Новости
Меню
Футбол

19 января, 23:10

«Мы не в казино, чтобы давать шанс тренеру. Клуб — это не базар». Галицкий — о Фарке, трансферах и стратегии «Краснодара»

Сергей Галицкий рассказал о Фарке, трансферах и стратегии «Краснодара»
Корреспондент
Интервью президента «быков» Сергея Галицкого.

Президент «Краснодара» Сергей Галицкий побывал в эфире «Матч Премьер», на котором ответил на вопросы о приглашении Даниэля Фарке, трансферной кампании и стратегии клуба.

Я убежден, что только на местных ребятах будет строиться «Краснодар»

— Какие главные аргументы в пользу выбора Фарке?

— Во-первых, я бы хотел сказать о видео четырехлетней давности (тогда Галицкий говорил, что против Тухелей в «Краснодаре». — Прим. «СЭ»). Люди меняют свое мнение, но я не отказываюсь от своих слов. Это больше касалось игроков. Я обожаю Дмитрия Губерниева. Может, только из-за него смотрю биатлон. Но когда он говорит, что Тюкавин хочет лежать в теплой ванне и не хочет ехать на Запад, — я не согласен. Продолжаю считать, что лучшие должны играть в России. Иностранные и российские футболисты должны играть у нас, чтобы сделать чемпионат лучше. Тюкавин эмоционально проявил свой патриотизм? Я бы гордился, если бы у меня был такой футболист, который сказал так же. Детство в майке «Спартака»? Если за всеми моралистами последить пару недель, то можно задать много вопросов. Давайте без фанатизма.

— Были ли российские кандидаты на пост главного тренера в «Краснодар»?

— Я убежден, что только на местных ребятах будет строиться «Краснодар». Поэтому был дан шанс Мусаеву. Сейчас сложилась такая ситуация. Мы дали пару пощечин российскому тренерскому сообществу. Но внутри школы нет человека, который мог бы возглавить команду с именитыми футболистами. Мы не видели человека, который бы смог поддержать наш стиль. Над ним смеются, продолжайте это делать. Но стиль — это важнее всего. Мы хотим играть в тот футбол, который нам нравится. Не всегда получается, однако мы стараемся. Внимательно смотрели на российский тренерский состав, но не видели человека, подходящего по стилистике. На западном рынке тоже непросто. Именитого европейского тренера сложно пригласить в Москву, а в Краснодар еще тяжелее. Переговоры у нас были очень сложные. Мы могли в предсезонку войти без тренера. Самое главное, что мы увидели в Фарке, — стиль, который он дает клубу. Это самое важное. Ни один тренер в «Краснодаре» не был уволен за результат. Для нас это ценно. Если надо было поменять мнение, я его поменял. Но пока мы находимся на том векторе, на котором и были.

— Почему бы не попробовать дать шанс российскому тренеру?

— Мы не в казино, чтобы давать шанс. Мы внимательно изучали тренеров, собирали информацию. Назначить тренера — это непростое решение. Вы все смеялись, когда мы назначили Мусаева. Но вы должны признать, что он достойно отработал. Мы не давали ему шанс, а проанализировали его работу и увидели уровень. В школе мы сейчас никого не увидели. У нас и в академиях такой же подход. Многие не готовы к тому, чтобы прямо сейчас конкурировать. Клуб — это не забава. Мы не можем делать поспешные решения. Дали шанс, а дальше что? Полгода будут потеряны. Еще раз — мы никого не увидели. Можем ли мы ошибаться? Конечно, можем. Может, у нового тренера не получится. Все возможно.

— Есть ли какая-то особая значимость в национальности тренера?

— Я считаю, что сильные тренеры обогатят нашу лигу. С огромным удовольствием мы сейчас записываем тренировки. Это будут смотреть тренеры в школе, в академии, чтобы получить новую эмоцию. Это очень важно. Тренер пришел с другими взглядами. Я настаиваю, что хочу иметь тренера из своей школы, но такой пока не вырос. Мы обогатимся новым опытом. Это было тяжелое решение.

