Новости
Меню

Футбол

28 января, 19:30

«О том, что «Краснодар» расторг со мной контракт, прочитал на сайте». Виктор Гончаренко — о ЦСКА, Моуринью и Тедеско

Виктор Гончаренко рассказал, что узнал об уходе из «Краснодара» из сообщения на сайте
Тренер поговорил с ведущими «Коммент.Шоу», а «СЭ» собрал главные высказывания.

Об аварии в Чернобыле

«Во всей этой ситуации был один плюс: меня как советского ребенка вывезли на три месяца с чернобыльской зоны по лагерям. Я был в Молдавии, Одессе и Витебской области. За эти три месяца заасфальтировали все детские площадки, все вымыли с мылом, детям давали кучу препаратов для того, чтобы убрать последствия радиации. Половину города, в котором я жил, — Хойники — сравняли с землей, это было в 70 километрах от Чернобыля. У меня отец от этого умер — он был инженером, участвовал в ликвидации. Первые недели три он ездил в ту зону, возвращался домой и обратно. Через год или два у него начался цирроз печени из-за этого».

Об отъезде в Минск после разгромного поражения ЦСКА от «Зенита»

«Мне стыдно за то, что было в ЦСКА, когда я уехал на неделю в Минск. Горячее говно очень быстро остывает. Через день я понял, что совершил глупость. К счастью, Роман Юрьевич (Бабаев, гендиректор клуба. Прим. «СЭ») держал со мной связь: «Давай остынешь, потом еще пообщаемся». Потом посмотрел на эту ситуацию глазами ребят: приехал, уехал, что он там вообще делает? Смотрю на Влашича, а он думает: «Где ты был? Что с тобой было? Да ну тебя на фиг!» Ты всегда чувствуешь, как к тебе относятся футболисты. До этого отъезда у меня контакт с игроками ЦСКА был лучше, чем после него. Было что-то незримое, за что мне и сейчас стыдно».

Виктор Гончаренко. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Виктор Гончаренко.
Александр Федоров, Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

О возможных трудностях в карьере после пяти увольнений из клубов РПЛ

«Давайте по порядку. То, чему меня научила «Кубань», — это тому, что, какой бы уход ни был, он не может быть хорошим, а только достойным. В любом случае остается недовольным либо тренер, либо клуб. После «Кубани» я понял, что нужно стараться избегать комментариев на эту тему. Зрителям могут быть интересны причины ухода, но вдолгую это всегда работает против тренера. На данный момент у меня хорошие отношения с ЦСКА, с Бабаевым, могу общаться с Орешкиным, с Григорием Викторовичем Ивановым, с Газизовым тоже дружеские отношения. С «Краснодаром» вражды нет».

Сергей Галицкий. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Сергей Галицкий.
Дарья Исаева, Фото "СЭ"

О вкладе Сергея Галицкого в российский футбол

«Человек столько сделал для футбола, у меня язык вообще не поворачивается говорить что-то плохое в его сторону. Когда ты попадаешь в «Краснодар», то понимаешь, насколько тщательно все сделано для футбола. Условно говоря, если это база, то там гранитный бордюр, если это трава, то должно быть 20 человек, которые меняют друг друга и должны ее косить».

Об увольнении из «Краснодара»

«Прочитал на сайте, что «Краснодар» расторг со мной контракт. Я общался с начальником команды по поводу того, что мы будем делать на сборах, с какими командами будем играть. Общался с тренером по физподготовке. Мы готовились работать дальше. Сразу после этой новости я позвонил Васе Березуцкому и Ермаковичу. На этом давайте закроем тему увольнения».

Об игре Хорватия — Россия в отборе на ЧМ-2022

«Надо понимать, кто тебе противостоит. Хорватия. Ты должен понимать, что будешь очень много работать без мяча, что есть Модрич, который в любой момент может тебе осложнить жизнь, что, как бы ты ни договаривался контролировать мяч, он тоже умеет это делать. Карпин имел в виду, наверное, другое: когда простой мяч идет защитнику и он может его сохранить, а он его выносит. Все остальное — это самобичевание Валерия Георгиевича. Это была, на всякий случай, Хорватия — она любую команду может заставить обороняться все 90 минут».

О возможной карьере тренера сборной

«До конца этого сезона я точно работать не буду. На данный момент не стремлюсь стать тренером сборной. Любой — России или Белоруссии. Потому что, на мой взгляд, это все-таки что-то более возрастное. Саламыч (Станислав Черчесов. Прим. «СЭ») с укором, наверное, смотрит. Карпину сколько? 52 года. Может, в 52 года и у меня такие мысли будут, но мне пока 44. Мне нужна каждодневная рутина. Мне жена говорит, что нужно идти срочно работать, потому что начинаю меняться, заниматься самобичеванием».

Жозе Моуринью. Фото AFP
Жозе Моуринью.
Фото AFP

О разговоре с Жозе Моуринью

«Перед матчем с «МЮ» ко мне подходит Моуринью и начинает на английском спрашивать: «Слушай, а Федя Смолов подойдет к нам в команду?» И я на своем английском ему великолепно ответил. Мне показалось, что он ни хрена не понял, но кивал головой. Я сказал: «Конечно, подойдет, берите».

Об отношениях с Доменико Тедеско

«С Тедеско мы любим один и тот же ресторан — La Bottega Siciliana. Я его пять раз там встречал. Мы с Доменико великолепно общаемся».