Большое интервью Сергея Игнашевича. Первое после ухода из «Торпедо»

Футбол   /  Олимп - ФНЛ  Эксклюзив
40
37
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Александр Кружков
Александр Кружков
Обозреватель
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Сергей Игнашевич: «У Газаева перенял многое. Сам не ожидал»»
№ 8416, от 09.04.2021
Экс-главный тренер «Торпедо» дал первое интервью после отставки.

Отставка

— Как был обставлен ваш уход из «Торпедо»?

— Буднично. После поражения в Нижнем Новгороде поговорил с руководством. Приняли решение расстаться. Всё.

— «Руководство» — это Роман Авдеев, владелец клуба? Или Денис Маслов, президент?

— Я разговаривал с Масловым.

— Я-то думал, уйти из «Торпедо» — ваше решение.

— Нет. Не мое.

— Просто мелькнула информация, что еще после игры с «Оренбургом» вы написали заявление, но его не приняли.

— Неправда.

— Отправляясь в Нижний Новгород, предполагали, что в случае поражения этот матч будет для вас последним?

— Нет. Подобные мысли могут посещать, если ты не уверен и в своих действиях, и в команде. Если она стала неуправляемой. А твоя работа только раздражает — в первую очередь футболистов. Здесь такого даже близко не было. Да, до выезда в Нижний Новгород проиграли три матча подряд. Но мы понимали, за счет чего можем вылезти из сложной ситуации и начать набирать очки. К тому же календарь в оставшихся турах был уже попроще.

— То, что произошло с «Торпедо» после возобновления сезона, — провал? Или другое слово подберете?

— Если отталкиваться от результата, мы неудачно вошли во вторую часть чемпионата. Но называть это провалом я бы не стал. Потому что провал — когда проседаешь по всем фронтам. Играешь без мяча, у команды вообще ничего не получается. Она обречена. Но обреченности у «Торпедо» точно не просматривалось.

— Радостно слышать.

— Вот был у нас разговор с футболистами. Обсуждали, что упустили в этих матчах, как все исправить. По лицам ребят видел — они понимают, что нужно делать. Повторяю, команда была управляемой. Для меня это самое главное. Можно взглянуть на статистику.

— Давайте.

— В пяти турах после рестарта мы превзошли всех соперников по количеству спринтов. Больше контролировали мяч. Это говорит о том, что правильно начинали атаки, при потерях мяча сразу вступали в единоборства. И в целом владели преимуществом. С поправкой на то, что и в Оренбурге, и в Нижнем Новгороде пропускали уже на второй минуте.

— В Нижнем — с очень странного пенальти.

— Да, на повторе видно, что фол был за пределами штрафной. Но Кукуян почему-то указал на «точку». Не обошлось без судейских ляпов и в матче со «СКА-Хабаровск», когда в ворота соперника не назначили железобетонный пенальти. Ладно...

— За собой ошибки видите?

— Безусловно. Один момент я особенно недооценил. В премьер-лиге уже давно строго следят за качеством полей. В ФНЛ все не так, по весне кое-где они просто кошмарные. А мы зимой готовились в Турции в идеальных условиях. Вернулись домой и обнаружили, что на наших убитых газонах осмысленный, комбинационный футбол, в который любит играть команда, не проходит. Кучу времени тратишь на обработку мяча, нарушаются игровые взаимодействия...

— Как же быть?

— Нужно перестраиваться, упрощать игру. В этом плане яркий пример — «Факел», который сейчас делает ставку на вертикальный, силовой футбол и стабильно набирает очки. Два сбора воронежцы тоже провели в Турции. А третий — в Сочи. Где поля весной как раз такие, как в ФНЛ.

— В следующий раз будете выстраивать подготовку а-ля «Факел»?

— В ФНЛ — сто процентов! В этой лиге, в отличие от РПЛ, обязательно надо учитывать фактор весенних полей.

Иван Сергеев. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Иван Сергеев. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Сергеев

— Зимой в «Торпедо» пришло много новичков. С кем промахнулись?

— Я бы не стал категорично говорить, что мы в ком-то ошиблись. Другое дело, что клуб мог более решительно провести зимнюю трансферную кампанию и укрепить проблемные позиции. По разным причинам не удалось.

— Какие ваши кандидатуры забраковало торпедовское руководство?

— Фамилий не назову. Но такие игроки были.

— Чем аргументировался отказ? Слишком дорого?

— Сейчас не имеет смысла об этом говорить.

— Хоть одного футболиста вам пытались навязать?

— Нет-нет. Все приобретения со мной согласовывались.

— А трансферы на выход?

— Вот тут случалось по-разному. Летом клуб урезал бюджет на 25-30 процентов. Некоторые наши лидеры уже не вписывались по зарплате в новые рамки и покинули «Торпедо». Ну и комплектовались мы тогда соответствующе. Брали исключительно свободных агентов.

— Был в августе шанс удержать Ивана Сергеева?

— К сожалению, нет. Из Самары он получил очень выгодное предложение.

— Слышал, заплатили за него «Крылья» около 200 тысяч евро. Смешные деньги для лучшего бомбардира ФНЛ.

— Не забывайте, летом 2021-го у Ивана заканчивался контракт. Подписывать новый он отказался. Через год «Торпедо» на нем могло бы вообще ничего не заработать. А если бы зимой он договорился с каким-то клубом, мы бы получили еще и демотивированного футболиста на остаток сезона. При таком раскладе продать игрока то ли за 15 миллионов рублей, то ли за 17 — неплохая сделка.

— В РПЛ Сергеев потянет?

— Почему нет? Все в руках Ивана. Вспомните Бэйла. Играл в «Тоттенхэме» на фланге обороны, ничем не выделялся. Потом передвинули ближе к атаке — и начал забивать чуть ли не в каждом матче. Вскоре перешел в «Реал» за 100 миллионов евро!

— С Бэйлом вы не работали. А Сергеева за год изучили.

— В премьер-лиге Ивану еще нужно доказать свою состоятельность. Но по меркам ФНЛ это, конечно, топ-нападающий. Чистая «девятка», очень работоспособный. В «Крыльях», которые нацелены на атаку, у Сергеева больше возможностей проявить себя, чем в средней команде, играющей от обороны.

Сергей Шустиков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Сергей Шустиков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Шустиков

— Когда в «Торпедо» пересеклись с Самошниковым, могли предположить, что через два года парень до сборной России дорастет?

— Нет. Впрочем, говорить, что это уже игрок сборной, все-таки рановато. Но присмотреться к нему, безусловно, стоит. И я понимаю, чем руководствовался Станислав Черчесов, вызывая Самошникова. В «Рубине» благодаря работе с Леонидом Слуцким Илья сделал качественный скачок.

— Заиграл-то в Казани не сразу.

— Да, спортивный директор «Рубина» Олег Яровинский говорил мне, что Самошникову потребовалось немало времени на адаптацию. Думаю, объясняется тем, что мы использовали его на другой позиции.

— Это на какой же?

— При трех центральных защитниках Самошников играл латераля. Отвечал за всю бровку, в атаке руки были развязаны. Но и назад возвращаться успевал. У него великолепная скорость — что стартовая, что дистанционная. А «Рубин» предпочитает схему с четырьмя защитниками. Фланг, по сути, занят, свободы гораздо меньше. Причем перед Ильей располагается Хвича. Индивидуально сильный футболист, любит импровизировать. Нужно было научиться с ним взаимодействовать.

— Александр Побегалов, поработавший с Самошниковым в «Шиннике», говорил мне, что тот феноменально бросает ауты.

— Да! Мы два гола так забили! Из последней трети поля Илюха закидывал мяч прямо во вратарскую, и там кто-то замыкал.

— Чем ближе ворота соперника, тем Самошников опаснее?