— Чем Фарке лучше любого российского тренера?

— Если вы не понимаете, то это не значит, что это так. Кто лидеры нашего тренерского цеха? Например, Слуцкий. При этом вы все унижаете его за результаты в чемпионшипе. Вопрос не в результатах. Моуриньо тоже раньше добивался результатов, хуже он не стал. Вопрос в том, кто с каким материалом работает. Мы увидели, что Фарке — тренер, который ставит нужную нам игру. Нас интересует только это. Будет ли результат? Этого не знает никто. Я не могу назвать российского тренера, который впечатлил бы меня игрой.

— Как часто вы общаетесь с Фарке? Например, мы знаем, что с молодыми российскими специалистами вы постоянно держали связь.

— Когда тренер приходил из школы, то мы общались, чтобы помочь ему. Психологически это важно. С Гончаренко не было излишнего общения. Наверное, я много интересуюсь деятельностью клуба, но не более того. Вы сами себе создали легенду, что Галицкому нужно каждый день разговаривать с тренером. Живите с этой сказкой и дальше. Если президент прилетает на тренировки своего клуба, это хорошо. Я продолжаю говорить, что я узнаю состав на игру вместе со всеми. Видимо, этот миф никогда не сломаем.

— Общались ли вы лично во время процесса переговоров?

— С Фарке я общался два раза по скайпу. С ним общался менеджмент. Это было для того, чтобы убедить его прийти к нам. Он посмотрел интервью со мной? Меня восхитило, что писала пресса. Это полная ерунда. Мы убеждали тренера, который высоко ценится в Европе. Удивил ли Фарке? Наверное, я не должен передавать наши внутренние разговоры. Он разносторонне смотрит на футбол. Его интересуют смежные вещи с футболом.

Нас судят лучше и лучше. «Краснодар» должен быть в тройке

— Что «Краснодар» будет требовать от нового главного тренера?

— Мы будем требовать от Фарке игры в атаку. За свою футбольную жизнь мы поменяли не так много тренеров. Случай, что произошел [с Гончаренко], — редкость для нас. Мы были к нему не готовы. В среднем тренеры у нас работали по три года. Более того, Мусаев продолжал бы работать, если бы мне удалось его уговорить. Но это его выбор.

— Почему «Краснодар» не рассмотрел возможность пригласить сильных российских специалистов? Например, Федотова или Кержакова.

— Если вы думаете, что все горят желанием возглавить провинциальный клуб в России, — вы глубоко ошибаетесь. Кержаков? Федотов? Вы, наверное, не знаете, что они сейчас возглавляют другие клубы. Нельзя прийти в «Нижний Новгород» и забрать тренера. Кержаков там работает. Мы не школа для экспериментов. Фарке уже играет в нужный нам футбол. Кержаков играет в то, во что играет. Кержаков и Федотов сейчас имеют работу. Но мы бы в любом случае пригласили Фарке.

— Можете ли вы объяснить причину увольнения Виктора Гончаренко с поста главного тренера?

— Все взаимоотношения тренера и клуба останутся внутри. У вас появилась на телевидении передача, куда всех приглашают днем. Мы в такое превращаться не будем. Я продолжаю повторять, что ни один тренер не был уволен за результаты. Кстати, возьмем, например, Шалимова. Я убежден, что мы запустили его карьеру.

— Если бы «Краснодар» был выше в таблице, то уход Гончаренко состоялся бы? Если бы не было всех судейских ошибок и проблем с составом...

— С каждым годом нас судят лучше и лучше. Судейских проблем все меньше. Но они всегда будут у провинциального клуба. По составу «Краснодар» не пятый. Мы должны быть в тройке, это мое мнение. Это было не увольнение по результату. Хочу закрыть эту тему.

— Какой итог работы Виктора Гончаренко в «Краснодаре» вы можете подвести?

