганный. Наверное, это и называется адаптация. Ну, и во-вторых, сам «Спартак» в 2008-м играл не слишком удачно. Год, который Майдана должен был потратить на адаптацию, получился трудным. Вымученные победы со счетом 1:0, частые потери очков. Потом травмировались Павленко и Веллитон. А фанаты ждут от новичка феерии. А феерии нет. Еще одно прочтение старой песни «ваши ожидания — ваши проблемы». Естественно, все это не помогало Майдане в адаптации.

Болельщикам Майдана таким и запомнился — робким чужаком, который иногда может пальнуть метров с тридцати и потом снова затихнуть на весь матч. Его не всегда логичные действия вызывали раздражение. Никого на трибунах не волновало, что существовал «план А», и что аргентинцу нужно время, чтобы привыкнуть.

Черчесов не доработал сезон-2008. «Спартак» накрыла новая волна смуты. Майдана в этой волне захлебнулся и в январе 2009-го уехал в аренду в испанский «Рекреативо».

Торбинский за это время успел выиграть бронзу чемпионата Европы и стать одним из героев эпохального матча с Голландией.

Через год Майдана вернулся к Карпину. Тренер, как ни странно, верил в аргентинца.

«У него есть все данные, чтобы стать большим футболистом, — и техника, и мысль, и скорость, и дриблинг, — говорил Карпин. — Более того — он умеет практически все. Главная его проблема — психология. Если разберется в себе, то в «Спартаке» он станет своим. Да и команде пойдет только на пользу, если футболист с такими данными заиграет в полную силу. Пока же Майдане не хватает уверенности и спортивной наглости».

Наглости Майдане так и не хватило. 34 матча за «Спартак» и три гола — вот его итоговая статистика. В красно-белой истории он остался как худший трансфер черчесовского «Спартака».