— Да. Вроде щуплый, большого мышечного корсета нет. Но резкий, быстрый. И рывок на зависть многим, и бросок. В этом смысле напрашивается аналогия с Роберто Карлосом, который в финале Лиги чемпионов с «Байером» зашвырнул мяч из аута метров на сорок, Рауль выскочил один на один с вратарем, и «Реал» повел — 1:0.

— Убрать из «Торпедо» Сергея Шустикова — чья идея?

— Я очень хотел, чтобы Серега был в команде. Поскольку это олицетворение преемственности поколений. Я хорошо знал его отца, а дед — мой первый тренер в торпедовской школе. По человеческим качествам к Сереге никаких вопросов. Но когда второй сезон капитан почти не играет...

— Почему же он в запасе осел?

— Конкуренция! На мой взгляд, в центре обороны у нас были ребята посильнее. Сергей очень переживал, мы много раз с ним на эту тему разговаривали. В такой ситуации лучший выход из положения — найти команду, где сможешь регулярно получать игровую практику. В итоге зимой перебрался в Казахстан.

Шустиков-старший на матчи «Торпедо» заглядывает?

— Последний раз мы встречались в прошлом году, когда на Восточной тренировались. Виктор Михайлович был там с торпедовскими ветеранами. Мы обнялись, тепло пообщались. Я увидел того же человека, которого помнил еще ребенком. Представляете, тридцать с лишним лет прошло — а Виктор Михайлович практически не изменился! Такой же спокойный, улыбчивый, позитивный. Мы, пацаны, воспринимали его как доброго дедушку. Он ведь никогда нас не ругал.

Сергей Игнашевич и Роман Авдеев. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Сергей Игнашевич и Роман Авдеев. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Авдеев

— Со стороны кажется, что руководство «Торпедо» не рвется в премьер-лигу, пока не построит новый стадион. Я прав?

— После ухода из клуба неправильно обсуждать планы руководства.

— Переформулирую. Перед вами стояла задача выйти в РПЛ?

— Да. В сентябре после не слишком удачного старта Авдеев приехал на базу и огласил цель на сезон — премьер-лига. Потом еще и в прессе об этом заявил. Тем самым, конечно, добавив нам мотивации, которой в начале чемпионата явно не хватало. Правда, в прошлом году попасть в РПЛ было проще.

— Почему?

— «Крылья» и «Оренбург», летом 2020-го выпавшие из РПЛ, сразу поставили задачу туда вернуться. Сохранили костяк, точечно усилились. Тягаться с ними тяжело. В прошлом сезоне в лиге не было команд, которые бы резко выделялись на фоне остальных. И «Ротор», и «Химки» мы в первом круге обыграли. У нас был реальный шанс опередить кого-то из них, если бы из-за коронавируса сезон не встал на паузу.

— Сейчас «Крылья» ушли в отрыв, их уже вряд ли кто-то догонит. Полагаете, вторая прямая путевка достанется «Оренбургу», а не «Нижнему Новгороду»?

— Думаю, да. Что касается «Торпедо», то финансово команда крепко стоит на ногах, у нее хороший потенциал. Надеюсь, зацепится за место в четверке и пробьется в РПЛ через стыковые матчи.

— Как работалось с Авдеевым?

— Комфортно. Особенно в первый сезон, когда мне был предоставлен полный карт-бланш.

— С Романом Ивановичем на прощание поговорили?

— Коротко. Пожали руки, поблагодарили друг друга за работу.

— Не уточняли, кто принимал решение об увольнении — он или Маслов?

— Дополнительных вопросов я не задавал. Не вижу смысла. Я вообще спокойно воспринял отставку. Можно сказать, философски. Это часть нашей профессии, только и всего.

— Никакой драмы?

— Абсолютно!

— Обида-то осталась?

