Новости Статьи Матч-центр

Футбол   //  Украина 

От гибели отца и работы на стройке в 17 лет — к «Золотому мячу». Игорю Беланову — 60

19
70
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
История известного форварда киевского «Динамо» и сборной СССР.

Сегодня одному из трех советских обладателей «Золотого мяча», форварду одесского «Черноморца», киевского «Динамо» и «Боруссии» из Менхенгладбаха, обладателю Кубка кубков 1986 года Игорю Беланову — 60 лет. «СЭ» публикует главу о нем нашего обозревателя Игоря Рабинера из их с украинским коллегой Артемом Франковым книги «Украинский футбол: легенды, герои, скандалы в спорах «хохла» и «москаля», вышедшей в свет в 2012 году.

Несчастье, которое перевернуло жизнь

Иногда характер человека формирует трагедия.

До того, как Игорю Беланову исполнилось 16, будущий обладатель «Золотого мяча» был обычным мальчишкой, не обладавшим какими-то особыми талантами. Когда он в детстве пришел в школу одесского «Черноморца», тренер сказал ему: «Иди подрасти». Росточку в нем тогда и вправду было метр с кепкой, и Беланов направился в команду ЖЭКа. В ней и играл до того, как оказался уже даже не в школе «Черноморца», а в дубле.

В 95-м Беланов, ненадолго возвратившийся в тот момент в «Черноморец», рассказывал мне:

— Помню, как выходил во двор, колотил мячом о стенку и мечтал, чтобы какой-нибудь тренер вышел из-за угла, посмотрел, как красиво я бью по мячу, и пригласил в команду с большими перспективами. Но не выходил никто из-за угла. Не звал. А я... я продолжал тренироваться в своей ЖЭКовской команде.

А в 16 произошло несчастье, которое перевернуло всю его жизнь. В автомобильной катастрофе насмерть разбился папа Беланова, который, собственно, и привил ему любовь к футболу. Сын обожал отца — и, по словам самого Игоря, он «как-то сразу из жизнерадостного подростка превратился в довольного замкнутого молодого человека».

Жизнь заставила этого человека рано повзрослеть. Он в одночасье превратился в главу семьи, кормильца, который должен был обеспечивать еще и мать. Закончил ПТУ, получил специальность каменщика-монтажника конструкций 3-го разряда, работал на стройке и одновременно играл в футбол. Иногда, чтобы совмещать одно и другое, ему приходилось работать в ночные смены. Зарплату — 180 рублей — приносил маме. И делал все возможное, чтобы она ни в чем не нуждалась.

Пеле в этом возрасте был уже чемпионом мира, одним из героев мирового первенства-58 в Швеции. А Беланов не то что о чемпионате мира — о золотых медалях союзного первенства даже мечтать не мог!

Поиграв немного в дубле «Черноморца», он был призван на воинскую службу в одесский СКА. Оттрубил там два года, едва не стал лейтенантом (мать в последний момент отправила письмо в Москву с просьбой не присваивать звание, и неожиданно была услышана) и вернулся в «Черноморец» уже игроком основного состава.

Той самой «электричкой», чья скорость и подкупила однажды Валерия Лобановского. А Эдуарда Стрельцова, напротив, заставила в ответ на вопрос о Беланове сказать журналистам: «Я в легкой атлетике не разбираюсь».

— Меня еще в детстве называли: «Шел трамвай десятый номер», — рассказывал мне форвард. — Я всегда по прямой бегал. А когда называли «всадником без головы «- не обижался. Что-то Бог дарует, чем-то обделяет. Да и большинство болельщиков «Черноморца» меня все-таки любило.

Скорость у него, по мнению самого Игоря, скорее от природы. Когда он ездил к бабушке в деревню, то тренировался, постоянно бегал отрезки в 30 метров, сам засекая время секундомером. Но ему в любом случае это было дано!

