Новости
Меню
Футбол

3 декабря 2021, 17:00

«Кажется, что в нашей сборной люди играют лишь по блату...» Почему Веретенников не выступал за первую команду страны?

Корреспондент
Одна из загадок российского футбола 1990-х годов — почему трижды лучший бомбардир нашего чемпионата, рекордсмен по числу голов, полузащитник «Ротора» Олег Веретенников провел всего четыре неполных матча за национальную команду страны.

«Садырин, видимо, не забыл о моем отъезде из ЦСКА»

Впервые об Олеге Веретенникове применительно к сборной России заговорили в конце 1993 года. По итогам того сезона полузащитник «Ротора» занял второе место в гонке бомбардиров, пропустив вперед Виктора Панченко. А по оценкам «СЭ» волгоградец едва не стал лучшим футболистом всего чемпионата, лишь на одну сотую балла уступив Виктору Онопко.

Журналисты и болельщики тогда посчитали, что главному тренеру сборной России Павлу Садырину стоило бы позвать в свою команду результативного хавбека. Сам Олег особых иллюзий на сей счет не питал: «На моем месте там сейчас острая конкуренция — Шалимов, Добровольский, Пятницкий, Ледяхов».

Однако жизнь внесла свои коррективы. 17 ноября на свет появилось печально известное «Письмо 14», расколовшее сборную на два лагеря. Легионеры, включая Шалимова и Добровольского, требовали отставки Садырина и так и не вернулись в национальную команду. Тренерский штаб в срочном порядке искал замену бунтарям для товарищеских матчей против США (1:1) и Мексики (4:1) в конце января — начале февраля 1994 года. Из «Ротора» были приглашены Веретенников и Геращенко, которые, впрочем, не провели на поле ни минуты.

— Обидно, что не удалось проверить их в деле, — говорил Юрий Семин, помощник Садырина. — Но во время первой игры в манеже мы не рискнули выпустить волгоградцев — это не их футбол. А затем Веретенников сильно натер ногу и против мексиканцев выступить не смог.

У Веретенникова была несколько иная версия случившегося.

— Наша сборная под руководством Павла Федоровича, готовясь к чемпионату мира в США, проводила товарищеские игры в Америке. Из «Ротора» он взял меня и Геращенко, однако не дал сыграть и минуты. После возвращения домой он сказал, что несмотря ни на что, держит нас в поле зрения и обязательно будет следить за нашими выступлениями. И хотя темы моего отъезда из ЦСКА мы не касались, думаю, об этом он не забыл.

— Так что же это за тема с «побегом» из ЦСКА?

— В Севастополе проводилось первенство Вооруженных сил, где я играл за наш округ. Главным судьей соревнований был Шапошников, который в то время как раз закончил работать с ЦСКА. По-видимому, он и порекомендовал меня в армейский клуб. Вскоре в Свердловск пришел приказ командировать меня в Москву. Ничего изменить нельзя было, хотя я очень не хотел уезжать.

— И какие остались впечатления от московской командировки?

— Как и ожидал — не самые приятные. И во многом из-за того, что ЦСКА, выходивший тогда в высшую союзную лигу из первой, очень быстро меня заявил. Я еще не успел прийти в себя, как Садырин поставил в основной состав на матч о саратовским «Соколом». Причем на забытую позицию левого полузащитника, от которой я уже успел отвыкнуть. Наверное, сыграл плохо, так как меня заменили уже на 30-й минуте. К тому времени мы уже проигрывали. После этого собрал вещи и уехал домой...

Естественно, в Москве были не в восторге от моего поступка и быстро вернули назад. Сначала хотели посадить на гауптвахту, а потом направили в роту, базирующуюся около аэровокзала. Там я и служил, пока не встретил Штромбергера. Он предложил мне поиграть за ЦСКА-2, который тренировал. Я провел за дубль восемь матчей, после чего в клуб пришла директива: командировать меня и еще нескольких игроков в ростовский СКА, который в то время пытался остаться в первой лиге.

Олег Веретенников. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Олег Веретенников. Фото Александр Федоров, «СЭ»

«Веретенников? Есть Мостовой, Цымбаларь, Добровольский»

Веретенников вновь занял второе место в опросе «СЭ» на звание лучшего игрока чемпионата России-1995, уступив только Илье Цымбаларю. Тогда как раз и появились слухи о его возможном переходе в «Спартак».

— Но вы можете дать четкий ответ — есть у вас желание перейти в московский или зарубежный клуб? — пытали Олега журналисты.

— Ну все, достали вы меня. Есть желание, есть. В московский клуб. А за границу особо не стремлюсь. Не даются мне иностранные языки и, боюсь, никогда не дадутся. Хотя, с другой стороны, медведя же научили на велосипеде ездить.

— Хотите в Москву, потому что отсюда в сборную попасть легче?

— Наверное, поэтому.

— Напрасно вы раздражаетесь...

— А я и не раздражаюсь. Слишком щепетильный вопрос. Конечно, можно отделаться фразой типа: надо играть лучше в Волгограде, тогда и в сборную пригласят. Но в жизни, вы правы, прямой путь в национальную команду только из столичного клуба.

— Представим, вам поступило предложение из «Спартака», и что...

— Надо сначала, чтобы оно поступило, тогда и поговорим.

Сменивший Садырина в сборной Олег Романцев в ходе отборочного цикла Евро-1996 лишь однажды пригласил Веретенникова — на гостевой матч с финнами (6:0). Волгоградец не попал в заявку на ту игру.

— Олег Романцев звал вас в «Спартак» дважды. А в каких сезонах? — спросили Веретенникова уже в 2017 году.

— Не дважды. Больше. Конкретные годы сейчас не вспомню. Один разговор, кажется, состоялся в конце 1995-го, когда сборная готовилась к отборочному матчу чемпионата Европы с Финляндией и тренировалась в Тарасовке. Вот тогда меня Романцев и пригласил.

— Отказывались категорично?

— Нет, почему? Рассматривал предложение, вел диалог. Вот в тот раз сказал, что в Волгограде у меня семья и квартира, перевезли родителей, все уже есть. А разговора о том, что в Москве «Спартак» сразу поможет с жильем, не шло. Бросать же ничего не хотелось. Да и в «Роторе» все нравилось. Так что зачем сейчас об этом вспоминать?

— Думаю, из тогдашнего «Ротора» в сборной могли играть человек пять как минимум, — говорил Веретенников уже в интервью еженедельнику «Футбол» в 2003 году. — Это Володя Геращенко, Саша Шмарко, Валера Есипов, Володя Нидергаус. Ну а пятого вы сами назвали. Не хочется нахваливать самого себя. А почему так получилось? Не знаю. Может быть, самобытный стиль «Ротора» сильно отличался от так называемого спартаковского...

Олег Иванович оставался непреклонным и не включил волгоградского бомбардира даже в расширенный список кандидатов для участия в Евро-1996.

— Некоторые журналисты удивлены отсутствием Веретенникова даже в числе кандидатов в сборную. Почему так? - задали Романцеву неудобный вопрос накануне поездки в Англию.

— Помимо того что Веретенников хороший парень и футболист, он еще и игрок определенной позиции. Представьте, что у нас пять вратарей класса Харина, Черчесова. Но играть-то будет один. Если бы Веретенников был крайним левым хавом, он бы по всем параметрам мог претендовать на место в сборной. А сейчас на его позицию у нас большой выбор — Мостовой, Цымбаларь, Добровольский. Поэтому он в лучшем случае третий, если не четвертый претендент на это место.

«Надо выступать за московский клуб, чтобы оказаться в сборной»

В итоге Веретенников дебютировал за сборную уже при Борисе Игнатьеве — 28 августа 1996 года в товарищеском матче с самими бразильцами. Новый тренер включил его в стартовый состав. В центре поля Олег вышел вместе с Омари Тетрадзе. Однако уже на 12-й минуте волгоградец был вынужден попросить замену из-за травмы.

— Это был один из самых черных эпизодов в моей карьере, — рассуждал атакующий хавбек в декабре 1998 года. — Ведь до этого у меня практически никогда не было проблем с травмами. Оказывается, бразильцы тоже бьют исподтишка...

После той игры Веретенников провел за сборную всего три матча. 45 минут в товарищеской встрече с югославами, две минуты против швейцарцев... И, наконец, в домашнем поединке отборочного цикла ЧМ-1998 с Болгарией (4:2) он вышел на замену при счете 4:0.

— Сейчас предложений у Веретенникова хватает. На днях его едут смотреть даже из Англии. Будь у него за плечами уже десять игр за сборную, как того требуют иммиграционные английские службы, то именно этот вариант стал бы для него самым приемлемым. Но по совершенно непонятным и непостижимым для меня причинам Веретенников оказывается каждый раз не нужен нашей сборной! — негодовал президент «Ротора» Владимир Горюнов в интервью «СЭ» летом 1997 года. — Вызывают его, дергают, один раз даже в Америку свозили, но ни разу не дали человеку шанса. Говорят, что он не вписывается в тренерскую концепцию. Какую? Веретенников забил больше всех в чемпионате России! Мне иногда кажется, что в нашей сборной футболисты играют лишь по какому-то блату. Наверное, надо выступать за московский клуб, чтобы рассчитывать на майку национальной команды. В последний раз, после игры со сборной Израиля, в которой Олегу снова не дали возможности выйти на поле, он вернулся страшно разочарованным. В подавленном настроении. Мне было больно на него смотреть.

— Его привлекали в сборную как раз тогда, когда он к ней был не готов, — это уже мнение главного тренера «Ротора» Виктора Прокопенко. — Я тысячу процентов давал, что он не сможет показать себя во встрече с бразильцами, зная его состояние. И зимой на турнире в Гонконге он был еще далек от своей лучшей формы. Сможет ли он заиграть в европейском клубе? Для Запада он уже созрел, но поначалу ему будет очень трудно в новой команде. Он так слился с «Ротором», что многие уже не представляют его без нашего коллектива. По моему глубокому убеждению, свой талант Олег реализовал на 50 процентов.

Олег Веретенников. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Олег Веретенников. Фото Александр Федоров, «СЭ»

«Олег не может сломать стереотип, выработанный в «Роторе»

А вот аргументы Бориса Игнатьева, изложенные им в интервью «СЭ» в июле 1997 года. Наставник национальной команды обозначил главную проблему супербомбардира — его психологию.

— Сборная — такой организм, вписаться в который очень сложно. Очень многое зависит от характера. Есть люди раскованные, очень легко находящие себя в новом коллективе. Олег же в этом плане несколько обособлен. Для того чтобы заиграть в новой команде так же, как в «Роторе», необходимо время для адаптации.

Вторая причина, по мнению Бориса Петровича, — тактическая выучка волгоградца:

— В «Роторе» многое зависит от действий этого футболиста, его настроения, состояния. В сборной это исключено. Веретенников очень умелый игрок в атаке, но он не может сломать стереотип, наработанный в Волгограде, где оборонительные действия выполняет значительно слабее, чем наступательные.

— В «Роторе» сетуют на то, что Веретенникову не предоставили шанса в сборной.

— Мы поставили его в стартовый состав против сборной Бразилии (!), но уже в начале игры он получил травму. Мы возили его на турнир в Гонконг, однако там должным образом он проявить себя не смог.

Спросили Игнатьева тогда и про то, почему Веретенников не вышел на поле в матче с Израилем.

— Радимов смотрелся предпочтительнее Веретенникова. Никакой предубежденности к Олегу у меня нет. Я его очень уважаю и как человека, и как футболиста. Но для того, чтобы ему закрепиться в сборной, Веретенникову надо себя проявить, причем для начала — на предыгровом сборе.

«Каков Веретенников на поле, мы, в общем-то, знаем, — писал «СЭ — Футбол» в 1998 году. — Не очень силен в обводке, но хорош в приеме и обработке мяча, не быстр, но мало у кого так поставлен удар. Бывает неудержим на поле Центрального стадиона в Волгограде, но не всегда заметен в гостях. Для того чтобы использовать его козыри, как говорится, на все сто, главный тренер «Ротора» Виктор Прокопенко строит свою команду строго под Веретенникова. Причем этого он не скрывает, а когда команда проигрывает, чаще всего объясняет это не очень вдохновенной игрой капитана. В этом отчасти и кроется ответ на вопрос, почему «Ротор» пока так и не стал чемпионом».

«Я заслуживал сыграть на чемпионате мира или Европы»

Сменивший Игнатьева в сборной Анатолий Бышовец на бомбардира не рассчитывал. Внешне Олег воспринимал это довольно спокойно.

— Раз Бышовец меня не приглашает, значит, не видит меня в своем составе. Я уже с этим смирился.

— Но еще год назад вы сами отказались от приглашения в сборную...

— Это все слухи. На стыковой матч в Италию я не поехал по договоренности с Игнатьевым. Еще за несколько дней до золотого матча со «Спартаком» я предупредил главного тренера сборной, что у меня возникли проблемы со здоровьем — дала знать о себе старая травма паха. На решающую игру чемпионата страны вышел на уколах. Я не мог пропустить этот матч, так как для «Ротора» он был сродни финалу, к которому мы стремились целых шесть лет.

— А сейчас хотели бы играть за сборную?

— Прежде мне очень этого хотелось. Я вроде бы на виду, много забиваю, раздаю голевые передачи. Да, меня привлекали на сборы, выпускали на поле. Но я такой человек, что мне нужно сыграть хотя бы пару полных матчей, чтобы я начал понимать партнеров, а они — меня. Разве это дело, когда вызывают на одну игру, затем забывают о тебе на полгода, а потом вдруг вновь вспоминают?

В интервью волгоградскому телевидению в 2011 году Олег Александрович признался, что, анализируя свою игровую карьеру, жалеет лишь об одном.

— Моя карьера получилась довольно успешной. Она удалась. Единственный минус — не сыграл на чемпионате мира или чемпионате Европы. Хотя сейчас, по прошествии лет, считаю, я этого заслуживал. Во всяком случае, лучшие бомбардиры ведущих европейских чемпионатов, которые забивают по 18-20 голов, заслуживают большего внимания со стороны сборной.