— Гончаренко проделал неплохую работу. Нам не повезло. Обыграли бы «Крылья» и ЦСКА — все было бы по-другому. Есть вопрос с количеством футболистов. Мало когда тренер имел полный состав. Да, мы изменили стиль, но это не было критично. Мы продолжаем играть в атаку. Мы очень много создаем. Нам нужны исполнители другого уровня, чтобы видеть футбол, который мы хотим.

Шапи — это феноменальное влияние болезни на игрока

— В «Краснодаре» много игроков, которые имеют заканчивающиеся контракты, — Петров, Кабелла, Классон. Есть ли уже какой-то процесс переговоров?

— У Петрова не заканчивается контракт летом. У Реми и Виктора — да. Мы разговариваем с ними на эту тему. Уткин? Обсуждали эту тему. Он хотел больше практики, поэтому отдали его в Грозный. У них есть право выкупа, но это арендный контракт, который закончится. Шапи? Ему нужна была практика. Он хочет вернуться в «Краснодар», но сильнее, чтобы получать больше времени на поле. Шапи — это феноменальное влияние болезни на игрока. Мы все смотрим, как российские футболисты играют за границей. Они начинают набирать, выглядят все лучше и лучше. Мы ждем Шапи дома. Около десяти наших футболистов сейчас играют в премьер-лиге.

— Может ли «Ахмат» активировать функцию выкупа Даниила Уткина?

— Во-первых, должно быть согласие самого игрока. А во-вторых, он наш выпускник. Мы хотим, чтобы наши ребята возвращались к нам, но они столкнутся с конкуренцией за место в составе.

— Какие проблемы вы можете выделить в составе «Краснодара»?

— У нас всего три крайних защитника — это проблема. Но мы находимся в рамках финансового фейр-плей. Мы на можем залезать дальше. У нас были бы возможности, если бы не ситуация с Кордоба, когда он выбыл.

— Как оцените зимнюю трансферную кампанию «Краснодара»?

— К этой трансферной кампании я практически не имею отношения, потому что у нас опытная селекционная служба. Они давно вели игроков. Было несколько кандидатов в защиту и атаку. Переговоры проходили несложно. Все в разумных пределах. Например, Алонсо был капитаном чемпиона Бразилии. Это были средние по сложности переговоры.

— Мусаев говорил, что в одной трансферной кампании были допущены ошибки в выборе игроков по стилю...

— Когда Мусаев увольнялся, я ему сказал, что мы теряем стилистику из-за набора футболистов, который имеем. Хочу отметить селекцию. Такие игроки, как Широков или Измайлов, на дороге не валяются. Их нельзя взять просто так. Это особенно сложно в современном силовом футболе. Мы берем на рынке то, что можем. Мусаев транслировал это. Например, мы взяли Алонсо — это хороший первый пас.

— «Краснодар» никого не продает. Это для вас проблема?

— Нет, это не проблема. Для достижения высоких мест нужно иметь профессиональных, взрослых, статусных футболистов и свою молодежь. «Краснодар» не настроен на продажу футболистов, а наоборот. Мы хотим, чтобы лучшие футболисты оставались у нас. Вы прекрасно понимаете, что сейчас Матвей Сафонов может быть продан в кратчайшее время, если мы его выставим на трансфер. Ну и что? У нас не базар, а мы не торговая компания. Мы хотим, чтобы наши болельщики получали удовольствие от футбола. Чтобы они гордились фактом, что Матвей Сафонов из Краснодара.

Мы же на Цое воспитаны. Нам не нужна победа любой ценой

— Илья Геркус говорил, что «Краснодар» просто играется и не ставит себе задачу по поводу результата. Вас беспокоит отсутствие титула?

— У меня нет задачи кого-то переубеждать. Может, у Геркуса много свободного времени. Он часто негативно о нас отзывается, но это его право. Фейр-плей нас разделил на классы. Фейр-плей — это худшее, что могло случиться с футболом. Эта история должна быть на поле, а не так, как оно есть. С «Зенитом» сложно конкурировать. Мы хотим получать более высокие места через игру. Геркус сам был генеральным директором — если ты покупаешь кого-то дорогого, то другого игрока ты должен купить подешевле, чтобы оставаться в бюджете. Не все трансферы у нас получаются одинаковые. При этом я очень доволен трансферной кампанией «Краснодара». Мы ошибаемся, как и все живые люди. Но ошибок в иностранных футболистах у нас минимальное количество.

— Что надо сделать «Краснодару», чтобы стать чемпионом?

— Нам надо позволить иметь такой же бюджет, как «Зениту». Чудес не бывает. Я не видел, чтобы «ПСЖ» занимал последнее место в чемпионате. Худшее, что придумали, — финансовый фейр-плей. Мы не можем себе позволить иметь бюджет, равный другим клубам. Это очень странная вещь. Я уже говорил, что мы можем никогда и не стать чемпионами. Нахождение в футболе — это максимальная радость. Мы хотим выиграть Кубок, стать чемпионами. Но, может быть, в моей жизни этого не случится. Это все равно будет лучшее время, которое я провожу. Это любимая наша игра. Почему я говорю все время про стиль? Мы же на Цое воспитаны. Нам не нужна победа любой ценой. Отстояться вдесятером, отбиться, а иначе это не футбольный клуб — это, может, для Геркуса так. Но есть и другие футбольные клубы. Может, он не на песнях Цоя воспитан. И я уважаю его право думать по-другому. Мы такие. Есть игры, в которых надо отстоять. Может, одна в сезоне. Но ради чего ты выходишь на поле? Пяткой сыграть классно, забить со стандарта. Ради этого мы и играем. А не ради «автобуса». Все люди разные. Люди вокруг меня думают так же, как и я.

— Есть ли у «Краснодара» стратегия развития клуба на ближайшие несколько лет?

— Стратегия, философия — это высокопарные слова, которые произносятся в футболе. Мы тренируемся каждый день, выходим играть в выходной, чтобы наши болельщики пришли и увидели это действо. Стратегия на пять лет стать чемпионом Вселенной — у нас этого нет. У нас существует только следующее воскресенье. Правда у нас одна: мы доведем 11 новичков в стартовый состав. Новый тренер в восторге от наших молодых ребят.

— Какое у вас отношение к действующему лимиту на легионеров в РПЛ?

— Здесь две составляющие. Во внутреннем чемпионате все в равных условиях. Если мы говорим о внешнем рынке, например, в еврокубках, то российских ресурсов недостаточно, плюс короткая скамейка. В прессе муссируется тема о 8 легионерах на поле и 12 в заявке — я думаю, это оптимальный лимит. Здесь важна позиция государства. Так как многие клубы финансируются из бюджета. Все слухи небеспочвенны. Надеюсь, что расширение произойдет. Сильные русские футболисты будут играть. Я ни за что не променяю Сафонова, Черникова, Сперцяна на других игроков.

— В последнее время тема с реформой чемпионата крайне редко обсуждается. Как вы относитесь к возможному изменению формата РПЛ?

— Я поддерживаю, что руководители РФС смотрят в сторону реформ. Они хотят поменять футбол в лучшую сторону. Мы видим это по судейству, по деньгам внутри чемпионата. Но, как по мне, ничего лучше гладкого чемпионата не придумали. Каждый играет с каждым. Это не вопрос формулы, а в другом. Каждый провинциальный клуб хочет видеть «Спартак». Это вопрос традиций, которые сильны в футболе. Я за то, чтобы было больше игр через большее количество команд. Глубоко убежден, что первые две команды из ФНЛ вряд ли будут слабее команд, которые находятся в подвале таблицы РПЛ. В России команды из низов таблицы отнимают огромное количество очков. Больше, чем в чемпионатах топ-5. Я за расширение, но за гладкий чемпионат.

— Какое у вас отношение к введению закона о Fan ID?

— Тут две стороны медали. Мне не нравится усложнение процесса. Мы и так уже все под контролем. Вышел на улицу — за тобой следят спутники. Люди, которые любят футбол, должны на него идти. А когда ты приехал в другой город, решил попасть на футбол, — это усложнение. Но мы должны спорить с законом до его принятия. Закон принят — мы должны под него подстраиваться.