Новости
Меню
Футбол

11 августа, 13:00

«Могли бы побороться за пятое место». Юран — об уходе из «Химок», критике Губерниева и своем будущем

Корреспондент
Обозреватель
Большое интервью с Сергеем Юраном.

Сказал Глушакову: «Жизнь продолжается, бейтесь за «Химки»

— Как простились с командой?

— С некоторыми ребятами мы это уже проходим вторично...Ну, что поделать. В прошлый раз, правда, на базу не пустили. Не хочется лишний раз об этом говорить, вспоминать... А сейчас благодарен руководству. Никто не стал чинить препятствий. Попросил дать мне и моим помощникам 10 минут, чтобы сказать парням спасибо. Они реально молодцы.

— Как прошло общение?

— Теплая получилась беседа. Когда я только принял команду в феврале, мы были, как говорили многие, в безнадежной ситуации. Нас почти все похоронили! Но в итоге прошли большой путь. Проверили свои силы и доказали, что конкурентоспособны на уровне РПЛ! Все сработали четко: и тренерский штаб, и административный, и игроки. Никогда не стоит забывать об одном: безвыходных ситуаций не бывает. Как в жизни, так и тем более в футболе.

В этом сезоне, считаю, великолепно стартовали. Парни понимали наши требования. Конечно, тяжело расставаться. Сам доукомплектовал команду по своему видению. Не все было гладко, но это нормально. Для меня на первом месте всегда стоит спортивный принцип. Не важно, кто передо мной: брат, сват, сын... Соответствуешь требованиям и уровню — играешь. Все вроде бы просто. Скажу больше. К более талантливым футболистам я предъявляю повышенные требования. Кто-то сначала меня понимает, кто-то чуть позже. Поблагодарил административный штаб, докторов, массажистов.

— Как вы объяснили игрокам причину своего ухода?

— А мы эту тему не затрагивали.

— Как это?

— Считаю, не я должен объяснять им такие вещи, а руководство. Мое дело — тренировать, добиваться результата. С другой стороны, мы вольнонаемные люди. Нас пригласили, поставили задачу, которую, на мой взгляд, мы перевыполнили. Как-то так.

— С Резиуаном Мирзовым отношения у вас складывались непросто. Как с ним расстались?

— На этой встрече заострил особое внимание именно на нем. Сказал: «Резиуан, мы с тобой чуть дольше остальных привыкали друг к другу. Ты талантливый футболист. Я видел, что ты способен на большее. У меня ничего личного к тебе никогда не было. Но я понимал, что ты не всегда показываешь свой максимум». В общем, улыбнулись друг другу.

Против «Зенита» он остался в запасе, зато вышел на замену и забил. А если бы играл с первых минут, глядишь, не поразил бы ворота питерцев. Но он не прошел с нами сборы. Если человек еще не набрал кондиции, зачем же я буду его «убивать» нагрузками? Мышцы не готовы.

По тренировкам я понял, что у него изменилось отношение к делу. Поэтому в итоге Мирзов стал получать по 90 минут игрового времени за матч. Нормально с ним расстались. Я всем давал шанс, пытался раскрывать молодых. Мне кажется, грех кому-то жаловаться на меня. В последней игре, например, на замену вышел Долгов и оформил дубль. Мне нравилось, что парни с пониманием относились к моим решениям по составу. Никто не обижался, если оставался в запасе. Наоборот, пытались по максимуму использовать отведенное им время. Никто не делал мне одолжения. Это дорогого стоит. У нас получилось сколотить добротный коллектив.

— Как Денис Глушаков отреагировал на ваш уход?

— Он был удивлен. Но я сказал ему: «Денис, жизнь продолжается. Вы профессионалы, должны биться за клуб, семью кормить. Идем дальше».

Резиуан Мирзов и Денис Глушаков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Резиуан Мирзов и Денис Глушаков.
Александр Федоров, Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Не спрашивал руководство о причинах такого решения

— За последние дни коллеги насчитали пять возможных причин вашего ухода. Очень хочется услышать вашу версию.

— Во-первых, я хочу поблагодарить издания, которые меня поддерживали. Многие люди писали добрые слова в социальных сетях. Болельщики, специалисты. Всем огромное спасибо! Трогательно... Значит, чего-то я добиваюсь в этой жизни.

— Теперь о причине вашего ухода.

— У меня состоялся короткий разговор с руководством клуба. Он продолжался буквально 10 минут. Мне предложили расторгнуть контракт.

— Почему?

— Знаете, я такой человек, который не задает вопросов в таких ситуациях. Не спрашиваю про причины. Может, дело в моей гордости. Если предлагают расторгнуть контракт и говорят, что все будет соблюдено по компенсации, то я не вижу смысла докапываться до истины. Мне гарантировали, что перед всем тренерским штабом будут соблюдены все условия, прописанные в наших контрактах. Я сказал — окей. На этом и разошлись.