— Нет. Наоборот, хочу сказать спасибо Роману Ивановичу и Елене Еленцевой, теперь уже бывшему президенту «Торпедо», за то, что дали возможность поработать в легендарном клубе. Благодарен и тренерскому штабу — Алдонину, Мичкову, Полякову, Головко. Они мне очень помогали, взяли на себя большой участок работы. Их вклад в успехи команды трудно переоценить.

— Как отнеслись к тому, что все четверо вошли в штаб Александра Бородюка? Обычно ассистенты уходят вслед за главным.

— Я сам попросил ребят помочь Александру Генриховичу. Сказал: «Будет правильно, если вы останетесь. Потому что знаете команду гораздо лучше, чем новый тренер». Сезон-то через полтора месяца заканчивается.

— Как вы провели вечер после увольнения?

— Мы вернулись из Нижнего, целый день я работал, готовился к игре с «Чертаново». Потом позвонил Маслов, и стало ясно, что у «Торпедо» будет новый тренер. Я дописал план утренней тренировки, отправил помощникам. И остаток дня посвятил семье.

Болельщики "Торпедо". Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Болельщики «Торпедо». Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Громоотвод

— С торпедовскими фанатами у вас были тяжелые отношения. Угнетало?

— Начнем с того, что я ни с кем не воевал. На это не было ни времени, ни желания. В какой-то момент понял, что со стороны болельщиков идет не вполне адекватная реакция, и просто абстрагировался.

— Вы же вскоре после назначения встречались с фанатами, в том числе с активной группировкой «Запад-5», пытались наладить контакт.

— Да.

— Претензии вам предъявляли?

— Да не было претензий! Наоборот, полная поддержка. Говорили о команде, ее перспективах, пожимали друг другу руки и расходились в хорошем настроении. Вдруг в нынешнем сезоне уже с 3-го тура начались оскорбления, крики, баннеры, призывы уйти в отставку... Чтобы прояснить этот момент, после кубкового матча с «Шинником» я подошел к фан-сектору.

— Диалога не получилось.

— Да. В той ситуации я неправильно себя повел.

— Не стоило идти к фанатам?

— Совершенно верно. Эффекта-то никакого.

— Их это только распалило?

— Не знаю, распалило или нет. Но эффекта точно не дало.

— Во время карантина они просили вас поменьше вспоминать в Instagram о ЦСКА.

— У меня о ЦСКА был один-единственный пост! В день 15-летия победы в Кубке УЕФА поздравил клуб и болельщиков. Всё! А дальше высосанные из пальца поводы.

— Как на вашу конфронтацию с фанатами реагировало торпедовское начальство?

— Я прекрасно понимаю, что с болельщиками надо находить общий язык. Но это задача не только тренера. Еще и клуба. Мне кажется, в данном вопросе руководители «Торпедо» должны были занять более активную позицию, а не наблюдать за ситуацией со стороны. Мне в роли громоотвода было не слишком комфортно.

— С фанатами вы намучились. А с игроками?

— Знаете, когда-то Зидана спросили: «Чему вы научились на тренерских курсах?» Он ответил: «Понял, что коллектив всегда делится на три группы. Первая — это игроки, которые относятся к тебе как солдаты к своему командиру. Внимательно слушают, готовы выполнить любой приказ. Вторая — те, кого ты должен мотивировать. И тогда они тоже будут отлично работать. А в третьей — футболисты, которые все делают по-своему, никого слушать не хотят. Вот им придется уделять особенно много внимания». В «Торпедо» я убедился, насколько Зидан прав.

— Из группы номер три самый яркий персонаж?

— Самошников.

— Ну и как с ним правильно работать?

— Надо принять как данность то, что перед тобой сформировавшаяся личность. Которую невозможно переделать. Значит, нужно подобрать к человеку ключик и качества, которые он себе внушил, использовать в интересах команды. При этом отдавая себе отчет, что какие-то тактические ограничения будут восприниматься в штыки.

Сергей Игнашевич. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Сергей Игнашевич. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Семинары

— На семинаре в ВШТ Андрей Лексаков поведал вам невероятную историю: «Приходит тренер в новую команду. На собрании делится планами на сезон. Вдруг из последнего ряда голос ведущего игрока: «Тренер, а не пойти ли вам на *** [фиг]?!»

— Это не анекдот. Реальный случай!

— Тем интереснее подробности.

— Мы расспрашивали Андрея Владимировича, но ни фамилий, ни даже лигу не назвал. Зато рассказал, чем все кончилось.

— И?

— Парень извинился, вернулся в состав. Это был самый мотивированный игрок в команде! Так что не должен тренер рубить сплеча.

— Золотые слова.

— До поступления в Академию тренерского мастерства мне казалось, что я уже многое знаю об этой профессии. Приблизительно так же рассуждали другие ребята, поигравшие в Лиге чемпионов и сборной России. Однако на семинарах Лексакова и его коллег мы сидели с открытым ртом.

— Хоть раз на вашей памяти игрок публично крыл тренера матом?

— Да. Например, в ЦСКА. Вы же помните конфликты Слуцкого с некоторыми футболистами.

— Вы о Дзагоеве и Мамаеве?

— Ага.

— Как теперь считаете, в той ситуации Слуцкий грамотно разобрался?

— Да. Раз не только продолжил работу с командой, но и трижды привел ее к чемпионству.

— Недавно вы обронили в интервью: «У Валерия Газзаева взял больше, чем у остальных тренеров». Вот бы не подумал.

— Да я и сам не ожидал. Но, оглядываясь назад, понимаю, насколько эффективно он работал. Сейчас в тренировочном процессе часто от этого опыта отталкиваюсь.

— Что конкретно переняли?

— Не всё, конечно. Но многое. Механизмы управления командой. Умение мотивировать игроков. Схему с тремя центральными защитниками. Требования к позициям — и атакующей группе, и оборонительной...

— В бассейне заставляете игроков сидеть под водой, задержав дыхание?

— Нет. В ЦСКА это упражнение я уже не застал.

— А ежедневные взвешивания практикуете?

— В «Торпедо» они бывали исключительно на сборах — в первую неделю после возвращения команды из отпуска. В дальнейшем полагался на профессионализм футболистов. Никто не подводил.

— Знаменитая история — в 2008-м на сборе ЦСКА вы спрятали весы, и Газзаев лишил вас капитанской повязки. Сегодня на месте Валерия Георгиевича поступили бы так же?

— Я бы постарался не доводить ситуацию до крайности. Может, заблуждаюсь, но мне кажется — нашел бы компромисс с игроком.

— Тогда вы были не правы?

— Безусловно. Не должен футболист так себя вести. Впрочем, уже до того момента, как забрал весы, многое было сделано неправильно. А мои попытки поговорить с тренером, объяснить свою позицию ни к чему не привели. К сожалению.

Евгений Алдонин, Сергей Игнашевич и Дмитрий Мичков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Евгений Алдонин, Сергей Игнашевич и Дмитрий Мичков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Терапия

— Влад Радимов пару лет назад изрек: «Поймал себя на мысли, что учить футболу мне нравится больше, чем в него играть». А вам?

— О себе то же самое сказать пока не могу. Я по-прежнему обожаю играть в футбол. Но и от тренерской профессии получаю удовольствие. Понял, что нахожусь в своей стихии, готов к любой работе.

— С ужасом думаете о том, что рано или поздно придется снова нырнуть в ФНЛ?

— Почему?

— Адский график, перелеты от Хабаровска до Калининграда...

— Я бы хотел работать в премьер-лиге. Но и ФНЛ не пугает. За два года ко всему привык. Иногда чувствовал себя как врач «скорой помощи».

— То есть?

— Такая же работа на износ в режиме нон-стоп. Календарь очень плотный, тур каждые три-четыре дня, нет пауз на матчи сборных. Времени не хватает ни на семью, ни на книги, ни на фильмы. Любую свободную минуту используешь для того, чтобы посмотреть матч своей команды. Или ближайшего соперника. Плюс колоссальная текучка кадров. В ФНЛ у 80 процентов игроков контракты подписаны на год. Отсюда бесконечная ротация. Вот в прошлом сезоне у нас была одна команда. А в этом из основной обоймы остались трое — Рязанцев, Магаль и Лебеденко.

— Самый экстремальный выезд?

— 5 сентября играли в Хабаровске, а 9-го — в Песчанокопском. То, что в этих матчах взяли шесть очков, — маленький подвиг. Правда, затратили столько сил, что через десять дней попали в функциональную яму.

— Долго добираться в Песчанокопское?

— Почти как в Хабаровск! Сначала в Ростов летишь два часа. Оттуда три на автобусе до Сальска. Там ночуешь, а в день игры еще час пилишь на стадион, где принимает соперников «Чайка». Ну и неприятный бонус — вылететь сразу после матча не получается. Мы же всегда привязаны к рейсовым самолетам.

— В игровые времена вы раз в месяц выбирались в театр. А теперь?

— Намного реже. Тогда была потребность в театре, воспринимал его как терапию.

— Даже так?

— Да! Для игрока любой матч — стресс. Огромная физическая нагрузка, постоянное психологическое напряжение, давление трибун... А потом из кипящего футбольного котла попадаешь в атмосферу тишины, приглушенного света, спокойных, равномерных голосов актеров. По сути, находишься наедине с собой, получаешь эстетическое удовольствие, отдыхаешь. Возможно, лучший способ восстановления.

— Разве тренер в подобной терапии не нуждается?

— В меньшей степени. Таких физических нагрузок он уже не испытывает.

— Ну и когда последний раз ходили в театр?

— В феврале было окошко между сборами, и вырвались с женой на спектакль «Между делом» Гришковца. В главной роли — Леша Агранович, мой старый товарищ. Он-то и пригласил.

— Впечатление?

— Отличная постановка. Рекомендую. Еще мечтаем посмотреть в Театре наций спектакль «Горбачев» с Мироновым и Хаматовой. Билеты очень трудно достать — моментально раскупают. Снова Агранович помог. Скоро пойдем. Но сначала меня ждет поездка в пансионат.

— Понимаю. Заслуженный отдых после торпедовской нервотрепки.

— Нет. Я давно хочу подтянуть английский. Он у меня на разговорном уровне. Этого недостаточно. Много специализированной информации проходит мимо. Вот и выбрал интенсивный восьмидневный курс. Полное погружение, занятия с 8 утра до 11 вечера.

— Кажется, в свое время через это прошел Леонид Слуцкий.

— Он занимался в Лондоне, в лингвистической школе. Но границы сейчас закрыты, и я такой же вариант нашел в России. Почитал отзывы. Все отмечают, что этот метод изучения языка — самый эффективный.

— Со Слуцким общение сохранилось?

— Созваниваемся периодически. Зимой на сборах в Турции виделись, даже провели товарищеский матч между тренерским штабом «Торпедо» и «Рубина».

— Кто кого?

— Победила дружба.

— Леонид Викторович в воротах стоял?

— Он не играл.

— А вы как себя на поле чувствовали?

— Великолепно!

— Хоть завтра в РПЛ выпускай?

— Ну что вы! На этом уровне уже не потяну.

— Веса-то лишнего нет.

— Есть!

— По вам не скажешь.

— В игровые годы весил 84 килограмма. Сейчас — 88.

— Для Юрия Семина бокал вина после матча в порядке вещей. Теперь это и ваш случай?

— Нет. С чего бы?

— Ну а как стресс снимать?

— Пока не испытывал в тренерской профессии таких нагрузок, чтобы искусственно себя расслаблять. Еще в бытность свою игроком спокойно относился к алкоголю. С тех пор ничего не изменилось.

— Даже ваши более опытные коллеги говорят, что после матча до пяти утра заснуть не в силах.

— Не моя история. Вот когда играл, тяжело засыпал, порой до трех ночи ворочался. Но как у тренера такой проблемы нет.

— «Корона» вас зацепила?

— Да, в прошлом году вся семья переболела. К счастью, в легкой форме.

Джан Пьеро Гасперини. Фото ФК "Аталанта"
Джан Пьеро Гасперини. Фото ФК «Аталанта»

Гасперини

— Если представить, что можете отправиться на стажировку к любому тренеру мира, кого выберете?

— Гасперини. Второй — Клопп. Но он играет по схеме 4-3-3. А Гасперини — в три центральных защитника. Не скажу, что для меня эта схема базовая. Мы в «Торпедо» и с двумя центральными иногда выходили. Здесь надо отталкиваться от возможностей футболистов, которые в твоем распоряжении.

— Это понятно.

— Если в команде нет двух качественных защитников, которые и вверху хороши, и внизу, три центральных — неплохой вариант. К тому же схема гибкая, позволяет и в атаке создать преимущество, и в обороне. Но есть миллион нюансов, о которых хотел бы расспросить Гасперини. Например, роль нападающих при оборонительных действиях. Требования к полузащитникам в атаке и переходе в оборону... Чем еще интересны Гасперини и Клопп?

— Чем?

— Их команды заточены на доминирующий футбол. Не позволяют сопернику контролировать мяч. Постоянный прессинг, высокая интенсивность. Вот и хотелось бы увидеть какие-то детали тренировочного процесса.

— Как клубный тренер Клопп в отличие от Гасперини выиграл всё. Но итальянец чуть ли не выше котируется. Выходит, трофеи не главное?

— На трофеи ориентируются болельщики и журналисты. А мы в первую очередь обращаем внимание на качество игры. Гасперини — топ-тренер. Но не волшебник. Чтобы скромная «Аталанта» победила в серии А или Лиге чемпионов, слишком многое должно совпасть. Как в случае с «Лестером», который пять лет назад сенсационно выиграл чемпионат Англии.

— Виктор Онопко недавно поразил откровением: «Васин — защитник от Бога с данными Беккенбауэра». Многие смеялись, когда прочитали. А вы?

— Нет. Я понимаю, что имел в виду Виктор Савельич. Он сам был классным защитником и словами не разбрасывается. Васин действительно отличный футболист. У него есть все качества, чтобы играть в сборной России. Он и вызывался в какой-то момент.

— Последний раз — в 2017-м.

— Травмы и череда ошибок привели к тому, что сегодня Васин не является в ЦСКА игроком стартового состава. Но у него еще есть время, чтобы перезагрузить карьеру. И доказать всем, что он футболист хорошего уровня.

— Ему уже 32.

— Ну и что. Для центрального защитника нормальный возраст. Говорю же — у Васина великолепные данные. Вопрос в самом Вите.

— Вы о психологии?

— В том числе.

— Кто сегодня в РПЛ из защитников для вас номер один?

— Жиго. Надежный!

— А из наших?

— Дивеев. Несмотря на молодость, здорово читает игру. Тактически грамотный. Если не будет травм, со временем станет основным защитником в сборной России.

— Почему Джикию не назвали?

— Он тоже в порядке. При Тедеско в «Спартаке» Жиго, Джикия и Маслов играют на разных позициях. Самюэль — фактически либеро. А Георгий с Павлом — персональщики, в каждом матче выполняют большой объем работы, поэтому позиционные ошибки и бросаются в глаза. Но оба прибавляют. Кстати, Гасперини долго отбирал в «Аталанту» трех центральных защитников. Тренирует команду с 2016-го — и лишь на пятый сезон нашел оптимальное сочетание в обороне.

Дмитрий Кириченко, Ивица Олич и Сергей Игнашевич. Фото Григорий Филиппов, -
Дмитрий Кириченко, Ивица Олич и Сергей Игнашевич. Фото Григорий Филиппов, —

Олич

— О чем подумали, когда ЦСКА объявил о назначении Ивицы Олича?

— Разумеется, это риск — брать человека, который никогда не работал главным. Я не знаю, какой Олич тренер. Но мне очень хочется, чтобы у него получилось. Отношусь к Ивице с огромным уважением. Я же помню, каким он был игроком.

— Каким?

— Волевой, надежный. Настоящий лидер. В какой-то момент с приходом Вагнера и Жо очутился в запасе, но не обижался и не раскисал. Продолжал пахать как ни в чем не бывало. Когда давали шанс и выпускали на замену, после Олича на поле оставалась выжженная земля. Вот что такое профессионализм. В этом плане Ивица был ориентиром.

— Вы уже созванивались?

— Нет.

— Может, у вас и номера Олича нет?

— Есть. Ну а что звонить-то? Я понимаю, как он занят, сколько у него работы. Разговоры со мной сейчас не самое главное. Повторяю — я высоко ценю человеческие качества Олича, от души желаю ему удачи. Сказать об этом в интервью, на мой взгляд, важнее, чем названивать, отвлекать, что-то советовать. У Ивицы замечательные помощники — братья Березуцкие. Они хорошо знают и команду, и самого Олича, их советы гораздо полезнее, чем мои.

— Когда виделись с Березуцкими последний раз?

— Ох... Наверное, еще в тот период, когда я был в штабе молодежки ЦСКА. Потом братья помогали Слуцкому в «Витессе». Когда вернулись, я уже в «Торпедо» ушел. Другой клуб, разные лиги — сложно выкроить время и где-то пересечься. О, вспомнил! Мы же вместе учимся на лицензию Pro в Академии тренерского мастерства. Правда, занятия теперь проходят через Zoom. Вот в онлайн-формате и видимся.

— Кто из бывших игроков ЦСКА ваш лучший друг?

— Женя Алдонин. На связи почти каждый день. Он и в «Торпедо» мне помогал, и в футбол сейчас в одной компании играем.

— Где?

— В «Лужниках». Два раза в неделю. Когда работал в молодежке ЦСКА, часто пересекался с Рахимичем и Гусевым. Мы не близкие друзья, но отношения поддерживаем. Элвер по-прежнему в школе ЦСКА, а Ролан с прошлого года тренирует юношескую сборную.

— Сколько вы были в штабе Станислава Черчесова?

— Полгода. Закончил, когда пригласили в «Торпедо». С графиком ФНЛ работа в сборной несовместима.

— За что там отвечали?

— Нельзя сказать, что у меня были конкретные обязанности. Везде по чуть-чуть помогал. В основном наблюдал со стороны. По сути, это был аванс. Я как тренер только начинал и очень благодарен Станиславу Саламовичу за то, что позволил взглянуть на профессию изнутри.

— Вы играли у Черчесова, затем вошли в его штаб. Узнали что-то новое?

— Я понял, какая тактическая схема ему близка. Что он хочет видеть от игроков в атаке и что в обороне. В то же время гибкий, в зависимости от соперника и собственного подбора футболистов может легко изменить тактический рисунок. В этом мы убедились и на чемпионате мира-2018, и в последних матчах со Словенией и Словакией.

— Так какая схема Черчесову близка?

— 4-2-3-1.

— Что он умеет как никто?

— Держать удар. Психологически устойчивый человек. На Черчесова перед чемпионатом мира было большое давление. Но в сборной он всем видом давал понять, что на него это никак не влияет. Уверенность тренера передалась игрокам.

— Скажите честно — вы бы хотели однажды возглавить ЦСКА?

— Конечно! Но не сейчас.

— Что ж, с мечтой определились.

— Это не мечта. А желание работать на высоком уровне. Думаю, любой тренер ставит перед собой такие цели. Надеюсь, и до сборной России когда-нибудь дорасту.

Александр Кружков

vs
40
Офсайд
Пред. статья След. статья
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта