Новости
Меню
Футбол

22 января, 00:00

Многие не поняли поступка Дзюбы. В 1997-м на ответный «стык» с Италией не приехали четыре сборника

Четыре футболиста не приехали в сборную России на ответный «стык» с Италией: подробности истории 1997 года
Корреспондент
Загадочная история из жизни сборной России 90-х годов.

А где Веретенников, Титов, Яновский и Есипов?!

10 ноября 1997 года на первой полосе «СЭ» была опубликована следующая новость.

«Сборная России вылетает завтра на ответный стыковой матч с итальянцами, который состоится в Неаполе 15 ноября (Первая встреча в Москве завершилась вничью — 1:1. — Прим. «СЭ»). В ее составе — 22 футболиста. Борис Игнатьев исключил из списка кандидатов Александра Филимонова, Евгения Бушманова, Валерия Кечинова и Омари Тетрадзе, добавив в последний момент спартаковца Егора Титова.

Итак, в местечке Терма ди Телез под Неаполем к матчу будут готовиться вратари Станислав Черчесов («Тироль»), Сергей Овчинников («Бенфика»), защитники Юрий Ковтун («Динамо»), Андрей Соломатин, Игорь Чугайнов (оба — «Локомотив» М), Дмитрий Попов («Компостела»), Игорь Яновский («Алания»), Дмитрий Хлестов («Спартак»), Виктор Онопко («Овьедо»), Юрий Никифоров («Спортинг»), полузащитники Валерий Есипов, Олег Веретенников (оба — «Ротор»), Дмитрий Аленичев, Андрей Тихонов, Егор Титов (все — «Спартак»), Владислав Радимов («Сарагоса»), Дмитрий Хохлов («Торпедо-Лужники»), Сергей Семак (ЦСКА), нападающие Игорь Симутенков («Реджана»), Игорь Колыванов («Болонья»), Владимир Бесчастных («Расинг») и Сергей Юран («Бохум»)".

А на следующий день начались приключения...

К 7.30 утра в аэропорт Шереметьево-2 съехались только девять игроков: Сергей Овчинников, Игорь Чугайнов, Андрей Соломатин, Сергей Семак, Дмитрий Хохлов, Юрий Ковтун, Андрей Тихонов, Дмитрий Аленичев и Дмитрий Хлестов. Не оказалось ни Олега Веретенникова, ни Валерия Есипова, ни Игоря Яновского, ни Егора Титова.

Борис Игнатьев признался, что подобного в его практике еще не было, даже во времена работы с юношескими сборными. Парадоксальная ситуация возникла, когда тренеры вызвали на подмогу Евгения Бушманова. Тот дал согласие, но так и не прибыл в аэропорт к назначенному часу. Если учесть, что сборная лишилась Канчельскиса и Цвейбы, а также то, что Чугайнов и Ковтун полетели на игру травмированными, состав команды вызывал серьезные опасения.

Олег Веретенников. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Олег Веретенников.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Горюнов не отпустил игроков «Ротора» в сборную?

Итальянские La Gazzetta dello Sport и Corriere dello Sport Stadio оживленно обсуждали факт непоявления в лагере российской сборной четверых футболистов (фамилия Бушманова не упоминалась, так как в первоначальном списке он не значился). Все ломали голову и не могли взять в толк, как такое могло произойти. Сначала была высказана версия, что неприбывшие игроки были пьяны, а затем появилась новая гипотеза: президент «Ротора» Владимир Горюнов якобы находился в конфликте с федерацией и поэтому не отпустил своих игроков — Веретенникова и Есипова. Вечером прошла информация, что Яновский все-таки подъехал в Неаполь, а у спартаковца Титова травма.

— Я не отпустил Веретенникова и Есипова в сборную на игру с Италией? — переспрашивает корреспондента «СЭ» Горюнов спустя 25 лет. — Вы чего? Это же ложь. Гнусная ложь! Сборная — это святое. Как я мог кому-то туда запретить ехать? Из-за конфликта с федерацией? С Колосковым? Очередной бред... Колосков — футбольный человек. Был Колосков — был футбол, так и запишите. Почему Веретенников и Есипов не поехали тогда? Не помню, не знаю. Лучше у них спросить. Но я к этому никакого отношения не имел.

Борис Игнатьев в те дни был, мягко говоря, обескуражен:

— Почему нет целой группы приглашенных вами футболистов? Что с Веретенниковым? — спросил у него корреспондент «СЭ».

— Он мне звонил еще перед матчем со «Спартаком» и сказал, что у него болит пах. Мы договорились созвониться после игры, и тогда он еще раз подтвердил, что помочь вряд ли сможет. «Ну что ж, — сказал я, — можешь не приезжать».

— Не удивительно ли тогда, что Веретенников отыграл со «Спартаком» полный матч?

— Может быть. Веретенников это объяснил так: «Я иначе не мог, для меня это была игра века».

— А Есипов?

— С вице-президентом «Спартака» Григорием Есауленко мы договорились, что спартаковский чартер заберет из Волгограда всех сборников. Отправили во Внуково автобус специально для Есипова, однако он не прилетел. Я набрал его номер и услышал в ответ: «Не знаю, когда приеду...»

— Что это значит?
— Я сам не понял. Вроде бы у «Ротора» было какое-то собрание, из-за которого Есипов задержался в Волгограде. Сказал ему, чтобы он прилетал на следующий день вместе с Яновским. Потом, уже ночью, пытался дозвониться до Есипова еще раз, однако информации не получил.

— А Яновский?
— Он сам позвонил мне вечером в воскресенье и сказал, что плохо себя чувствует, что отыграл на уколах. Пообещал приехать на следующее утро. Президент Северной Осетии должен был предоставить Яновскому свой самолет, но ничего из этой затеи не вышло.

— А вы не просили Газзаева отпустить Яновского раньше, пожертвовав встречей с «Черноморцем»?
— Просил. Как просил Тарханова не брать Хохлова в Сочи. Но если Тарханов внял моей просьбе, то Газзаев сказал, что у него и так некому играть.

— Садырин тоже отказал вам?
— Нет, Семаку взяли в Воронеже билет на самолет, хотя вся команда добиралась поездом.

— Что с Титовым?
— Haш водитель, встречавший Есипова, услышал от Романцева, что Титов не приедет в сборную из-за травмы. Потом я набирал самому игроку на мобильный, но не дозвонился.

Егор Титов. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Егор Титов.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— И тогда вы решили вызвать Бушманова?
— К Бушманову я обратился после того, как узнал о травме Яновского. Владикавказца мы планировали как опорного полузащитника, и ему требовалась подмена.

— И что?
— Бушманов звонил мне сам, ночью, едва прилетев из Сочи. Обещал...

— Не кажется ли вам все это каким-то чудовищным розыгрышем?
— Я в шоковом состоянии.

— Когда-нибудь, будучи тренером юношеских или молодежной сборных, вы сталкивались с подобным?
— Никогда. Даже не мог предполагать, что такое возможно на самом высоком уровне и в самый ответственный момент. Теперь я думаю, что, не дай бог, группа легионеров прилетит в ущербном составе. Тогда собирать команду придется по крохам.

— Случившееся, конечно, тревожит, — сказал вице-президент РФС Александр Тукманов. — Будем разбираться, почему игроки не приехали в сборную. К сожалению, профессиональная лига не сумела перенести матчи на более раннее время, и футболисты не успели к рейсу. Страна большая, а рейсов не так много.

«Должны были лететь в спартаковском самолете после упущенного золота...»

Итальянские СМИ продолжали «кусать» нашу команду. Tuttosport, рассказывая о Веретенникове, вышла с таким заголовком: «Главный бомбардир России отказался от сборной из принципиальных соображений». Что касается Бушманова, на появление которого очень рассчитывали тренеры сборной России, то вскоре стало ясно, что торпедовца в Италии не будет. «У него возникли проблемы», — только и сказал Игнатьев.

Сам Веретенников в интервью «СЭ» в ноябре 1997 года заявил, что не поехал на ответный «стык» из-за проблем со здоровьем.

- Я дважды разговаривал с Игнатьевым о своей травме. Когда мы сыграли первый матч с итальянцами, главный тренер дал всем свой телефон и попросил, если возникнут какие-то проблемы, сразу ему позвонить. Еще за два дня до игры со «Спартаком» я связался с Игнатьевым и предупредил, что у меня травма паховых мышц. Если бы почувствовал себя лучше после процедур, назначенных врачом «Ротора», обязательно поехал бы в Италию. Но в день матча со «Спартаком» никаких улучшений не было, а в конце игры я даже усугубил травму. Об этом и сообщил Игнатьеву, когда позвонил ему второй раз сразу после встречи со «Спартаком».

Валерий Есипов. Фото Дмитрий Солнцев, -
Валерий Есипов.
Дмитрий Солнцев, Фото —

А вот Валерий Есипов в интервью «Спорт день за днем» в 2012 году признался, что не смог явиться в сборную, так как угодил в психологическую яму после поражения от «Спартака» и упущенного чемпионства.

—  После того матча вы должны были лететь в сборную, но так в ее расположении и не появились. Версии ходили разные. Что же случилось на самом деле?

— Эмоции захлестнули. Да, я был вызван для подготовки к стыковым матчам с Италией. Но представьте разочарование после упущенного золота, к тому же лететь мы должны были в самолете со спартаковцами, а у них, как объяснили, места не оказалось. Сыграла свою роль и другая причина: до этого я неоднократно привлекался на сборы национальной команды, но практически не играл. На фоне плохого настроения накатило еще и раздражение тем, что в сборной мне не доверяют. Решил, что смысла туда ехать нет. В общем, одно наложилось на другое, и в итоге я остался в Волгограде, а потом поехал домой.

При этом стоит отметить, что Веретенников, Титов и Есипов не являлись игроками основы сборной Игнатьева. Так, в первом «стыке» с итальянцами Веретенников остался в запасе, а Титова с Есиповым вообще не вызвали на эту игру. Спартаковец дебютирует за национальную команду только через год — в октябре 1998 года.

«Карпин сказал, что однажды уже сломался — теперь не отступится»

Италия — Россия — 1:0 (0:0)
Гол: Казираги, 53
Италия: Перуцци, Пессотто (Неста, 77), Феррара, Костакурта, Каннаваро, Мальдини (к), Баджо, Альбертини, Ди Маттео, Казираги, Раванелли (Дель Пьеро, 77)
Россия: Овчинников, Ковтун, Никифоров, Онопко (к), Попов, Радимов (Семак, 66), Хохлов, Яновский (Симутенков, 60), Аленичев, Юран (Бесчастных, 79), Колыванов.

В московском поединке Игнатьев сделал ставку в середине поля на Яновского, Аленичева и Радимова, справа в полузащите — на Канчельскиса, слева — на Попова.

В ответной встрече в центре поля вышли Радимов, Яновский и Хохлов. Последний был самым активным в созидании, выводил на ударные позиции Юрана и Колыванова, пытался дирижировать нашими атаками. Хозяева, сдержав российский натиск, перехватили инициативу. Овчинников вытащил из-под перекладины «мертвый» мяч после удара головой Феррары. Затем Онопко не заметил у себя за спиной Раванелли, и седовласый форвард едва не открыл счет — вновь выручил голкипер. Наконец, на 53-й минуте Альбертини выполнил классный длинный заброс из глубины, наши защитники не разобрались, кто в тот момент должен был держать Казираги, и тот привел приговор в исполнение. 1:0.

Команда Игнатьева бросилась отыгрываться, владела мячом, но никак не могла довести свои попытки до логического завершения — ударов. К тому же очень четко играла итальянская оборона.

Финальный свисток возвестил о том, что мы впервые за 20 лет не поедем на чемпионат мира...

15 ноября 1997 года. Неаполь. Италия — Россия — 1:0. Юрий Никифоров. Фото Григорий Филиппов, -
15 ноября 1997 года. Неаполь. Италия — Россия — 1:0. Юрий Никифоров.
Григорий Филиппов, Фото —

«Итальянская сборная — сама стабильность, — писал корреспондент «СЭ». — Да тут еще Феррара поправился. Сомнения у Чезаре Мальдини вызывали только две позиции: правого хавбека и форварда. У Бориса Игнатьева были сплошные головоломки. Еще бы! Он в отборочном цикле просмотрел столько футболистов, что перещеголял, по-моему, всех в Европе, кроме, пожалуй, коллеги из Албании.

Неразбериха привела к тому, что Юрана не было тогда, когда он был необходим, а Мостового с Карпиным так и не вернули в команду после провала на Кипре (В марте 1997 года команда Игнатьева сыграла в гостях вничью с киприотами — 1:1). Теперь же вопреки ожиданиям не появился в основе Симутенков, хотя было ясно, что терять нам нечего, а успех возможен только при скоростном превосходстве над соперником. Загадочным показался мне выход во втором тайме Семака. Когда до точки, отделявшей Россию от чемпионата мира, оставалось 23 минуты, в бой бросили человека, никогда прежде за сборную не игравшего. Не то что с Италией — даже с Люксембургом. Здесь уместнее сказать, что бросили его не в бой, а в горную реку: вдруг выплывет. Пожалуй, только у нас может быть такое! В Болгарии спасать вызвали со скамейки уволенного затем Черышева, теперь — не призывавшегося прежде Семака".

— Радует, что мы наконец собрались с духом, что не было никаких разговоров о деньгах, никаких склок, — заметил Радимов после финального свистка. — Чему можно порадоваться, так это атмосфере в сборной. Не вина Игнатьева, а беда, что он так поздно определился с составом. Текучесть кадров на пользу не шла, костяк, конечно, необходим".

— Вы уговаривали Карпина вернуться? — спросили журналисты Игнатьева.

— Я просил его не делать ни одного необдуманного шага, никаких заявлений. Сколько раз с ним разговаривал Онопко! Но Карпин сказал, что однажды уже сломался, а теперь отступного не даст.

— Мостовой же, считаете, не мог помочь сборной?

— Не знаю. Может быть, конечно, я ошибаюсь. Мостовой — большой мастер, но необходимого запаса скорости я в его игре не увидел. А против Италии по-другому не играют.

Аналогии с Дзюбой

Уже в наши дни мы попросили Бориса Петровича провести параллели между историей 1997 года и заявлением Артема Дзюбы, что он пока не набрал форму и не готов помочь сборной Валерия Карпина в матчах со Словакией и Словенией.

— Нет, это все-таки разные ситуации, — считает Игнатьев. — Я бы больше понял тех ребят, если бы они поступили, как Дзюба, по форме.

— Что вы имеете в виду?

— Дзюба открыто заявил, что он пока не готов, не набрал форму.

— Это правда?

— Это уже другой вопрос. Всех подробностей мы не узнаем. Но если это так, человек, получается, решил никого не подводить? Ну, приехал бы в сборную, вышел бы на игру и провалил ее? И что тогда? Вы бы его еще и крайним сделали? А ведь Дзюба предупреждал...

— Вы его понимаете?

— Если он говорит правду, то да. Тогда это честный профессиональный поступок.

— А что было в 1997-м?

— Да я до конца не понял причин. Кто-то праздновал, кто-то расстроился, что ли... Кто-то травму, как говорили, получил. Но никто открыто не сказал: мы плохо себя чувствуем, не можем. Даже разговора такого нет. Мы их ждали, а они так и не появились. То ли кто-то не захотел со «Спартаком» лететь. Не знаю. Давно это было. И сейчас не хочу никого обличать. Много недосказанного там... А тут Дзюба все сделал открыто. Не готов, и все. Ну нельзя же его в сборную силой тащить.

— Но ведь Дзюба — один из сильнейших российских форвардов, если не лучший, а тогда вы не особо рассчитывали на тех же Веретенникова, Есипова. Титов даже еще не дебютировал за сборную.

— Да я сейчас не про спортивные показатели. Я про коммуникацию, про то, как все было подано. По идее, сборная для игрока — это храм, святое. Но... Это их выбор. Разные ситуации бывают. Другое дело, согласен, свято место пусто не бывает. Мы же играем сейчас без Дзюбы? Допускаю, что и дальше будем без него выступать. А раньше уходили Стрельцов, Симонян. Еще недавно у нас играли Аршавин, Жирков... Такова жизнь. Не может или не хочет — ну, что поделать?