— Одна из самых популярных версий заключается в том, что на матч с «Ростовом» вы не выпустили сына владельца — Илью Садыгова и это стало как минимум поводом для конфликта с руководством.

— У меня играет тот, кто лучше выглядел на тренировках в недельном цикле перед матчем.

— Озвучу самую резонансную версию случившегося. Согласно ей, в конце прошлого сезона вы предложили «Ростову» сдать игру «Химкам», а взамен обещали шесть очков в нынешнем чемпионате. Эту историю довели до руководства подмосковного клуба, которое пусть и не сразу, но решило с вами расстаться.

— Во-первых, странно, что эта информация появилась уже после того, как руководство предложило мне расторгнуть контракт. Здесь как-то не сходится, да?

Все, что написано, — это полнейший бред, чушь! Многие знают меня в футбольном мире. И связывать Юрана с такой ситуацией... Если бы мне кто-то предложил сдать игру, у человека могла бы и голова отлететь! Все знают, что я в такие игры не играю. Это во-первых.

— А во-вторых?

— Я бы хотел посоветовать этим журналистам, которые ловят хайп на таких вещах, следующее. Если хочется горяченького, окажись в «горячих» точках.

— Что вы имеете в виду?

— Когда только начались военные действия в Луганске в 2014 году, я как раз проводил там свой отпуск. Был у мамы. Бомбили город, ракеты летели со стороны Украины. И нам приходилось сидеть в погребе, пережидать. Потом на костре готовили себе еду. Не хочется себя выгораживать как-то, но и такое в жизни было. Во-вторых, я ездил в Сирию, к нашим военным, на базу. Мы там проводили товарищеский матч. Я потом даже получил награду от министерства обороны.

— Это вы к чему?

— После таких моментов начинаешь по-другому смотреть на жизнь.

Сергей Юран. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Сергей Юран.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Я не рвач. Получил то, что прописано в контракте

— Когда выходили на игру с «Торпедо», понимали, что это ваш последний матч?

— Нет, конечно! Я узнал о решении руководства клуба на следующий день. Провел тренировку для тех, кто мало играл или не выходил на поле. После обеда мне позвонили, предложили приехать, пообщаться. Весь разговор, как я сказал, занял 10 минут. А дальше вы уже знаете.

— Не боитесь, что теперь про вас скажут: «Юран не озвучивает истинную причину ухода, так как получил хорошую компенсацию»?

— Во-первых, я получил то, что мне положено по контракту. Юристы так составляют соглашение. Я ни в коем случае не рвач. Это точно не та история, когда работодатель говорит: «Я тебе сейчас дам денег, но ты молчи». Все же знают мой характер. Еще раз подчеркну. Получил то, что мне положено до конца моего контракта! Ни больше ни меньше!

— И все-таки поводом к расставанию послужило то, что вы не выпустили Илью Садыгова в игре с «Ростовом»?

— Сколько уже было разговоров на эту тему... Я делаю так, как считаю нужным. Садыгов не сыграл с «Ростовом», и это стало причиной? Хм.

13.08.2022 | Зенит — ЦСКА

— По нашему разговору не складывается впечатление, что вы обижены на клуб, как это было в предыдущий раз.

— Тогда я был обижен на то, что меня не пустили на базу, не дали с футболистами попрощаться. Это был уже перебор. В первый раз в карьере столкнулся с таким отношением к себе.

— А сейчас?

— Ну, а на что обижаться?

— Как это на что? Вы набираете 7 очков в четырех турах, а вам говорят до свидания!

— Но это решение руководства. Единственное, тревожно за команду. Я все-таки ее собирал, ставил игру. Наслаждался процессом. Вот за это больно. А в остальном... Думаю, чувства притупились. Такое же со мной происходит не в первый раз. Знаете, как у нас среди тренеров говорят?

— Как?

— Подписываешь контракт — готовься к увольнению (улыбается). Самое главное — я нормально ушел. Команда в верхней части таблицы. Есть определенный результат, есть игра. Так что идем дальше. Заниматься самоедством не собираюсь. Вешаться — тоже. Надеюсь, в ближайшее время вернусь к работе. Вот без нее действительно тяжеловато. Футбол — моя жизнь!

Дмитрий Губерниев. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Дмитрий Губерниев.
Александр Федоров, Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Ответ Губерниеву, борьба за пятое место

— Член наблюдательного совета «Химок» Роман Терюшков допустил, что вы возглавите топ-клуб. Что это? Мина при плохой игре?

— Надеюсь, Роман Игоревич высказался довольно искренне.

— Вы получали предложение от «Урала»?

— Нет. Контактов не было ни с одним клубом.

— Вас сватают в «Рубин».

— Никто на меня не выходил. В «Рубине» и в «Торпедо» работают тренеры. Никому не желаю зла. Дай бог, чтобы они и дальше работали. Есть же, в конце концов, корпоративная этика. Я уважительно отношусь и к Слуцкому, и к Бородюку. Неправильно писать, что Юран может прийти на живое место. Неэтично!

— Один из ваших давних критиков — комментатор Дмитрий Губерниев — последователен в своих высказываниях: «Сергей — прекрасный футболист, видно, что тренер неплохой. Но одновременно он не держит удар, выглядит часто слабым, обидчивым. Мне кажется, эти качества несовместимы с этой работой». Есть что ответить?

— Что я могу сказать? Губерниев — неплохой комментатор. Хочу ему ответить, что в моей карьере и жизни было столько ударов... Но удар я точно держать умею! Желаю Дмитрию, чтобы его качества были совместимы с его работой.

— Если бы остались в «Химках», на что бы претендовала команда в этом сезоне?

— Когда только принял команду, сразу же пообещал, что «Химки» останутся в РПЛ. В первом матче, если помните, мы уступили «Динамо». Журналисты задали мне вопрос: «Уверены, что задача выполнима?» Ответил, что от своих слов не отказываюсь. В итоге мы сохранили прописку в РПЛ.

— А на что могли замахнуться в этом сезоне?

— Меня как-то спросили перед началом сезона: «Какое место вас бы устроило?»

— А вы?

— Ответил — пятое.

— Амбициозно.

— Потом мне даже перезвонили и уточнили, действительно ли я сказал про пятое место. Мол, может, меня неправильно поняли? Но я повторил: меня устроит пятое место. Именно такую задачу перед собой поставил.

— Думаете, могли бы залезть в пятерку?

— Я же сужу по уровню команд РПЛ, с которыми мы встречались. Весной мы удачно сыграли и с ЦСКА, и со «Спартаком». Понял, что можем конкурировать даже с нашими грандами. Доукомплектовали команду. Возможно, нужно было бы приобрести еще одного-двух. Я максималист по жизни и парням всегда об этом говорил. Считаю, мы бы поборолись за пятое место.

Сергей Юран. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Сергей Юран.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

В Европе судьба тренера зависит от результата. В России немного по-другому...

— Как бы оценили первые четыре тура в исполнении «Химок» в этом сезоне?

— Конечно, могли выступить лучше. В матче с «Зенитом» были ближе к победе. В концовке имели шанс добыть три очка. Кто-то был бы доволен ничьей с чемпионом страны. Но я стараюсь реально смотреть на вещи. По игре, думаю, заслуживали большего. В любом случае поблагодарил парней за их страсть, азарт. За то, что они голодны до результата. Было видно, что ничья их не устраивает! Вот это здорово.

— «Ростову» проиграли по делу?

— Думаю, нет. Ничья была бы более справедливым результатом. С «Зенитом» и «Ростовом» потеряли три очка. А против «Нижнего» и «Торпедо» выглядели убедительно и в плане «физики», и по качеству футбола. Много забили, мало пропустили. Если я не ошибаюсь, у «Химок» это самый удачный старт в истории.

— Самый яркий эпизод за время вашей работы в «Химках»?

— Наверное, ответный стыковой матч с Хабаровском. Здесь и погода вклинилась. Ливень... Нам нужно было забить и не пропустить. По глазам ребят перед выходом на игру я понял, что они готовы разорвать соперника. Вот это я люблю! Настрой, самоотдача — на высоком уровне. Всем своим видом парни показывали, что они выложатся на все 200 процентов, но задачу решат. И по пробегу, и по моментам, и по ударам мы значительно превзошли Хабаровск.

— Если отмотать ситуацию с «Химками» назад, что бы вы поменяли?

— Ничего! Никто в меня не верил, когда я возглавил команду. 99 процентов знакомых говорили: «Ты с ума сошел! Шансов — ноль!» Я же поступил по-своему. Так о чем жалеть? Хороший опыт. Серьезное испытание! И главное — мы выполнили задачу. Оставили команду в РПЛ, помогли клубу заработать от спонсоров.

Я поиграл в Европе. Там судьбу тренера определяет спортивный результат. В России же своя специфика. Здесь немного по-другому. Главное, чтобы такие истории не стали постоянными. Тренеры тоже люди. У них не два сердца. Организм от стрессов все равно изнашивается. Возвращаясь к реплике Губерниева, хочу добавить: как бы ты ни держал удар, все равно больно, когда с тобой расстаются. Идем дальше.