Новости Статьи Матч-центр

Футбол   //  ТИНЬКОФФ РПЛ 

«Было желание уйти из футбола и уехать из России». Карпин, Мамаев и Еременко — о «Ростове» и не только о футболе

Артем Агапов
Артем Агапов
Ответственный редактор отдела интернет
13
24
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Главный тренер и игроки донского клуба рассказали о летней части чемпионата и многом другом.

* «Ростов» — одно из открытий сезона-2019/20, один из наиболее пострадавших от коронавируса клубов РПЛ.
* Перед летним рестартом в донском клубе произошла вспышка — нулевым пациентом считается Байрамян. После этого заболевшие — в их числе Еременко, Норманн и Хаджикадунич — были изолированы, а вся команда заперта на базе на двухнедельный карантин.
* В 23-м туре РПЛ в Сочи 19 июня сыграла собранная с каникул молодежная команда академии «Ростова» (1:10). Основа получила допуск фактически в день встречи 24-го тура с «Арсеналом» 27 июня (2:1).
* В 8 матчах летней части у дончан — 1 победа, 4 ничьи и 3 поражения. Итог — один из претендентов на Лигу чемпионов остался пятым — это лучший результат после ухода Курбана Бердыева.

Главный тренер «Ростова» Валерий Карпин и полузащитники Павел Мамаев, Роман Еременко, Алексей Ионов и Хорен Байрамян стали героями выпуска YouTube-канала Nobel телекомментатора Нобеля Арустамяна. Название — «Карпин, деньги и шпана».

Карпин — о результате чемпионата и патрулях на базе

— Если брать осеннюю и короткую весеннюю часть, то я очень доволен, — сказал главный тренер «Ростова». — А постковидной доволен еще больше. Как ни странно это прозвучит. Нет, абсолютно не шучу. Когда говорил такое после матчей, для всех это звучала как издевка или еще что-то. Просто ни один человек, который не просидел на этой базе две недели, не понимает, что это было. Что такое сидеть две недели и не тренироваться. Как тут это делать? У нас здесь так называемый спа-центр и условный парк — и даже если бы мы хотели, просто негде тренироваться. До стадиона за территорией базы — метров 800. Мы не могли не то что с базы, в принципе не могли выходить из номеров. Патрули ездили, контролировали. Да, серьезно.

Карпин — о состоянии во время карантина

— У меня было все в моем психологическом состоянии (не то, что у футболистов, у меня). Абсолютно. От ненависти до любви, до пофигизма, до желания уехать и не возвращаться. Все эмоции.

— Уехать из «Ростова» или из России?

— Из России. Из футбола, я имею в виду даже. Один день такой, второй — еще хуже, третий день — еще хуже, потом получше, потом хуже. Потом все это на фоне новостей — то мы будем играть, то мы не будем играть, то ли нам можно играть, то ли нам нельзя играть. Потом уже фон другой пошел, что в «Динамо» тоже появились зараженные — и им разрешают играть. А нам уже не разрешили играть с «Сочи». И то ли будем играть с «Арсеналом», то ли не будем. Вы не представляете спектр эмоций, который был лично у меня.

Я уже молчу про футболистов, потому что им еще тяжелее было, наверное, все это. За первую неделю, которую мы провели здесь (на базе), я похудел на 4,5 килограмма. От нервов, да. Просто люди не понимают, что все очки после карантина, которые мы набрали, это все очки в плюс. Мы ничего не потеряли вообще. После карантина у нас не было ничего. У нас было ноль очков, у нас было ноль команды, у нас было ноль подготовленных. У нас было всего ноль.

Почему Карпин сказал про Роспотребнадзор чемпионат России

— Это не было никакой эмоцией, то, что после игры я якобы на эмоциях сказал. У меня это было давным-давно. У меня это было в голове с первой недели пребывания здесь (на базе) на карантине. В голове все было заложено. Опять же — меня спросили тогда не про «Ростов», просто люди ничего не хотят слышать или не видят, а вопрос был задан про чемпионат. Спросили, как вам этот чемпионат? Вот я и все сказал.

— Это самый странный турнир, в котором вы участвовали за свою карьеру игрока или тренера?

— 500 процентов.

Боится ли Карпин теперь мести и плохого судейства

— Хуже, чем есть, не станет. И в плане судейства — не будет. Я сказал, что не буду говорить о судействе, но прессу читаю. Вы сами, журналисты, посчитали, что «Ростов» больше всех пострадал от судейских ошибок в первой, осенней части. Не говорю уже о весенней и постковидной. Не я, а вы посчитали, что мы потеряли то ли 10, то ли 11 очков из-за судей. Может, по мне, даже больше. Но я дал слово о судьях не говорить — и не говорю. Даже если эти 11 очков прибавить, на каком месте мы бы оказались?

Единственное, чего я боюсь, — коронавируса. Нас коронавирус реально ушатал. Вот такое выражение. Причем не только тех, кто болел, но и тех, кто две недели сидел здесь на карантине. И график игр в таком режиме не то что без равноценных, а просто без замен, когда выбыли самые основные игроки, это все нас ушатало. И не я так хотел, приходилось играть по 90 минут несколько матчей подряд сначала тем же Ионову и Мамаеву, потом выздоровел Хаджикадунич — ему пришлось, хотя он вообще не был готов.

Карпин — о ситуации с Байрамяном, который стал нулевым пациентом

— Скажите, что мы нарушили? Какой пункт какого регламента нарушил «Ростов»? И откуда вы знаете, что Байрамян ездил к больным родителям? Байрамян, чтобы понимали, не ездил к родителям, а с ними жил у себя в квартире с момента самоизоляции. И отношение к нему абсолютно нормальное. Он здесь при чем? 14 миллионов болеет в мире. Песков, Федун, Мишустин, еще кто-то болел. Заразиться может каждый. Это потому и пандемия — даже не эпидемия. Мы летаем на чартерах, в отелях живем изолированно. Но там же кто-то из людей ходил. Что делать с чемпионатом? Правила сделайте для всех одинаковые — и все! Было — и будет, следующий сезон будет точно таким же, коронавирус никуда не денется. И так же будут зараженные — они и сейчас есть в каждой команде.

Алексей Ионов, Хорен Байрамян и Элдор Шомуродов. Фото Виталий Тимкив
Алексей Ионов, Хорен Байрамян и Элдор Шомуродов. Фото Виталий Тимкив

Байрамян — о коронавирусе

— Как только началась самоизоляция, 15 марта или когда у нас в России началась, мы решили, что мои родители переедут ко мне. И мы жили все вместе (с детьми и родителями), — сказал полузащитник. — Не было такого, чтобы я поехал в гости и что-то нарушил, нет. Просто не знаю как, но заразилась сначала моя мама. Вышла она в магазин или что, сами понимаете. У нас не было такого строгого режима в России, что — всё. Она все соблюдала, я имею в виду маски, перчатки, вот это все.

Мама почувствовала, именно она, первые симптомы. Как только она почувствовала, горло там першит, еще что-то, они с отцом переехали в свою квартиру. Мы остались своей семьей. Через два дня, у нас был выходной в этот день у команды, я уже почувствовал температуру. Вот и все. Я сообщил клубу. Они сказали, сиди дома, никуда не выходи. Вот так.

К сожалению, сначала думал, что это просто болезнь — просто вирус, что все раздули. Но когда на себе чувствуешь и переболеешь... В голове не верил. Но не было такого, что нарушал режим. Просто считал, что это обычный грипп, ОРВИ. Но на самом деле все намного серьезнее. Дай бог, чтобы всех эта болезнь обходила стороной.

Павел Мамаев и Алексей Ионов. Фото Артем Гусев/ФК "Ростов"
Павел Мамаев и Алексей Ионов. Фото Артем Гусев/ФК «Ростов»

Мамаев — об изоляции на базе

— Я был в таких обстоятельствах, так что для меня это был курорт и отдых от суеты, — сказал полузащитник. — Мы ничего не делали. Я вставал, в номере занимались. Проснулся — позанимался. Нет никаких бытовых забот. Все вопросы — по телефону. С детьми, с супругой (так общались). Конечно, когда пошли игры, это стало более ощутимо. Постоянно на базе, в комнате... Конечно, мне карантин дался гораздо легче, чем ребятам.

Мамаев — о Ростове-на-Дону, Краснодаре и том, где больше нравится его жене Алане и семье

— Здесь комфортнее. Мне кажется, здесь... Не кажется, я скажу свое мнение: здесь люди более добрые, более позитивные. Чувствуется, что весь город — футбольный. Любят и обожают команду. И независимо от обстоятельств поддерживают футболистов. Огромное спасибо болельщикам «Краснодара», но я не буду высказываться (так или не так в Краснодаре по сравнению с Ростовом-на-Дону). Я благодарен и клубу, и болельщикам за поддержку на протяжении многих лет. Я говорю, что здесь (в Ростове-на-Дону) мне комфортнее.