На первом «тесте Купера» у Лобановского отстал от предпоследнего игрока на круг

Игорь Беланов. Фото Игорь Уткин
Игорь Беланов. Фото Игорь Уткин

В 83-м Беланова первый раз пригласили в «Динамо». Но тогда у него имелись серьезные поводы остаться в родной Одессе. Во-первых, мать тогда еще была одна, и оставить ее в такой момент, как признался мне Игорь, было нельзя. Потом она выйдет замуж, с ее новым супругом у футболиста сложатся отличные отношения — и однажды Беланов купит им большой дом на море, в котором и сам иногда будет жить...

А во-вторых, в момент первого приглашения в Киев там не работал Лобановский. При Юрии Морозове в 83-м «Динамо» стало 7-м, в 84-м, несмотря на возвращение мэтра, и вовсе 10-м. А «Черноморец» под руководством Виктора Прокопенко в том сезоне, напротив, стал 4-м. То есть, как это ни сложно себе представить, Беланов, меняя «Черноморец» на «Динамо», опускался на шесть строчек в таблице...

А убедил одессита в необходимости переезда в Киев... другой одессит. Еще один обладатель Кубка кубков — только не 86-го года, а 75-го.

Да-да. Леонид Буряк.

Когда Лобановский позвал Беланова, тогдашний голкипер «Черноморца», а в прошлом — страж ворот киевлян Юрий Роменский привез его в Киев. И пошли они вдвоем домой к Буряку. Игорь тогда еще не был уверен в своем решении. И только после того вечера, как утверждает Беланов, за чашкой чая (а может, и чего покрепче — кто ж теперь проверит), он понял, как можно жить и чего достичь, играя в киевском «Динамо». И решился.

Переход прошел гладко. Во многом благодаря Прокопенко, который видел желание футболиста и не хотел ему препятствовать. Другое дело, что вся Одесса уверяла: «Куда ты лезешь, там же такие лошади играют!» — но это его только заводило. Хотелось доказать, что способен на большее, чем думают. И к тому же знал: уходит без скандала и в случае чего в любой момент сможет вернуться назад.

Первым киевским впечатлением стал знаменитый и страшный «тест Купера», где ты должен пробежать максимальное расстояние за 12 минут. От предпоследнего футболиста Беланов отстал на целый круг.

Ему было стыдно. Хотелось бежать куда глаза глядят. Но тут же его вызвал Лобановский и успокоил: мол, все с этого начинают. Пройдет чуть-чуть времени — и они уже будут с Балтачой и Демьяненко обмениваться репликами на тренировках. Беланов станет предлагать ветеранам посоревноваться на стометровке, те ему — сразиться на трехкилометровой дистанции.

К тому моменту на кроссах Беланов уже будет не явным аутсайдером, а середняком. Однажды даже обнаглеет до того, что посередине пробежки в Сочи, вроде как почувствовав второе дыхание, обгонит Демьяненко со словами: «Ну, я пошел!» Тот лишь посмеется. И не зря: спустя полкруга силы Игоря оставят, и Демьяненко, как гоночная машина, проскочит мимо него со словами: «И куда же ты пошел? Занимайся своим делом, в игре соперников обгоняй».

Олег Блохин и Игорь Беланов. Фото Александр Задирака
Олег Блохин и Игорь Беланов. Фото Александр Задирака

С этим у него проблем не будет. И уверенность в игре появится в «Динамо» сразу — от общей атмосферы доверия. Едва придя в команду, он даже наберется смелости пробить пенальти в гостях московским одноклубникам. Его тогда сбили в штрафной, а пенальтистов в команде была, по его словам, куча — от Блохина до Демьяненко. И тем не менее Беланов, ни разу не бивший 11-метровые даже в «Черноморце» (!), уверенно подошел к «точке» и забил. И никто ему слова не сказал.

Унижение от Малофеева, триумф на ЧМ-86, «Золотой мяч»

Когда Беланов сделал дубль в ворота не кого-нибудь, а «Спартака» (один из голов в ворота Рината Дасаева стал двухтысячным мячом «Динамо» в чемпионатах страны), возглавлявший тогда сборную СССР Эдуард Малофеев вызвал экс-одессита в национальную команду. Карьера развивалась стремительно. Вот только дебютный матч, в гостях с Данией, на какое-то время подрубил ему крылья.

После 2:4 в Копенгагене Малофеев заявил, что на поле было десять человек — имея в виду как раз плохую игру Беланова. Мало того, по его рассказу, тренер его еще и в трусости обвинил, чем жутко унизил.

— Сейчас прихожу к выводу, что нам была дана совершенно неправильная тактическая установка, — вспоминал в нашем разговоре Беланов. — Она сводилась к следующему: мы, мол, их шапками закидаем, атакуйте, забивайте, не боимся мы никаких Элькьяеров и Лаудрупов! В результате на собственном поле датчане несколько раз элементарно подловили нас на... контратаках! Тренеру в той ситуации следовало бы признать свою ошибку — за это его бы только больше зауважали. А он вместо этого начал оскорблять игроков, а меня так вообще сделал козлом отпущения.

Беланов, человек ранимый, испытал настоящий стресс. И в клубе после этого какое-то время не мог поймать свою игру — хотя Лобановский и партнеры успокаивали как могли. Но партнеры эту неуверенность чувствовали. Скажем, в начале второго круга-85 «Динамо» играло в Киеве с «Черноморцем». В начале игры Беланов убежал от защитников, вратарь Гришко его сбил. Пенальти.

Василий Рац и Игорь Беланов. Фото Игорь Уткин
Василий Рац и Игорь Беланов. Фото Игорь Уткин

Игорь по уже сформировавшейся привычке — к хорошему привыкаешь быстро! — подошел к мячу, но услышал голос Бессонова: «Игорь, пусть Толик пробьет». Удар Демьяненко Гришко отразил, а Пасулько забил киевлянам единственный мяч, и «Черноморец» выиграл. Беланов еще долго не мог успокоиться, не понимая, почему ему не дали пробить 11-метровый в ворота бывшей команды. Он больше всего страшился недоверия. Ситуацию улучшил откровенный разговор с партнерами. Все недоразумения были разрешены.

А у Малофеева в сборной Беланов больше не играл. И на вопрос, как проходила смена тренера за считанные недели до начала ЧМ-86, он ответить мне не смог: «Так меня ж тогда в сборной не было!»

Трудно, почти невозможно себе представить, что такое могло быть меньше чем за месяц до чемпионата мира, во многом благодаря которому Игорь получит «Золотой мяч»...

Вот как зависим порой человек от окружающих его обстоятельств.

— После Дании Малофеев меня не вызывал, — рассказывал мне Беланов. — Да даже если бы и вызвал, я бы не поехал. Не видел толка играть в команде, где нет никакой стратегии и все тянут в разные стороны. У Лобановского или Бескова такого быть не могло.

Но все в одночасье переменилось — и, допустим, Черенков с Гоцмановым в Мексику-86 не поехали, а Беланов — поехал. Чтобы сделать хет-трик в драматически проигранном матче с Бельгией, после финального свистка упасть на траву и заплакать. Ибо, сколько бы ты ни забил голов, все это мало что значит по сравнению с победой.

После чемпионата мира Беланова и Дасаева пригласили в сборную мира. Вся мировая пресса, в том числе и советская, была настроена доброжелательно, и если кто-то и критиковал, то лишь посреди похвал. Но сами футболисты еще находились в трансе, и даже мыслей о том, что форвард проигравшей в 1/8 финала команды получит «Золотой мяч», тогда и в голову Беланову не приходила. По его словам, он сильно удивился даже новости о том, что фигурирует в списке претендентов. А уж когда сказали, что выиграл...

Помнится, та информация и в самом-то Союзе многих поразила. Ведь лучшим игроком того, 86-го, года в стране был признан не Беланов, а Александр Заваров. И даже спустя без малого десять лет, обсуждая эту тему с самим лауреатом, я понял, насколько та реакция в СССР стала для него болезненной. Беланов завелся буквально с пол-оборота:

— Одно хочу сказать — я получил «Золотой мяч» не по блату, не за красивые глаза. А то кое-кто говорил и писал потом, что вручили мне приз незаслуженно. Да, это награда всей нашей команде, да, Саша Заваров или Паша Яковенко могли бы претендовать на нее с не меньшим основанием. Но когда я читаю в газетах, что Заваров был на голову, на две головы сильнее Беланова, меня это удивляет.

Игорь Беланов (справа) в матче отборочного цикла ЧЕ против Франции. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Игорь Беланов (справа) в матче отборочного цикла ЧЕ против Франции. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Мне что, подарили «Золотой мяч»? Или европейские журналисты в футболе не разбираются? Мы с Сашей в том году сыграли свои лучшие матчи, и во многом благодаря друг другу. Но я не понимаю людей, которые вбивают между нами клин. Не вобьют! Я же получил этот мяч, потому что годами сидел на базе, рыл носом землю. Жил в Конча-Заспе, жил ради игры, ничего другого не видел и не знал. Это было наградой за преданность футболу, за то, что на тренировках Лобановского у нас в глазах темнело, что мы проделывали сумасшедшую работу, какая ни одному другому клубу не снилась...

О том, что Беланову присудили «Золотой мяч», он узнал на церемонии вручения киевлянам золотых медалей. Поблагодарил и сказал, что хоть приз этот — индивидуальный, заслужила его вся команда.

Но вот что интересно. «Золотой мяч» Игорю вручали ранней весной 87-го, на Республиканском стадионе перед матчем с «Бешикташем» на Кубок чемпионов. За церемонией, которую вел главный редактор France Football Жан Тибер, наблюдали 100 тысяч человек. Беланов, по его словам, страшно волновался — и как раз в том матче впервые за свою карьеру не забил пенальти.

Пенальти он не забьет еще всего один раз...

После незабитого пенальти в финале Евро не мог заснуть три дня

А вот бытовая зарисовка от Игоря с матча сборной мира, которая здорово характеризует тогдашних советских чиновников:

— С нами ездил какой-то чиновник из Спорткомитета, и, когда нам всем давали красивые костюмы с фамилиями, он подошел к Беккенбауэру и начал жаловаться ему, что... не досталось костюма. Так Кайзер Франц снял с вешалки свой костюм и отдал этому чиновнику. Нам было так стыдно, в первую очередь за страну, что мы места себе найти не могли.

Такого сезона, как в 86-м, в карьере Беланова больше не будет. По его собственному мнению, после «Золотого мяча» на него навалится груз ответственности, с которым он до конца совладать так и не сможет.

— Никакого головокружения от успехов не было. Какое зазнайство в 26? Это в 20, когда у парня ветер в голове, такое возможно. А тут все наоборот было. Перенапрягся я. В каждом матче от меня ждали чего-то выдающегося, я хотел сыграть как лучше, а получалось хуже и хуже. Увы, уровня 86-го года я так вновь и не достиг.

Многие, думаю, мечтают испытать те же горькие чувства, как Беланов после 86-го. Завоевать «Золотой мяч», чтобы после не поддержать тот уровень — мало людей, мне кажется, откажутся от такого варианта разочарования в своей жизни.

А вот не забить пенальти в финале чемпионата Европы — разочарование куда конкретнее. И драматичнее. Описывать это лучше всего посредством прямой речи героя. Или, в данном случае, увы, антигероя.

— Чаще всего я бил пенальти по центру на силу. Вратари это знали, и, когда они явно оставались на месте, ожидая прямого удара, я их на этом ловил, отправляя мячи по углам. Тут же произошла случайность. Я видел, что ван Брекелен изготовился прыгать в правый угол, и ударил в своей манере по центру.

Игорь Беланов. Фото Ефим Шаинский
Игорь Беланов. Фото Ефим Шаинский

Единственное, что я изменил, — так это решил ударить низом. Трибуна за воротами в Мюнхене была расположена так, что визуально кажется: перекладина находится ниже, чем обычно. Вот я и попытался прижать мяч к земле, не до конца, но прижать. И мяч попал в ногу прыгавшего в угол ван Брекелена. Сантиметр-два — и был бы гол. Но это жизнь, и этот самый сантиметр может предопределить ее поворот.

Три дня Беланов не мог спать. Все напоминали ему, что и Марадона, и Зико, и Платини, и Сократес не забивали пенальти. Что любой футболист — человек, а не робот... Может, кричать нужно было: «Игорь, зачем ты себя поедом ешь, ты на этом чемпионате сделал столько, что и без дурацкого 11-метрового памятник заслужил — отдал голевые передачи Рацу в первой игре с Голландией, это был победный мяч, и Протасову с Ирландией, когда еле отскочили от бодрых островитян! Без этого не было бы никакой Италии в полуфинале и никакой повторной Голландии в финале — ничего не было бы! Да тебя поставили играть правого хава, потому что Яремчука не было — какие голы?!»

Интересно, услышал бы. Он и сегодня не очень хочет утешаться — куда больше снова и снова пенальти вспоминает... Как и, увы, большинство болельщиков.

Скандал с воровством в Германии

Вскоре он уехал в «Боруссию» из Менхенгладбаха. По телевизору иностранные чемпионаты в ту пору не показывали, и Лобановский, по мнению Беланова, из-за этого стал куда более зависим от мнений тренеров других клубов, чем прежде.

Когда Беланов говорит, что взятый мэтром курс на омоложение был преждевременным — у меня возникают вопросы. На ЧМ-90, если не считать Игоря и еще пару человек, играл старый состав. А в том же 90-м молодежная сборная СССР в блистательном стиле выиграла чемпионат Европы. Но ни Мостового с Саленко, ни Колыванова с Кирьяковым, ни многих других в Италию Лобановский взять не решился. И если тренера в чем-то больше всего и упрекали, то не в преждевременном, а как раз-таки в не проведенном вовремя омоложении.

Но каждый футболист по определению субъективен. Как тренер относится лично к нему — так он то или иное тренерское решение и воспринимает. Беланов с громадным пиететом относится к Лобановскому, но и после окончания карьеры пребывал в убеждении, что по отношению к нему могли поступить и иначе.

Впрочем, давайте поставим себя на место Игоря. Кто из нас — тем более став обладателем «Золотого мяча», что уже достижение за гранью фантастики — придерживался бы другого мнения?.. А тут еще и травмы у него в «Боруссии» пошли — и в 29 его карьера игрока сборной СССР тихо завершилась. Можно, конечно, предположить, что забей он тот пенальти в финале Euro, конец судьбы в национальной команде был бы оттянут. Но вряд ли надолго.

Беланов говорит, что о продаже в «Боруссию» его поставили перед фактом. Кому-то, по его мнению, было выгодно, чтобы он оказался именно в Менхенгладбахе — при том что интересовались им многие известные европейские клубы. Но ведь сам Беланов не имел ничего против отъезда! Началась массовая распродажа звездного состава — и прежней заинтересованности в себе Игорь не видел. Вот только рассчитывал, что окажется в более сильной команде.

Поначалу все было хорошо — «Байеру» из Леверкузена Беланов даже забил «ножницами» через себя, чего даже в лучшие годы его карьеры не происходило. Четыре мяча в первых турах — и пребывание среди лидеров бомбардиров бундеслиги. И тут — нашумевшая история с воровством...

— К нам в гости приехали друзья жены. Пошли в магазин. Ошалели от заграницы и, как потом выяснилось, украли какие-то платья и туфли. Потом и их, и меня как хозяина квартиры забрали в полицию. При чем тут я? Мне вскоре все объяснили.

Александр Заваров и Игорь Беланов. Фото Ефим Шаинский
Александр Заваров и Игорь Беланов. Фото Ефим Шаинский

Меня заподозрить никто ни в чем не мог — в это время я гулял с детьми. И, естественно, эти так называемые друзья сами по себе никому были не нужны. Но на скандале, в котором было бы замешано мое имя, многие могли бы сделать имена уже себе. Да и падкая на сенсации немецкая бульварная пресса раздула это дело. А наши газеты, что очень обидно, просто перепечатывали немцев, не пытаясь связаться ни со мной, ни с адвокатом — вообще ни с кем. Одна «Комсомольская правда» справедливо написала: какой смысл человеку, который в один день отдает пять тысяч долларов на помощь больным детям, на следующий идти и обворовывать магазин? Да я этот магазин купить бы мог! Но никто моим мнением не интересовался.

Адвокат, общаясь с Белановым, разводил руками: «Они у тебя жили? А раз так, то по немецким законам ты — соучастник». В итоге он был вынужден заплатить штраф в 25 тысяч марок. А «друзей» тех он больше никогда не видел.

Лотар Маттеус, с которым они несколько раз играли в сборных мира, говорил ему: «Игорь, выбрось все это из головы! И обо мне такие вещи пишут, что волосы дыбом встают, но я не обращаю внимания». Но мы же помним: Беланов — человек очень ранимый. Каким был в годы игры за «Черноморец», таким остался и в Германии. И на игре его там это в конечном счете тоже сказалось. Игоря, человека с тонкой душевной организацией, вывели из равновесия. С женой, кстати, через какое-то время они развелись. И с дочкой долго еще видеться форвард не мог — потом, правда, устаканилось.

А таблоиды продолжали неистовствовать. Писали даже, что он устроил дебош и упал с... люстры. По утверждению Беланова, он тогда вообще не употреблял спиртного — но немецкий «желтяк» даже фотофальшивку ухитрился сделать, впечатав поднятые руки Игоря в пресловутую люстру. Даже из советского посольства ему звонили, интересовались, что происходит. Но никто и пальцем не пошевелил, чтобы как-то помочь, защитить.

Также газеты и болельщики соперников устроили веселуху по поводу того, что жена Беланова якобы прикупила 15 кило мяса. По советским меркам это было совершенно нормально — запас карман не тянет, мало ли, вдруг мясо пропадет, ну а немцы хохотали и всячески издевались над происхождением. Что вы хотите — культовая личность, первый русский в бундеслиге!

Одноклубники поддерживали, ободряли. И в первом же матче после «магазинного» скандала он сделал дубль в матче с «Вердером». Но потом нервное перенапряжение, как считает Беланов, сказалось, и начался спад. Хуже того, пошла одна травма за другой, и в конце концов форвард выбыл на год. Спина, нога — болело все.

Ситуация вся эта напоминает историю с Андреем Шевченко времен «Челси». Вплоть до того, что Беланов, как спустя более полутора десятилетий Шева, поехал в Мюнхен к врачу «Баварии». И тот точно так же определил, что у украинского футболиста проблемы не с ногой, а со спиной, а лечили его долгое время неправильно.

На работу в большом футболе не потянуло?

Словом, после всех этих травм и потрясений с большим футболом было по большому счету покончено. Играл еще в «Айнтрахте» из Брауншвейга вместе с Виктором Пасулько — но это скорее по инерции. Появился бизнес — фирма спортивного питания...

Когда мы общались в 95-м, Беланов сказал без обиняков: ехать в Германию ему не стоило. Либо надо было оставаться, либо пробовать свои силы в Италии или Испании, «которые гораздо больше подходят моей морской, одесской душе». Да и после Киева резко опускаться в уровне команды — не фунт изюму. Так что, по мнению Игоря, его немецкие неудачи во многом были предопределены.

Возвращение в «Черноморец» к старому товарищу Буряку тоже удачи не принесло. Опять же — травмы: сыграв всего три матча, Беланов выбыл до конца сезона. Да и с руководством клуба, в отличие от главного тренера, отношения у Игоря, по его словам, не сложились. В пример боссам «Черноморца» он во время нашего разговора в 2007 году приводил президента ЦСКА Евгения Гинера, правильно выстраивающего отношения между президентом, тренером и игроками. Вот только своего Гинера Беланов на данный момент пока так и не встретил. Хотя и сам своего рода Гинером какое-то время был — пару лет являлся владельцем и президентом швейцарского клуба «Виль».

Игорь Беланов. Фото Ефим Шаинский
Игорь Беланов — президент «Виля». Фото Ефим Шаинский

(Артем Франков: «Это вообще отдельная и очень показательная история! Сам Беланов, уже все пережив и, насколько это возможно, успокоившись, говорил о том, что отрицательный опыт — тоже опыт и больше он на такое не поведется. «Как же нас не любят в Европе... Ну совершенно не воспринимают. И это, несмотря на всю расчетливость, практицизм тамошнего народа откладывается на бизнесе. Встречают они по одежке, а для них как ни оденься — ты с Востока, из страшного Советского Союза. Значит, с тобой нужно поступать как с врагом».

В августе 2003 года Беланов совместно со своим партнером Геннадием Перепаденко, тоже футболистом ого-го, выкупил контрольный пакет акций «Виля», скромнейшего клуба, который никогда ничего не выигрывал. Более того, еще и финансы его находились в расстроенном состоянии — президент клуба Андреас Хафен вскоре угодил в тюрьму по обвинению в растрате. Беланов энергично взялся за футбольную сторону дела — пригласил старого друга Александра Заварова. Правда, сделать того главным тренером не удалось — не было ПРО-лицензии УЕФА, потому Заварова оформили «директором по футболу», а на должность тренера взяли Йоахима Мюллера. И что вы думаете — «Виль» выиграл Кубок Швейцарии-2004!

Дальше пошло гораздо хуже. Мюллер отказался работать с Заваровым и вообще завалил всю работу, с ним пришлось расстаться... Куда хуже оказалось сопротивление других акционеров клуба, которые так и не приняли людей с Востока. В итоге несколько миллионов франков, вложенных Белановым, канули в Лету — вернуть их было практически нереально. Вскоре Игорь Иванович продал свою долю — собственно, к этому доблестные партнеры и вели, как следует выжать неопытного Беланова и отобрать у него все за бесценок... «Виль» и по сей день бултыхается во втором дивизионе, а Беланов покинул Швейцарию с очень горьким осадком").

На тренерскую работу в большом футболе обладателя «Золотого мяча», в отличие от его собрата по успеху Блохина, так и не потянуло. Зато у него есть своя футбольная школа в родной Одессе, куда он после окончания карьеры игрока окончательно перебрался. В 2007 году он рассказывал мне:

— В нашей школе — 350 мальчишек. Помогают друзья, энтузиасты. Кто угодно, только не из городской власти. При том что для меня это не бизнес. Уходят от меня бесплатно, никаких контрактов не подписываем, правами на ребят не владеем. Школа существует уже пять лет, пацаны приходят с 7-летнего возраста, три человека уже до дубля «Черноморца» доросли. Сколько мэров на своем веку видел — все говорили, обещали, но ничего не делали. Как будто это лично Беланову надо, а не детям. Начальникам же все становится интересным, только когда есть доход. А на детях зарабатывать — грех.

Беланов рассуждал, что молодежь надо воспитывать на нем, Блохине, Заварове и других звездах. Но его, по мнению Игоря, отчего-то боятся. Руководству любого уровня нужны «люди, которые лижут задницу, а я гонористый, на все есть свое мнение. И право на это мнение, простите, имею».

Поразился его рассказу — опять же, повторяю, времен 2007 года, — что в VIP-ложу старого еще стадиона «Черноморец» пропуска у Беланова не было. И что ходит он на обычную трибуну с друзьями — в кепочке, солнцезащитных очках. В прежние времена клуб помнил о ветеранах, звонил, давал пропуска — но в какой-то момент это закончилось.

О Киеве он тоже говорил мрачно:

— Не хочу ехать в Киев. С ребятами с удовольствием вижусь, а вот с руководством — не хочется. Были болезненные моменты. К примеру, похороны Валерия Васильевича. Перед стадионом стоят Яковенко, Яремчук — их не пускают. Полковник говорит: «Не велено «. Я на него: «Ты подумай мозгами, кто перед тобой стоит! Это наш тренер, наш учитель!» Подходит второй: ладно, мол, пропусти. Только так и прошли. Приходится наглость проявлять в тех случаях, когда само собой все должно решаться. Хочется, чтобы уважение было.

— А в кампании по продвижению Euro-2012 вас задействовали?

— Нет. Почему — вопрос не ко мне. У каждого свои амбиции. Забывают люди прошлое — что поделаешь? А я не стремлюсь ни к чему. Если обратятся — буду помогать. Но сам напрашиваться не собираюсь.

Было в том нашем разговоре ощущение какой-то полной белановской неустроенности в послефутбольной жизни. Что так и не нашел он в ней свое место. Физически-то он себя, как я понимаю, не запустил, сказал даже: «Я бы и сейчас мог кое-что показать. Играю, плаваю, качаюсь». В ветеранских командах он всегда был задействован по полной программе, ездил — и, вероятно, продолжает — по всему Советскому Союзу.

Но даже обладание «Золотым мячом» не гарантирует комфортного самоощущения. И чувства, что ты реализовал себя не только в прошлом, но и в настоящем.

(Артем Франков: «Хотя все меняется, и Беланов выглядит в Киеве вполне уместно — в кругу друзей. Так, в декабре 2011-го, побывал он на жеребьевке финальной части Евро, а прямо с последующего банкета Григорий Суркис вытащил Беланова и Блохина (остря — мол, когда между двумя обладателями «Золотого мяча» попадаешь, желание загадывать можно? Нужно!) в прямой телеэфир — нести свет знаний в массы, оценивать только что состоявшееся... Через две недели снова довелось встретиться с Игорем Ивановичем уже на «Виктории футбола», всеукраинской премии, этаком местном «Оскаре», где его чествовали как легенду. Помнят! В том числе и в Киеве. А может быть, прежде всего в Киеве, где он провел свои лучшие футбольные годы.

Не все так плохо. Но и далеко не все хорошо.

Неудачной была и попытка Беланова пойти в футбольные функционеры. Осенью 2009 года он рискнул выставить свою кандидатуру на выборах президента Премьер-лиги Украины. Вот только опыт снова оказался негативным — некоторые президенты клубов, пообещав Игорю поддержку, впоследствии либо «отморозились», уйдя со связи, либо потихоньку шепнули — мол, ты же все понимаешь, у меня бизнес совместный, я не могу за тебя...

— Не терплю фальшь, все это неуважение... У меня есть программа, я готов был ее представить, но к чему это, если все решено заранее? Больно и обидно, не заслужил я такого отношения. Последний раз нечто вроде этого я переживал, когда пенальти на чемпионате Европы не забил, не спал неделю... Я ухожу. Но я вернусь, вот увидите".)

В 2011 году Беланов вошел в городскую власть, возглавив управление физкультуры и спорта в Одесском горсовете. Увы, коллеги, живущие на берегах Черного моря, отзываются о его деятельности на новом посту без энтузиазма. Нет, не то чтобы уничижительно. Просто, говорят, человек не на своем месте, и его имя скорее используют вышестоящие начальники как некий щит от нападок. Хочет, радеет — да не его это. Никакой он не чиновник.

А кто?

Знаменитый футболист. Один из трех украинских и четырех советских (на все остальные страны бывшего СССР — один Лев Яшин) обладателей «Золотого мяча». Разве мало?

Нет. Но очень хотелось бы, чтобы у Беланова было не только вчера, но и сегодня, и завтра. Чего ему и желаю. Искать себя в жизни можно долго, многим и вовсе не удается.

Главное — найти.

Игорь Рабинер
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
19
Офсайд
КХЛ: Путь к победе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта