Новости
Меню
Футбол

28 января, 15:30

Зарема разнесла Газизова: рассказала о расписке от Кокорина на 500 тысяч евро в сейфе Шамиля и призвала прокуратуру Уфы проверить трансфер Урунова

Зарема Салихова рассказала о претензиях в адрес бывшего гендиректора клуба Шамиля Газизова
Корреспондент
Новая серия противостояния «Спартака» с экс-гендиром.

Зарема Салихова, супруга владельца «Спартака» Леонида Федуна, рассказала о претензиях в адрес бывшего гендиректора клуба Шамиля Газизова и в эфире программы «Есть тема!» жестко оценила его работу в московском клубе.

Напомним, между «Спартаком» и Газизовым в последние месяцы проходит суд: менеджер «Уфы» судится с бывшим клубом из-за неустойки и требует от «Спартака» 10 процентов акций, которые ему якобы под расписку обещал Леонид Федун.

«У Газизова расписка от Кокорина на 500 тысяч евро в сейфе в Уфе»

Зарема рассказала о трансферах Газизова и поведала, что менеджер получил от Кокорина расписку на то, что вернет 500 тысяч евро, если не забьет 10 голов за сезон. Но документ находится не в клубе, а лично у Газизова в сейфе.

— Газизов говорит, что «Спартак» заработал на Кокорине.

— Ну, он же столько рассказывал, что вообще все было бесплатно. Тем более что Кокорин — только его инициатива. Я была сильно против, потому что видела тусовки Кокорина в Монако. У него типаж футболиста вообще не под «Спартак». У нас они все нормальные, семейные, с детьми, на каникулах они реально отдыхают, а не мотаются в Сингапур, Дубай, Лос-Анджелес и обратно. И они у нас все режимные. Этот игрок изначально выбивался из общего видения и концепции.

— Во сколько он вам обошелся?

— Очень дорого. По факту Газизов говорил, что это все бесплатно, контракт на три года. На самом деле он заключил соглашение на четыре года, ни с кем не согласовывая. Говорил, что это под его ответственность, у него суперчеловеческие качества, Саша исправился, тюрьма его изменила.

Притом супруга Кокорина постоянно жаловалась, что у него кресты, а в тюрьме он не проходил надлежащее медицинское обследование, он вообще не восстанавливается. А что такое кресты для футболиста, особенно в возрасте 30 лет, всем известно. Мы были против.

Газизов говорил: «Нет-нет, мы без Кокорина не победим. Бесплатно, бесплатно!» В итоге более четырех миллионов отдали — он не назвал это агентскими, а якобы бонус при подписании. Вопрос, сколько из этих денег получил лично Кокорин. Какая-то нереальная геометрическая прогрессия зарплаты была у Кокорина и Урунова за «гол+пас», все результативные действия. И Кокорину взяли личного массажиста, которого посадили на бюджет «Спартака» — не сам игрок платил ему, а клуб. И когда у Кокорина пошли мышечные травмы, нужен был лед и покой, а его по шесть часов массажировали, и эти все травмы только ухудшались. Это было вредительство.

Газизов сказал: «Смотрите, Кокорин написал расписку, что если он не забьет 10 голов, то 500 тысяч евро вернет». Но он нам эту расписку никогда не показывал. При этом оказалось, что эта расписка была лично Газизову, и он говорил, что «Спартак» к этому не имеет отношения: «Она у меня дома в Уфе в сейфе хранится. Это он мне обещал, а не вам». Это вообще что такое?

— А где эти огромные деньги?

— Это у Газизова надо спрашивать. Мы их не увидели. Думаю, не было никакой выплаты. Отношения с Газизовым испортились в ноябре, когда он не смог привезти защитника и стало понятно, что Кокорин ни о чем. Мы поняли это в середине октября, когда за пять минут до окончания тренировки он говорил: «У меня задняя болит». Его отводят на МРТ, смотрят: «Слушай, ты что рассказываешь? У нас у Понсе мышечная травма и крови больше, чем у тебя, — он играет и не жалуется». Все понятно было с ним.

Сказали продавать его, и Газизов говорил: «Да-да, его «Динамо» возьмет за четыре миллиона или пять». Мы бы раньше его убрали, потому что сразу все стало понятно. Он просил дать шанс: «Я зимой исправлюсь». Нет, спасибо.

«Прокуратуре Уфы надо посмотреть, сколько денег от трансфера Урунова поступило в бюджет»

По версии Заремы, Газизов пытался заработать и на трансфере Остона Урунова, постепенно повышая личный процент от прав на игрока — с 25 до 75 от будущей продажи игрока.

— Урунов принадлежал лично Газизову и он покупал его у самого себя?

— Он покупал его у «Уфы». Но прокуратуре Уфы надо вообще посмотреть, сколько денег от трансфера Урунова пришло на счет клуба. Изначально была речь о 25 процентах прав на футболиста — у нас таких сумм вообще никогда не было. Это было не согласовано, и мы об этом не знали.

Потом он поменял договор, когда стал гендиректором «Спартака», что уже лично получит 50 процентов. А к декабрю уже 75 процентов от Урунова принадлежало Газизову. Это абсолютно финансовые махинации.

— Формально, за что вы уволили Газизова?

— Он потерял доверие абсолютно. У него вранье на вранье.

— Есть обоснованный пункт в контракте?

— Думаю, юристы сами разберутся, на каком основании его уволили и за что.

— А Мозеса не он привел?

— Нет, конечно! Позвоните ему, и пусть он вам перечислит защитников «Интера», в том числе в аренде. Он вам хоть кого-нибудь скажет? Конечно, нет. Потому что он все пытался привезти из «Тоттенхэма», из «Атлетико», «Байера», «Наполи». Мы говорили: «Это вообще не наш путь. Зачем вы нам хотите 32-летних привозить?» Тот же самый Орье (защитник Серж Орье, выступавший в «Тоттенхэме». — Прим. «СЭ»). У него закончился контракт, он ушел свободным агентом и ни в какой клуб в итоге не перешел, по-моему. Никому не нужных для чего брать? Газизов говорил: «Надо прославиться. Я хочу привезти такого, чтобы все сильно удивились и сказали: «Вау!» У него был пунктик, чтобы прославиться.

Я давала список игроков, с которыми легко можно было достичь договоренности. Там был Лирола (Поль Лирола — испанский защитник. — Прим. «СЭ»), который перешел в «Марсель». Он всех браковал, делил на списки «ваши/наши». И говорил: «Дайте моим парням прославиться». Речь про Наримана Акавова и компанию, которые делали больше трансферов для «Уфы», как оказалось. Ему дали Мозеса, и он просил два дня посмотреть: «Мы же не петрушки, нам надо изучить». А что смотреть? Уже десять туров прошло, и Мозес был свободен с января. Если бы мы привезли его в августе, у «Спартака» был бы гораздо больше отрыв, мы бы «Зенит» обогнали. К 11-му туру Газизов сдался, потому что все трансферы провалил. Ему дали самолет, и он полетел с нашим врачом в Рим на медосмотр.

«Нельзя из грязи в князи. «Спартак» был первым вопреки Газизову»

С конца прошлого года в Октябрьском районном суде Уфы рассматривают претензию Газизова к «Спартаку» по неустойке и правам на акции клуба. По словам Заремы, бывший руководитель принес много проблем красно-белым, которые до сих пор не решены.

— Суд был перенесен. Этот персонаж нас уже очень сильно утомил. Он как жвачка, которая прилипла к подошве и не отлипает. То, что он просит 10 процентов «Спартака», — он неадекватный. Видимо, до него не доходит, что это не 10 процентов от «Лукойла». Если в доковидные времена акционеры докладывали в бюджет 6 миллиардов, то сейчас, с учетом того что евро каждый день растет на 2 рубля и за полгода мы уже улетели в плюс 10 рублей, дефицит бюджета растет на ровном месте. Это не учитывая покупки игроков, продления.

Он много чего обещал. Он же сказочник. Одно с другим не сходится. Обещал, что сократит комиссии агентов, что будут лучшие русские игроки, из академии никого не будут уводить. Но на самом деле он просто использовал «Спартак» как донора — своего личного ФК «Газизов» и донора для «Уфы». Он за спиной пытался игроков наших... Игнатова бесплатно в аренду загнать в «Уфу», якобы чтобы он получал практику. Я была против того, чтобы наши игроки играли в «Уфе» на искусственном поле. Потому что их футбол отличается от того, во что играет «Спартак». Зачем нам своих футболистов отдавать? Ни один игрок не перешел в «Уфу». На эту тему был сильный конфликт.

— Как клуб реагирует на требование выплатить Газизову деньги?

— Он же проиграл суд. Газизов нас сильно утомил, и мы расхлебываем последствия. Он никудышный спортивный директор и как гендиректор не работал, его не интересовала ни коммерция, ни инфраструктура. Полный ноль.

Он не привез нам опорника Сангаре, который перешел в «ПСВ». «Я его привезу за 4 миллиона». Мы смеялись, что его за столько не продадут, учитывая фактор того, что французский клуб продал другого своего опорника. Они бы физически не успели найти замену. «ПСВ» купил его за 8 миллионов, а он хотел за 4 — это смешно. Но это просто для красного словца, что он будет торговаться и сбивать цену. Он берег место для своего Урунова.

Очень смешно, что он говорит: «Когда я ушел, «Спартак» был на первом месте». «Спартак» был так высоко вопреки Газизову. У нас даже была ситуация, когда Соболев перед играми сборной в октябре получил травму, и врачи сказали, что ему нужен покой две недели. А Газизов со своей агентской философией начал говорить Саше: «Тебе надо идти, тебя больше не позовут в сборную». Он травмированного игрока на грани операции спокойно отправил. Его там доломали, и в итоге Саша пропустил десять игр.

Нельзя из грязи в князи. У Газизова получилось на бюджетных деньгах в Уфе. Когда ему дали деньги в «Спартаке», он не знал, как их потратить. То в «Тоттенхэм», то в «Байер», то в «Атлетико» бежит. У него не было никаких прямых контактов с клубами, и было очень смешно, когда нам звонят из «Байера» и говорят, что об игроке их спрашивает Тимофей Бердышев — агент Кокорина. Он палился везде.