Новости
Меню
Футбол

5 июня, 18:00

Сергей Юран: «Я стал опытнее, реально смотрю на вещи. Справился бы с давлением в «Спартаке»

Юран заявил, что справился бы с давлением в «Спартаке»
Большое интервью главного тренера «Химок».

История с болбоем и Лантратовым — спланированная провокация

— Кто-то из ваших коллег назвал стыковые матчи «чистилищем для тренера». После встреч со «СКА-Хабаровском» вы это почувствовали?

— В полной мере. Не хочу вдаваться в психологию, но эти два матча, возможно, самые тяжелые в моей карьере.

— О чем подумали, когда поняли, что вашим соперником в них будет Хабаровск?

— СКА — не чужой мне коллектив. В нем я проработал больше года. И создавал команду из футболистов с характером, настоящих бойцов. Поэтому понимал: легко «Химкам» точно не будет. Так что напряжение было колоссальным. Особенно я опасался первой игры.

— Почему?

— Долететь туда, вернуться, а через два дня уже ответная игра... Спасибо спонсору, что организовал чартер. Да и поле в Хабаровске тоже сыграло свою роль. Многие команды ФНЛ недосчитались там очков, теряя из-за травм на синтетике футболистов. Словом, не газон, а кошмар... Вот этого я особенно и боялся, так как скамейки у нас практически не было. Слава богу, обошлось.

— И все-таки потеряли Гию Григалаву в абсолютно непредвиденной ситуации? Кто мог подумать, что в центре внимания окажется мальчик, подающий мячи за воротами.

— Мне кажется, это было кем-то спланировано...

— Вот как?

— Могу только предполагать. Судя по тому, что человек уже был готов все снять на телефон, наверное, знал о ситуации заранее. И уже ждал, когда Лантратов рванет за мячом к болбою. В этот момент он и включил камеру, спровоцировав возмущение Григалавы. Словом, не удивлюсь, если все было продумано заранее. Но это еще не все.

— Что же еще было?

— Когда мы заселились в отель в Хабаровске, ни тренерский штаб, ни администраторов никто в номере не беспокоил. А вот игрокам досталось.

— Что вы имеете в виду?

— Каждые 20 минут им звонили сотрудники гостиницы и вежливо интересовались: «Все ли у вас хорошо? Может быть, что-то нужно?» Парням надо отдыхать после тяжелого перелета, а их атакуют звонками. И это тоже все было неспроста. Понятно, когда на кону премьер-лига, все средства хороши. Но не настолько же! В итоге хабаровчане отчасти своего добились. Мы потеряли Григалаву...

— А могли и Лантратова.

— К счастью, обошлось. Хорошо, что, помимо Григалавы, они никого у нас не выбили. Ведь в ответной игре у меня на скамейке сидели молодые ребята из «Химок-2».

— Некоторые комментаторы гневно осудили Лантратова, даже назвав его быдлом.

— Таким интересен не футбол, а разного рода скандалы в нем. Ну давайте в каждом матче учить пацанов за воротами не подавать мячи, а не отдавать их соперникам, помогая выигрывать минуту-другую своей команде. Кого мы тогда из них вырастим, господа комментаторы? И при этом назвать Лантратова быдлом? Да уж... Илья — спокойный, воспитанный человек. И хотя мальчишка по сценарию картинно упал, после игры он подошел к нему и подарил футболку. Они пожали друг другу руки.

Сергей Юран. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Сергей Юран.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Я что, слабак? Должен был ввязаться в эту драку

— После хоть и минимального, но поражения в Хабаровске были сомнения, что в ответной встрече все опять может сложиться не в вашу пользу?

— Как только мы прилетели в Москву, я сразу завез команду в отель. И с волнением ждал утра, поскольку нередко все болячки выскакивают только на следующий день после матча. Напряжение было колоссальным — не дай бог, кто-то выбыл из строя... А когда на завтраке доктор сообщил, что больных нет, у меня гора с плеч упала. И я на 101 процент поверил, что все у нас получится!

— Откуда же такая уверенность?

— Во-первых, теперь уже у СКА был длительный перелет, адаптация, переход с искусственного поля на естественное. Во-вторых, был уверен в ребятах, которым на установке сказал: мы должны решать все вопросы еще в первом тайме, пока соперник будет приходить в себя. И они меня услышали — забили два мяча до перерыва, а во втором тайме еще один.

— До этого никто не намекал, что если «Химки» не пройдут Хабаровск, то вам придется с ними расстаться?

— Когда меня приглашали, и руководство клуба, и я прекрасно понимали, что турнирное положение просто пиковое — пять очков до зоны стыков плюс тяжелейший календарь. Но, заключая контракт на полтора года, я дал понять: если, не дай бог, мы покинем премьер-лигу, я хочу потом вернуть «Химки» обратно.

— Сейчас нет желания позвать в «Химки» кого-то из игроков «СКА-Хабаровска»?

— Есть. Разговаривал и с Димой Барковым, и с Камраном Алиевым, которых хотел бы видеть в своей команде. Хорошо знаю их возможности, настрой, самоотдачу. Будем обсуждать этот вариант на неделе.

— Вы как-то заметили, что вас многие отговаривали от перехода в «Химки» — мол, куда ты идешь, у команды практически нет шансов на спасение. Чье сообщение или звонок вас по-хорошему задел и развеял сомнения?

— Честно говоря, таких людей было раз-два и обчелся. Но меня это только заводило. Это же вызов! Я что, слабак? А значит, должен не просто ввязаться в эту драку, но и обязательно в ней победить!

— Неужели никто вас не поддержал тогда?

— Почему же? Олег Иванович Романцев пожелал удачи, жена Людмила поддерживает любые мои решения, связанные с работой. Хотя, конечно, перспективы были действительно очень мрачными. Матчи с «Динамо», «Локомотивом», «Зенитом» и встречи с прямыми конкурентами — «Рубином», «Уралом», «Нижним Новгородом». Такого и врагу не пожелаешь. Потому многие и удивлялись: ну куда ты лезешь? Но это была новая возможность самому себе доказать, чего ты стоишь. К тому же как я мог порадовать тех ваших коллег, кто особенно «любит» Юрана (смеется).

Андрей Червиченко. Фото Александр Вильф, архив «СЭ»
Андрей Червиченко.
Александр Вильф, Фото архив «СЭ»

Отказался от предложения Червиченко возглавить «Спартак»

— Когда прощались с Хабаровском, не посещала мысль, что в итоге «Химки» могут вылететь из премьер-лиги, а в нее придет именно СКА?

— В футболе возможны всякие сценарии. Но я настраивал себя и команду на то, что мы сумеем обойтись даже без стыков.

— Смело.

— Другого варианта просто быть не могло. Иначе бы команда это сразу почувствовала. А тогда — все! И этой дополнительной проверкой я еще раз доказал себе, что могу работать под давлением.

— Романцев вас поздравил?

— Большое спасибо ему за это. Очень приятно получать советы от человека, который верит каждому из тех, кто продолжил его дело.

— Кстати, Романцев как-то заметил, что по профессиональным качествам и характеру Юран вполне мог бы работать и в «Спартаке». А вы сами в будущем можете себя представить у руля красно-белых или есть какие-то сомнения?

— Был момент, когда Андрей Червиченко, будучи президентом «Спартака», поинтересовался у меня и у Андрея Чернышева, кто из нас смог бы возглавить команду. И хотя соблазн был велик, я сразу же отказался. Понимал, что еще не готов работать на таком уровне. И только сейчас, когда пришел опыт, научился держать удар и находить общий язык с игроками, то посчитал бы это за честь. А Олегу Ивановичу за доверие огромное спасибо.

— Но работа в «Спартаке» — это колоссальное давление. В чем Дмитрий Аленичев с Егором Титовым уже убедились. Вас это не настораживает?

— Тренерская профессия — всегда риск. Об этом знали и Дима с Егором. Это ведь они собирали и готовили к сезону «Спартак», который потом Каррера довел до чемпионства. Но у руководства клуба было свое мнение. А с давлением я бы справился. Это меня не отпугивает, а, наоборот, заводит.

— Был ли в весенней части чемпионата матч, в котором вы остались недовольны командой?

— По настрою претензий к игрокам вообще не возникало — у ребят он был максимальный, и в каждой игре они бились от звонка до звонка.

— Самая яркая победа на весеннем отрезке — над «Спартаком»?

— Заметьте, не я это сказал (улыбается). Но главное, я доволен тем, как достойно мы выглядели во встречах со всеми клубами первой пятерки.

Олег Романцев. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Олег Романцев.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

После «Алании» Цымбаларь сказал, что Романцев впервые радуется ничьей «Спартака»!

— Вы одержали очень важную победу над «Спартаком». Как отнеслись к разговорам, что она досталась «Химкам» малой кровью, поскольку команда Паоло Ваноли не слишком выкладывалась, держа в голове финал Кубка с «Динамо»?

— Не хочу обсуждать подобные бредни. Я сам играл в «Спартаке» и вместе с остальными бился за ромбик. Именно поэтому люди нам жали руку, желали удачи, благодарили. «Спартак» — особая история, особый мир. У него в крови играть только на победу. Вспоминаю 1995 год. Владикавказ. Играем с «Аланией», которая рвалась к чемпионству. А мы претендовали только на третье место. И тогда поползли какие-то слухи, что кто-то в нашей команде может...

— Сдать игру?

— Ну, не сдать, а, скажем, сыграть вполоборота, расслабиться. И чем все закончилось? Дракой на последних минутах и моим удалением. Мы дали «Алании» бой, и владикавказцы прямо на поле удивлялись: «Парни, зачем вы упираетесь? Вам же ничего не нужно! Готовьтесь к Лиге чемпионов». А мы понять не могли: как это ничего не нужно? В итоге — ничья с искрами из глаз. И в раздевалке Олег Иванович всех поблагодарил, меня приобнял, представляете! За ничью?! Я о-бал-дел! Переспросил еще у Илюхи Цымбаларя: «А раньше такое было?» Тот ответил: «Ты что? Для Романцева, кроме победы, ничего не существует!» Это к тому, что есть такое понятие, как спартаковский дух: биться, несмотря ни на что!

— Может быть, тот дух уже улетучился?

— Не думаю. Я, например, видел, как горели глаза Джикии после игры с нами. Как он был зол! Да и все спартаковцы кипели до самого конца встречи. Значит, страсть к победе остается. Это от Николая Петровича Старостина. Да вы посмотрите на состав, который «Спартак» выставил против нас. Разве плохой? Или там премии отменили за победы? Поэтому мне смешно слышать, когда говорят, что кто-то там хотел поберечь себя... Это бред злопыхателей! И я не верю, что команда Ваноли могла наплевать на своих болельщиков.

Сергей Юран и Павел Мамаев. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Сергей Юран и Павел Мамаев.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Жирков и Мамаев все поняли

— Был ли итоговый ужин с командой после того, как стыковая нервотрепка осталась позади?

— Да. Я же им на первой тренировке обещал: «Парни, сейчас мы все будем таскать рояль, а когда решим задачу, откроем его и сыграем». Так и получилось. Собрались с женами, невестами, детьми. А ребята в шутку даже притащили откуда-то белый рояль (смеется).

— «Химки» решили не продлевать контракты с Юрием Жирковым и Павлом Мамаевым. Прощальный разговор с ними состоялся?

— Как такового разговора не было. Когда мы проводили стыки, Паша и Юра уже фактически были вне команды. Понимали: клуб с ними контракты не продлит. Мы не «Зенит» и не «Динамо». У нас все должны бегать, отбирать мяч, отрабатывать по полной в обороне. Жирков и Мамаев — большие мастера, прошли серьезный путь. С уважением отношусь к ним. Но в сегодняшних «Химках» ставка прежде всего на голодных футболистов. Играть только за счет класса нам еще тяжело. А Юрий и Павел с каждым годом, увы, не молодеют. Им уже сложно работать на пределе. К тому же их то и дело преследовали травмы, рецидивы которых на таком уровне неизбежны. А с ЦСКА, «Зенитом», «Сочи» и «Динамо» нам было нужно больше думать об обороне и требовалось играть через не могу.

— Чем запомнилась работа с Мамаевым и Жирковым?

— Они настоящие профессионалы, с которыми никаких проблем не возникало. Выкладывались, как могли. А когда не проходили в состав, никто недовольства не высказывал.

— У вас были опасения, что не сработаетесь с Мамаевым?

— Я хорошо знаю себя. Привык все говорить в глаза и договариваться с человеком на берегу. Мамаев — такой же. Потому на сборе ему и Жиркову с Глушаковым сразу сказал: «Вы многое прошли в футболе. Но у нас в команде разделения на заслуженных и остальных не будет. Все должны пахать». И они это приняли. А для молодежи их работа и отношение к делу стали примером.

В Дзагоеве и Кокорине «Химки» не заинтересованы

— Значит, «Химки» в селекции будут делать ставку на молодых или возможны исключения? Например, Алан Дзагоев недавно покинул ЦСКА и стал свободным агентом.

— При всем уважении к Алану он из тех, кто наигрался и навыигрывал трофеев. А «Химкам», повторяю, нужны голодные футболисты. Необязательно молодые. Есть и опытные ребята, которые еще не до конца себя реализовали, с амбициями и желанием решать задачи. Такие нам интересны.

— А если бы вдруг возникла возможность пригласить Александра Кокорина?

— Я бы отказался.

— Кокорин так и остался для вас загадкой?

— Не то что бы загадкой. Я просто не понимаю некоторых вещей: Бог одарил таким футбольным талантом, а ты его не реализовываешь.

— Он из сытых?

— Я с ним не общался. Но знаю, что он мог бы достичь гораздо большего. Может быть, уже устал от футбола... Не знаю. Ведь в «Сочи» же он начал потихоньку выходить на прежний уровень, забивал. Но потом...

— Переход в «Спартак» — ошибка?

— В «Спартак» не каждый день зовут. Видимо, Александр просто не понял, что в таком клубе уровень ответственности запредельный. Думал, что все само сложится. А так не бывает. Это подтвердил и отъезд в Италию — либо ты пашешь на любом уровне, либо пора заканчивать. Третьего не дано.

Денис Глушаков. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Денис Глушаков.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Феномен Глушакова

— Вам нужны голодные футболисты. А как быть тогда с Денисом Глушаковым, который был капитаном «Спартака» и выигрывал с ним золото?

— Честно говоря, некоторые сомнения по нему у меня были. Но, понаблюдав за ним, понял: Денис по-прежнему рвется играть, хочет побеждать. Не наигрался. Свидетельство тому — не только его тренировочные показатели, но и то, как он ведет игру, как живет ею. При этом он командный футболист. Не ставит себя выше остальных. Если мы без мяча, он наравне со всеми прессингует, пытается отбирать. Здоровье, самоотдача, дисциплина, настрой — все на высоком уровне.

— Поговаривают об интересе к нему многих клубов, включая «Динамо».

— Мы с ним недавно виделись на детском турнире, организованном главой города. Спросил Дениса: «Это правда, что ты в «Динамо» собираешься?»

— А он?

— «Николаич, вы, наверное, шутите? Ничего об этом не знаю». Хотя я, признаюсь, таким предложениям не удивляюсь. Потому на всякий случай уточнил: «Ты дай знать, если, что-то серьезное будет. Мне же тогда игрока придется искать на твое место». Но он еще раз повторил, что такого предложения у него нет и никого искать не нужно.

— Чувствовали, что у Глушакова был в последнем туре какой-то особый настрой на «Спартак»?

— Знаю, что он до игры общался с Андреем Ещенко, с которым дружит. И Денис ему сказал, чтобы тот не волновался, поскольку победят «Химки» (смеется). Так оно и вышло. Не думаю, что Глушакову нужно сегодня что-то кому-то доказывать. Все и так видели: он в строю и способен делать разницу.

— Ожидали, что его уход из «Спартака» получится таким скандальным?

— Не знаю, что там произошло на самом деле. Но для «Спартака» это стало потерей, поскольку считаю, что Денис был предан команде и внес большой вклад в чемпионство. Вот почему такое расставание с ним меня расстроило.

Илья Лантратов. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Илья Лантратов.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Лантратов сильнее Сафонова

— Значит, пока Глушаков остается. А Лантратов? Его чуть ли не каждый день отправляют в «Зенит», а потом появляются опровержения.

— Я радовался за Илью, что на него обратили внимание. Да, потеря такого классного голкипера меня бы огорчила и могла создать проблемы. Но футболисты должны идти вперед. С чисто спортивной точки зрения он заслужил такое предложение. На протяжении последних двух-трех лет Лантратов доказывает, что он лучший вратарь России.

— Вы его ставите выше Матвея Сафонова?

— Выше.

— Так Лантратов остается?

— Непонятная ситуация. Сейчас он в «Химках», у него контракт. А что будет завтра? Не знаю. Илья — вратарь, который способен играть в команде, борющейся за самые высокие места. Но пока он у нас.

— Сколько позиций в составе планируете усилить?

— Минимум четыре. Хотелось бы поскорее решить этот вопрос, чтобы твердо стоять на ногах. Костяк, как я понимаю, остается, но все равно нужно усиление, чтобы чувствовать себя еще уверенней. Но все зависит от финансовых возможностей клуба.

— Вам уже поставили конкретную задачу на следующий сезон?

— Пока нет. Еще не было отмашки, что можно начинать комплектацию команды. Хотя время уходит.

Главная проблема Мирзова — в нем самом

— Про ваши взаимоотношения с Резиуаном Мирзовым писали довольно много. У вас действительно возникали с ним конфликты? Как было на самом деле?

— Мои требования просты: коллектив — это единое целое. Если кто-то чем-то недоволен, то с этим футболистом нам не по пути. На каждой тренировке, в каждом матче игрок должен выкладываться по максимуму. Все просто! Никто не должен филонить, все 11 человек должны биться за результат. Личное и профессиональное я в своей работе не смешиваю. Если игрок помощник мне и команде — вопросов к нему не возникает. К сожалению, с Мирзовым было немного по-другому.

— Он считал, что к нему ваши требования не относятся?

— Как вам сказать. Считаю, у него немного завышена самооценка. Хотя он довольно талантливый игрок. Но какая-то тенденция в отношениях с тренерами у него прослеживается. Как правило, у нас одни и те же требования, которые должны выполняться. А он почему-то считает иначе, с чем-то не соглашаясь на тренировках.

— А как проявлял себя в матчах?

— К сожалению, против команд, которые выше нас классом, где требовалось много работать без мяча, он нередко выпадал.

— Это правда, что Резиуан не полетел в Хабаровск, придумав себе травму?

— Нет. У него действительно была температура. После прилета мы поговорили. И он меня заверил, что готов выйти в ответном матче. Считаю, Мирзов сыграл в нем достойно, бился за коллектив, за команду, за клуб. Это хорошо.

Садыгов и Юран-младший

— Говорят, что Мирзов не понял вашего решения включить в стартовый состав на матч с ЦСКА сына владельца — Илью Садыгова.

— Во-первых, это не дело футболиста — соглашаться или не соглашаться с решениями тренера. Здесь только я несу ответственность за результат. А его дело — выходить и играть на максимуме. Либо, оставаясь в запасе, не влиять негативно на коллектив своим настроением. Вот и весь разговор.

— Приглашая вас в «Химки», оговаривалось условие, что вы должны обязательно давать игровое время сыну владельца клуба Садыгову?

— Нет. При переговорах не было даже ни единого намека, что Илья должен выходить хотя бы на 15-20 минут. Все знают мои принципы. Последнее слово, кого ставить в состав, за мной. Наш учредитель — умный человек и все прекрасно понимает.

— И все-таки вы сильно рисковали, выпуская Садыгова с первых минут матча с армейцами? Ведь провались он — вновь пошли бы намеки на ваше особое отношение к сыну спонсора клуба.

— Ну, что значит рисковал? Илья хорошо выглядел и работал на тренировках. И только этим заслужил право сыграть против ЦСКА, подтвердив мой выбор очень важным голом. Но даже если бы он сыграл неудачно, не дело Мирзова обсуждать решение тренера. Спрос-то будет с меня. И я знаю, на что иду.

— А другие футболисты поняли ваше решение по Садыгову?

— Опытные игроки знают: решение тренера не обсуждается. Глушаков с Кухарчуком и Тихим меня поддержали: «Николаич, вопросов нет».

— А то, что в «Химках» играет Юран-младший, не создает в работе дополнительного напряжения?

— У меня в команде нет сыновей, а только игроки. Я это обозначил на первой же пресс-конференции. Сыновья — дома, а здесь все равны, все мои футболисты. И поверьте, у меня двойной спрос во всем и с Юрана, и с Садыгова.

Шамиль Газизов. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Шамиль Газизов.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Газизов и Матюнин

— За что вас дисквалифицировали на два матча после игры с «Уфой»? Неужели вы и впрямь назвали арбитров чудотворцами?

— Игра получилась очень напряженной: качели вверх, качели вниз! В поле арбитр принимает решение — желтая карточка Набиуллину. А ВАР в итоге его удаляет. Судья считает, что пенальти в наши ворота не было, а ВАР его назначает. И мы упускаем важнейшую победу. Вот я после финального свистка в сердцах и назвал арбитров чудотворцами.

— Редкое выражение.

— Ну просто первое, что в голову пришло. Сказал, развернулся и пошел. А мне впаяли дисквалификацию на две игры... Оказывается, за «чудотворцев» можно получить наказание. Мне бы хотелось, чтобы судьи разъяснили, какие выражения можно употреблять, а какие — нет. Я с уважением отношусь к арбитрам, они всегда на стрессе. Но и мы люди эмоциональные, можем что-то сказать после финального свистка. С чем-то не согласиться. Хотя я не считаю, что «чудотворцы» — это какое-то оскорбление.

— До этого, покидая «Химки», вы прямо сказали, что за вашим уходом стоит тогдашний гендиректор «Спартака» Шамиль Газизов. Может, из-за этого такой горячей и была ваша реакция в том матче с «Уфой»?

— Это уже пройденный этап. Но я от тех своих слов не отказываюсь. Без Газизова расставание с «Химками» не обошлось. Но я не реваншист. И не считал, что в той встрече с «Уфой», после которой меня дисквалифицировали, должен был вернуть должок именно Газизову. Нет! Просто обидно было упускать победу за две минуты до конца матча...

— Еще одна непонятная история, связанная с судьями. «Химки» разгромили «Крылья Советов», но после игры возник скандал, после которого был отстранен арбитр Алексей Матюнин. А глава РПЛ Ашот Хачатурянц даже заявил, что может обратиться в правоохранительные органы, если соберет доказательства о предвзятом судействе Матюнина...

— Я пересматривал моменты, из-за которых возник весь этот сыр-бор. Но ведь в эпизодах и с пенальти, и со второй желтой карточкой Матюнин принимал решения после подсказки ВАР. Ведь Мирзову, вообще-то, чуть ногу не оторвали. Разве это не удаление? На мой взгляд, все было логично. Поэтому немного удивился, что потом произошло с Матюниным. Но это уже не в моей компетенции.

Сергей Юран и Паоло Ваноли. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Сергей Юран и Паоло Ваноли.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Кубок и Ваноли

— Финал Кубка смотрели на стадионе?

— Да. Наконец-то как зритель просто получал удовольствие от футбола (смеется). Пришел в Лужники, чтобы поболеть за команду, в которой когда-то играл. Концовка получилась просто сумасшедшая. Настоящая кубковая! И порадовался за спартаковских болельщиков, которых иногда так жалко... Они так болеют, а команда почти все время мимо трофеев. Когда я заглядывал по ходу сезона в турнирную таблицу, мне резало глаз десятое место «Спартака».

— В декабре вы сказали: «Каррера находился 2-3 месяца в штабе Аленичева. У Массимо было время ознакомиться с лигой, с игроками, с ментальностью, и уже после этого он возглавил команду. Я десять лет в Европе играл — нигде не видел, когда ведущий клуб страны с традициями берет человека без опыта работы главным тренером. Это выглядит смешно, что сейчас он приедет и все наладит». А Ваноли взял да и выиграл Кубок России.

— С уважением отношусь к своим коллегам. Но я и правда никогда не видел, чтобы ведущие клубы Европы ставили у руля своих команд человека без опыта работы главным тренером. «Спартак» — клуб с большими традициями, флагман российского футбола. Но выбор в пользу итальянца меня, да и не только меня, удивил. Не могу представить, чтобы «Бенфика» позвала неизвестного тренера без опыта... Страшно представить, что бы устроили на трибунах фанаты. При этом я желаю Ваноли только успехов, удачи ему.

— А вы считаете, что у руля «Спартака» должен стоять кто-то из его бывших игроков?

— Не обязательно. Все определяет конечный результат. Но по большому счету иностранцы едут в Россию зарабатывать деньги. И порой им просто не хватает мотивации. Вспомните того же Манчини. Чего он добился с «Зенитом»? А затем стал чемпионом Европы со сборной Италии. Зато сменивший его Семак потом четыре раза подряд добывал с «Зенитом» золото. Как говорится, почувствуйте разницу.

— Скажите, а вас в жизни часто предавали?

— Случалось. Но зла ни на кого не держу. Мне просто жаль тех, кто это делал...