Здесь, конечно, инфраструктура лучше. Здесь больше ощущение как такового города. Краснодар все равно разделен на частный сектор, многоэтажки и так далее. Здесь все-таки больше ощущаешь именно город. И ширина улиц другая, я имею в виду автомобильную. Думаю, здесь инфраструктура получше.

Мамаев — о тюрьме и тату

— Тюрьма меня очень сильно изменила. Могу сутками рассказывать. Поменяла как человека в глобальном плане, тяжело рассказать в двух-трех словах. Речь не про то, что я изменился, как футболист. Считаю, в первую очередь изменился в лучшую сторону (не знаю, для кого как) по отношению к своей семье в целом. Потому что семья — показатель твоих достижений. Я неправильно себя вел по отношению к семье и вообще в целом. Татуировки? Ни одной (не сделал). Во-первых, там запрещено делать татуировки. Во-вторых, когда у меня будет желание, я их сделаю. Там у меня не было желания.

Мамаев — о футбольных проблемах по сравнению с заключением и возможном уходе руководства «Ростова»

— Думаю, что это те люди, которые, в случае какой-то опасности, если соберутся покинуть клуб, футболистам об этом честно скажут в первую очередь. Исходя из того, что я вижу, будет так. А не так, что мы узнаем из прессы, а потом нам скажут: «Извините, ребята, мы ушли». Могу честно сказать: может, года полтора назад я бы тоже ныл (что что-то задерживают, не платят). Но у меня в жизни сложились такие обстоятельства, что мне грех жаловаться на что бы то ни было. Я счастливый человек. У меня жена, двое детей, куча животных. Все хорошо, я занимаюсь любимым делом. Какие деньги, какие премиальные?

Элдор Шомуродов, Алексей Ионов, Роман Еременко и Алексей Козлов. Фото Виталий Тимкив
Элдор Шомуродов, Алексей Ионов, Роман Еременко и Алексей Козлов. Фото Виталий Тимкив

Еременко — о коронавирусе (по словам Карпина, игрок перенес его хуже всех — тяжелее всего шло восстановление, у футболиста также были очаги в легких)

— Запах и вкус пропали. И все. Температуры не было, — сказал полузащитник. — Но потом, когда вернулся тренироваться, в легких чувствовал. И чувствую еще. Когда бегаю, тяжело, задыхаюсь быстрее. Наверное, это самое чувствительное после коронавируса. Чувствительно — что за слово?!

Еременко — о 2-летней дисквалификации (в пробе экс-полузащитника ЦСКА осенью 2016 года нашли кокаин) и 2-недельном карантине

— Конечно, дисквалификацию перенес тяжелее. Какой тут вопрос? Карантин — после всего, что было... Это даже не сравнить. Во время дисквалификации не было мыслей завершить карьеру. Вообще не было. Потому что надо было показать, что все не так. Доказать, конечно. Прежде всего, близким. И всем. Меня близкие все поддерживали. Особенно жена. Без нее... даже не знаю.

Еременко — о «Спартаке» после дисквалификации и карьере в целом без возвращения в Европу

— Доволен, что такая карьера сложилась. Может, когда был помоложе, мечтал об Испании — я болею за «Барселону»... А в «Спартаке» мало сыграл, не очень хорошо, да еще и травму получил. Времени не хватило. Плюс сразу смена тренера, попал в тяжелую ситуацию — как раз не все хорошо было. Сейчас легко сказать, что этот выбор был ошибкой. Но если бы не «Спартак», теперь в «Ростове» бы не был. Думаю, все происходит не просто так. Сейчас легко сказать, что тогда сделал ошибку, но я по-другому смотрю.

И к ЦСКА с моей стороны — благодарность. Не то, что поняли, но на этом как бы все. Я накосячил и, конечно, мне неудобно и неприятна вся эта история.

Алексей Ионов. Фото Артем Гусев/ФК "Ростов"
Алексей Ионов. Фото Артем Гусев/ФК «Ростов»

Ионов — о карантине и игре в напряженном графике

— Тяжело было. Под конец лаялись друг с другом, — сказал полузащитник. —  Проводишь так две недели, устаешь психологически, не видишь семью и детей, это все копится-копится. Приходишь с тренировки, думаешь: сейчас разорву. Но в какой-то момент остываешь. Понимаешь, что всем тяжело, делаем одно дело. И не хочется это терять.

Ионов — о том, как попал на карантин еще в «Зените» (в 2011 году за нарушение режима после появления видео с инцидентом)

— Тогда мне было все равно. Мой папа работал в органах. После той ситуации был очень сложный разговор с ним. Но он что-то сказал, у меня вылетело из головы. Понятно, недопустимое поведение. Но тогда я не понимал, что происходит. Думал, что потренируюсь и поеду дальше гулять. Казалось нормой. Стыдно? Да. Но сейчас я никогда бы так не поступил. И ребятам молодым объясняю. Когда вижу какие-то намеки, хамство, сразу пресекаю.

Почему такое происходит с молодыми футболистами? Понятно, деньги. Но это не главное. Это детское состояние, не можешь его переступить. Да, весь мир у твоих ног и все такое. Я не понимал, что на следующий день этого всего может не быть. Только с годами начинаешь осознавать. Я изменился, приехав в «Ростов». Сейчас я могу сказать, что повзрослел. Да, «Ростов» меня изменил.

Валерий Карпин и Павел Мамаев. Фото Артем Гусев/ФК «Ростов»
Валерий Карпин и Павел Мамаев. Фото Артем Гусев/ФК «Ростов»

Президент «Ростова» — о тюремном сроке Мамаева и дисквалификации Еременко

— Можно об этом не говорить вообще, допустим? Это наши игроки, это наши футболисты, — сказал Арташес Арутюнянц. — Мы собирали их по своему принципу. Это наша философия. Нам нужны такие парни. У нас нет с ними никаких проблем, это золотые ребята для нас. Это наш костяк. Это парни, на которых сегодня держится наша команда. И нас досье Мамаева не смущает. Мы не считаем, что у Паши оно плохое. У нас ряд ребят — таких, да, наших. Они по духу — наши парни, они должны быть здесь.

Спортивный директор «Ростова» — о Мамаеве

— По Мамаеву мы придумали нестандартный ход. Узнали, где он, сели в машину, доехали до Краснодара. Валерий Георгиевич (Карпин) лично убедил Павла перейти, — сказал Алексей Рыскин. — Просто сели втроем, полетели с игры. Президент, я и Карпин. И я думаю, это сыграло ключевую роль. Он увидел, что мы очень серьезно к этому вопросу подходим.

Спортивный директор «Ростова» — о Холанне

— Не хочу говорить, а то, правда, расстраиваться начинаю. Мы когда Бьорна (Сигурдарссона) смотрели, увидели Холанна. Они играли все вместе. Мы так Норманна увидели. Они все играли в «Мельде». Мы смотрели Сигурдарссона. Нашим селекционерам понравился Норманн. Позвонил Александр Андрющенко, говорит, шикарный парень. Я говорю, а там еще шикарный парень, на замену вышел. Он его посмотрел, говорит, вообще супер, надо брать. Ну и мы узнали цену — что-то в районе 2,5 — 3 миллионов.

Холанну было 17 лет. Ему, по-моему, еще переезжать нельзя было. 17 или 18, что-то такое. Сумма называлась в районе 2,5 — 3 миллионов. Мы говорим, нет, это очень дорого, мы за ним понаблюдаем. Понаблюдали. Наблюдаем до сих пор... 2,5 миллиона — тогда это было реально. Он перешел из маленького клуба. Боюсь соврать, порядка 700 тысяч. Я даже как-то через наших друзей, через кого эту информацию узнавал, позвонил, когда он начал громить за «Боруссию», и он мне прислал переписку. Мы реально вели переписку. Я говорю, слушай, ну это смешно, конечно...

В своих интервью футболисты оценили роль руководителей клуба и Карпина (он сам ее не преувеличивает). Игроки говорят о честности, открытости и умении тренера донести свое видение, а также работать с коллективом — футбольно и неформально. В том числе среди ростовской «шпаны» — специалист сам подчеркнул, что он тоже не из тех, кто «паиньки, отличники, хорошие мальчики».

Еременко согласился: вариант с «Ростовом» спас его карьеру — был вариант с Саудовской Аравией. Ему и семье нравится город (проблема — только язык в школе, а так жена с детьми обязательно вернется из Финляндии), недалеко малая родина его отца. Ключ к переходу — тренер.

Мамаев отметил уровень общения руководителей клуба и Карпина — из всех звездных игроков своего детства он выделил его, Мостового и Аленичева, а тренерский стиль запомнился еще по «Спартаку». А еще полузащитник показал домашний зоопарк с птицами и животными. И рассказал о том, как подарил жене коня.

Артем Агапов
Все материалы автора

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
13
Офсайд
Загрузка...
МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ

Только главные и важные новости из мира спорта